Оглавление:

Практика статья 183 часть 2

Существует ли практика по статье 183 части 2 ук РФ?

Является ли важным для определения степени вины наличии корыстных целей?

Ответы юристов (4)

практика по статье 183 части 2 ук РФ? Является ли важным для определения степени вины наличии корыстных целей?

Корыстная заинтересованность является квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 183 УК РФ; для квалификации деяния по ч. 2 ст. 183 УК РФ наличие (отсутствие) корыстной цели не имеет правового значения.

Уточнение клиента

Что значит не имеет правового значения?

Каким образом работодатель должен доказать, что переданные электронные файлы, содержали коммерческую тайну?

08 Декабря 2014, 16:13

Есть вопрос к юристу?

Здравствуйте Татьяна, ст. 183 УК РФ деяния, причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Уточнение клиента

Не первый раз читаю. Везде по разному пишут. Где-то что состав преступления формальный — то есть факт разглашения. А вот где-то, что еще и или умысел должен быть или личная заинтересованность

08 Декабря 2014, 16:19

Судебной практики по данной статье не находил (почти не рабочая статья)

Статья 183. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну
[Уголовный кодекс РФ] [Глава 22] [Статья 183]


2. Незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, —
наказываются штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.
.

наличие корыстных целей не имеет значения, главное сам факт разглашения.

Уточнение клиента

Как доказать, что сведения разглашение представляют собой коммерческую тайну организации?

08 Декабря 2014, 16:17

Каким образом работодатель должен доказать, что переданные электронные файлы, содержали коммерческую тайну?

Доказывать нужно не это, а то, что на указанные объекты (до их передачи) был установлен режим коммерческой тайны и об этом было известно работнику.

Уточнение клиента

Ну как не это? Предположим, что был отправлен файл на внешний эмейл посредством корп почты. Зафиксировали факт отправки файла с таким то названием. Как узнать, что было в файле? Ведь назвать файл можно как угодно и содержать он тоже может что угодно

08 Декабря 2014, 16:35

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Уголовный кодекс РФ Статья 183. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну

Статья 183 УК РФ:

1. Собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, — наказываются штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Те же деяния, причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности, — наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

4. Деяния, предусмотренные частями второй или третьей настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, — наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до семи лет.

Комментарий к статье 183 УК РФ:

1. Основной непосредственный объект — общественные отношения, складывающиеся в сфере коммерческой, налоговой и банковской деятельности в части сохранения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну. Дополнительным объектом выступают интересы физических и юридических лиц, владельцев указанной конфиденциальной информации. Предмет преступления — сведения, составляющие коммерческую, налоговую или банковскую тайну. Предмет преступления является общим для двух самостоятельных составов (ч. ч. 1 и 2 ст. 183 УК).

2. Диспозиция статьи является бланкетной. Согласно ст. 139 ГК РФ информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Под банковской тайной согласно ст. 857 ГК РФ следует понимать тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» (ст. 26), конкретизируя эту правовую конструкцию, относит к категории банковской тайны банковские счета и банковские вклады не только клиентов, но и своих корреспондентов, а также иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией, если это не противоречит Федеральному закону. Постановление Правительства РСФСР N 35 содержит перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну и, соответственно, остаются за пределами предмета данного преступления. Например, учредительные документы (решение о создании предприятия или договор учредителей) и устав, документы, дающие право заниматься предпринимательской деятельностью (регистрационные удостоверения, лицензии, патенты), и др.

Налоговая тайна — это в соответствии со ст. 102 НК РФ любые полученные налоговым органом, органом внутренних дел, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщиках, за исключением сведений: разглашенных налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия; об идентификационном номере налогоплательщика; о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения; предоставляемых налоговым (таможенным) или правоохранительным органам других государств в соответствии с международными договорами (соглашениями), одной из сторон которых является Российская Федерация, о взаимном сотрудничестве между налоговыми (таможенными) или правоохранительными органами (в части сведений, предоставленных этим органам).
Налоговая тайна не подлежит разглашению налоговыми органами, органами внутренних дел, органами государственных внебюджетных фондов и таможенными органами, их должностными лицами и привлекаемыми специалистами, экспертами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

3. Объективная сторона данного преступления характеризуется деянием в форме собирания сведений, совершаемого путем похищения документов; подкупа; угроз; иным незаконным способом.

Собирание сведений означает их нахождение, изъятие, группирование и т.п. Похищение документов означает их хищение любым способом. В этом случае квалификации по совокупности со ст. 325 УК не требуется. Подкуп как способ собирания означает их незаконное получение за вознаграждение. Если будут установлены признаки коммерческого подкупа или взяточничества, требуется квалификация по совокупности с соответствующими статьями (ст. ст. 204 и 291 УК). Угроза как способ действий должна быть реальной и иметь характер немедленно выполнимой. Среди иных способов необходимо выделить использование высоких технологий, что в ряде случаев требует квалификации по совокупности (например, со ст. ст. 138 или 272 УК).

4. Состав преступления — формальный. Преступление считается оконченным с момента совершения деяния любым из указанных способов независимо от того, удалось ли завладеть информацией.

5. Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла.

6. Субъект преступления — общий: вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

7. Часть 2 ст. 183 УК предусматривает ответственность за незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну. Разглашение означает передачу сведений хотя бы одному лицу. Использование сведений представляет собой распоряжение ими любым способом. Их противоправность предполагает, что владелец сведений не давал согласия на осуществление таких действий и не имеется законных на то оснований. Данный состав преступления — формальный, преступление считается оконченным с момента разглашения или использования сведений. Субъективная сторона в этом случае характеризуется только прямым умыслом. Субъект преступления — специальный: лицо, которому тайна была доверена или стала известна по службе или работе.

8. Часть 3 предусматривает повышенную ответственность за деяние, причинившее крупный ущерб (см. примечание к ст. 169 УК) или совершенное из корыстной заинтересованности. Корыстный мотив предполагает желание незаконного обогащения. Как представляется, этот квалифицированный состав не может быть применен к деянию, указанному в ч. 1 комментируемой статьи. Хотя было бы справедливо получить такие разъяснения от высших судебных инстанций.

9. В ч. 4 ответственность усиливается за совершение деяний, предусмотренных ч. ч. 2 и 3, но повлекших тяжкие последствия. Тяжкие последствия относятся к категории оценочных признаков и определяются, исходя из конкретных фактов и обстоятельств (таковыми могут признаваться банкротство предприятия, массовые увольнения рабочих, голодовки со смертельным исходом и т.п.).

Административная ответственность
Уголовная ответственность
Судебная власть
Мировое соглашение
Преступление

Назад | | Вверх

Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ)

Объект преступления – общественные отношения, которые обеспечивают сохранность сведений о коммерческой деятельности.

В ч. 1 и 2 этой статьи предусмотрены признаки самостоятельных деяний, объединенных предметом преступного посягательства – сведениями, составляющими коммерческую, налоговую или банковскую тайну.

Согласно ч. 1 предусмотрена ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом.

Коммерческая тайна – конфиденциальная информация, обладание которой необходимо для успешной предпринимательской деятельности. Перечень подобных сведений закреплен Федеральным законом от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне».

Некоторые сведения не могут быть отнесены к конфиденциальным (см. Ст. 10 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» и постановление Правительства РФ от 5 декабря 1991 г. № 35 «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну»).

Банковская тайна появляется в качестве объекта гражданских прав на основании договора банковского счета или банковского вклада. Согласно ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. В случае разглашения подобных сведений клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков. Детальное перечисление сведений, составляющих банковскую тайну, и способов их защиты дано в Законе РСФСР «О банках и банковской деятельности».

Понятие налоговой тайны вытекает из ст. 102 НК РФ.

Объективная сторона преступления состоит в собирании (ч. 1 ст. 183 УК РФ), незаконном разглашении или незаконном использовании (ч. 2) сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну.

Собирание сведений – их противоправное получение путем похищения документов, подкупа или угроз или иным незаконным способом.

Разглашение – передача информации другим лицам, не имеющим права знакомиться с ней. Например, Центральный банк РФ не вправе разглашать сведения о счетах, вкладах, о конкретных сделках и об операциях из отчетов кредитных организаций.

Похищение может заключаться в завладении такими сведениями путем кражи, грабежа, разбойного нападения, присвоения, злоупотребления доверием.

Подкуп – это стремление завладеть указанными сведениями путем уплаты за них определенного вознаграждения.

К числу иных незаконных способов могут относиться использование подслушивающих устройств, фотографирование, копирование документов или компьютерных программ, содержащих определенную охраняемую законом тайну.

Окончено преступление с момента, когда лицо начнет собирать сведения, независимо от того, удалось ли ему получить доступ к интересующим сведениям.

Субъективная сторона предполагает вину в форме прямого умысла.

Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 16 лет.

Часть 2 ст. 183 УК РФ предусматривает ответственность за незаконное разглашение или использование сведений, составляющих указанную тайну без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе.

Использование сведений предполагает распоряжение субъектом такими сведениями (их продажу, обмен и др.).

Субъект преступления по ч. 2 ст. 183 УК РФ специальный: лицо, достигшее возраста 16 лет, которому коммерческая, налоговая или банковская тайна были вверены или стали известны по работе, службе, а также в силу договора или других законных оснований (сотрудники таможенных органов, банкиры, работники коммерческих структур и др.).

Часть 3 ст. 183 УК РФ предусматривает повышенную ответственность за деяния, указанные в ч. 1 и 2 статьи, причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности.

Крупный ущерб – наступление неблагоприятных последствий имущественного плана (включая и упущенную выгоду) для владельца охраняемой информации ввиду ее утраты (см. примечание к ст. 169 УК РФ).

Корыстная заинтересованность предполагает стремление виновного извлечь из своих действий материальную выгоду.

В ч. 4 ст. 183 УК РФ предусмотрена ответственность за деяния, предусмотренные ч. 2 или 3 настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия.

К тяжким последствиям могут быть отнесены:

– вынужденное банкротство предпринимателя;

– приостановление его деятельности;

– заболевание тяжким недугом владельца соответствующей информации.

Статья 183 УК РФ: законодательная формулировка в ее историческом развитии Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Петроченков Сергей Дмитриевич

В статье проанализирован состав преступления , предусмотренного ст. 183 УК РФ. Автор обращает внимание на изменения формулировки рассматриваемой статьи, внесенные законодателем за время действия УК РФ. На основании проведенного исследования предлагается дополнить рассматриваемую статью.The article analyzes the structure of the crime provided by article 183 of the criminal code. The author pays attention to changes in the wording of the article made by the legislator over the lifetime of the criminal code. On the basis of the conducted research the author proposes to supplement the article under review.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Петроченков Сергей Дмитриевич,

Текст научной работы на тему «Статья 183 УК РФ: законодательная формулировка в ее историческом развитии»

Аннотация: В статье проанализирован состав преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ. Автор обращает внимание на изменения формулировки рассматриваемой статьи, внесенные законодателем за время действия УК РФ. На основании проведенного исследования предлагается дополнить рассматриваемую статью.

Ключевые слова: тайна, собирание, разглашение, использование, преступление.

Annotation: the article analyzes the structure of the crime provided by article 183 of the criminal code. The author pays attention to changes in the wording of the article made by the legislator over the lifetime of the criminal code. On the basis of the conducted research the author proposes to supplement the article under review.

Keywords: mystery collection, disclosure, use, crime.

ПЕТРОЧЕНКОВ Сергей Дмитриевич

СТАТЬЯ 183 УК РФ: ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ФОРМУЛИРОВКА В ЕЕ ИСТОРИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ

Статья 183 УК РФ («Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну») является новеллой УК РФ 1996 года. Современная формулировка статьи, в зависимости от конструкции объективной стороны, предусматривает два вида преступления:

1. Собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну.

2. Незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе.

В первом случае субъект преступления -общий. Во втором — специальный (лицо, которому сведения доверены или стали известны по службе). Квалифицирующими признаками преступления являются совершение деяний из корыстной заинтересованности, причинение крупного ущерба или тяжких последствий (ч. 3, 4 ст. 183 УК РФ).

Первоначальная редакция существенно отличалась от современной. В частности, она предусматривала ответственность за незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну. При этом предметом данного преступления не выступала налоговая тайна, не было разделения по субъектам на общий и специальный, не были отдельно выделены квалифицирующие призна-

© Петроченков С.Д., 2017

ки преступления. Статья содержала мотив иной личной заинтересованности, впоследствии исключенный из текста статьи.

Само по себе установление ответственности за незаконные собирание, разглашение и использование сведений, составляющих налоговую тайну, представляется вполне обоснованным, вызванным развитием рыночных отношений.

Квалифицирующим признаком рассматриваемой статьи является совершение деяния из корыстной заинтересованности. А первоначальная редакция ч. 2 ст. 183 УК РФ, помимо корыстной, предусматривала иную личную заинтересованность. Учитывая тот факт, что преступление, совершенное умышленно, всегда преследует если не корыстную, то какую-либо иную личную заинтересованность, такое законодательное решение представляется вполне обоснованным, но непоследовательным. Полагаем, что было бы логично не рассматривать также корыстную заинтересованность как квалифицирующий признак, и предлагаем исключить ее из текста статьи. В этом случае квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. 3, 4 ст. 183 УК РФ, станут носить исключительно объективный характер.

Что касается квалифицирующих признаков, то если «тяжкие последствия» однозначно отнесены законодателем к ч. 2 или 3 ст. 183 УК РФ, то применительно к «крупному ущербу» и «корыстной заинтересованности» в ч. 3 применена формулировка «те же деяния, причинившие. », что не позволяет сделать однозначный вывод об отнесении данного квали-

фицирующего признака к ч. 1 и 2 или только к ч. 2. Такая формулировка создает почву для вынужденной научной дискуссии.

С одной стороны, трудно представить, что собирание сведений само по себе, без их дальнейшего разглашения или использования, может причинить какой-либо ущерб. Вместе с тем, указанное действие может привести к их дальнейшему разглашению или использованию с последующим причинением крупного ущерба. Кроме того, собирание сведений может быть совершено из корыстной заинтересованности.

Возможно, нет смысла использовать ограничительное толкование закона, если УК РФ не соотносит напрямую ч. 3 исключительно с ч. 2 ст. 183 УК РФ? Тогда признаки, указанные в ч. 3, 4, могут являться квалифицирующими как для преступления, предусмотренного ч. 1, так и ч. 2 УК РФ.

С другой стороны, законодатель не указал и другое: отношение квалифицирующих признаков к обеим частям статьи, как, например, это сделано в ст. 209 или 210 УК РФ, где норма статьи содержит два отдельных состава, а квалифицирующие признаки прямо отнесены как к ч. 1, так и к ч. 2.

В научном мире по данному вопросу также нет определенности. Большинство авторов учебной и научной литературы, в том числе комментариев к УК РФ, считают, что ч. 3 относится только к преступлению, предусмотренному ч. 2 указанной статьи1. Часть авторов не связывают ч. 3 с какой-либо определенной частью статьи, обходя этот вопрос вниманием2.

Другие авторы полагают, что ч. 3 применима как к ч. 1, так и к ч. 2 ст. 183 УК РФ3.

Сложившаяся ситуация привела к тому, что и в правоприменительной практике нет единства по данному вопросу. Некоторые суды признают лицо виновным за незаконное собирание сведений, совершенное из корыстной заинтересованности4. Другие не применяют корыстную заинтересованность в качестве квалифицирующего признака и в аналогичной

1 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт. 2012. С. 624; Уголовное право России. Части общая и Особенная: учеб. / под ред. А.В. Бриллиантова. М, 2016. С. 578; Артемов В.В. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, в уголовном праве России: автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2011. С. 25.

2 См.: Есаков Г.А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Г.А. Есаков, Ю.В. Грачева, С.А. Маркунцов [и др.]. М., 2015. С. 247; Алексеев С.В. Уголовное право Российской Федерации: учеб. Ростов н/Д: Феникс, 2010. С. 189.

3 См.: Боровиков В.Б. Уголовное право. Общая и Особенная части: учеб. для бакалавров / В.Б. Боровиков, А.А. Смердов; под ред. В.Б. Боровикова. М.: Юрайт, 2014. C. 432.

4 Архив Октябрьского районного суда г. Кирова. Приго-

вор от 14.01.2011. Дело № 1-315/2011.

ситуации применяют ч. 1 ст. 183 УК РФ5. Такие примеры мы разберем более подробно в соответствующей части исследования.

Пытаясь разрешить данное противоречие, рассмотрим первоначальную редакцию статьи. Она состояла из двух частей. Часть первая предусматривала ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений. Часть вторая криминализировала незаконные разглашение или использование указанных сведений без согласия их владельца, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб. Таким образом, оба квалифицирующих признака, предусмотренных ч. 3 современной редакции ст. 183 УК РФ, изначально были отнесены законодателем только к разглашению и использованию. Но означает ли их выделение в отдельную часть принадлежность только к ч. 2 или имеет место юридическая неточность?

Однозначного и единственно правильного ответа на этот вопрос, пожалуй, не существует. Считаем правильным придерживаться мнения большинства специалистов, учитывая при этом историческую принадлежность квалифицирующих признаков, указанных в ч. 3 ст. 183 УК РФ, исключительно к незаконному разглашению и использованию сведений, составляющих банковскую, налоговую или коммерческую тайну. То есть соотносить корыстную заинтересованность и крупный ущерб исключительно с ч. 2 ст. 183 УК РФ. Кроме того, с позиции правоприменителя, всегда предпочтительнее придерживаться правила, согласно которому лучше не наказать виновного, чем привлечь к ответственности невиновного. Это является еще одним доводом в пользу применения ч. 3 в качестве квалифицирующего признака только ч. 2 ст. 183 УК РФ.

Помимо указанной проблемы, достаточно противоречива позиция законодателя по вопросу субъекта преступления, где для ч. 1 указан общий субъект, а для ч. 2 — специальный.

В первоначальной редакции рассматриваемой статьи такого разделения не было. Статья содержала две части, каждая из которых предусматривала совершение преступления общим субъектом. Современная формулировка имеет очевидные недостатки.

Так, применительно к общему субъекту (ч. 1 ст. 183 УК РФ) законом криминализиро-

5 Архив Советского районного суда г. Липецка. Постановление по делу № 1-158/2012.

вано собирание сведений, но не установлена ответственность за их использование или разглашение. В случае совершения преступления в результате совокупности действий по собиранию и использованию (разглашению) лицо, не являющееся специальным субъектом, несет ответственность только за собирание сведений, но не за использование или разглашение. Кроме того, если сбор сведений совершило одно лицо, а разглашение или использование — другое, также не являющееся специальным субъектом, то ответственность несет только лицо, собиравшее сведения.

Недостатки действующей законодательной конструкции очевидны. Их необходимо устранить на законодательном уровне. Для разрешения указанных противоречий предла-

гаю в ч. 1 ст. 183 УК РФ указать расширенный перечень запрещенных действий: «незаконные собирание, разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца». А во второй части указать: «те же действия, совершенные лицом, которому эти сведения были доверены или стали известны по службе или работе или с использованием служебного положения». В этом случае ч. 2 являлась бы не отдельным составом, а квалифицирующим признаком преступления. Особо квалифицирующие признаки, указанные в ч. 3, 4 ст. 183 УК РФ, безусловно, относились бы к единому составу преступления. На практике это привело бы к единому правоприменению и исключило дискуссии.

Пристатейный библиографический список

1. Алексеев, С.В. Уголовное право Российской Федерации [Текст] : учеб. — Ростов н/Д : Феникс, 2010. — 413 с.

2. Артемов, В.В. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, в уголовном праве России [Текст] : автореф. дис. . канд. юрид. наук. — М., 2011. — 26 с.

3. Боровиков, В.Б. Уголовное право. Общая и Особенная части [Текст] : учеб. для бакалавров / В.Б. Боровиков, А.А. Смердов ; под ред. В.Б. Боровикова. — М. : Юрайт, 2014. — 717 с.

4. Есаков, Г.А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Текст] / Г.А. Есаков, Ю.В. Грачева, С.А. Маркунцов [и др.] ; под общ. ред. Г.А. Есакова. — М. : Проспект, 2015. — 560 с.

5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Текст] / отв. ред. В.М. Лебедев. — М. : Юрайт, 2012. — 1077 с.

6. Уголовное право России. Части общая и Особенная [Текст] : учеб. / под ред. А.В. Брилли-антова.- М. : Проспект, 2015. — 1184 с.

Корыстная заинтересованность как квалифицирующий признак преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ (Петроченков С.Д.)

Дата размещения статьи: 20.11.2017

Относится ли квалифицирующий признак корыстной заинтересованности (ч. 3 ст. 183 УК РФ) к ч. 1 и 2 (незаконные действия по собиранию, разглашению и использованию сведений) или только к ч. 2 (разглашение и использование сведений) рассматриваемой статьи?
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ, содержит альтернативные признаки:
1) собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом (ч. 1 статьи);
2) незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе (ч. 2 статьи).
Квалифицирующими признаками преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ, являются совершение преступления из корыстной заинтересованности, причинение крупного ущерба (ч. 3 ст. 183 УК РФ) или тяжких последствий (ч. 4 ст. 183 УК РФ).
При этом если «тяжкие последствия» однозначно отнесены законодателем к ч. 2 или 3 ст. 183 УК РФ, то применительно к «крупному ущербу» и «корыстной заинтересованности» в ч. 3 применена формулировка «те же деяния, причинившие. «, что не позволяет сделать однозначный вывод об отнесении данного квалифицирующего признака к ч. 1 и 2 или только к ч. 2. «Такой конструкцией законодатель загадал правоприменителю совсем ненужную загадку: относятся ли слова «те же деяния» к деяниям, описанным в ч. 1 и в ч. 2 этой статьи или только в ч. 2?» .
———————————
Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб., 2007. С. 476.

Большинство авторов учебной и научной литературы считают, что ч. 3 относится только к преступлению, предусмотренному ч. 2 указанной статьи . Некоторые обходят вниманием этот вопрос . Другие же полагают, что ч. 3 применима как к ч. 1, так и к ч. 2 ст. 183 УК РФ .
———————————
См.: Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / Под ред. А.В. Бриллиантова. М., 2015; Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М.П. Журавлев [и др.]; Под ред. А.И. Рарога. М., 2014; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / С.А. Боженок, Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова [и др.]; Отв. ред. А.И. Рарог. М., 2014; Артемов В.В. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, в уголовном праве России: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2011; Иванченко Р.Б. Уголовно-правовая защита коммерческой, налоговой или банковской тайны: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2003.
См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / К.А. Барышева, Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков [и др.]. М., 2015; Уголовное право Российской Федерации / С.В. Алексеев. Ростов н/Д: Феникс, 2010.
См.: Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник для бакалавров / В.Б. Боровиков, А.А. Смердов; Под ред. В.Б. Боровикова. М., 2014; Уголовное право. Особенная часть: Учебник для бакалавров / И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов. М., 2014.

Нет определенности и в правоприменительной практике. Некоторые суды признают лицо виновным в незаконном собирании сведений, совершенном из корыстной заинтересованности. Другие — не рассматривают корыстную заинтересованность в качестве квалифицирующего признака и в аналогичной ситуации применяют ч. 1 ст. 183 УК РФ.
Так, приговором Октябрьского районного суда г. Кирова по ч. 3 ст. 183 УК РФ Снигирев А.Ю. осужден за собирание сведений, составляющих коммерческую тайну, иным незаконным способом, из корыстной заинтересованности . Согласно постановлению Советского районного суда г. Липецка действия Изюмова И.В. по получению сведений, составляющих коммерческую тайну, совершенные из корыстных побуждений, квалифицированы по ч. 1 ст. 183 УК РФ .
———————————
Дело N 1-315 // Архив Октябрьского районного суда г. Кирова. Приговор от 14 января 2011 г. // URL: http://RosPravosudie.com (дата обращения: 07.10.2016).
Постановление по делу N 1-158/12 // Архив Советского районного суда г. Липецка // URL: http://RosPravosudie.com (дата обращения: 07.10.2016).

Совокупные действия по получению и разглашению сведений, совершенные из корыстной заинтересованности, обоснованно квалифицируются по ч. 3 ст. 183 УК РФ, учитывая правило конкуренции уголовно-правовых норм. Так, приговором Свердловского районного суда г. Перми Костарев Д.М. осужден по ч. 3 ст. 183 УК РФ за незаконные получение и разглашение сведений, составляющих налоговую тайну, совершенных из корыстной заинтересованности .
———————————
Приговор по делу от 3 мая 2011 г. N 1-59/2011 // Архив Свердловского районного суда г. Перми // URL: http://RosPravosudie.com (дата обращения: 07.10.2016).

В некоторых случаях при квалификации по ч. 1 ст. 183 УК РФ в описательной части приговора суды не указывают корыстный мотив совершения преступления, что не позволяет сделать однозначный вывод о позиции суда по вопросу возможности его использования в качестве квалифицирующего признака деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 183 УК.
Так, судом установлено, что подсудимый Малай К. совершил незаконное получение сведений, составляющих банковскую тайну, т.е. преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 183 УК РФ. Для совершения указанного преступления он незаконно установил на банкомат ЗАО «Банк ВТБ 24» технические устройства, позволяющие считывать информацию о клиенте банка, которые прикрепил к корпусу банкомата над его клавиатурой для получения видеоизображения процесса ввода информации пользователем банкомата и на картоприемник банкомата для получения информации с магнитной полосы платежных банковских карт.
В тот же день, в продолжение преступных действий, он «вновь пришел к указанному банкомату ЗАО «Банк ВТБ 24», где снял с него ранее установленные устройства, содержащие сведения о ПИН-кодах к банковским картам, и сведения с магнитных полос банковских карт, при помощи которых возможно получить информацию о банковских счетах, об операциях по счетам и данные клиентов банка, которые согласно ч. 1 ст. 857 ч. 2 Гражданского кодекса РФ, а также ч. 1 ст. 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» составляют банковскую тайну, после чего, намереваясь скрыться с места преступления, был задержан сотрудниками полиции. » .
———————————
Приговор по делу от 9 апреля 2012 г. N 1-297/12 // Архив Московского районного суда г. Санкт-Петербурга // URL: http://RosPravosudie.com (дата обращения: 07.10.2016).

Корыстный мотив преступления в данном случае очевиден. Вместе с тем суд устанавливать его не стал. Тогда как причиной неупоминания корыстного мотива в тексте приговора наверняка стала все та же неопределенность в решении вопроса об отнесении обсуждаемого квалифицирующего обстоятельства к действиям, предусмотренным ч. 1 статьи.
Анализируя приведенные примеры квалификации преступлений, правильными представляются те, в которых корыстный мотив признается квалифицирующим признаком разглашения или использования сведений (ч. 2 ст. 183 УК РФ) или совокупных действий по получению с дальнейшим разглашением (использованием) сведений (ч. 1 и 2). Исходя из предлагаемого мной подхода собирание соответствующих сведений из корыстной заинтересованности при отсутствии иных квалифицирующих обстоятельств требует квалификации не по ч. 3, а по ч. 1 ст. 183 УК РФ.
В поддержку отстаиваемой точки зрения считаю нужным обратиться к первоначальной редакции статьи. Она состояла из двух частей. Часть первая предусматривала ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений. Часть вторая криминализировала незаконное разглашение или использование указанных сведений без согласия их владельца, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившее крупный ущерб . Таким образом, оба квалифицирующих признака, предусмотренных ч. 3 ст. 183 УК РФ в ее современной редакции, ранее были отнесены только к разглашению и использованию.
———————————
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ, первая редакция, исходный текст документа (без изменений и дополнений) // URL: http://pravo.levonevsky.org (дата обращения: 23.08.2016).

Полагаю, что содержание нормы в ее нынешнем виде стало следствием не замысла законодателя, а всего лишь юридико-технических недочетов, допущенных при редактировании нового текста уголовно-правового запрета.

Пристатейный библиографический список

1. Артемов В.В. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, в уголовном праве России: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2011.
2. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб., 2007.
3. Иванченко Р.Б. Уголовно-правовая защита коммерческой, налоговой или банковской тайны: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2003.
4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / К.А. Барышева, Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков [и др.]. М., 2015.
5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / С.А. Боженок, Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова [и др.]; Отв. ред. А.И. Рарог. М., 2014.

Ч2 ст 183 ук рф п