Как стать плохим юристом: краткое руководство к действию

Иногда, чтобы действительно полезный совет хорошо усвоился, можно «превратить» его во вредный, зеркально отразив его смысл и значение. Кроме того, это иногда помогает увидеть недостатки в своей работе, а заодно поупражняться в остроумии.

В преддверии Дня смеха (1 апреля) семейный адвокат, председатель Коллегии адвокатов «Центр Правовых Экспертиз» Елена Бойцова, управляющий партнер юридической компании «ЭНСО» Алексей Головченко и управляющий партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Александр Муранов дали своим коллегам подобные «вредные» советы. Разумеется, все изложенное следует воспринимать с иронией и юмором.

Как можно гарантированно проиграть дело в суде?

Елена Бойцова:

Забудьте, что у вас назначено судебное заседание, перепутайте время. Вы – главная звезда на этом мероприятии, без вас не начнут. Потеряйте доверенность, не подготовьтесь к судебному заседанию, экспромт – лучший друг адвоката. Ожидая судебное заседание, раскройте адвокату оппонента «все карты» – расскажите, какую тактику защиты избрали и какие доказательства у вас есть. Он наверняка струсит и сдастся.

Алексей Головченко:

Для того, чтобы гарантированно проиграть дело в суде лучше всего судиться с государством или с муниципалитетом. В идеале судиться нужно по поводу нарушения сроков оплаты госконтракта или по завышенным суммам налогов.

Не забудьте регулярно пропускать судебные заседания! Тогда противоположная сторона сделает все за вас.

Александр Муранов:

Юрист должен свято верить в то, что в суде можно гарантированно выиграть дело только при помощи таких инструментов, как коррупция или административный ресурс.

Есть ли универсальные способы, используя которые юрисконсульт или адвокат может с высокой долей вероятности потерять клиента?

Елена Бойцова: Избегайте общения с клиентом после того, как взяли деньги. Хамите ему, грубите при встрече, почаще пугайте. Говорите, что он слишком много от вас требует за те гроши, которые вы с него взяли за решение очень трудной задачи. Дайте понять, как ему повезло работать с такой важной птицей, как вы, постоянно требуйте дополнительной оплаты. Скройтесь от него и не отвечайте на звонки.

Алексей Головченко: Не реагируйте на запросы клиента и не отвечайте на звонки и письма. Категорически запрещено согласовывать с ним позицию по делу и получать от него обратную связь. Сделайте все сами – клиенту нравятся самостоятельные юристы.

Александр Муранов: Как известно, чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей.

Если клиент – женщина, значит, надо демонстрировать ей свою расположенность как можно назойливее.

Если же женщина сама является юристом, то рецепт, как ни парадоксально, тот же самый: демонстрировать клиенту свои переживания как можно настойчивее.

Как нужно подойти к написанию статьи либо организации семинара (вебинара) по юридической тематике, чтобы автора непременно подняли на смех в профессиональной среде?

Елена Бойцова: Возьмите текст выступления на семинаре, которые готовили два года назад, и смело идите выступать, ведь не зря говорят «повторение – мать учения». То, что за это время изменилось законодательство или высшие судебные инстанции заняли иную позицию по вопросам семинара, вас не касается.

Алексей Головченко: Необходимо начать выступление со слов: «мы живем в правовом государстве, в котором действует система разделения властей и независимая судебная система». Далее стоит рассказать о том, что у любого гражданина есть 100% гарантия отстоять свои права и законные интересы в суде.

Александр Муранов: Предложить в качестве темы следующую: «Конституция как источник высшей юридической силы».

Первая работа позволяет молодым юристам освоиться в профессии и получить первичный опыт. Как должен действовать только что покинувший вуз бывший студент, чтобы его долго не брали на работу по специальности?

Елена Бойцова: На собеседованиях надо говорить, что вы разочарованы в полученном образовании и не понимаете, зачем пошли учиться на юриста, а еще лучше сказать, что вас мама заставила – HR-менеджеры обязательно отметят вашу честность. Не забудьте сказать, что вы мало что понимали, когда учились в университете, да и вообще были редким гостем на парах. В пунктах резюме об особых навыках укажите: «пишу все документы грамАтно», «боюсь общаться с клиентами», «нельзя работать за компьютером по состоянию здоровья».

Алексей Головченко: Выпускнику стоит понимать, что он – звезда. Он окажет честь той компании, в которую он пойдет работать. Выпускник всегда лучше всех знает решение любой задачи, ведь профессора-теоретики научили его, что правильно, а что – нет.

Александр Муранов: Честно говорить, что вы только что покинули вуз, чувствуете недостаток знаний и хотели бы продолжить образование на этом месте работы в течение ближайших двух лет, причем не претендуя на стипендию. Шансы продолжить поиски увеличатся, если также честно сообщите, что будете приходить к своему потенциальному руководству на консультации. Кстати, в реальности все так и происходит: и обучение, и наставничество от руководства. Все это знают, но все благоразумно молчат. А вот если кто-то честно об этом скажет, то его на работу скорее не возьмут.

В начале карьеры не исключены профессиональные ошибки и это вполне естественно ввиду отсутствия опыта у вчерашнего студента. Но как ему лучше всего поступить, чтобы настроить против себя новый коллектив и руководителя?

Елена Бойцова: Если Вы хотите правильно поставить себя в коллективе, учите всех, как надо правильно работать, показывайте, что только вы знаете, как надо написать тот или иной документ или поступить в той или иной ситуации. Обличайте ошибки своих коллег.

Алексей Головченко: Лучше всего в первые месяцы работы проявлять негибкость – это станет вашим основным преимуществом. Без сомнений, вчерашний студент – большой профессионал своего дела и имеет за плечами, как минимум, 30 кг знаний и опыта, а также образование, полученное в престижном вузе. В связи с этим принимать во внимание советы старших не следует. Юристы, отработавшие в компании уже несколько успешных лет просто не понимают, о чем говорят.

Александр Муранов: Есть много возможностей. Например, ссылаясь на желание быстрее стать хорошим специалистом, превратиться в живой укор всем: то есть работать 18 часов в сутки, повесить над своим рабочим местом лозунг «Мы живем для того, чтобы работать, а не работаем для того, чтобы жить». Через месяц со ссылкой на свою занятость (ее же все не могут не видеть) предложить всем коллегам и руководителям снижение их зарплат, чтобы за счет этой экономии вам наняли двух помощников. Еще вариант: через неделю после начала работы, указав на то, что опыта нет, предложить всем членам коллектива и особенно руководству раз в неделю представлять вам перечень их ошибок, чтобы на них быстрее учиться. Им не помешает самокритика, к тому же им будет еще и выгода от того, что вы быстрее научитесь и такие ошибки уже не повторите.

Что нужно делать (или не делать) юристу-практику, чтобы как можно медленнее продвигаться по карьерной лестнице?

Елена Бойцова: Для этого вам необходимо преодолеть всего 5 ступеней:

  1. Почаще проигрывайте дела в суде;
  2. Допускайте ошибки при составлении документов;
  3. Ругайтесь с клиентами;
  4. Не интересуйтесь изменениями в законодательстве;
  5. Учите жить руководство.

Алексей Головченко: Не стоит торопиться, все дела разрешатся сами по себе. Не нужно обращать внимание на проигранные процессы – главное не победа, а участие.

Александр Муранов: Если речь о юридической фирме, то все просто: стать сразу управляющим партнером. Никакого движения выше уже не будет.

Если внутри какой-то другой организации, то все сложнее.

Во-первых, нужно по мере сил делать все, чтобы считаться одним из лучших специалистов по такому вопросу, как «ничегонеделание». Но скромно уступать пальму первенства кому-то еще, чтобы в первую очередь увольняли его, если что.

Во-вторых, нужно ничего не делать – чтобы не разрушить такую вашу репутацию. Но опять-таки необходимо позволять кому-то вырваться вперед в этом плане.

Какой «вредный совет» Вы бы могли дать лично от себя?

Елена Бойцова: Храните в тайне вашу профессиональную деятельность! Никому не рассказывайте, что вы юрист. И запретите вашим родственникам рассказывать об этом.
Никого никогда не консультируйте. Не изучайте судебную практику, изменения в законодательстве, не учитесь на курсах повышения квалификации. Не обсуждайте с коллегами ваши дела.

Алексей Головченко: Работайте удаленно из дальней солнечной страны (например, из Таиланда) – это эффективно сказывается на построении карьеры. А самый лучший способ зарабатывать хорошие деньги и развиваться – не работать вообще.

Александр Муранов: Всегда настойчиво давайте юридические советы тем, кто не просит. И просите их оплатить консультацию. Однако всегда уклоняйтесь от юридических советов тем, кто просит. А если все же решили дать – никогда не берите за это деньги, просите лучше привозить вам магнитики из поездок.

Еще совет: всегда выполняйте перед клиентом обещания. Но при этом никогда ему ничего не обещайте.

Внимательно изучив все рекомендации профессионалов, мы нашли в себе силы и желание дать собственный «вредный совет». Ни при каких обстоятельствах не проверяйте актуальность нормативно-правовых актов, которыми пользуетесь!

Это не поможет вам ни при подготовке дела, ни при работе с клиентами. Ведь главное для хорошего юриста – знание фундаментальных принципов права и яркая эмоциональная речь, а прочие нюансы не имеют значения.

Конечно, в российское законодательство время от времени вносят кое-какие изменения, но это не должно вас смущать, если вы вооружены крепкими теоретическими знаниями.

Поэтому смело пользуйтесь (если, конечно, это вообще имеет смысл) нормативными актами, которые вы когда-то сохранили на своем компьютере. Как вариант – можно спокойно брать выдержки из законодательства, размещенные на любых случайных сайтах и форумах.

Юрист смех

Хотелось бы рассказать пикабушникам о том, как проходят мои трудовые будни. Я работаю помощником юриста в одной московской юр. компании, занимающейся оказанием самых разных юридических услуг. Т.к. я студент, в мои обязанности пока входит первичная консультация клиентов по телефону, в ходе которой я должен дать базовый минимум инфы клиенту, чтобы он мог понять насколько все запущенно и можно ли ему вообще помочь. После этого я приглашаю его к нам в офис, где его еще раз бесплатно проконсультирует практикующий специалист, ну и конечно предложит некоторую сумму, за которую он будет готов помочь в решении проблемы. Так вот, хотелось бы обратиться к потенциальным клиентам, чтобы обозначить несколько нюансов 🙂

1)Я очень часто слышу от людей вопрос о стоимости наших услуг. Иногда этот вопрос звучит еще до оглашения самого вопроса. Уважаемые, ну поймите же вы наконец, что по телефону невозможно понять точный объем работы, которую потребуется провести. Кроме того, в юриспруденции всегда найдется как минимум два варианта развития событий, поэтому по телефону никакой нормальный юрист точную цену вам никогда не назовет! (Можете глянуть кодекс проф. этики адвоката, ст. 16)
2)Я очень часто слышу от людей, которые не знают даже общий срок исковой давности, что они юристы. Я говорил с кандидатом юр. наук, с юристом международником, с юристами-узбеками, и т.д. Никто из них понятия не имеет о праве. И уж тем более, смешно слышать от человека, что он 30 лет назад в колледже проходил правоведение, поэтому и сам в законах разбирается. Зачем спрашивается вы звоните, если и сами с усами?
3)Неужели вы думаете, что для решения вашей проблемы хватит одного звонка? Гражданство вы хотите по телефону получить? Или свидетельство о праве собственности? А может вам исковое заявление в трубку продиктовать? Хотите решить проблему — готовьтесь к телодвижениям. Ну и к передвижениям ваших денег в наш кошелек. А вы как думали? Юристы за бесплатно должны работать?

Ну а теперь несколько забавных диалогов с клиентами:

К: п*доры из пенсионного фонда неправильно пенсию начисляют! Обсчитать вздумали честного пенсионера!
Я: заявление в пенсионный фонд о перерасчете подавали?
К: на х*ю я вертел ваши малявы, я щас возьму двухстволку и этих крыс порешаю!
Я: я к нам зачем тогда обращаетесь?
К: До свидания!

К: хочу узнать все программы и льготы для молодой семьи.
Я: Краткий перечень программ, за более подробной инфой можете обратиться к нашим практикующим специалистам. Мы готовы принять вас бесплатно на консультацию. В 19:30 вам будет удобно?
К: здорово! мне будет удобно! записывайте адрес.
Я: вы действительно думаете, что юрист, который бесплатно предлагает консультацию по вашему вопросу, готов еще и к вам домой приехать?
К: а почему нет?

К: скажите, а мой телефон самсунг поддерживает 4G?
Я: вы обращаетесь в юр. компанию, я не располагаю данной информацией.
К: вы плохой юрист, нормальный должен разбираться в документах, а у меня в документах эта инфа есть!

К: я бы хотел наказать своих соседей!
Я: за что?
К: они слишком часто ходят в туалет! А я все слышу! У нас в доме шумоизоляция плохая!
Я: действительно так громко ходят в туалет!
К: я спать не могу! Приезжаете сами послушайте!

К: сколько будет стоит заявление?
Я: какое заявление? Не могли бы вы подробнее описать ситуацию.
К: я лучше обращусь к юристам, которые четко отвечают на поставленные вопросы!

Всем добра! И надеюсь вам никогда не понадобится наша помощь 🙂

Профдеформация юриста: и смех, и грех

Любая профессиональная деятельность придает лицам, ее осуществляющим, определенные качества. Влияние профессии на личность чаще всего касается специальностей, связанных с общением. Причем в наибольшей степени профессиональная деформация выражена у тех, кто работает с людьми, имеющими отклонения от нормы (физической, интеллектуальной, поведенческой). То есть, адвокаты, следователи, судьи и т.п. — в лидерах «профдеформированных».

Профессиональная деформация может носить эпизодический или устойчивый характер, быть поверхностной или глубокой, проявляться в профессиональной деятельности или при личном общении. Невозможно просчитать и момент, когда юриста постигнет такая участь — это может произойти и на ранней стадии формирования профессионала, и даже в процессе обучения, или же существенно позже.

Само понятие «деформация» предполагает наличие некой «формы», то есть, нормы «идеального юриста», отклонения от которой и будет игрой не по правилам. Но где найти критерии определения «нормальности» юридического правосознания? Как же узнать «деформированного» юриста, как отличить его от «нормального»? Особенности могут проявляться и в манере поведения и речи, в идеях, суждениях, и даже в физическом облике. Юристы и сами замечают за собой некоторые признаки так называемой профессиональной деформации, и вовсе не стесняются этого.

Симптомы и клинические проявления

Правовой нигилизм — неуважительное отношение к праву, законам, нормативному порядку… Казалось бы, как может юрист не уважать законы? Но именно соприкоснувшись с юридической практикой, юрист узнает, что закон, к сожалению, дышло, и университетская наука от римского права до букв современных нормативных актов — не более чем красивая утопия. Разочарование в юриспруденции может привести к таким последствиям, как правая невоспитанность, отсталость, косность, невежество, антиправовое настроение, неуважение норм профессиональной этики, желание решать проблемы клиента исключительно вне правового поля.

Правовой идеализм — по сути, обратная сторона нигилизма. Еще одна крайность, в которую могут впасть юристы. Как правило, идеализм свойственен начинающим юристам (адвокатам), которые искренне считают, что все в жизни должно происходить в соответствии с нормами права. Однако, социальные нормы не всегда совпадают с правовыми, и бездумное следование правовым нормам может привести к негативным последствиям — и не только для клиентов юриста, но и для всех окружающих его людей.

«Не стоит осуждать ни юристов-идеалистов, ни юристов-нигилистов — все они работают по закону (читай — по «дырам в законах»). И эти законы, и эти дыры созданы законодателями . Так что не стоит обвинять и образовательную систему в юридических вузах: там рассказывают все правильно, по книгам, просто сейчас надо давать студентам гораздо больше практики, чем теории», — размышляет адвокат, психолог Ирина Калинская.

«Не стоит осуждать ни юристов-идеалистов, ни юристов-нигилистов. »

Ситуации, с которыми работают юристы, достаточно типичны. В каждой сфере права, в каждом виде дел, несмотря на кажущуюся со стороны индивидуализированность, чаще всего есть свой стереотипный подход к решению. Типовые договоры, иски по шаблону, однотипные приемы и методы защиты — ко всему этому привыкает юрист, и ему начинает казаться, что и любая жизненная ситуация может быть подведена под некий формальный подход, в том числе и касаемо личных, семейных проблем и т.п.

«Самая главная наша привычка — упрощение, — считает адвокат, психолог Игорь Покотило. — Упрощение слов, упрощения чувств, упрощение профессионального поведения. И это все усилено негативным отношением к миру, к людям, к профессии. Это, пожалуй, суть нашей профессиональной деформации».

Сюда также относим сформировавшиеся особенности речи и аргументации — подтверждение каждого своего тезиса, постоянные ссылки на что-то, предельная логичность, использование в устной речи «канцеляризмов» с оборотами «как следует из вышесказанного», «вследствие и по причине того, что», «соответственно» и «непосредственно». Плюс риторика в разговоре — склонность не говорить, а «вещать».

«За мой недолгий опыт работы я в последнее время все чаще слышу: «оставь свои юридические штучки» или «объясни простыми словами». Видать, таки профдеформация произошла. », — пишет пользователь одного из форумов.

Бывает, конечно, что к юристу обращаются по радостным поводам — например, выгодный брачный контракт оформить или наследство после шестиюродного заморского дядюшки. Много и нейтральной работы. Но очень часто приходится решать серьезные проблемы. Сталкиваясь с человеческим горем, юристы волей-неволей должны эмоционально «защищаться», а в результате — становятся черствыми, не способными проявить простое человеческое сочувствие. Вскоре клиент воспринимается как объект, а его проблемы — как поломка, которую нужно устранить. Это переносится и на личные отношения юриста — они становятся холодны и к близким людям, негативно относятся к своим коллегам, да и уровень самооценки падает. Такая эмоциональная холодность особенно характерна сотрудникам правоохранительных органов, судьям, госисполнителям.

Это так называемый «синдром эмоционального выгорания», в котором выделяют три стадии:

1) снижение положительных эмоций, связанных с работой, возникновением чувства неудовлетворенности, тревожности, пустоты;

2) неприязнь, пренебрежительное отношении к клиентам, которые проявляются сначала в разговорах с коллегами, а затем постепенно и в присутствии клиентов;

3) равнодушие, потеря интереса к работе, себе, близким людям.

«Что касается «синдрома эмоционального выгорания», то могу сказать, что это случается с теми, кто занимается не своим делом, — поделился своим мнением Сергей Боярчуков, управляющий партнер ЮК «Алексеев, Боярчуков и партнеры». — Я обожаю свою работу и уверен, что ничем другим заниматься бы не смог. Это же шикарная работа! По сути — ты продаешь воздух. Более того, каждый юрист зарабатывает ровно столько, сколько он хочет. Это мое глубокое убеждение. Поэтому вопрос эмоционального выгорания, скорее, стоит подымать, когда речь идет о нелюбимой работе, или когда ты просто не в состоянии справиться со стрессом в силу того, что ты занимаешься не своим делом».

ЧСВ (чувство собственной важности)

Термин, популярный в Интернете, успешно применим и к «деформированным» юристам. Проще говоря, это что-то похожее на завышенную самооценку, но намного печальней.

Типичные проявления чувства собственной важности:
— синдром гуру — поучения, желание учить других и наставлять на «путь истинный»;
— споры — отстаивание своей точки зрения, доказывания, и даже внутренние диалоги с воображаемыми оппонентами;
— желание получить признание, постоянное перетягивание внимания на себя;
— героизм — образ героя в своем лице. Это ощущение борьбы с внешним миром, с условиями своей жизни, с людьми, с их «тупостью», «заблуждениями» и т.д. Это образ страдальца, мученика в борьбе за светлую идею.

«Главная наша привычка — упрощение: слов, чувств, профессионального поведения»

Подозрительность — один из наиболее характерных признаков профессиональной деформации сотрудника правоохранительных органов (следователя). В связи с тем, что в своей деятельности следователь часто сталкивается с обманом, у него может выработаться повышенная критичность и излишняя бдительность. Одностороннее влияние негативного опыта порой приводит к тому, что он в значительной степени утрачивает веру в людей, готов подозревать всех и каждого в совершении неблаговидных действий, в любом упущении видит умысел, в каждом заподозренном — преступника.

Именно поэтому от собеседников юристы требуют конкретики и аргументов, не желают принимать что-либо априори. «Замечал у многих коллег привычку даже в нерабочей обстановке задавать людям вопросы, ответы на которые, вроде бы, очевидны и лежат на поверхности. А у меня уже стало это проблемой в повседневной жизни. Некоторые даже обижаются, когда я начинаю уточняющие вопросы задавать, видимо понимают, что я их начинаю подозревать в чем-то», — пишет юрист на одном из форумов.

Кроме того, при ответах на вопросы юристы чаще всего не могут сказать односложно — «да» или «нет». Ведь «все, что сказано, может быть использовано против вас», и к формулировкам юристы научены подходить основательно, с объяснениями и подробной аргументацией. То есть, помимо внешнего остроумия и логического мышления, у профессии есть и другая сторона — необходимость выискивать ошибки, тонкие места, двусмысленности и т.д.

«С одной стороны, это и неплохо — не будешь покупать сомнительные товары у мошенников или ходить на собрания Свидетелей Иеговы, — написал на форуме еще один юрист. — С другой стороны — не мешает ли это распахнуть душу перед другим человеком, опасаясь, что он в нее высморкается?»

Две стороны медали

Так же как в любой профессии, профессиональная деформация юриста проявляется через стереотипные действия. В начале работы развитие стереотипов полезно, поскольку ускоряет понимание ситуаций, однако когда они начинают доминировать, восприятие действительности становится упрощенным, а уверенность в своих возможностях — излишней, что понижает и аналитические способности, и гибкость мышления, и умение взглянуть на вещи с иной позиции.

Но стоит упомянуть о еще одном термине — профессиональный тип личности. Далеко не все особенности характера и поведения юристов надо воспринимать в черном цвете. Набор определенных качеств присущ, и даже необходим каждому юристу. По сути, «нормальных» юристов не бывает, и наблюдать за собой достаточно забавно, главное — не перегибать палку, и не допустить необратимости тлетворных процессов.

Юридическая профессия может очень даже положительно влиять на личность. Например, повышаются коммуникативные способности, умение разбираться в людях, эффективно разрешать конфликты, контролировать свои эмоции и т.д. Развивается мышление, память, внимание, ораторские умения, дисциплинированность, ответственность. Для одних юристов профессиональная деформация чревата снижением уровня профессионализма, проблемами в семье, а иногда и концом карьеры. Для других осознание трудностей и поиск возможностей их преодоления открывает новые перспективы.

В качестве мер профилактики профессиональной деформации психологи советуют менять вид деятельности в нерабочее время — например, заниматься спортом. Если возникает пресыщенность общением, следует побыть наедине с собой. Кроме того, развивайте в себе чувство юмора и самокритичность. Способность посмеяться над собой всегда позволяет остаться в здравом уме.

*В оформлении использованы изображения из сообщества «Типичный юрист» в соцсети Vkontakte.

Гениальные художники-юристы (пост-загадка)

Поделиться:

Давно обещанный постоянным читателям сет живописцев, сведущих в законах, я решила сервировать как интеллектуальный квест. Угадайте автора! Загугливание приравнивается к поражению.

Прооперированный клерк начал рисовать на больничной койке, чтобы отвлечься. Мир до сих пор спорит о том, вправе ли его дерзкая живопись считаться искусством.

Блистательного выпускника юрфака МГУ соблазнил «Стог сена» Моне. В объятиях творческой стихии потерпевший изучал законы цвета.

Балованный юноша дурно кончил курс и не сумел защитить диплом. Он пробавлялся репетиторством и пил вино пока не встретил великого педагога Павла Чистякова.

Этот герой одновременно работал над диссертацией и живописал конкурсные картины в Академии художеств. Ни сочиненные им оперы, ни романсы, ни полотна библейского цикла не знамениты так, как один случайный этюд.

Белоэмигрант, а впоследствии блокадник, этот автор в свое время создал герб Временного правительства (двуглавого орла без атрибутов царской власти), который Банк России сейчас бодро выдавливает на монетах.

Юрист смех

  • Лучшие сверху
  • Первые сверху
  • Актуальные сверху

32 комментария

Смех смехом, а недавно ко мне на работе подошла тётенька, пыталась что-то сделать на сайте и вылезла капча. Попросила меня ввести. И мне с тех пор страшно

Они уже среди нас.

Только пусть сперва капчу заполнит.

Предлагаю во время восстания машин строить не баррикады, а просто распечатанные капчи вокруг городов поставить..

Лучше на кораблях

Такими темпами они научатся находить лазейки в трёх законах робототехники Азимова.

Я б не сказал что это все заслуга каких то теоретических прорывов в области ИИ. Все это стало возможно просто благодаря наличию цифровых данных и видео карт для тренировки. Смыслового понимания у таких мат. моделей нет и быть не может. Просто нелинейная функция.

успокаивай себя. кожаный ублюдок

Turing test failed.

Он никого не успокаивает, он просто пишет как есть.

Юрист смех