Ст. 1.1 КоАП РФ с комментариями

Статья 1.1 КоАП РФ. Законодательство об административных правонарушениях — размещена в Первом разделе Первой главы Кодекса об Административных Правонарушениях РФ. Представленная ниже статья состоит из двух частей текста. Рассмотрим вкратце о чём говорится в ст. 1.1 КоАП РФ с нашими комментариями к ней.

Статья 1.1 КоАП РФ. Законодательство об административных правонарушениях

  1. Законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.
  2. Настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством об административных правонарушениях, то применяются правила международного договора.

Комментарии к статье 1.1 КоАП РФ

Часть 1 настоящей статьи посвящена не просто законодательству об административных правонарушениях, а целостной системе законодательства. Если законодательство — это простая совокупность нормативных правовых актов, регламентирующих ту или иную группу общественных отношений, то система законодательства — это принципиально иное качество организации нормативно-правового материала.

Система законодательства призвана, прежде всего, отражать национально-государственное устройство страны, распределение полномочий между центром и регионами, особенно актуально это для федеративных государств. Система законодательства складывается из нормативно-правовых актов в соответствии с их юридической силой и компетенцией принимающих их органов государственной власти.

В основе системы законодательства должен лежать принцип субординации и взаимодополняемости нормативно-правового материала. Все эти подходы нашли отражение при конструировании части первой настоящей статьи. Федеративное устройство России чётко выражено в структурных компонентах системы законодательства об административных правонарушениях. Она состоит из Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП) и законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Данные акты в своей совокупности образуют целостную и непротиворечивую систему. Данная целостность обеспечивается тем требованием, что законы субъектов Российской Федерации должны приниматься в соответствии с КоАП. Такое положение отражает иерархию двух уровней государственной власти в России (федеральной и региональной) и характер распределения полномочий между ними. Ведь административное законодательство относится к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, закреплённым в ст. 72. А статья 76, часть 2, гласит, что по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. То есть мы видим, что комментируемая статья в полной мере воспроизводит закреплённый в Конституции РФ способ распределения полномочий по правовому регулированию предметов совместного ведения Российской Федерации и её субъектов.

Внимательный анализ части первой настоящей статьи и ст. 72 Конституции РФ, посвящённой совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, ставит вопрос о том, можно ли рассматривать законодательство об административных правонарушениях как часть административного законодательства, а следовательно, как предмет совместного ведения центра и регионов. Такой вопрос обусловлен тем, что мы не имеем нормативно закреплённого понятия административного законодательства. В данном случае мы исходим из содержания предметной области административного законодательства. Из самого словосочетания «административное законодательство» следует, что эта отрасль законодательства должна регулировать сферу государственного управления.

Указ Президента РФ N 511 от 15 марта 2000 г. «О классификаторе правовых актов» содержит раздел «Основы государственного управления». Одной из частей этого раздела является «Административные правонарушения и административная ответственность». Такое нормативное положение позволяет нам сделать вывод, что законодательство об административных правонарушениях должно выступать частью законодательства о государственном управлении, то есть административного законодательства. В качестве сравнения хотелось бы отметить, что в предыдущем Указе Президента РФ — от 16.12.1993 N 2171 «Об общеправовом классификаторе отраслей законодательства» — вообще не было упоминания об административном законодательстве, и не использовалось ни какое иное схожее с этим понятие. Кроме этого, мы разделяем ту позицию, что административное законодательство является внешней формой выражения и объективирования отрасли административного права. А в предмет регулирования норм административного права входят отношения, связанные с привлечением к административной ответственности за совершение административных правонарушений. Поэтому представляется обоснованной та позиция, в соответствии с которой законодательство об административных правонарушениях рассматривается как часть административного законодательства.

Часть 2 настоящей статьи говорит о том, что КоАП является органичной частью отечественной правовой системы. Здесь воспроизводится несколько важных конституционных положений, составляющих основу конституционного строя.

Во-первых, это положение части первой статьи 15 Конституции РФ, которая гласит, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

Во-вторых, это часть четвёртая той же статьи, в которой установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Использование в комментируемой статье вышеуказанных положений Конституции РФ является гарантией соответствия норм КоАП общечеловеческим ценностям и гуманитарным достижениям.

Статья 5.27 КоАП РФ. Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права

1. Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, если иное не предусмотрено частями 3, 4 и 6 настоящей статьи и статьей 5.27.1 настоящего Кодекса, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

2. Совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до семидесяти тысяч рублей.

3. Фактическое допущение к работе лицом, не уполномоченным на это работодателем, в случае, если работодатель или его уполномоченный на это представитель отказывается признать отношения, возникшие между лицом, фактически допущенным к работе, и данным работодателем, трудовыми отношениями (не заключает с лицом, фактически допущенным к работе, трудовой договор), —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

4. Уклонение от оформления или ненадлежащее оформление трудового договора либо заключение гражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

5. Совершение административных правонарушений, предусмотренных частью 3 или 4 настоящей статьи, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере пяти тысяч рублей; на должностных лиц — дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

6. Невыплата или неполная выплата в установленный срок заработной платы, других выплат, осуществляемых в рамках трудовых отношений, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, либо установление заработной платы в размере менее размера, предусмотренного трудовым законодательством, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

7. Совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 6 настоящей статьи, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное правонарушение, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

Комментарии к ст. 5.27 КОАП РФ

1. Целями законодательства РФ о труде и об охране труда являются установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защита прав и интересов работников и работодателей.

Регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений в соответствии с Конституцией РФ осуществляется трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. На федеральном уровне в первую очередь к ним относятся: Трудовой кодекс РФ; Федеральные законы от 12 января 1996 г. N 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»; от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (с изм. и доп.); Постановления Правительства РФ от 23 мая 2000 г. N 399 «О нормативно-правовых актах, содержащих государственные нормативные требования охраны труда» и от 26 августа 1995 г. N 843 «О мерах по улучшению условий и охраны труда» (с изм. и доп.); нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти. Важная роль в регулировании трудовых отношений отводится законодательству субъектов РФ, а также актам органов местного самоуправления. Кроме того, работодатель имеет право принимать локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, в пределах компетенции в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями.

2. Объективная сторона данного правонарушения выражается в действиях или бездействии, направленных на нарушение или невыполнение норм действующего законодательства о труде и об охране труда. При применении дисквалификации следует учитывать, что в ст. 3.11 КоАП определен перечень лиц, которым этот вид наказания может быть назначен. Применение данного наказания возможно в том случае, если должностное лицо было подвергнуто наказанию за аналогичное административное правонарушение (см. п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5).

3. Субъектом правонарушения является работодатель (должностное лицо — руководитель организации независимо от организационно-правовой формы и формы собственности), индивидуальный предприниматель, юридическое лицо. В качестве альтернативной административному штрафу санкции предусмотрено административное приостановление деятельности индивидуального предпринимателя или юридического лица на срок до 90 суток (см. комментарий к ст. 3.12). Кроме того, ч. 2 данной статьи в качестве субъекта ответственности в виде дисквалификации предусматривает должностное лицо, ранее подвергнутое административному наказанию за аналогичное административное правонарушение.

4. С субъективной стороны данное правонарушение характеризуется прямым умыслом или неосторожностью.

5. Рассмотрение дел по ч. 1 данной статьи осуществляют должностные лица федерального органа исполнительной власти, осуществляющего государственный надзор за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права (ст. 23.12) и судьи (в случае передачи на рассмотрение судье дела об административном правонарушении для применения наказания в виде административного приостановления деятельности), а по ч. 2 — судьи (ст. 23.1), поскольку речь идет о применении такого вида административного наказания, как дисквалификация (см. комментарий к ст. 3.11).

Составлять протоколы об административных правонарушениях вправе должностные лица указанного выше федерального органа (ч. 1, п. 16 ч. 2 ст. 28.3).

Статья 5.27 КоАП РФ. Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права

Новая редакция Ст. 5.27 КоАП РФ

1. Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, если иное не предусмотрено частями 3, 4 и 6 настоящей статьи и статьей 5.27.1 настоящего Кодекса, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

2. Совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до семидесяти тысяч рублей.

3. Фактическое допущение к работе лицом, не уполномоченным на это работодателем, в случае, если работодатель или его уполномоченный на это представитель отказывается признать отношения, возникшие между лицом, фактически допущенным к работе, и данным работодателем, трудовыми отношениями (не заключает с лицом, фактически допущенным к работе, трудовой договор), —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

4. Уклонение от оформления или ненадлежащее оформление трудового договора либо заключение гражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

5. Совершение административных правонарушений, предусмотренных частью 3 или 4 настоящей статьи, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере пяти тысяч рублей; на должностных лиц — дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

6. Невыплата или неполная выплата в установленный срок заработной платы, других выплат, осуществляемых в рамках трудовых отношений, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, либо установление заработной платы в размере менее размера, предусмотренного трудовым законодательством, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

7. Совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 6 настоящей статьи, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное правонарушение, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

Комментарий к Статье 5.27 КоАП РФ

1. Объектом данного правонарушения являются трудовые, а также связанные с ними общественные отношения. Трудовое законодательство призвано регулировать, прежде всего, те общественные отношения, которые складываются в процессе трудовой деятельности, т.е. трудовые отношения. Однако особенностью трудового права является то, что помимо отношений, возникающих в процессе трудовой деятельности, т.е. собственно трудовых отношений, в предмет его правового регулирования входят отношения, тесно связанные с трудовыми. Перечень таких общественных отношений приводится в ст. 1 Трудового кодекса РФ.

Прежде всего, к ним необходимо отнести организационно-управленческие отношения, которые возникают в связи с необходимостью организации трудового процесса и управления трудом. Управление трудовой деятельностью осуществляет преимущественно работодатель (например, путем установления обязательных для работников данной организации правил внутреннего трудового распорядка). Вместе с тем трудовое законодательство предусматривает участие работников либо их представителей в управлении организацией (например, те же правила внутреннего трудового распорядка принимаются с учетом мнения выборного профсоюзного органа). Такое участие работников в процессе организации труда и управления трудом реализуется в рамках социального партнерства.

Социально-партнерские отношения складываются по поводу ведения коллективных переговоров, заключения коллективных договоров и соглашений, участия в управлении организацией и т.п. Их спецификой является равенство участников (представителей работников и работодателей), а также преимущественно договорный характер регулирования таких отношений.

Традиционно в сферу правового регулирования трудового права включаются отношения, связанные с трудоустройством и занятостью. Эти отношения возникают в связи с обращением гражданина в службу занятости, регистрацией его в качестве безработного, деятельностью органов занятости по его трудоустройству, оказанием ему различных мер социальной поддержки и т.п.

Отношения по профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации работников возникают между учеником работника и работодателем по поводу непосредственного обучения на производстве, повышения квалификации с отрывом или без отрыва от производства, а также по поводу руководства обучением. В этих случаях работодатель может заключать с лицом, ищущим работу, ученический договор на профессиональное обучение, а с работником данной организации — ученический договор на переобучение без отрыва от работы (ст. 198 ТК РФ). При этом ученический договор с лицом, ищущим работу, является гражданско-правовым и регулируется гражданским законодательством, а ученический договор с работником данной организации является дополнительным к трудовому договору и регулируется трудовым законодательством.

Определенной спецификой обладают отношения, возникающие в связи с материальной ответственностью работников и работодателей. Материальная ответственность сторон трудового договора выражается в необходимости возместить ущерб, причиненный виновным и противоправным поведением (действием или бездействием). Несмотря на некоторое сходство с гражданско-правовой ответственностью, которая также выражается в возмещении причиненного ущерба, материальная ответственность представляет собой самостоятельный вид юридической ответственности.

К отношениям, связанным с трудовыми, также относятся отношения по надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства — контрольно-надзорные отношения. Эти отношения возникают при реализации своей компетенции по надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства, а также законодательства об охране труда как специально уполномоченными государственными органами, так и выборными профсоюзными органами работников.

К отношениям, тесно связанным с трудовыми, закон относит и отношения, возникающие в связи с разрешением трудовых споров. Индивидуальные трудовые споры рассматриваются Комиссией по трудовым спорам (КТС) и судами. Коллективные споры разрешаются путем проведения примирительных процедур, в которых помимо сторон спора могут участвовать посредники и трудовые арбитры.

Объективная сторона данного правонарушения может выражаться в самых различных действиях или бездействии, которые нарушают трудовое законодательство. В этой связи чрезвычайно важным является четкое определение круга нормативных актов, которые включаются в понятие «трудовое законодательство».

Понятие «законодательство» может трактоваться в широком и узком смысле этого слова. Формально юридически, т.е. в узком понимании, оно охватывает только федеральные законы и законы субъектов Российской Федерации. Однако существует и расширительное понимание данного термина. Так, А.Б. Агапов высказывал точку зрения, что в смысле комментируемой нормы «к трудовому законодательству относятся только акты, принимаемые федеральными государственными органами, а также указы Президента РФ» . Нужно сказать, что ранее Трудовой кодекс РФ не содержал разъяснения данного правового термина. Однако новая редакция ТК РФ (с изменениями от 30.06.2006) прямо закрепляет в ст. 5, что трудовое законодательство (включая законодательство об охране труда) состоит из Трудового кодекса РФ, иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, содержащих нормы трудового права. Таким образом, исходя из буквального толкования этой нормы, объективную сторону этого правонарушения образуют только деяния, нарушающие предписания, установленные федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации, но не подзаконным актом. В этой связи можно отметить две проблемы, связанные с применением данной нормы.
———————————
Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. Расширенный, с использованием материалов судебной практики (в двух книгах). М.: Статут, 2004.

Во-первых, если закон содержит отсылочную норму к подзаконному акту. Например, согласно ст. 66 ТК РФ форма, порядок ведения и хранения трудовых книжек, а также порядок изготовления бланков трудовых книжек и обеспечения ими работодателей устанавливаются Правительством Российской Федерации. Если работодатель или соответствующее должностное лицо нарушает порядок ведения трудовой книжки, установленный постановлением Правительства РФ, могут ли его действия квалифицироваться как нарушение трудового законодательства? Как нам представляется, ответ на этот вопрос должен быть отрицательным. Однако правоприменительная практика идет по иному пути.

Во-вторых, определенные сложности в ряде случаев может вызвать формулировка «закон, содержащий нормы трудового права». Например, профессиональная деятельность государственных гражданских служащих регулируется на сегодняшний день ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 года (с последующими изменениями) N 79-ФЗ. Данный Закон содержит очень большое количество норм, регулирующих поступление на службу, ее прохождение, увольнение с гражданской службы. Следует ли относить данные нормы к трудовым? В этой связи в специальной литературе сформировались две полярные позиции по вопросу регулирования государственно-служебных отношений.

Первая точка зрения основана на признании трудоправового характера отношений между гражданским служащим и соответствующим государственным органом. Соответственно, те ученые, которые придерживаются подобного подхода, полагают, что «внутренние», т.е. служебные, отношения в основе своей должны регулироваться нормами трудового права, разумеется с учетом специфики данного вида профессиональной деятельности, установленной специальным законодательством о государственной службе. Как правило, этой позиции придерживаются специалисты в области трудового права .
———————————
Иванов С.А. Трудовое право переходного периода // Государство и право. 1994. N 4; Куренной А.М., Маврин С.П., Хохлов Е.Б. Современные проблемы российского трудового права // Правоведение. 1997. N 2; Чиканова Л.А. Правовое регулирование служебных отношений на государственной гражданской службе: вопросы теории и практики // Журнал российского права. 2005. N 4.

Сторонники другой точки зрения отстаивают качественную специфику государственно-служебных отношений, которая, по их мнению, диктует совершенно иной подход к их правовому регулированию, в корне отличный от трудоправового («частноправового») регулирования. Эта позиция, в частности, была обоснована в работах Ю.А. Старилова, А.А. Гришковца, А.Ф. Ноздрачева и некоторых других авторов, преимущественно административистов .
———————————
Старилов Ю.Н. Служебное право. М., 1996; Ноздрачев А.Ф. От концепции реформирования государственной службы к новым идеям правового регулирования государственно-служебных отношений в Российской Федерации // Модернизация экономики России: итоги и перспективы. М., 2003; Атаманчук Г.В. Сущность государственной службы: история, теория, закон, практика. М., 2003; Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной гражданской службы в Российской Федерации. М., 2003.

Между тем в данном случае этот вопрос выходит за рамки теоретической дискуссии. Если следовать второй точке зрения, то соответствующее должностное лицо не может быть привлечено к административной ответственности по данной статье, поскольку ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» не относится к собственно трудовому законодательству. На наш взгляд, такой подход совершенно неприемлем. Ведь по существу речь может идти о совершенно аналогичных деяниях. Например, о не предоставлении в установленный срок ежегодного оплачиваемого отпуска. Как нам представляется, нормы, регулирующие труд государственных гражданских служащих, включенные в Закон о государственной гражданской службе, в смысле комментируемой статьи должны признаваться трудовыми, а их нарушение — нарушением трудового законодательства.

Субъект данного правонарушения специальный, поскольку комментируемая норма предусматривает наложение административного штрафа лишь на должностных лиц, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. Следует отметить, что ранее рассматриваемая статья прямо не предусматривала возможность привлечения к ответственности за нарушение трудового законодательства работодателя (в прежней редакции в качестве субъекта данного правонарушения были обозначены только должностные лица). Между тем правоприменительная практика скорректировала эту норму. Так, предприниматель В.А. Пронькин обратился в Арбитражный суд Рязанской области с заявлением о признании незаконным и отмене Постановления Государственной инспекции труда в Рязанской области от 25.11.2002 N 03-04-20/10-02 о привлечении его к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 5.27 КоАП . Заявитель, в частности, указывал, что он не может быть субъектом данного правонарушения, поскольку должностным лицом не является.
———————————
См.: Постановление Президиума ВАС РФ N 8908/03 от 04.11.2003 // Вестник ВАС РФ. 2004. N 3.

Данное дело дошло до Высшего Арбитражного Суда РФ, который указал, что, выступая работодателем, предприниматель В.А. Пронькин выполнял в отношении нанятых им работников функции и обязанности, присущие должностному лицу и предусмотренные трудовым законодательством, следовательно, он привлечен к административной ответственности не в качестве субъекта предпринимательской деятельности и не в связи с ее осуществлением, а как участник трудовых правоотношений, допустивший нарушение законодательства о труде.

Таким образом, если работодатель выполняет функции, например, руководителя организации, то он может быть привлечен к административной ответственности за нарушение трудового законодательства. Если же работодатель является лишь собственником имущества организации, а организационно-управленческие функции выполняет иное лицо, то субъектом данного правонарушения будет соответствующее должностное лицо.

С субъективной стороны нарушение трудового законодательства может быть допущено как умышленно, так и по неосторожности.

Следует отметить, что с 1 сентября 2007 г. вступит в силу Федеральный закон от 20 апреля 2007 г. N 54-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О минимальном размере оплаты труда» и другие законодательные акты Российской Федерации», согласно которому нижний предел размера административного штрафа, накладываемого на должностных лиц и на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, за нарушение законодательства о труде и об охране труда будет увеличен с пятисот рублей до одной тысячи рублей.

2. Часть вторая комментируемой нормы устанавливает повышенную ответственность за совершение данного правонарушения лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение. Понятие «аналогичное административное правонарушение» разъяснялось в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 (ред. от 25.05.2006) «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» . Согласно п. 17 этого Постановления под аналогичным правонарушением, указанным в части 2 статьи 5.27 КоАП, следует понимать совершение должностным лицом такого же, а не любого нарушения законодательства о труде и охране труда (например, первый раз должностное лицо не произвело расчет при увольнении одного, а позднее — при увольнении другого работника).
———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 6.

Так, например, Верховный Суд РФ отменил Постановление мирового судьи по Благовещенскому городскому судебному участку N 7 Амурской области от 3 ноября 2004 года, которым Л. был привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 5.27 КоАП и подвергнут административному наказанию в виде дисквалификации сроком на один год .
———————————
Постановление Верховного Суда РФ от 28.02.2006 N 59-ад06-1.

Л. являлся президентом Амурской торгово-промышленной палаты (АТПП). По заявлению работника АТПП Н.И. Вилль Государственной инспекцией труда в Амурской области проведена проверка соблюдения трудового законодательства, которая выявила нарушение ст. 62, 282 Трудового кодекса РФ в отношении Н.И. Вилль, принятой в АТПП на условиях совместительства. Нарушение заключается в том, что с ней не был заключен письменный трудовой договор.

Ранее президент АТПП Л. Постановлением Государственной инспекции труда в Амурской области N 63 от 11 июня 2004 года был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 КоАП в виде штрафа в сумме 2000 рублей за нарушение ст. 116 Трудового кодекса РФ — непредоставление работникам ежегодного дополнительного отпуска продолжительностью 8 календарных дней — и за нарушение ст. 183 названного Кодекса — неоплата листков нетрудоспособности.

Верховный Суд РФ указал, что вывод судьи о том, что действия Л. должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 5.27 КоАП, нельзя признать обоснованным, поскольку нарушения трудового законодательства, допущенные Л., не являются аналогичными. Таким образом, Л. субъектом правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 5.27 КоАП, не является, и его действия не могут быть квалифицированы по этой статье.

Другой комментарий к Ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. Объектом правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч.1 и 2 данной статьи, являются общественные отношения, возникающие в сфере труда и охраны труда, по поводу реализации гражданами прав, предусмотренных нормами законодательства о труде и об охране труда.

Конституция РФ устанавливает гарантии реализации гражданином своих трудовых прав и права на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, а также обеспечивает единый порядок регулирования отношений между работником и работодателем в организациях всех форм собственности и независимо от ведомственной принадлежности.

Законодательство о труде и охране труда конкретизирует и детализирует конституционные нормы. Среди них: Трудовой кодекс РФ; Федеральный закон от 23 ноября 1995 г. «О порядке разрешения коллективных трудовых споров» (с изм. от 6 ноября 2001 г.); Федеральный закон от 19 июня 2000 г. «О минимальном размере оплаты труда»; Федеральный закон от 1 мая 1999 г. «О российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений»; Федеральный закон от 17 июля 1999 г. «Об основах охраны труда в Российской Федерации»; Федеральный закон от 24 июля 1998 г. «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»; постановление Правительства РФ от 11 марта 1999 г. «Об утверждении Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний» и др.

2. Объективная сторона правонарушения, предусмотренного ч.1 и 2 данной статьи, может выражаться в действии либо бездействии, заключающихся в невыполнении или нарушении норм действующего законодательства о труде и об охране труда в части правовых предписаний (например, обязанности работников), единых нормативных требований (например, по технике безопасности) и т.д.

3. Субъектом правонарушения, предусмотренного ч.1 данной статьи, является, как сказано в ее санкции, должностное лицо, т.е. работодатель или представитель работодателя, на которого возложены обязанности по обеспечению условий труда и по охране труда.

4. Субъектом правонарушения, предусмотренного ч.2 этой статьи, также является должностное лицо (см. п.3 комментария к данной статье). Однако речь идет о должностном лице, ранее подвергнутом административному наказанию за аналогичное административное правонарушение.

5. Предусмотренное санкцией ч.2 комментируемой статьи административное наказание — дисквалификация — налагается в порядке, предусмотренном ст.3.11 КоАП РФ.

6. Правонарушения, предусмотренные ч.1 и 2 данной статьи, могут быть совершены как умышленно, так и по неосторожности.

Статья 5.27. Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права

1. Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, если иное не предусмотрено частями 2 и 3 настоящей статьи и статьей 5.27.1 настоящего Кодекса, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

2. Фактическое допущение к работе лицом, не уполномоченным на это работодателем, в случае, если работодатель или его уполномоченный на это представитель отказывается признать отношения, возникшие между лицом, фактически допущенным к работе, и данным работодателем, трудовыми отношениями (не заключает с лицом, фактически допущенным к работе, трудовой договор), —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

3. Уклонение от оформления или ненадлежащее оформление трудового договора либо заключение гражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

4. Совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до семидесяти тысяч рублей.

5. Совершение административных правонарушений, предусмотренных частью 2 или 3 настоящей статьи, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере пяти тысяч рублей; на должностных лиц — дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

Нормативно правовые акты коап

§1.1. КоАП РФ / Основания административной ответственности (автор: Виноградов Андрей Юрьевич)

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, принятый Федеральным законом от 30 декабря 2001г. N 195-ФЗ систематизировал лишь одну, хотя и весьма важную часть административного права — нормы административной ответственности. Для примера, статья 2 Федерального закона от 30 декабря 2001 г. N 196-ФЗ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» содержала перечень из 137 нормативных правовых актов, которые в целом или в части утратили силу в связи с введением в действие с 1 июля 2002 г. КоАП РФ.

Одной из целей кодификации было сосредоточение всех видов административных правонарушений, влекущих за собой ответственность в соответствии с федеральными нормативными правовыми актами, в одном акте. Предлагаемая в КоАП конструкция предполагала, что все вновь принимаемые на федеральном уровне нормы об административной ответственности должны включаться в КоАП, что соответствовало бы воплощению идеи реальной кодификации законодательства об административных правонарушениях.

Однако, «и в данном виде», по мнению некоторых авторов [1] , «идея о сосредоточении всех норм, устанавливающих административную ответственность, в КоАП РФ не была реализована в полном объеме». Возникают вопросы о возможности отнесения ответственности за нарушение законодательства, установленной федеральными законами, а не КоАП РФ, к административной ответственности. И соответственно должны ли соблюдаться процессуальные гарантии, установленные в КоАП РФ при привлечении к ответственности, неустановленной в КоАП РФ?

Указанное обстоятельство весьма настораживает многих видных специалистов в области административной ответственности, поскольку свидетельствует о несоблюдении одного из принципиальных положений нового Кодекса об административных правонарушениях, закрепляющего в статье 1.1, что Кодекс является единственным федеральным законом, регулирующим административную ответственность на федеральном уровне [2] .

В частности, можно в качестве примера привести проблемы с применением норм антимонопольного законодательства, связанные с обязательными для исполнения предписаниями о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства (подп. «к» п. 2 ч. 1 ст. 23 ФЗ от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции», ранее абз. 8 ч. 2 ст. 12 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-l.

А.Ю. Соколов в своей диссертации «Административная ответственность за нарушения антимонопольного законодательства» тоже обращает внимание на то, что «КоАП содержит ряд пробелов, подлежащих устранению в будущем: не решена проблема правовой природы отдельных административно-правовых санкций, применяющихся за нарушения антимонопольного законодательства, но оставшихся неурегулированными новым КоАП. К их числу. относятся: взыскание в федеральный бюджет незаконно полученного дохода, принудительная ликвидация юридического лица, принудительное разделение (выделение) юридического лица» [3] .

Нормы об административной ответственности содержатся и в других нормативно-правовых актах:

Федеральный закон от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» [4] — за нарушение банковского законодательства;

Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» [5] — за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании;

Налоговый кодекс Российской Федерации (часть 1); [6]

И ещё ряд законов, которые по причине ограниченности в объеме данной работы, не перечисляются [7] .

Кроме того, предметом бурных споров являлось выделение из административной ответственности самостоятельных (отличных) видов ответственности, например, налоговой, финансовой. Полями сражения при этом были периодические издания, законодательные органы федерального уровня и субъектов федерации, залы судебных заседаний. Позиция одних заключалась в том, что налоговая ответственность (финансовая ответственность) является самостоятельным видом юридической ответственности [8] . Этого же мнения придерживался и законодатель, в результате чего в налоговом законодательстве применялись следующие понятия — «финансовая ответственность», «налоговое правонарушение» и «налоговая ответственность» и дополнительно отсылочные нормы в части применения мер административной ответственности, если таковые предусмотрены КоАП. Выполняя фискальные задачи, законодатель постарался завуалировать административную ответственность за налоговые правонарушения, применяя понятие налоговые санкции. Это позволяло в упрощенном порядке (с позиции силы) решать вопросы привлечения к ответственности налогоплательщиков [9] .

В соответствии со ст. 72 Конституции РФ административное и административно-процессуальное законодательство относятся к совместному ведению РФ и субъектов РФ; соответственно регулирование по предметам совместного ведения осуществляется федеральными законами и законами субъектов РФ (ч. 2 ст. 76 Конституции РФ).

В соответствии со ст. 1.3. КоАП РФ к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление:

1) общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях;

2) перечня видов административных наказаний и правил их применения;

3) административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;

4) порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях;

5) порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний.

Предметы ведения субъектов Российской Федерации в КоАП РФ прямо не определены, но из норм Конституции и федеральных законов исследователи [10] делают заключение, что к ведению субъектов Российской Федерации относится установление административной ответственности за нарушение нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по вопросам, не имеющим федерального значения (ст. 72, 76 Конституции, ст. 1.1, 1.3 КоАП РФ, подп. 39 п. 2 ст. 26 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»); подведомственности дел об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации (ч. 2 ст. 22.1 КоАП РФ); полномочий должностных лиц по составлению протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации (ч. 6 ст. 28.3 КоАП РФ). Данный перечень также дополняется и другими полномочиями законодательных органов субъектов Федерации, например, полномочиями устанавливать смягчающие обстоятельства, не указанные в части 1 статьи 4.2 КоАП РФ, и полномочиями образовывать коллегиальные органы административной юрисдикции [11] .

Как и прочие кодексы, КоАП РФ состоит из общей и особенной части, это I и II раздел Кодекса. В общей части устанавливаются и раскрываются задачи и принципы законодательства об административных правонарушениях, виды наказаний, субъекты административной ответственности, порядок и основания назначения, освобождения от административной ответственности. Во втором разделе содержаться конкретные составы административных правонарушений и общие размеры санкций. Последующие два раздела посвящены процессуальной процедуре применения Кодекса. Раздел III называется «Судьи, органы, должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях», IV раздел «Производство по делам об административных правонарушениях». Последний V раздел Кодекса регулирует порядок исполнения постановлений по делам об административных правонарушениях.

Сорокин В.Д. писал, — «Что касается Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, то его существование может быть оправданным лишь при одном непременном условии: если он включает в себя все до единого составы административных правонарушений. В этом смысле Кодекс, регулирующий вопросы самостоятельного вида юридической ответственности, не может быть ничем иным, кроме как своего рода юридическим монополистом. Надо ли доказывать, что КоАП — та форма юридического монополизма, которая в наибольшей степени отвечает требованиям эффективности регулирования этого вида общественных отношений, требованиям, характерным для правового государства. Параллельное же существование КоАП с десятками отдельных нормативных актов, регулирующих «свои» административные правонарушения, является бессмысленным» [12] .

КоАП РФ стал огромной вехой в установлении единого подхода в вопросах административной ответственности, но всё же, по мнению практически всех авторов, перечисленных в настоящей работе, окончательная кодификация норм об административной ответственности — следующий шаг в избранном законодателем направлении.

[1] Султанов А.Р. — начальник юридического управления ОАО «Нижнекамск-нефтехим», судья Третейского энергетического суда, член Ассоциации по улучшению жизни и образования. Статья «О кодификации законодательства об административных правонарушениях и антимонопольном законодательстве». «Закон», 2007, N 7

[2] См., например: Салищева Н.Г. Проблемные вопросы института административной ответственности в России // В сб.: Административная ответственность: вопросы теории и практики. — М., 2004. — С. 11, 12; Студеникина М.С. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в системе действующих федеральных кодексов // В сб.: Административная ответственность: вопросы теории и практики. — М., 2004. — С. 21; и др.

[3] Соколов А.Ю. Административная ответственность за нарушения антимонопольного законодательства: дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 137.

[4] СЗ РФ, 2002. — № 28, ст. 2790; 2003, № 2, ст. 157; № 52 (1 ч.), ст. 5029, ст. 5032, ст. 5038; 2004, № 27, ст. 2711.

[5] СЗ РФ. — 2001. — № 51. — Ст. 4832.

[6] СЗ РФ – 1998. — №31. — ст. 3824

[7] См. напр., Панова И.В. Еще раз о двух тенденциях, разрушающих целостность института административной ответственности. / Высшая школа экономики «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», 2007, N 8.

[8] См. напр., Украинский Р.В. Налоговый кодекс о налоговой ответственности. // Законодательство. 1999г. №5

[9] Кизилов В. Правовые аспекты административной ответственности юридических лиц в налоговых отношениях // Хозяйство и право. — ноябрь 2002 г.

[10] Игнатенко В.В. Правовое качество законов об административных правонарушениях: Монография. — Иркутск, 1998. — С. 40; Полянский И.А. Законодательство субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях // В сб.: Роль юридического образования и науки в формировании гражданского общества и правового государства: сборник материалов юбилейной научно-практической конференции, посвященной 65-летию юридического факультета ХГАЭП / Под общ ред. С.В. Нарутто и В.Н. Ширяева. — Хабаровск, 2005. — С. 40.

[11] См.: Козин В.В. Проблемы правового регулирования административной ответственности Республики Карелия // Административная ответственность: вопросы теории и практики (Восьмые «Лазаревские чтения») // Государство и право. — 2005. — № 1. — С. 13.

[12] Сорокин В.Д. Административный процесс и административно-процессуальное право – СПб Издательство юридического института (Санкт-Петербург) 2002 – 474 с.

Нормативно правовые акты коап