Ст. 159, ч. 3 УК РФ: наказание, комментарии, судебная практика

Мошенничество (159-я статья УК) рассматривается как незаконное присвоение принадлежащего другим людям имущества. Это преступление может предполагать также приобретение прав на чьи-либо ценности посредством злоупотребления доверием или обмана. Большое внимание уделяется ч. 3 ст. 159 УК РФ. Мошенничество с использованием должностных полномочий или в крупном размере представляет особую угрозу для общества. Рассмотрим эту часть подробнее.

Ст. 159, ч. 3: приговоры

Виновному, использовавшему при преступлении свое должностное положение или совершившему деяние в крупном размере, может назначаться штраф. Его величина определяется из расчета зарплаты либо другой прибыли субъекта за 1-3 года. Может устанавливаться фиксированная сумма от 100 до 500 тыс. р. Эта санкция — самое мягкое при данных обстоятельствах наказание. Ст. 159, ч. 3 также предполагает принудительные работы. Их продолжительность — до 5 лет. Этот приговор ч. 3 ст. 159 УК РФ может сопровождаться дополнительно ограничением в свободе виновного до 2 лет. В статье предусматривается и тюремное заключение субъекта. Его длительность — до 6 лет. В ст. 159, ч. 3 УК РФ наказание в форме лишения свободы допускается дополнить ограничением свободы либо штрафом. Размер последнего — до 10 тыс. р. либо равняется поступлениям/зарплате виновного за месяц. Ограничение свободы по ст. 159, ч. 3 УК РФ — наказание, продолжительность которого в данном случае не более полутора лет.

Разъяснение понятий

Под хищением следует понимать безвозмездные незаконные изъятия. Они совершаются виновным по корыстным мотивам. Хищение — это также обращение имущества, владельцем которого выступает другое лицо, в пользу как самого преступника, так и прочих граждан. Деяния, подпадающие под ст. 159, ч. 3, причиняют вред собственнику ценностей или иному их владельцу. Под крупным следует понимать размер, превышающий в стоимостном выражении 250 тыс. р.

Постановление Пленума ВС

При рассмотрении деяний, которые охватываются ст. 159, ч. 3, судебная практика основывается на разъяснениях Верховного Суда. Постановление было утверждено 27 декабря 2007 года и имеет номер 51. В нем регламентируется процедура разбирательства дел, касающихся растраты, присвоения и собственно мошенничества.

Основания для ответственности

Субъект деяния, указанного ст. 159, ч. 3 УК, специфический. По общим основаниям к ответственности привлекаются вменяемые физлица с 16 лет. Что касается рассматриваемой части, то субъектом может быть лицо, которое пребывает на определенном посту. Крупный размер — еще один признак, позволяющий применить ст. 159, ч. 3. Комментарий к норме указывает на то, что величина ущерба в стоимостном (денежном) выражении не должна быть больше миллиона рублей, но не меньше 250 тысяч. При выпадении величины вреда за указанные рамки используются иные части рассматриваемой статьи.

Ч. 3, ст. 159 УК РФ: комментарии

Уголовное преследование относительно лиц, которые совершили преступные деяния, начинается в момент возбуждения производства по выявленным фактам или при привлечении их как подозреваемых либо обвиняемых. Данные статусы имеют определенные черты, позволяющие отличить их. В частности, подозреваемым называют гражданина, по отношению к которому возбуждено дело или который получил извещение о его подозрении в деянии, рассматриваемом в ст. 159, ч. 3. Обвиняемым лицо становится после вынесения соответствующего постановления. В этом документе прописывается этот его статус.

Мера пресечения

В случае если гражданин подозревается либо обвиняется в преступлении, указанном в ст. 159, ч. 3, следователь/дознаватель может выбрать любой вариант из ст. 98 УПК. Как правило, в отношении таких лиц избирается мера в форме:

  • Подписки о невыезде.
  • Ареста (домашнего).
  • Залога.
  • Заключения под стражу.
  • Личного поручительства.

Решение заключить гражданина под стражу, применить меру в форме залога либо домашнего ареста принимается исключительно в судебном порядке. Взятие подписки либо личного поручительства осуществляется в ходе предварительной работы уполномоченными лицами (дознавателем/следователем).

Особенности применения санкций

При рассмотрении деяний, попадающих под ст. 159, ч. 3, учитываются уровень угрозы для общества, характер этой опасности. Немаловажное значение имеет установление точного размера вреда, который возник от противоправных действий. При выборе санкций исследуется личность виновного, степень вероятного воздействия меры принуждения на последующее его исправление. Во внимание принимают и условия жизни его ближайших родственников.

Строгость и смягчение санкций

Менее жесткое наказание может устанавливаться на основании положений статьи 64 УК. В этой норме предусматривается, что орган, уполномоченный на разбирательство дела, имеет возможность применить более мягкие санкции либо не использовать дополнительные принудительные меры. Такие решения могут обусловливаться наличием факторов, касающихся мотивов и целей деяния, непосредственной ролью субъекта в преступлении, характером его поведения при совершении неправомерных действий. На смягчение санкций способны повлиять и иные обстоятельства, значительно снижающие уровень общественной угрозы. Более жесткая, чем предусмотрено ст. 159, ч. 3 или 4, мера принуждения может применяться при совокупности преступлений. Это означает, что лицо привлечено по нескольким статьям одновременно. Также ужесточение санкций имеет место при наличии у обвиняемого в мошенничестве на дату разбирательства преступления другого непогашенного наказания.

Конфискация имущества

Согласно положению нормы 104.1 кодекса, данная процедура не предусматривает изъятия в пользу государства соответственно приговору денег, материальных ценностей, имущества, которые были приобретены виновным в результате преступного действия в виде мошенничества. Данное право устанавливается статьей 1064 ГК. По ее положениям вред, который нанес субъект потерпевшему, должен быть компенсирован в полной мере. Возмещает ущерб, соответственно, виновный. Суд по заявлению прокурора, пострадавшего, истца (гражданского), их представителей может принять постановление об использовании мер, направленных на обеспечение компенсации ущерба, возникшего в результате преступления. Это право предоставлено ст. 230 УПК. Исполнителями этого судебного акта являются служащие ФССП. Постановлением, таким образом, может налагаться арест на любое имущество, которым владеет виновный в противоправных действиях.

Уполномоченные на расследование лица

Дела, которые возбуждаются по выявленным фактам мошенничества, относятся к категории альтернативной подследственности. Предварительные мероприятия входят в компетенцию следователей/дознавателей МВД и прочих правоохранительных структур, которые выявили преступление. Расследование деяний, попадающих под часть третью, вторую и четвертую рассматриваемой статьи, осуществляется служащими следственных управлений при ОВД РФ. Как правило, продолжительность предварительных мероприятий находится в пределах 2-6 мес. При наличии нескольких эпизодов в производстве либо в том случае, если в преступлении подозревается несколько лиц, расследование может затянуться на несколько лет.

Обстоятельства, подлежащие установлению

В процессе предварительных мероприятий служащие, выполняющие следственную работу либо дознание в рамках дела о мошенничестве, выявляют и подтверждают факты, которые должны быть доказаны согласно УПК. К таким обстоятельствам следует отнести:

  1. События незаконного деяния, указанные в рассматриваемой части комментируемой статьи.
  2. Обстоятельства, в которых совершено преступление.
  3. Виновность гражданина в инкриминируемом ему деянии. В частности, речь идет о наличии в его поведенческих актах преступного состава.
  4. Размер и характер понесенного пострадавшим при неправомерном деянии вреда.
  5. Факторы, которыми исключается преступность и наказуемость поведения.
  6. Обстоятельства, на основании которых возможно освобождение от ответственности.
  7. Смягчающие и отягчающие вину факторы.

Доказательная база

В рамках предварительных следственных мероприятий уполномоченные служащие осуществляют сбор материалов, которые будут выступать как обоснование их позиции в признании виновности подозреваемых лиц. Обычно доказательствами являются:

  1. Показания непосредственно самого гражданина, привлеченного к производству в качестве обвиняемого или подозреваемого.
  2. Заключения и пояснения экспертов.
  3. Вещественные доказательства.
  4. Показания пострадавшего от мошеннических действий. Если потерпевшим выступает юрлицо, то пояснения дает представитель от организации.
  5. Заключения и разъяснения специалистов.
  6. Протоколы, фиксирующие следственные мероприятия, и прочие документы, имеющие доказательное значение.

Этап предварительных мероприятий завершается в момент, когда собранные материалы направляются прокурору. Он, в свою очередь, утверждает обвинительный акт (заключение).

Разбирательство дела

Материалы, собранные в отношении лиц, совершивших деяния по ч. 1, с обвинительным актом отправляются по подсудности в первую инстанцию мировому судье. Дела о преступлениях, которые указываются в частях третьей, четвертой и второй рассматриваемой статьи, разбираются в районных (областных) уполномоченных органах. В рамках заседания все материалы и доказательства, собранные на этапе предварительной следственной работы, подлежат непосредственному изучению. В качестве исключения законодательство допускает случаи, в которых судебное решение выносится в особом порядке уголовного производства. Постановление о дальнейших процессуальных действиях в отношении обвиняемых должно основываться на тех доказательствах, которые изучались в ходе заседания. В процессе разбирательства судья заслушивает выступление подсудимых, потерпевших, свидетелей. В рамках заседания показания дают также эксперты. Судья оглашает протоколы и прочие документы, выполняет иные действия, направленные на исследование предоставленных материалов.

Важный момент

Разбирательство в суде выполняется исключительно в отношении обвиняемого. При этом рассматриваются материалы только по предъявляемому гражданину обвинению. Изменение прокурорского акта допускается в исключительных случаях. При этом такие действия не должны повлечь ухудшения положения виновного. Изменение не может нарушать права подсудимого на защиту. Эти правила означают, что те либо другие корректировки обвинения могут быть произведены только в сторону смягчения.

По результатам разбирательства, исследования доказательной базы, заслушанных выступлений участников процесса судья первой инстанции вправе утвердить оправдательный либо обвинительный акт. В процессе принятия решения уполномоченное лицо должно ответить на обязательные вопросы. Они звучат следующим образом:

  1. Доказано ли, что инкриминируемое деяние действительно было совершено.
  2. Установлено ли, что в мошенничестве участвовал именно обвиняемый.
  3. Признано ли деяние преступлением.
  4. Какой именно пункт части 3 рассматриваемой статьи охватывает вменяемое незаконное поведение.
  5. Доказана ли виновность подсудимого в совершении мошенничества.
  6. Подлежат ли санкции, установленные соответствующей частью статьи, применению в отношении гражданина.
  7. Выявлены ли обстоятельства, способствующие ужесточению либо смягчению наказания.

Следует, однако, отметить, что в разбирательстве дел по рассматриваемой статье уполномоченное лицо достаточно часто при первоначальном изучении полученных доказательств устанавливает их бесперспективность. В этой связи в последнее время судьи возвращают такие материалы обратно прокурору. В таких случаях они руководствуются основаниями, указанными статьей 237 (часть первая) УК. Таким образом, собранные материалы даже не проходят рассмотрения ввиду несостоятельности доказательств. Несмотря на это, в практике достаточно много дел, в которых в отношении подсудимых были вынесены обвинительные приговоры. Избежать ответственности тем не менее при установленных фактах вряд ли удастся.

ст. 159 УК Судебная практика | Мошенничество

Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием

П Р И Г О В О Р
Именем Российской Федерации

27 мая 2015 г. Бутырский районный суд г. Москвы в составе:
председательствующего судьи Логинова Г.А. – единолично, с участием:
государственного обвинителя — помощника прокурора Бутырской межрайонной прокуратуры г.Москвы Логвиненко М.А.,

подсудимой Лисовой С.А., ее защитника – адвоката Эвентова М.И., подсудимой Медведевой М.А., ее защитника – адвоката Эвентова М.И. подсудимой Самохваловой С.Г., ее защитника – адвоката Космыниной И.В., подсудимого Быстрова А.А., её защитника – адвоката Эвентова М.И.,

при секретаре Яровой Ю.К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела № 1-350/11 в отношении:

ЛИСОВОЙ С.А., ,обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

МЕДВЕДЕВОЙ М.А., ;обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

БЫСТРОВА А.А., ;
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

САМОХВАЛОВОЙ С.Г., ;
обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

У С Т А Н О В И Л:

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так, Лисова С.А., являясь на основании трудового договора и изменениям к указанному трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ работником ФИО2 ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором о полной индивидуальной материальной ответственности, материальную ответственность за материальные ценности, вверенные ей по роду ее служебной деятельности;

Медведева М.А., являясь на основании трудового договора и изменениям к указанному трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ работником ФИО2 ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором о полной индивидуальной материальной ответственности, материальную ответственность за материальные ценности, вверенные ей по роду ее служебной деятельности;

Быстров А.А., являясь на основании трудового договора б/н от ДД.ММ.ГГГГ и распоряжения № от ДД.ММ.ГГГГ ФИО4 в ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором о полной материальной ответственности б/н от ДД.ММ.ГГГГ, материальную ответственность за имущество охраняемого объекта, вверенные ему по роду его служебной деятельности, имея умысел на хищение денежных средств, принадлежащих ФИО3, расположенном по адресу: в неустановленное следствием время, но не позднее 20 ноября 2010 года, вступили в предварительный сговор друг с другом, на совершение хищений денежных средств ФИО3, предназначенных для возврата денежных средств клиентам ООО за товар, не отвечающий их требованиям. В соответствии с данной договоренностью ими было принято решение о том, что . При этом, несмотря на то, кто бы такой чек нашел, на Лисову С.А. илиМедведеву М.А., как работников , на которых в соответствии с их должностной инструкцией возлагается обязанность по оформлению возврата товара и передаче за него клиенту денежных средств, возлагалась роль по заполнению, в нарушении своей должностной инструкции, а также инструкции по возврату и обмену товара от покупателя, . Подписи в заявлении о возврате денежных средств от имени клиентов, в соответствии с достигнутой между ними договоренности, они планировали ставить по очереди. НаБыстрова А.А. возлагалась обязанность , с целью введения в заблуждения сотрудников отдела ФИО5 и руководства ООО и сокрытия совершенного хищения. После производства указанных действий, в соответствии с ранее достигнутой договоренностью, денежные средства, за якобы возвращенный в ФИО3 товар должны были изыматься из кассы кем-то из кассиров, либо Лисовой С.А. или Медведевой М.А., и распределятся поровну между всеми участниками такого хищения.

Так, 20 ноября 2010 года, находясь по вышеуказанному адресу, Быстров А.А., около 18 час. 00 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 20.11.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А.и Медведевой М.А. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «LG 32 LD 42» стоимостью 16 555 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, Быстров А.А. передал Лисовой С.А. иМедведевой М.А. копию указанного чека. . Тем самым они путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Лисова С.А. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Медведевой М.А., в 21 час. 13 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 20.11.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 16 666 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, при помощи присоединившейся к ним другой соучастницы (в отношении которой дело выделено в отдельное производство), совершили новое хищение.

05 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 09 час. 02 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 05.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и другой соучастнице для хищения денежных средств ФИО3, игровых приставок «Консоль Игровая» и «XBOX 360 Arcade» общей стоимостью 17 580 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передал Медведевой М.А. копию указанного чека. . Тем самым они, путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Лисова С.А. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Медведевой М.А. и другой соучастницы в 10 час. 05 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек№ от 05.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 17 580 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми и другой соучастницей между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А., Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так, Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А, при указанных выше обстоятельствах, при помощи присоединившейся к ним соучастнице — Самохваловой С.Г. являющейся на основании трудового договора № отДД.ММ.ГГГГ и изменениям к указанному трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ группы ФИО2 ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором № от ДД.ММ.ГГГГ о полной индивидуальной материальной ответственности, материальную ответственность за материальные ценности, вверенные ей по роду ее служебной деятельности, совершили новое хищение.

05 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 15 час. 00 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 04.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Samsung LE-32C3» стоимостью 13 990 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передалЛисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. копию указанного чека. . Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., а также Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 15 час. 11 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 05.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 13 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, при помощи присоединившейся к ним другой соучастницы (в отношении которой дело выделено в отдельное производство), совершили новое хищение.

11 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 19 час. 20 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 11.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и другой соучастнице для хищения денежных средств ФИО3 ЖК-телевизора «Samsung LE-32C3» стоимостью 13 990 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передалМедведевой М.А. копию указанного чека. При этом, Лисова С.А. следила за окружающей обстановкой и в случае необходимости должна была предупредить своих соучастником о приближении руководства, Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., другая соучастница, а также Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, другая соучастница, после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. иМедведевой М.А. в 19 час. 32 мин., распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 11.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 13 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми и другой соучастницей между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 19 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Медведева М.А., около 12 час. 00 мин., получила в свое распоряжение гарантийный талон на ЖК – телевизор «Philips 19PFL34», который предложила использовать Лисовой С.А., Самохваловой С.Г. и Быстрову А.А.для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Philips 19PFL34» стоимостью 9 990 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передала Лисовой С.А. и Самохваловой С.Г. вышеуказанный гарантийный талон. . Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., а также Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 12 час. 06 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 19.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 9 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 28 ноября 2010 года, находясь по адресу: , Лисова С.А., около 14 час. 00 мин., получила в свое распоряжение контрольно-кассовый чек № от 28.11.2010 г., который 19 декабря 2010 г. предложила использовать Медведевой М.А., Самохваловой С.Г. и Быстрову А.А. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Samsung LE-32C3» стоимостью 16 992 рублей 00 копеек. Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., а такжеБыстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 18 час. 52 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 19.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 16 992 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 19 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Медведева М.А., в неустановленное следствием время, получила в свое распоряжение контрольно-кассовой чек № от 13.12.2010 г., который предложила использовать Лисовой С.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Sharp 26S7» стоимостью 13 990 рублей 00 копеек. Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 19 час. 09 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек №от 05.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 13 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 24 декабря 2010 года, находясь по адресу: , сотрудник ФИО4 Быстров А.А., около 14 ч. 40 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 24.12.2010 г., который 25 декабря 2010 года около 09 ч. 10 мин. предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3, трех ЖК — телевизоров «Samsung LE-32C3» общей стоимостью 38 970 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передал Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. копию указанного чека. . Тем самым она Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 15 час. 11 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек №от ДД.ММ.ГГГГ и взяла из кассы денежные средства в размере 38 970 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 28 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 13 час. 50 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 28.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3 двух ЖК-телевизоров «Samsung LE-32C3» общей стоимостью 25 980 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передал Лисовой С.А, Медведевой М.А. иСамохваловой С.Г. копию указанного чека. . Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 13 час. 54 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 28.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 25 980 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены между подсудимыми. Тем самым причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

В судебном заседании подсудимые Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А, Самохвалова С.Г. поддержали свое ходатайство, заявленное по окончании предварительного следствия о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке и с предъявленными им обвинениями в совершении преступлений согласились, обстоятельства содеянного не отрицают, вину признают, в содеянном раскаиваются.

Считаю возможным постановить приговор без проведения судебного разбирательства, так как удостоверено, что подсудимые осознают характер и последствия заявленного ими ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства; ходатайство заявлено добровольно и после консультации с защитником; государственный обвинитель и потерпевшая сторона согласны с ходатайством; наказание по предъявленным подсудимым обвинениям предусматривает лишение свободы не свыше 10 лет.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что предусмотренные законом условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства соблюдены.

Суд считает, что обвинение обоснованно, подтверждается собранными по делу доказательствами. Органом следствия действия подсудимых квалифицированы верно, и суд с данной квалификацией соглашается.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступлений, а также данные о личности подсудимых, в том числе обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

Совершенные подсудимыми преступления относятся к категории тяжких, преступления корыстные, направленные против собственности.

Подсудимая Лисова С.А. вину в совершении преступлений признала, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Подсудимая Медведева М.А. вину в совершении преступлений признала, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Подсудимый Быстров А.А. вину в совершении преступлений признал, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Подсудимая Самохвалова С.Г. вину в совершении преступлений признала, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Учитывая в совокупности вышеизложенные обстоятельства, а также принимая во внимание обстоятельства содеянного, мнение потерпевшей стороны и прокурора, не настаивающих на строгом наказании, суд считает возможным – назначив наказание в виде лишения свободы, применить положение ст.73 УК РФ – условное осуждение.

С учетом обстоятельств совершения преступлений, суд считает возможным не назначать дополнительное наказание в виде ограничения свободы подсудимым, а также с учетом материального и семейного положения считает возможным не назначать и штраф в качестве дополнительного наказания.

Руководствуясь ст.304; 307-309; ч.7 ст.316 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать ЛИСОВУ С.А. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ей наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 3(ТРЕХ) лет лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 3(ТРИ) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденной.

Меру пресечения Лисовой С.А. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать МЕДВЕДЕВУ М.А. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ей наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 3(ТРЕХ) лет лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 3(ТРИ) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденной.

Меру пресечения Медведевой М.А. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать БЫСТРОВА А.А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ему наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 3(ТРЕХ) лет лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 3(ТРИ) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденного.

Меру пресечения Быстрову А.А. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать САМОХВАЛОВУ С.Г. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ей наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 2(ДВУХ) лет и 6(ШЕСТИ) месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 2(ДВА) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденной.

Меру пресечения Самохваловой С.Г. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Мосгорсуд в течение 10 суток со дня провозглашения, с соблюдением требований ст.317 УПК РФ. В случае подачи кассационной жалобы осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Изъяны в правоприменении ст. 159 УК

Соавтор: Денис Волков, младший юрист Юридической группы «Парадигма»

В соответствии с понятием, взятым из нормы ст. 159 УК РФ, мошенничеством признается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Наказание за мошенничество в различных сферах предусмотрено ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4 (утратила силу), 159.5 и 159.6 УК РФ. Однако в сфере предпринимательства зачастую возникают ситуации, при которых действия, являющиеся обыкновенной хозяйственной деятельностью, квалифицируются как мошенничество.

В первую очередь речь идет о неисполнении договорных обязательств, которые подпадают под сферу гражданских правоотношений. Нередки случаи, когда контрагенты, для того чтобы взыскать долг, идут на различные злоупотребления, в частности, пытаясь привлечь другую сторону договора к уголовной ответственности. Такие действия могут быть направлены как на то, чтобы обязать эту сторону исполнить договор под угрозой уголовного преследования, так и на уничтожение конкурентов, в том числе посредством рейдерского захвата бизнеса.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов привел статистику уголовного преследования предпринимателей: в 2016 г. было возбуждено 187 077 дел по ст. 159–159.6 УК РФ в отношении бизнеса. Из них только 29 021 дело доведено до суда, что составляет 16,3%, остальные дела «развалились».

Необходимо отметить, что даже те дела, которые закрываются и не доходят до суда, приводят предпринимателя не только к репутационным издержкам и потере контрагентов, но зачастую к ликвидации и закрытию бизнеса.

Кроме того, в случае возбуждения уголовного дела есть существенный риск, что предприниматель может оказаться заключенным под стражу или домашний арест. В этом случае предприниматель теряет способность управлять бизнесом, и до недавнего времени в такой ситуации он не имел даже возможности нотариально оформить своим доверенным лицам право управлять бизнесом, так как нотариусов не пускали к предпринимателям, которые находились в СИЗО или под домашним арестом.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или суда.

Частью 1.1. ст. 108 УПК РФ установлено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также ст. 171–174, 174.1, 176–178, 180–183, 185–185.4, 190–199.4 УК РФ, при отсутствии обстоятельств, указанных в п. 1–4 ч. 1 настоящей статьи.

В качестве примера избрания меры пресечения в виде заключения под стражу можно привести дело в отношении бизнесмена Сергея Полонского.

Изначально Полонский и его подельники обвинялись в хищении в особо крупном размере, однако в ходе судебного процесса обвинение было переквалифицировано на статью о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности. Поводом для возбуждения и расследования дела послужило подозрение в хищении с 2008 по 2009 г. денег граждан (более 2,6 млрд руб.) – участников долевого строительства многоквартирных домов ЖК «Кутузовская Миля» и ЖК «Рублевская Ривьера».

12 июля 2017 г. Пресненский районный суд г. Москвы признал виновным Полонского в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности с причинением ущерба в особо крупном размере), и приговорил к 5 годам заключения. Однако фигуранта освободили от назначенного наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности – он был освобожден из-под стражи в зале суда. Его подельники также были признаны виновными и наказаны, но тоже освобождены в связи с истечением срока давности.

Примечательными в данном деле стали факт ареста Полонского в Камбодже, депортация его в Москву и избрание в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу на время следствия. Избрание указанной меры пресечения обусловлено тем, что Полонский нарушил п. 1 ст. 108 УПК РФ – скрылся от органов предварительного расследования.

Несмотря на то что в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г. N 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» говорится, что в каждом случае необходимо обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения, даже если имеются отягчающие обстоятельства, проблема заключения предпринимателей на время следствия гораздо шире и глубже.

Одной из основных проблем правоприменения норм ст. 159 УК РФ является умышленный перевод разбирательства обычной хозяйственной деятельности между предпринимателями в уголовное преследование. Проще говоря, возбуждение недобросовестными представителями правоохранительных органов уголовного дела при отсутствии состава мошенничества с целью оказания давления на бизнес, в том числе из коррупционных побуждений.

На практике следствие зачастую возбуждает дело в отношении предпринимателя по общей ст. 159 УК РФ, мотивируя это тем, что «умысел возник до заключения договора». Такая формулировка позволяет обходить процессуальные особенности, предусмотренные для предпринимателей.

Ну а далее, «в связи с тем, что подозреваемый может уклониться и избежать правосудия» или «может помешать следствию» такого предпринимателя заключают в СИЗО до суда. Необходимо учитывать, что применение подобной меры пресечения имеет кумулятивный эффект и моментально сказывается на других сферах: бизнес уничтожается, люди теряют работу, семьи лишаются средств к существованию.

Такие противоправные действия правоохранительных органов наносят ущерб не только предпринимателям, но и стране в целом, так как это приводит к закрытию рабочих мест, сокращению налогов, поступающих в бюджет, а также негативно сказывается на предпринимательской активности и инвестиционной привлекательности нашего государства.

Единственным фактором, который отделяет неисполнение договора от мошеннических действий, является умысел на совершение преступления. В случае если предприниматель заключил договор, чтобы его не исполнить и похитить деньги, – это преступление, но если он после заключения договора добросовестно исполнял договорные обязательства, а потом в силу обстоятельств (например, из-за кризиса) перестал их исполнять – это предмет для разбирательства в арбитражном суде. Решение указанной проблемы лежит в повышении контроля вышестоящим руководством правоохранительных органов за подчиненными, надзора прокуратуры и более объективном формировании судебной практики в целях реального доказывания умысла. В настоящее время зачастую в обвинительном заключении и приговорах производится лишь констатация предположения, что умысел был.

Другой проблемой является размер причиненного ущерба, который вменяется предпринимателям по данной статье. В новой редакции ст. 159 УК РФ отсутствует квалификация обычного мошенничества в сфере предпринимательства – есть только значительный, крупный и особо крупный размеры ущерба. Таким образом, предприниматели, совершившие мошенничество в малых размерах, подпадают под ч. 1 ст. 159 УК РФ (обычное мошенничество).

При квалификации предпринимательской деятельности также возникают вопросы: являются ли генеральный директор и бухгалтер предпринимателями и подлежат ли их действия квалификации по специальным составам? На практике под предлогом того, что генеральный директор и бухгалтер не являются предпринимателями, их зачастую заключают под стражу.

В последнее время суды стали чаще применять меру пресечения в виде домашнего ареста вместо заключения под стражу, но такую меру пресечения, как залог в отношении подозреваемых и обвиняемых, практически не используют. Учитывая, что домашний арест не только ограничивает человека в его перемещениях, но и не позволяет ему исполнять обязанности по руководству бизнесом, вполне целесообразным будет расширение применения по экономическим преступлениям такой обеспечительной меры, как залог.

Устранение проблем правоприменения ст. 159 УК РФ, таких как:

1) решение хозяйственных споров через уголовное преследование предпринимателей;

2) формальность доказывания умысла;

3) отказ рассматривать генерального директора и бухгалтера в качестве предпринимателей;

4) редкое применение меры пресечения в виде залога, существенно улучшит правовое положение предпринимателей, которые сталкиваются с уголовным преследованием за мошенничество, а также снизит количество лиц, необоснованно привлекаемых к ответственности.

Практика по уголовным делам ст 159 ч 3