Комментарии к СТ 10.4 КоАП РФ

Статья 10.4 КоАП РФ. Непринятие мер по обеспечению режима охраны посевов и мест хранения растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры

Комментарий к статье 10.4 КоАП РФ:

1. Единой конвенцией о наркотических средствах (Нью-Йорк, 30 марта 1961 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXIII. М., 1970. С. 105 — 136) определено, что Стороны принимают законодательные и административные меры для того, чтобы ограничить исключительно медицинскими и научными целями производство, изготовление, ввоз, вывоз, распределение наркотических средств. Названной Единой конвенцией, а также Конвенцией о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (Вена, 20 декабря 1988 г.) // Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. Вып. XLVII. M., 1994. Ст. 133 — 157) установлены формы контроля за культивированием наркотических средств.

2. Федеральным законом от 19 мая 2010 г. N 87-ФЗ внесены существенные изменения в ст. 18 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» (с изм. и доп.).

В ч. 1 этой статьи установлен запрет на культивирование на территории Российской Федерации растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры. Указаны случаи, когда допускается культивирование таких растений (в научных и учебных целях, а также в целях экспертной деятельности).

Статья 29 указанного выше Закона определяет порядок уничтожения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. В ч. 3 данной статьи указано, что юридические лица, не имеющие лицензии на культивирование конкретных растений, включенных в Перечень, и физические лица, являющиеся собственниками или пользователями земельных участков, на которых произрастают указанные растения, обязаны их уничтожить. В случае отказа от добровольного уничтожения указанных растений осуществляется их принудительное уничтожение за счет указанных физических и юридических лиц.

Отметим, что Перечень дикорастущих растений, которые рассматриваются как растения, содержащие наркотические средства, психотропные вещества, значительно расширен, поскольку в него включены растения, содержащие не только указанные средства и вещества, но и их прекурсоры. См. по данному вопросу Постановления Правительства Российской Федерации от 30 октября 2010 г. N 881 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросу осуществления деятельности, связанной с культивированием растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры»; от 27 ноября 2010 г. N 934 «Об утверждении перечня растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры и подлежащих контролю в Российской Федерации»; от 22 декабря 2010 г. N 1087 «Об утверждении Положения об уничтожении растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры».

Ответственность за непринятие мер по уничтожению таких растений наступает со дня вступления в силу Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 87-ФЗ.

В соответствии со ст. 1 названного Закона к прекурсорам наркотических средств и психотропных веществ относятся вещества, часто используемые при производстве, изготовлении, переработке наркотических средств и психотропных веществ, включенные в Перечень. Там же определено понятие наркотических средств (см. комментарий к ст. 6.8 Кодекса).

3. Объектом административного правонарушения являются отношения, связанные с исполнением установленного порядка культивирования наркотикосодержащих растений в Российской Федерации.

Постановлением Правительства РФ от 27 ноября 2010 г. N 934 утвержден Перечень растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры и подлежащих контролю в Российской Федерации.

Этим же Постановлением утверждены крупный и особо крупный размеры культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, для целей ст. 231 УК РФ.

Кроме того, внесены изменения в ранее принятое Постановление Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76 и определены крупный и особо крупный размеры для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей ст. ст. 228, 228.1 и 229 УК РФ.

Таким образом, определены критерии разграничения административной и уголовной ответственности в рассматриваемой сфере.

4. Объективную сторону данного правонарушения составляет бездействие, т.е. непринятие должностными лицами, ответственными за охрану наркотикосодержащих растений и продуктов их переработки, мер к обеспечению установленного режима охраны посевов, мест хранения и переработки этих растений, а также мер по уничтожению пожнивных остатков и отходов производства, содержащих наркотические вещества, психотропные вещества или их прекурсоры, отсутствие соответствующих договоров на охрану и т.п. При этом непринятие соответствующих мер напрямую не связывается с наступлением последствий бездействия (хищением, незаконным изготовлением наркотических средств).

5. С субъективной стороны рассматриваемые правонарушения могут быть совершены как умышленно, так и по неосторожности.

6. Субъектами правонарушений являются должностные лица, ответственные в связи со своими служебными обязанностями за соблюдение установленного режима по охране посевов наркотикосодержащих растений, мест их хранения и переработки, а также за уничтожение пожнивных остатков и отходов производства. Такими должностными лицами могут быть как лица, занимающие соответствующие должности в государственных унитарных предприятиях, выращивающих наркотикосодержащие растения, так и сотрудники (работники) вневедомственной охраны МВД России или ведомственной охраны федеральных органов исполнительной власти, непосредственно охраняющие указанные объекты.

7. Дела об административных правонарушениях рассматриваются должностными лицами органов внутренних дел (полиции) (ст. 23.3) и органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ст. 23.63).

Протоколы об административных правонарушениях составляются должностными лицами указанных выше органов (ч. 1 ст. 28.3).

Статья 29.1.3. Юридическая сила доказательств, полученных на территории иностранного государства

СТ 29.1.3 КоАП РФ

Доказательства, полученные на территории иностранного государства его должностными лицами в ходе исполнения ими запроса о правовой помощи по делам об административных правонарушениях или направленные в Российскую Федерацию в приложении к поручению об осуществлении административного преследования в соответствии с международными договорами Российской Федерации или на началах взаимности, заверенные и переданные в установленном порядке, пользуются такой же юридической силой, как если бы они были получены на территории Российской Федерации в соответствии с требованиями настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 29.1.3 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Комментируемая статья говорит о возможности использования доказательств, полученных на территории иностранного государства при исполнении запроса о правовой помощи в производстве по делу об административном правонарушении. Для этого необходимо соблюдение нескольких условий: во-первых, легальный источник доказательств, т.е. доказательства должны быть получены и закреплены должностными лицами иностранного государства в ходе исполнения ими запроса о правовой помощи по делам об административных правонарушениях; во-вторых, доказательства могут быть направлены в Российскую Федерацию в приложении к поручению об осуществлении административного преследования в соответствии с международными договорами или на началах взаимности; в-третьих, доказательства должны быть заверены и переданы в установленном порядке. При соблюдении данных условий доказательства, полученные на территории иностранного государства, пользуются такой же юридической силой, как если бы они были получены на территории Российской Федерации в соответствии с требованиями КоАП РФ.

2. В соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу. Следовательно, доказательства, полученные на территории иностранного государства, также подлежат проверке на соответствие требованиям относимости, допустимости и достоверности, которые предъявляются ко всем доказательствам в производстве по делу об административном правонарушении.

3. Под легализацией документов, созданных в иностранном государстве, понимается формальная процедура, используемая дипломатическими или консульскими агентами страны, на территории которой документ должен быть представлен, для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ.

В соответствии со ст. 3 Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов, заключенной в г. Гааге 5 октября 1961 г. (Россия присоединилась к Гаагской конвенции с 31 мая 1992 г.), единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, является проставление апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ совершен.

Апостилем является специальный штамп, который в соответствии с названной Конвенцией ставится на официальных документах государств — участников Конвенции с целью освободить эти документы от необходимой дипломатической или консульской легализации.

Апостиль проставляется на самом документе или на отдельном листе, скрепляемом с документом; он должен соответствовать образцу, приложенному к указанной Конвенции. Однако он может быть составлен на официальном языке выдающего его органа. Имеющиеся в нем пункты могут быть также изложены на втором языке. Заголовок «Apostille (Convention de la Haye du 5 octobre 1961)» должен быть дан на французском языке.

Апостиль проставляется по ходатайству подписавшего лица или любого предъявителя документа. Заполненный надлежащим образом, он удостоверяет подлинность подписи, качество, в котором выступило лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинность печати или штампа, которыми скреплен этот документ. Подпись, печать или штамп, проставляемые на апостиле, не требуют никакого заверения.

Однако проставление апостиля не может быть потребовано, если законы, правила или обычаи, действующие в государстве, из которого представлен документ, либо договоренности между двумя или несколькими договаривающимися государствами отменяют или упрощают данную процедуру или освобождают документ от легализации.

Данная Конвенция распространяется на официальные документы, которые были совершены на территории одного из договаривающихся государств и должны быть представлены на территории другого договаривающегося государства. В качестве официальных документов рассматриваются:

— документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющихся юрисдикции государства, включая документы, исходящие от прокуратуры, секретаря суда или судебного исполнителя;

— официальные пометки, такие как отметки о регистрации; визы, подтверждающие определенную дату; заверения подписи на документе, не засвидетельствованном у нотариуса. При этом Конвенция не распространяется на:

— документы, совершенные дипломатическими или консульскими агентами;

— административные документы, имеющие прямое отношение к коммерческой или таможенной операции.

4. Для того чтобы доказательства, полученные в порядке, предусмотренном комментируемой статьей, могли использоваться в производстве по делу об административном правонарушении, необходимо произвести действия, направленные на их процессуальную адаптацию, а именно: перевод протоколов процессуальных действий на русский язык; осмотр предметов и документов, обладающих признаками вещественных доказательств, и приобщение их к материалам дела.

Арбитражный суд Ростовской области

Обзор судебной практики по делам, связанным с привлечением арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

Обобщения судебной практики

Обзор судебной практики по делам, связанным с привлечением арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

На сегодняшний день Арбитражным судом Ростовской области рассматривается значительное количество дел о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее по тексту — КоАП РФ).

Судебная практика, сложившаяся в Северо-Кавказском округе по применению статьи 14.13 КоАП РФ не столь обширна, так же как и в других регионах России. При этом в настоящее время она складывается также и по результатам пересмотра судебных актов Арбитражного суда Ростовской области, ввиду чего целесообразно обобщить практику по данной категории дел на основании судебных актов Арбитражного суда Ростовской области и вышестоящих инстанций.

Состав административного правонарушения по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ образуют действия (бездействие) арбитражных управляющих по несоблюдению требований Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и иных нормативно-правовых актов в области несостоятельности (банкротстве).

В результате рассмотрения заявлений о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности были выявлены нарушения арбитражными управляющими требований Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в рамках процедуры наблюдения и конкурсного производства.

Практика рассмотрения Арбитражным судом Ростовской области споров, связанных с применением положений части 3 статьи 14.13 КоАП РФ; анализ постановлений Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа по указанным спорам.

1. Неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), которые необходимо выполнять на стадии конкурсного производства, не образует состав правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 Кодекса об административных правонарушения Российской Федерации, на стадии наблюдения.

В Арбитражный суд Ростовской области обратилось Управление Федеральной регистрационной службы России (далее по тексту — УФРС России) с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ за невыполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Решением Арбитражного суда Ростовской области в удовлетворении заявленного требования отказано по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 5 статьи 28 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)» №127-ФЗ в случае, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, опубликованные сведения должны содержать: наименование должника и его адрес; наименование арбитражного суда, принявшего судебный акт, дату принятия такого судебного акта и указание на наименование введенной процедуры банкротства, а также номер дела о банкротстве должника; фамилию, имя, отчество утвержденного арбитражного управляющего и адрес для направления ему корреспонденции, а также наименование соответствующей саморегулируемой организации и ее адрес; установленную арбитражным судом дату следующего судебного заседания по рассмотрению дела о банкротстве в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом; иную информацию в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

В соответствии с пунктом 4 статьи 68 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)» №127-ФЗ сообщение о введении наблюдения должно содержать: наименование должника — юридического лица или фамилию, имя, отчество должника — гражданина и его адрес; наименование арбитражного суда, вынесшего определение о введении наблюдения, дату вынесения такого определения и номер дела о банкротстве; фамилию, имя, отчество утвержденного временного управляющего и адрес для направления корреспонденции временному управляющему; установленную арбитражным судом дату судебного заседания по рассмотрению дела о банкротстве.

Как следует из материалов дела, в публикации о введении процедуры наблюдения в отношении СПК содержатся сведения, предусмотренные вышеуказанными статьями. При этом данные нормы права не содержат обязательного условия по указанию в публикации о введении наблюдения сведений о том, в какой срок кредиторы вправе предъявлять свои требования к должнику.

Таким образом, довод УФРС России о том, что в сообщении о введении в отношении СПК процедуры наблюдения должны быть указаны данные о том, в какой срок кредиторы вправе предъявлять свои требования к должнику, не соответствуют пункту 5 статьи 28 и пункту 4 статьи 68 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Таким образом, суд не усматривает в действиях арбитражного управляющего состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда оставлено без изменения.

2. Заявления Управления Федеральной регистрационной службы России в отношении одного арбитражного управляющего, который одновременно является арбитражным управляющим на нескольких предприятиях и нарушает обязанности, установленные ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», на нескольких предприятиях, рассматриваются как в рамках одного дела, так и в рамках нескольких дел. Причем критерием для обращения одновременно с несколькими заявлениями явилось указание на разные предприятия, на которых утвержден арбитражный управляющий.

В Арбитражный суд Ростовской области обратилось УФРС России с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ за невыполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Как установлено судом, указанный арбитражный управляющий утвержден конкурсным управляющим на трех предприятиях. При этом он был привлечен к ответственности в виде наложения административного штрафа.

При этом арбитражный управляющий, который был утвержден конкурсным управляющим на двух предприятиях, была привлечена к административной ответственности (с учетом отягчающего административную ответственность обстоятельства) в виде наложения административного штрафа по каждому делу.

3. При обращении в суд заявитель просил привлечь арбитражного управляющего к административной ответственности в виде дисквалификации. Суд с учетом смягчающих ответственность обстоятельств применил наказание в виде наложения административного штрафа в минимальном размере.

3.1. В Арбитражный суд Ростовской области обратилось УФРС России с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ за невыполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», просил суд применить наказание в виде дисквалификации с учетом тех обстоятельств, что нарушения являются тяжкими. Решением Арбитражного суда Ростовской области заявленное требование удовлетворено, арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности в виде наложения административного штрафа.

Суд исходил из следующего. Учитывая обстоятельства, смягчающие административную ответственность арбитражного управляющего (правонарушение совершено впервые и данное обстоятельство представитель регистрационной службы не оспаривал в судебном заседании), суд считает возможным назначить арбитражному управляющему минимальное наказание, предусмотренное частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ — в виде наложения административного штрафа.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от решение Арбитражного суда Ростовской области и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.

В постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа указано, что при назначении административного наказания судом учтен характер совершенного административного правонарушения, отсутствие обстоятельств, отягчающих административную ответственность, и правомерно назначено административное наказание в виде взыскания штрафа в минимальном размере.

3.2. В Арбитражный суд Ростовской области обратилось УФРС России с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ за невыполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», просил суд применить наказание в виде дисквалификации. Решением Арбитражного суда Ростовской области заявленное требование удовлетворено, арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности в виде наложения административного штрафа.

Суд исходил из следующего. Санкция части 3 статьи 14.13 КоАП РФ в качестве максимального наказания предусматривает возможность назначения судом арбитражному управляющему наказания в виде дисквалификации сроком от шести месяцев до трех лет, и данная санкция, по мнению суда должна применяется при наличии отягчающих ответственность обстоятельств и в случае причинения существенного вреда интересам должника, кредиторам и общества.

Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства причинения существенного вреда имущественным интересам должника, кредиторам и обществу, и выявленные нарушения не исключают возможность дальнейшего осуществления арбитражным управляющим своей профессиональной деятельности по управлению предприятиями, находящимися в стадии банкротства, у суда отсутствуют основания для назначения арбитражному управляющему наказания в виде дисквалификации.

Одним из принципов привлечения к ответственности является правовой принцип индивидуализации, который выражается в том, что при привлечении лица к административной ответственности, учитываются не только характер правонарушения, степень вины нарушителя, но и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

Установление обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность за совершение административного правонарушения, в соответствии со статьей 4.2 КоАП РФ отнесено к компетенции суда, который при вынесении решения о привлечении к административной ответственности последние обязан учитывать.

В процессе рассмотрения настоящего дела установлено, что ранее — решением Арбитражного суда Ростовской области арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности на основании части 3 статьи 14.13. КоАП РФ в виде взыскания штрафа.

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данному в постановлении от 24.03.2006 № 5 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении КоАП РФ», однородным считается правонарушение, имеющее единый родовой объект посягательства.

Административные правонарушения, предусмотренные частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ, имеют родовой объект посягательства — нарушение правил, установленных законодательство о несостоятельности (банкротстве).

С учетом изложенного, в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, усматривается повторность совершения однородных правонарушений, предусмотренных частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Пунктом 2 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ в качестве обстоятельства, отягчающего административную ответственность предусмотрено повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек предусмотренный статьей 4.6 КоАП РФ годичный срок со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания. Год со дня окончания исполнения, ранее наложенного решением Арбитражного суда Ростовской области административного наказания в виде штрафа, в связи с совершением административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, не истек.

По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности заявитель просил суд применить административное наказание в виде дисквалификации.

Суд первой инстанции, исследовав и изучив материалы дела, счел возможным не применять наказание в виде дисквалификации, поскольку арбитражный управляющий признал выявленные правонарушения, провел собрание кредиторов лично в установленном законом порядке, негативных последствий в результате его действий при осуществлении процедуры банкротства не наступило. Несмотря на то, что предприниматель дважды привлекался ранее к административной ответственности, по статье 14.13 КоАП РФ, с учетом изложенных обстоятельств, суд наложил на индивидуального предпринимателя штраф.

4. Каковы критерии применения и очередность применения различного размера штрафа в пределах санкции статьи 14.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации при повторном совершении правонарушения?

При выборе размера штрафа при применении санкции в виде наложения административного штрафа в случае повторности совершения однородного административного правонарушения следует исходить из конкретных обстоятельств дела, учитывая не только характер правонарушения, степень вины нарушителя, но и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

4.1. В Арбитражный суд Ростовской области обратилось УФРС России с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ за невыполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Решением заявленное требование удовлетворено, арбитражный управляющий привлечен к административной ответственности в виде наложения административного штрафа.

Суд исходил из следующего. Одним из принципов привлечения к ответственности является правовой принцип индивидуализации, который выражается в том, что при привлечении лица к административной ответственности, учитываются не только характер правонарушения, степень вины нарушителя, но и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

Установление обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность за совершение административного правонарушения, в соответствии со статьей 4.2 КоАП РФ отнесено к компетенции суда, который при вынесении решения о привлечении к административной ответственности последнее обязан учитывать.

Исследовав и изучив материалы дела, суд установил, что арбитражный управляющий признал выявленные правонарушения, негативных последствий в результате ее действий при осуществлении процедуры банкротства не наступило, однако, суд не может назначить минимальный размер штрафа арбитражному управляющему за совершенное правонарушение, поскольку судом установлено, что арбитражный управляющий привлекался ранее к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Таким образом, суд, учитывая то обстоятельство, что имеет место повторность совершения однородного административного правонарушения, применил санкцию в виде наложения административного штрафа.

Решение суда не обжаловалось в вышестоящие инстанции и вступило в законную силу.

4.2. По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда в части наложения на индивидуального предпринимателя административного штрафа признано незаконным и отменено.

Судебный акт мотивирован тем, что при выборе меры наказания за совершённое предпринимателем административное правонарушение суд первой инстанции не принял во внимание того, что одним из принципов привлечения к ответственности является правовой принцип индивидуализации, который выражается в том, что при привлечении лица к административной ответственности, учитываются не только характер правонарушения, степень вины нарушителя, но и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

Установление обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность за совершение административного правонарушения, в соответствии со статьей 4.2 КоАП РФ отнесено к компетенции суда, который при вынесении решения о привлечении к административной ответственности последние обязан учитывать.

Судом первой инстанции правильно установлено, что ранее — решением Арбитражного суда Ростовской области арбитражный управляющий привлечен к ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данному в постановлении от 24.03.06 № 5 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении КоАП РФ», однородным считается правонарушение, имеющее единый родовой объект посягательства.

Административное правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, имеет родовой объект посягательства — нарушение правил, применяемых при банкротстве.

Таким образом, судом первой инстанции, верно, установлено, что в действиях предпринимателя усматривается повторность совершения однородных правонарушений, предусмотренных частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, в связи, с чем на предпринимателя не может быть наложен минимальный штраф, установленный санкцией частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции полагает, что на предпринимателя не может быть наложен штраф в максимальном размере, установленном санкцией той же статьи, что было сделано судом первой инстанции.

Так, пунктом 5 части 5 статьи 4.2 КоАП РФ в качестве смягчающего административную ответственность предусмотрено совершение правонарушения женщиной, имеющей малолетнего ребёнка.

Учитывая, что на иждивении предпринимателя находится полуторамесячный ребёнок, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что наказание, установленное судом первой инстанции, подлежит уменьшению. Исходя из указанных обстоятельств, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что одна лишь повторность, на которую сослался суд первой инстанции при выборе меры наказания, не может явиться основанием для применения к предпринимателю максимального размера наказания за совершённое ею правонарушение.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции о привлечении предпринимателя к административной ответственности подлежит отмене в части наложения на предпринимателя штрафа ввиду того, что в этой части оно принято без учёта как отягчающих, так и смягчающих ответственность предпринимателю обстоятельств (на дату рассмотрения дела в суде первой инстанции предприниматель ждала ребёнка).

4.3. УФРС России обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности.

Суд первой инстанции в решении посчитал возможным назначить административный штраф арбитражному управляющему, поскольку требования определения арбитражного суда им не выполнялись, а уважительных причин в обоснование этого не представлено.

По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности судом установлено, что ранее — решением Арбитражного суда Ростовской области арбитражный управляющий привлечен к ответственности по части 3 статьи 14.1 КоАП РФ в виде штрафа.

С учетом изложенного, в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, усматривается повторность совершения однородных правонарушений, предусмотренных частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Пунктом 2 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ в качестве обстоятельства, отягчающего административную ответственность предусмотрено повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек предусмотренный статьей 4.6 КоАП РФ годичный срок со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания.

С учетом изложенного, суд наложил на арбитражного управляющего максимальный размер штрафа, предусмотренный санкцией частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

5. Давность привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации.

При рассмотрении дел о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности суду следует в каждом случае устанавливать, является ли правонарушение длящимся, срок давности привлечения к ответственности по которым подлежит исчислению с момента обнаружения правонарушения, или не является длящимся, срок давности по которым начинает течь с момента наступления срока, к которому арбитражным управляющим не была выполнена обязанность.

5.1. По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности довод арбитражного управляющего о том, что на момент рассмотрения дела в суде срок давности привлечения к ответственности истек, судом не принят по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 4.5 КоАП РФ постановление по делу о привлечении к административной ответственности за нарушение законодательства, о несостоятельности (банкротстве) не может быть вынесено по истечении 1 года со дня совершения правонарушения, а при длящемся правонарушении — в течение 1 года со дня обнаружения.

Согласно пункту 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.05 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» под длящимся понимается такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом.

Совершенное арбитражным управляющим правонарушение, выразившееся в нарушении правил, применяемых при несостоятельности (банкротстве), является длящимся правонарушением, поскольку нарушение арбитражным управляющим обязанностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» длилось в период проведения процедуры банкротства — конкурсного производства. Поскольку правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, является длящимся правонарушением, срок давности привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности подлежит исчислению с момента обнаружения правонарушения.

Как следует из материалов дела правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, обнаружено сотрудниками УФРС России при рассмотрении обращения на действия арбитражного управляющего, а, следовательно, на момент рассмотрения дела в суде годичный срок давности привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности не истек.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение Арбитражного суда Ростовской области и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.

5.2. По заявлению Анапской межрайонной прокуратуры о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ суд первой инстанции пришел к вывод у о том, что как на момент вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении, так и на момент рассмотрения дела в суде истек предельный срок давности привлечения предпринимателя к административной ответственности. Фактически административное правонарушение совершено по истечении установленного административным законодательством годичного срока.

При этом Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении указал на то, что правонарушение, выражающееся в неисполнении арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, является длящимся правонарушением. Однако, как указывалось ранее, в действиях арбитражного управляющего отсутствует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ. В связи с этим ошибочный вывод суда первой инстанции об истечении, на момент рассмотрения дела давности привлечения к ответственности не привел к принятию неправильного решения.

При рассмотрении данного дела суд пришел к выводу о наличии в действиях арбитражного управляющего состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ. Суд счел возможным применить статью 2.9 КоАП РФ и освободил арбитражного управляющего от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения, ограничившись устным замечанием. Однако суд не учел следующее.

Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением. Срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.

Срок давности для привлечения к административной ответственности за несоблюдение сроков направления, для опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства исчисляется с момента истечения десятидневного срока с даты утверждения конкурсного управляющего.

Материалы дела свидетельствуют, что для привлечения заинтересованного лица к административной ответственности истек установленный статьей 4.5 КоАП РФ срок давности (один год).

В соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ при истечении срока давности привлечения к административной ответственности производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению.

Из положений статей 4.5 и 24.5 КоАП РФ следует, что по истечении установленных сроков давности вопрос об административной ответственности лица, в отношении которого осуществляется производство по делу, обсуждению не подлежит.

Учитывая, что сроки давности привлечения к ответственности восстановлению не подлежат, суд в случае их пропуска принимает либо решение об отказе в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности (часть 2 статьи 206 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту — АПК РФ)), либо решение о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения административного органа полностью или в части (часть 2 статьи 211 АПК РФ).

С учетом изложенного постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение Арбитражного суда Ростовской области отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявления.

6. Является ли административное правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 14.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, малозначительным?

По данному вопросу судебная практика является неединообразной.

6.1. Согласно статье 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

В пункте 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.04 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» разъяснено, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

Конституционный Суд Российской Федерации указал, что положения части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, предусматривающие ответственность за правонарушения в области предпринимательской деятельности, направлены на обеспечение установленного порядка осуществления банкротства, являющегося необходимым условием оздоровления экономики, а также защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов. Допущенные конкурсным управляющим правонарушения, установленные судом, посягают на установленный нормативными правовыми актами порядок общественных отношений в сфере правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) организаций и граждан — участников имущественного оборота в Российской Федерации.

По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности суд пришел к выводу о том, что отсутствие значительных последствий допущенных нарушений законодательства о банкротстве, на которое ссылается арбитражный управляющий, основанием для безусловного вывода о малозначительности правонарушения не является, в связи, с чем арбитражный управляющий не может быть освобожден от административной ответственности на основании статьи 2.9 КоАП РФ.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение Арбитражного суда Ростовской области и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.

При этом по данному вопросу существует иной подход.

6.2. УФРС России обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Изучив материалы дела, выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, суд пришел к выводу о возможности признания совершенного арбитражным управляющим правонарушения малозначительным, что является основанием для освобождения арбитражного управляющего от ответственности на основании статьи 2.9 КоАП РФ и Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.04 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях».

Учитывая, что конкурсным управляющим была фактически произведена инвентаризация имущества должника, кредиторы не заявляли жалоб относительно проведения инвентаризации имущества предприятия — должника, суд считает выявленные нарушения правил инвентаризации незначительными, поскольку нарушения не повлекли существенного вреда интересам должника, кредиторов и государства.

С учетом характера нарушений и отсутствия существенной угрозы причинения вреда предприятию — должнику, кредиторам и общества суд считает возможным признать совершенное арбитражным управляющим правонарушение малозначительным.

Решением в удовлетворении заявленных требований было отказано, арбитражный управляющий был освобожден от административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ в виду малозначительности содеянного, и суд ограничился устным замечанием.

6.3. УФРС России обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Исходя из оценки конкретных обстоятельств совершения правонарушения, принимая во внимание, что правонарушение предпринимателя не является общественно опасным, действия нарушителя не причинили значительного общественного вреда, что само по себе не свидетельствует об отсутствии правонарушения, предусмотренного частью 3 статьей 14.13 КоАП РФ, суд пришел к выводу, что в данном случае, имеет место малозначительность правонарушения. Таким образом, суд отказал в удовлетворении заявленных требований, освободил арбитражного управляющего от административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14. КоАП РФ на основании статьи 2.9 КоАП РФ и объявил ему устное замечание.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции относительно того, что данные нарушения не являются несущими существенную угрозу охраняемым общественным интересам. При этом суд не исходит из последствий этих нарушений, поскольку состав правонарушения по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ является формальным, а оценивает их значимость в условиях данных конкретных обстоятельств совершения. Так, из характера правонарушений следует, что они допущены не в результате пренебрежения арбитражным управляющим своими обязанностями, а в результате того, что не уделено должное внимание четкости действий арбитражного управляющего в вопросах о сроках и документального оформления, т.е. с неосторожной формой вины при том, что арбитражным управляющим успешно проведена сама процедура банкротства, реализовано имущество должника — муниципального предприятия обслуживания жилищной сферы инвестору по цене, позволяющей удовлетворить требования всех кредиторов, выявлена и взыскивается дебиторская задолженность, выявлено и оприходовано имущество, ранее не включенное в конкурсную массу. В связи с этим нарушения в сроках исполнения арбитражным управляющим данных публично-правовых обязанностей не имеют характер недобросовестности.

Конституционный Суд Российской Федерации указал, что положения части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, предусматривающие ответственность за правонарушения в области предпринимательской деятельности, направлены на обеспечение установленного порядка осуществления банкротства, являющегося необходимым условием оздоровления экономики, а также защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов.

Как следует из работы арбитражного управляющего, цели конкурсного производства в ходе процедуры банкротства арбитражным управляющим успешно реализуются, в связи, с чем арбитражный суд апелляционной инстанции полагает, что привлечение к административной ответственности не будет являться адекватной мерой реагирования на допущенные нарушения; интересам надлежащего, строгого и четкого выполнения арбитражным управляющим установленного порядка осуществления банкротства в данном случае будет отвечать такая мера, как объявление устного замечания.

При таких обстоятельствах решение суда об освобождении конкурсного управляющего от административной ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ вследствие малозначительности постановлениями Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда и Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа оставлено без изменения.

7. Что является поводом к возбуждению дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 14.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации?

Согласно подпункту 1.1 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.12, 14.13, 14.23 КоАП РФ являются поводы, указанные в пункте 1 и пункте 2 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ, а также сообщения и заявления собственника имущества унитарного предприятия, органов управления юридического лица, арбитражного управляющего, а при рассмотрении дела о банкротстве — собрания (комитета) кредиторов.

Довод арбитражного управляющего по заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности о том, что основанием для возбуждения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.13 КоАП РФ могут являться только обращения собрания кредиторов, в связи, с чем регистрационная служба не вправе была возбуждать производство по делу на основании заявления одного кредитора — Пенсионного фонда Российской Федерации, — суд не принял как ошибочный.

Согласно подпункту 1.1 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.12, 14.13, 14.23 КоАП РФ являются поводы, указанные в пункте 1 и пункте 2 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ, а также сообщения и заявления собственника имущества унитарного предприятия, органов управления юридического лица, арбитражного управляющего, а при рассмотрении дела о банкротстве — собрания (комитета) кредиторов.

В подпункте 1 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются: 1) непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения; 2) поступившие из правоохранительных органов, а также из других государственных органов, органов местного самоуправления, от общественных объединений материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения.

Из материалов дела следует, что регистрационной службой в отношении арбитражного управляющего на основании обращения Пенсионного фонда Российской Федерации возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, в связи, с чем регистрационная служба в соответствии с подпунктом 1.1 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ правомерно на основании обращения государственного органа возбудила в отношении арбитражного управляющего дело об административном правонарушение, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение Арбитражного суда Ростовской области и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.

8. Вправе ли УФРС России обращаться в арбитражный суд с заявлением о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности в виде дисквалификации и составлять протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 Кодекса об административных правонарушениях?

В соответствии с пунктом 4 статьи 29 ФЗ № 127-ФЗ регулирующий орган вправе обращаться в установленном федеральном законе порядке в суд с заявлением о дисквалификации арбитражного управляющего. Согласно Федеральному закону от 27.07.06 № 139-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации» должностные лица вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных частью 2 статьи 14.12, частями 1-3 статьи 14.13, статьей 14.23, частью 1 статьи 19.4, частью 1 статьи 19.5, статьей 19.6 и статьей 19.7 КоАП РФ в случае, если данные правонарушения совершены арбитражными управляющими.

Судом апелляционной инстанции по заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности отклонен довод арбитражного управляющего о том, что УФРС России не является надлежащим заявителем по делу и не вправе составлять протокол об: административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

В соответствии с пунктом 4 статьи 29 ФЗ № 127-ФЗ регулирующий орган вправе обращаться в установленном федеральном законе порядке в суд с заявлением о дисквалификации арбитражного управляющего. Как следует из пункта 1 Постановления Правительства РФ от 03.02.05 № 52 «О регулирующем органе, осуществляющем контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих» регулирующим органом, осуществляющим контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих является Федеральная регистрационная служба. Согласно Федеральному закону от 27.07.06 № 139-ФЗ «О внесении изменений в Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» должностные лица Управления вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных частью 2 статьи 14.12, частями 1-3 статьи 14.13, статьей 14.23, частью 1 статьи 19.4, частью 1 статьи 19.5, статьей 19.6 и статьей 19.7 КоАП РФ в случае, если данные правонарушения совершены арбитражными управляющими.

Судом первой инстанции, верно, установлено, что поводом для проведения проверки деятельности арбитражного управляющего послужило обращение в УФРС России государственного органа — ГУ ОПФР РФ. Поводом для возбуждения дела об административном правонарушении — непосредственное обнаружение должностным лицом УФРС России факта ненадлежащего исполнения обязанностей, установленных в том числе, пунктом 5 статьи 134 ФЗ № 127-ФЗ.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение Арбитражного суда Ростовской области и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.

9. Отсутствие жалоб на действия арбитражного управляющего не является основанием для его освобождения от административной ответственности.

Довод арбитражного управляющего по заявлению УФРС России по Ростовской области о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности о том, что он не подлежит привлечению к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ ввиду того, что от кредиторов и от должника не поступали жалобы на действия арбитражного управляющего при проведении конкурсного производства судом не принят, так как отсутствие жалоб кредиторов, должника на действия арбитражного управляющего не свидетельствует об отсутствии состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, и отсутствие таких жалоб не является основанием для освобождения арбитражного управляющего от ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

10. Наказание в виде дисквалификации применяется судом исходя из конкретных обстоятельств дела с учетом смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств.

По заявлению УФРС России о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности суд исходил из следующего.

Принимая во внимание доказанность состава вменяемого правонарушения, грубое нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве), а также учитывая обстоятельства, отягчающие ответственность арбитражного управляющего, к которым относятся: нарушение прав кредиторов получать достоверную информацию о ходе конкурсного производства, об оценке имущества, о сформированной конкурсной массе, о результатах инвентаризации, нарушение интересов хозяйствующих субъектов, расположенных по месту нахождения предприятия — должника участвовать в торгах при продаже имущества должника, нарушение прав кредиторов преждевременным закрытием реестра требований кредиторов, — суд считает необходимым назначить арбитражному управляющему наказание, предусмотренное санкцией части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, — в виде дисквалификации сроком на 6 месяцев. Данное наказание, с учетом статьи 3.11 КоАП РФ заключается в лишении физического лица права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом. С момента вступления решения суда в законную силу дисквалифицированное лицо не вправе осуществлять деятельность по управлению юридическим лицом и в случае неисполнения решения суда несет административную или уголовную ответственность.

Решением суда арбитражный управляющий был привлечен к административной ответственности на основании части 3 статьи 14.13 КоАП РФ в виде дисквалификации сроком на 6 месяцев.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда оставлено без изменения.

11. Нарушение порядка привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности при составлении протокола об административном правонарушении является основанием для отказа в удовлетворении требования заявителя о привлечении к административной ответственности.

По заявлению УФРС России о привлечении к административной ответственности арбитражного управляющего судом установлено следующее.

В соответствии со статьей 28.2 КоАП РФ протокол об административном правонарушении составляется с участием лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица протокол может быть составлен лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени его составления, и если от него не поступило ходатайство об отложении данного процессуального действия либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

В соответствии с пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.04 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» при выявлении в ходе рассмотрения дела факта составления протокола в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, суду надлежит выяснить, было ли данному лицу сообщено о дате и времени составления протокола, уведомило ли оно административный орган о невозможности прибытия, являются ли причины неявки уважительными.

В качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо. Полномочия иного лица удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом (части 2, 3 статьи 25.5 КоАП РФ).

Представленный в материалы дела протокол об административном правонарушении имеет отметку о том, что при его составлении не участвовало лицо, в отношении которого он составлен.

При этом в материалах дела имеется несколько писем и телеграмм, направляемых административным органом по адресу прописки арбитражного управляющего, содержащих в себе извещение арбитражного управляющего о дате, месте и времени составления протокола об административном правонарушении и приглашении его для дачи соответствующих пояснений и присутствия при указанном процессуальном действии. Однако, как видно из отметок почтовой связи, арбитражный управляющий по указанному адресу фактически не проживает, а только прописан, данные обстоятельства также подтверждаются отметками работников почтовой связи о том, что члены семьи арбитражного управляющего по указанным основаниям отказывались от получения корреспонденции.

В материалах дела отсутствуют доказательства принятия иных мер к направлению корреспонденции в адрес арбитражного управляющего по иным адресам, в том числе и по адресу осуществления им предпринимательской деятельности.

При этом суд установил, адрес осуществления деятельности имеется на документах, заполняемых указанным арбитражным управляющим в рамках профессиональной деятельности.

При таких обстоятельствах, административный орган, имея данные о том, что по адресу прописки арбитражный управляющий фактически не проживает, в связи с чем, не имел возможности получить направленные в его адрес письма и извещения, не предпринял мер к направлению в адрес арбитражного управляющего, корреспонденции по месту осуществления им деятельности, как арбитражного управляющего, указанную на официальных документах — фирменных бланках.

Таким образом, протокол об административном правонарушении составлен в отсутствии лица, привлекаемого к административной ответственности. При этом административный орган не известил лицо, привлекаемое к ответственности о дате, месте и времени составления протокола, чем лишил его прав знакомиться с материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии со статьей 25.1 КоАП РФ.

Протокол об административном правонарушении, составленный с нарушением требований статьи 28.2 КоАП РФ, не может служить основанием для привлечения общества к административной ответственности.

При таких обстоятельствах, суд пришел к выводу о том, что требования заявителя о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ не подлежат удовлетворению.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа решение суда оставлено без изменения.

Статья 1961 коап судебная практика