Проблемы компенсации морального вреда при защите чести, достоинства деловой репутации

Нужно сказать, что Верховный суд РФ, несомненно, уделяет защите упомянутых благ повышенное внимание. Это выразилось, в частности, в принятии постановления от 18 августа 1992 г. N 11 О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц, в то время как в отношении каких-либо других неимущественных благ специальных постановлений не принималось (26).

Под достоинством понимается уважение лицом своих положительных качеств в собственном сознании.

Уважительное отношение со стороны общества в целом или отдельных лиц — такое определение термина честь дает словарь русского языка С.И. Ожегова. Именно такой вариант определения чести наиболее соответствует и тексту, и смыслу ст.150 ГК, где о чести и добром имени говорится не в порядке перечисления, а как о едином неимущественном благе, состоящем из двух неразрывно связанных элементов.

Деловую репутацию можно определить как относящуюся к общественно значимой деятельности лица его оценку обществом, мнение общества о качествах, достоинствах и недостатках этого лица.

Порочащими являются не соответствующие действительности сведения, указанные в пункте 2 Постановления Верховного Суда N 11 а именно, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица(26).

Умаление деловой репутации гражданина — это умаление его чести как участника делового оборота в глазах других участников этого оборота. Это предполагает принятия в качестве заслуживающих внимания обстоятельства, связанного с участием лица в предпринимательской и иной, направленной на получение дохода деятельности (выполнение договорных обязательств, соблюдение требований законодательства, обычаев делового оборота и т. п.).

Самостоятельным действием, причиняющим ущерб чести и достоинству граждан, является оскорбление — унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме. Прежде всего, необходимо остановиться на различиях между распространением ложных, порочащих другое лицо сведений и оскорблением. Под неприличной формой выражения судебная практика понимает циничную форму отрицательной оценки личности потерпевшего, резко противоречащую принятым в обществе правилам поведения (например, использование нецензурных выражений).

Возможен случай, когда распространенные сведения соответствуют действительности, что делает невозможным требовать их опровержения в порядке ст.152 ГК, однако оскорбительная форма их преподнесения порождает право требовать компенсации морального вреда в порядке ст.151 ГК.

В обоих случаях в состав оснований ответственности не будет входить вина причинителя вреда, так как ч.4 ст.1100 ГК применима к распространению сведений, порочащих честь и достоинство личности, независимо от того, что умаляет эти неимущественные блага — содержание таких сведений или их оскорбительная форма (32-С.162-163.).

Наконец, оскорбление может быть нанесено при отсутствии распространения каких-либо сведений о потерпевшем, один на один — например, плевок, непристойный жест, оскорбительное письмо потерпевшему, содержащее нецензурные выражения. Такие действия умаляют достоинство человека, подрывая его уважение к самому себе, и порождают право на компенсацию морального вреда. В этом случае должен применяться общий состав оснований ответственности за причинение морального вреда (включая вину его причинителя), так как отсутствие факта распространения сведений не позволяет применять ст.1100 ГК.

Большую актуальность приобретает вопрос о том, подпадает ли под действие ст.152 ГК распространение лицом своего мнения о событиях и явлениях окружающей действительности, поскольку он тесно связан с важнейшими конституционными правами и свободами человека и гражданина и пределами их осуществления. Анализ этой нормы показывает, что она применима в отношении таких сведений, которые содержат сообщения о фактах.

В большинстве случаев сообщенное в цивилизованной форме мнение (например, об ошибочной позиции или взглядах лица) не может умалить честь и достоинство гражданина в глазах здравомыслящих членов общества. Тем не менее, иногда выражение мнения может нанести вред чести, достоинству или деловой репутации лица или затронуть его иные охраняемые законом права и интересы. Это возможно прежде всего в случаях, когда выраженное мнение содержит в себе сообщение о порочащих фактах или позволяет сделать вывод о их наличии (32-С.168-169.).

Защита чести и достоинства компенсация морального вреда

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Сумма компенсации морального вреда по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации

18. Присуждение денежной компенсации морального вреда по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации должно отвечать цели, для достижения которой установлен данный способ защиты неимущественных прав граждан. Сумма компенсации морального вреда должна отвечать требованиям разумности, справедливости и быть соразмерной последствиям нарушения.

Изучение материалов судебной практики показало, что наиболее распространенным способом защиты личных неимущественных прав граждан является требование о компенсации морального вреда. Исходя из статьи 1100 ГК РФ в случае причинения вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, наличие морального вреда предполагается.

К числу актуальных вопросов, возникающих в судебной практике по делам анализируемой категории, относится вопрос об оценке морального вреда, причиненного гражданину распространением порочащих сведений, с точки зрения определения размера его денежной компенсации.

Гражданское законодательство, предусматривая в качестве способа защиты гражданских прав компенсацию морального вреда, устанавливает общие критерии для определения размера такой компенсации ( статьи 151 и 1101 ГК РФ ), которые суд применяет с учетом фактических обстоятельств конкретного дела. Использование права на компенсацию морального вреда в иных целях, в частности, для создания ситуации, при которой фактически ограничивается право каждого на свободу выражать свое мнение, включая свободу придерживаться своего мнения, свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей, не допускается (статья 29 Конституции Российской Федерации, статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статья 10 ГК РФ ) и (пункт 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 г. N 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»). При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации (пункт 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Судебная практика свидетельствует о том, что истцы по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, требуя компенсации причиненного им морального вреда, не обосновывали, как правило, заявленную сумму, а ограничивались лишь ссылкой на ухудшение состояния здоровья, душевные волнения и переживания.

В соответствии со статьей 151 , пунктом 2 статьи 1101 ГК РФ размер компенсации определяется судом, при этом суд не связан той величиной компенсации, на которой настаивает истец, а исходит из требований разумности, справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения, то есть из основополагающих принципов, предполагающих баланс интересов, соответствие поведения участников правоотношений принятым в обществе нормам поведения.

Определяя размер подлежащей взысканию с ответчика денежной компенсации морального вреда, суды обычно принимали во внимание характер и содержание спорной публикации, способ и длительность распространения недостоверных сведений, степень их влияния на формирование негативного общественного мнения о лице, которому причинен вред, то, насколько его достоинство, социальное положение или деловая репутация при этом были затронуты, другие отрицательные для него последствия, а также в некоторых случаях и его индивидуальные особенности (например, возраст и состояние здоровья). Суды учитывали и показатель уровня жизни населения в конкретном регионе — прожиточный минимум в субъекте Российской Федерации.

Причиной уменьшения размера компенсации морального вреда по сравнению с суммами, заявленными в исковых требованиях, как правило, являлось несогласие суда с учетом принципов разумности, справедливости и соразмерности последствиям нарушения с субъективной оценкой истца степени причиненного ему вреда.

Так, суд, удовлетворяя иск гражданина о признании порочащими его честь и достоинство сведений, содержащихся в опубликованной в газете авторской статье, оценивая соразмерность заявленных истцом требований о компенсации морального вреда и взыскании 500 тыс. руб. (с редакции) и 300 тыс. руб. (с автора публикации) последствиям распространения этих сведений, признал необходимым уменьшить размер подлежащей взысканию компенсации до 5 тыс. руб. и до 2 тыс. 500 руб. соответственно.

Снижая сумму компенсации до указанных размеров, суд принял во внимание не являющийся значительным объем тиража печатного издания, где имела место оспариваемая публикация, и пришел к выводу о том, что возмещение в размере, заявленном в иске, несоразмерно причиненному вреду.

Разрешая споры по делам рассматриваемой категории, суды принимали во внимание правовые позиции Европейского Суда по правам человека относительно того, что понимать под разумной суммой такой компенсации.

Прецедентная практика Европейского Суда по правам человека учитывает, что задача расчета размера компенсации является сложной. Она особенно трудна в деле, предметом которого является личное страдание, физическое или нравственное. Не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску. Национальные суды всегда должны в своих решениях приводить достаточные мотивы, оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда, присуждаемую заявителю. В противном случае отсутствие мотивов, например, несоразмерно малой суммы компенсации, присужденной заявителю, будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения .
———————————
Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 марта 2010 г. по делу «Максимов (Maksimov) против России».

В качестве цели присуждения судом компенсации Европейский Суд по правам человека рассматривает возмещение заявителю действительных неблагоприятных последствий нарушения, а не наказание ответчика. В связи с этим неправомерно удовлетворять требования о компенсации ущерба, носящие «карательный», «отягощающий» или «предупредительный» характер. Природа морального вреда такова, что она не поддается точному исчислению. Если установлено причинение такого вреда и суд считает, что необходимо присуждение денежной компенсации, он делает оценку, исходя из принципа справедливости, с учетом стандартов, происходящих из его прецедентной практики .
———————————
Практическая инструкция к Регламенту Европейского Суда по правам человека «II. Представление требований о присуждении справедливой компенсации» (пункты 9, 14).

Другие разъяснения, содержащиеся в Обзоре :

Компенсация морального вреда как способ защиты чести, достоинства и деловой репутации (Колесникова М.М., Семенов А.В.)

Дата размещения статьи: 22.02.2017

Прежде чем перейти к анализу правовой категории «моральный вред», необходимо отметить, что некоторые авторы не согласны с данной терминологией и предлагают использовать в законодательстве вместо понятия «моральный вред» другие термины. По мнению О.Е. Чорновола, правильнее было бы руководствоваться понятием «психический вред», поскольку моральный вред находит выражение в негативных психических реакциях потерпевшего. Таким образом, согласно данной точке зрения, «вред» как общее понятие подразделялся бы на «имущественный, телесный или психический вред» .
———————————
Чорновол О.Е. Обязательства по компенсации морального вреда в российском гражданском праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2011. С. 14.

А.В. Жаглин отмечает, что сам термин «моральный вред» не точен: под ним понимают как собственно «моральный вред, причиненный в сфере нравственных чувств и отношений, так и всякий иной вред (психические травмы, увечье и т.п.), который хотя далеко выходит за рамки морального, также не является имущественным». В связи с этим сторонники рассматриваемой точки зрения предлагают заменить понятие морального вреда понятием вреда неимущественного .
———————————
Жаглин А.В. Некоторые проблемы института компенсации морального вреда // Вестн. Воронеж. ин-та МВД России. 2010. N 1. С. 65.

Некоторые исследователи, разграничивая моральный и неимущественный вред, считают невозможным включение физических страданий в понятие морального вреда. Так, Е.А. Михно понимает под моральным вредом «отрицательные последствия нарушения имущественных или неимущественных благ, выразившиеся в душевных страданиях или переживаниях». Таким образом, основанием для денежной компенсации морального вреда считается только правонарушение, в результате которого лицо претерпело эмоциональный урон.
Далее автор указывает, что «физические страдания как правовая категория в понятие «моральный вред» не могут быть включены. Они приобретают юридическую значимость для возложения гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда лишь постольку, поскольку вызывают нравственные страдания (к примеру, при обезображении лица денежная компенсация должна быть выплачена не за сам факт такого увечья, а за тот эмоциональный ущерб, который потерпевший понес в результате увечья)» .
———————————
Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах: Дис. канд. юрид. наук. СПб., 1998. С. 45.

Неимущественный вред в этой связи понимается Е.А. Михно более широко, как любые отрицательные неимущественные последствия правонарушения. Это понятие, по ее мнению, включает в себя: физические страдания как проявление вреда, причиненного личности, предусмотренного ст. 1064 ГК РФ; нравственные страдания, душевные переживания как результат умаления моральных благ человека.
По этому поводу хотелось бы отметить следующее. Действительно, понятие «неимущественный вред» имеет более широкое содержание по сравнению с понятием «моральный вред», которое в буквальном смысле может означать лишь умаление моральных благ. Однако стоит согласиться с мнением А.С. Батырова, который считает более целесообразным пользоваться тем термином, который закреплен в действующем законодательстве (т.е. «моральный вред»), что «позволяет избежать дополнительных трудностей в правоприменительной деятельности и судебной практике» .
———————————
Батыров А.С. Проблемы анализа фактических обстоятельств при определении размера компенсации морального вреда // Аграрное и земельное право. 2010. N 4. С. 138.

Терминологическая дискуссия, правильная по существу, в данном случае ведет лишь к запутыванию проблемы, поскольку очевидно, что законодатель, используя понятие «моральный вред», в действительности вкладывает в него более широкое содержание.
Наиболее развернутое определение понятия «моральный вред» дается сегодня в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» , где говорится, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.
———————————
О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 20 дек. 1994 г. N 10 // Бюллетень Верховного суда РФ. 1995. N 3 (в ред. от 06.02.2007).

Моральный вред, отмечается в Постановлении, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.
Приведенное определение заслуживает подробного анализа. К сожалению, суд не дал общего определения физических или нравственных страданий, хотя, безусловно, попытался раскрыть содержание одного из видов морального вреда — нравственных страданий, понимая под ними переживания.
Следует отметить, что некоторые авторы, например А.М. Эрделевский, считают употребление термина «нравственные переживания» при характеристике физических и нравственных страданий неудачным, предлагая определять их как «негативные психические реакции человека, выражающиеся в ощущениях и представлениях» . В дальнейшем он же указывал, что в рассмотрении содержательной стороны физических и нравственных страданий нет особого смысла, поскольку «. не представляется возможным и целесообразным ни теоретически, ни практически ввести какое-либо объективное соотношение между тошнотой и удушьем, зудом и головокружением, страхом и горем, стыдом и унижением. Поэтому для определения размера компенсации следует учитывать не вид (характер) нравственных или физических страданий, а характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, поскольку именно их характер и значимость для человека определяют величину причиненного морального вреда».
———————————
Эрделевский А. Защита чести, достоинства и деловой репутации в судебной практике // Хоз-во и право. 2006. N 1. С. 135.

Некоторыми авторами обращается внимание на то, что при современном подходе к определению морального вреда как физических и нравственных страданий без защиты остаются некоторые категории граждан, не способных понимать характер позорящей их информации или действий и вследствие этого испытывать какой-либо душевный дискомфорт: лица с умственной отсталостью, несовершеннолетние, потерявшие память. В этой связи предлагается главным критерием оценки наличия морального вреда считать не только реальные физические и нравственные страдания, а в том числе существо и степень нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права . В частности, А.И. Карномазов предлагает ввести в оборот термин «субъективные потери», в состав которых включает: различные страхи; чувство угнетенности; интеллектуальные потери (например, ухудшение памяти); субъективные потери, связанные с утратой политических, трудовых, иных прав и свобод, и т.д. . В то же время даже сторонники данной позиции отмечают, что в некоторых случаях нарушение нематериальных благ личности может повлечь не умаление, а, наоборот, укрепление авторитета лица. В частности, распространение не соответствующих действительности сведений об известном человеке (политике, артисте и т.д.) нередко приводит к возрастанию его популярности.
———————————
Карномазов А.И. Гражданско-правовое регулирование определения размера компенсации морального вреда: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Самара, 2010. С. 14.
Горшенков Г.Г. Моральный вред и его компенсация по российскому законодательству: Дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. С. 88.

По нашему мнению, четкое определение понятия «нравственные и физические страдания» является необходимым, поскольку будет способствовать устранению трудностей, возникающих в правоприменительной практике, так как размер компенсации морального вреда напрямую «привязан» законодателем к характеру нравственных и физических страданий потерпевшего (ст. 1101 ГК РФ).
Страдание, бесспорно, является психическим явлением. В Словаре русского языка С.И. Ожегова страдание определяется как «физическая или нравственная боль, мучение». Психологи рассматривают страдание как эмоцию, сигнализирующую человеку о воздействии на него неблагоприятных факторов, а также как процесс неприятных переживаний человеком воздействия на него негативных факторов физического, социального характера.
Страдания обычно сопровождаются стрессом, страхом, гневом и другими отрицательными эмоциями. А.М. Эрделевский считает, что при причинении нравственных страданий присутствуют негативные изменения в нравственной сфере человека, в сознании потерпевшего .
———————————
Эрделевский А. Указ. соч. С. 136.

В юридической литературе встречались попытки определить нравственные страдания как «переживания, в содержание которых могут входить страх, стыд, унижение, иное неблагоприятное в психологическом плане состояние, сказывающееся на здоровье человека», как «родовой термин, обозначающий негативные эмоции и эмоциональные состояния (например, личностные комплексы), вызванные неправомерным вторжением в сферу нравственного сознания личности» .
———————————
Владимирова В. Нравственные и физические страдания потерпевшего // ЭЖ-Юрист. 2006. N 33. С. 24.

Физические страдания обычно понимаются как причинение человеку физической боли или иного дискомфорта в виде тошноты, зуда и др. Анализ различных мнений по данному поводу позволяет сделать вывод, что ключевой составляющей физических страданий является именно боль. В Постановлении Пленума Верховного суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 г. N 10 в качестве одного из признаков морального вреда также указывается боль.
В зарубежной судебной практике к физическим страданиям также относят в основном различные боли и дискомфортные состояния (мигрени, потерю сна, аппетита и др.). В американском праве считается, что травмирующая ситуация может вызвать двоякую реакцию — 1) немедленную: автоматическое противодействие с целью оградить себя от последствий посягательства на неимущественные блага. Она может быть выражена страхом, гневом, шоком, унижением, уязвленной гордостью и самолюбием, разочарованием. Эта реакция часто является инстинктивной и далее может не проявиться в каких-либо физических расстройствах; 2) вторичную, длящуюся, вызванную невозможностью справиться с последствиями травмирующей ситуации. Эта неспособность адекватно приспособиться к последствиям правонарушения может проявиться в неврозах .
———————————
Владимирова В. Указ. соч. С. 26.

О.В. Дмитриева разделяет физические страдания на первичные, испытываемые непосредственно при нарушении неимущественных благ личности и влекущие впоследствии нравственные страдания (например, боль от ожога кислотой, повлекшего неизгладимое обезображение лица, влечет затем и душевные переживания), и вторичные, являющиеся результатом нравственных страданий (например, болезненные изменения в организме в результате эмоционального стресса) .
———————————
Дмитриева О.В. Некоторые проблемы института компенсации морального вреда // Вестник Воронежского института МВД России. 2010. N 1. С. 61.

Согласимся с мнением А.В. Жаглин, обратившей внимание на то, что, определяя значение термина «физические страдания», правоведы обходят вниманием понятие «характер физических страданий», хотя оно напрямую влияет на определение размера компенсации морального вреда .
———————————
Жаглин А.В. Указ. соч. С. 68.

М.Н. Малеиной предлагается при оценке степени испытываемых потерпевшим физических страданий при нанесении вреда здоровью использовать критерии, применяемые в уголовном праве, т.е. степень тяжести причиненного вреда . Соглашаясь с данным мнением в принципе, А.В. Жаглин считает, что использование для оценки физических страданий только тяжести причиненного физического вреда явно недостаточно, если речь идет «не об обычном человеке». А.В. Жаглин настаивает на разграничении понятий «физические страдания» и «физический вред» и учете индивидуальных особенностей потерпевшего при определении характера физических страданий . Следовательно, при определении характера физических страданий следует принимать во внимание: силу и длительность физических страданий; качество переживаемых страданий как следствие первого критерия, например имеющиеся нарушения в организме и возможность их устранения; наличие последующих нравственных переживаний, психических травм, комплексов и т.п., где, безусловно, должны учитываться индивидуальные особенности потерпевшего.
———————————
Малеина М.Н. Защита чести, достоинства, деловой репутации предпринимателя // Законодательство и экономика. 1993. N 24. С. 20.
Жаглин А.В. Указ. соч. С. 69.

Таким образом, определение морального вреда как физических и нравственных страданий в целом представляется удачным, хотя и имеет некоторые недостатки. Очевидно, что законодатель рассматривает слово «страдания» как приоритетное в определении морального вреда. На наш взгляд, это не совсем обоснованно. Термин «страдания» предопределяет, что неправомерные действия причинителя вреда обязательно должны вызвать определенную психическую реакцию. Осознание приходящей извне информации о неправомерном умалении того или иного его блага препятствует нормальному биологическому функционированию человека и вызывает у него психический дискомфорт. Таким образом, страдание можно определить как психическую реакцию человека на совершение в отношении его противоправного деяния. В этой связи самостоятельное применение термина «физические страдания» не имеет практического значения, поскольку они, как и нравственные, происходят исключительно в эмоциональной сфере потерпевшего, его психике. По нашему мнению, термин «физические и нравственные страдания» может быть заменен в гражданском законодательстве в составе понятия «моральный вред» на «переживания», под которыми следует понимать любые отрицательные эмоции, дискомфортные состояния потерпевшего, вызванные посягательством на принадлежащие ему нематериальные и материальные блага.
Право на компенсацию морального вреда при посягательстве на честь, достоинство и деловую репутацию возникает только при наличии определенных оснований и условий ответственности за его причинение.
Ст. 1064 ГК РФ к общим условиям ответственности за причинение вреда, в т.ч. и морального, относит : наличие вреда; противоправность поведения причинителя вреда; наличие причинной связи между этим поведением и наступившим вредом; вину причинителя вреда.
———————————
Чорновол О.Е. Указ. соч.

Бесспорно, претерпевание физических и нравственных страданий в результате правонарушения является главным условием возникновения деликтной ответственности за причинение морального вреда. Без вреда нет возмещения. Тем не менее в гражданско-правовой литературе встречаются и другие мнения.
Так, А.И. Карномазов предлагает заменить компенсацию морального вреда так называемым компенсационным платежом, причем, по его мнению, «моральный вред и причинная связь между противоправным поведением и моральным вредом не являются основаниями ответственности в форме взыскания компенсационного платежа, компенсационный платеж должен взыскиваться судом при наличии двух условий — противоправности поведения и вины нарушителя» . Представляется, что в данном случае теряется восстановительная (компенсаторная) функция компенсации морального вреда как меры гражданско-правовой ответственности, поскольку компенсируется и то, чего в принципе не было; и вопреки возражениям юристов о том, что гражданско-правовая ответственность не должна становиться источником наживы, в предложенном А.И. Карномазовым варианте это становится возможным.
———————————
Карномазов А.И. Указ. соч. С. 17.

Следует заметить, что в современном гражданском законодательстве презумпция морального вреда ни прямо, ни косвенно не закреплена. В этой связи в соответствии со ст. 56 ГПК РФ наличие морального вреда, т.е. наличие переживаний, их характер и интенсивность, должен доказать сам потерпевший. Обычно в качестве доказательств в подобных судебных процессах используются различного рода медицинские документы и материалы правоохранительных органов, в которых отражены полученные телесные повреждения, продолжительность расстройства здоровья, характер оказанной медицинской помощи, последствия, которые возникнут в будущем (например, невозможность иметь детей, инвалидность и т.д.). Довольно часто используются и показания свидетелей, контактировавших с пострадавшим.
———————————
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532 (в ред. от 06.02.2012).

Очевидным является то обстоятельство, что наличие морального вреда реально доказать только в случае, когда нравственные и физические страдания потерпевшего имеют какие-либо внешние проявления, в качестве которых чаще всего выступает ухудшение здоровья. Не секрет, что душевные переживания лица не всегда могут влечь столь явные последствия, видные посторонним, в силу чего доказывание факта причинения морального вреда в подобных случаях весьма проблематично.
Для решения обозначенной проблемы некоторыми авторами, в частности А.М. Эрделевским, предлагается ввести правило презюмирования морального вреда в некоторых случаях . Обращаясь к зарубежному опыту, он считает необходимым ввести в оборот концепцию среднего разумного человека, согласно которой средний человек в сравнимых обстоятельствах должен испытывать определенные страдания. Сами страдания и их интенсивность при этом презюмируются.
———————————
Эрделевский А. Указ. соч. С. 137.

А.С. Батыров, отмечая положительные стороны данной концепции (объективные критерии для расчета справедливой суммы компенсации морального вреда, избавление потерпевшего от необходимости описания своих страданий, что причиняет ему вторичный моральный вред), указывает, что в рамках такого подхода довольно формально учитываются особенности личности потерпевшего .
———————————
Батыров А.С. Проблемы анализа фактических обстоятельств при определении размера компенсации морального вреда // Аграрное и земельное право. 2010. N 4. С. 141.

По нашему мнению, главным аргументом в пользу необходимости легального закрепления презумпции морального вреда в случае нарушения неимущественных прав гражданина является следующее. Думается, не вызывает возражений тот факт, что любое правонарушение, в том числе затрагивающее имущественную сферу потерпевшего, оставляет у него ощущение горечи, разочарования, стыда, обиды, а нередко влечет и более серьезные психологические проблемы: психические травмы, фобии и т.д.
Презюмирование морального вреда будет способствовать и упрощению доказательственной деятельности в суде, а также устранению противоречий между сложившейся судебной практикой и действующим законодательством.
Обзор практики российских судов по вопросам защиты чести, достоинства и деловой репутации свидетельствует о том, что суды и сегодня фактически применяют презумпцию морального вреда. При установлении факта неправомерного действия они автоматически считают моральный вред причиненным и далее решают лишь вопрос о размере его компенсации.
В этой связи представляется целесообразным закрепление в ст. 151 ГК РФ презумпции причинения морального вреда любым противоправным посягательством на неимущественные права потерпевшего. Это, с одной стороны, освободит истца от необходимости доказывать факт наличия нравственных или физических страданий (хотя наличие последних доказать проще), а с другой — даст шанс нарушителю опровергнуть данную презумпцию, доказав, что его поведение не повлекло таких последствий.
В отношении защиты имущественных прав гражданина следует, по нашему мнению, сохранить прежний подход законодателя, поскольку наличие морального вреда в таких случаях не является бесспорным фактом и нуждается в доказывании. С этих позиций новая редакция данной статьи могла бы выглядеть следующим образом: «Гражданин вправе требовать денежной компенсации морального вреда (физических и нравственных страданий), причиненного действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, если причинитель вреда не докажет отсутствие таких страданий у потерпевшего. В других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. «
Вторым условием возложения ответственности в виде компенсации морального вреда является противоправность деяний, которая выражается в нарушении норм объективного права. Заметим, что ст. 1064 ГК РФ не содержит прямого указания на противоправность поведения причинителя вреда как на обязательное условие внедоговорной ответственности. Обязательства из причинения вреда основываются на так называемом принципе генерального деликта, согласно которому причинение вреда одного лица другому само по себе признается противоправным и влечет обязанность возместить этот вред, если иное не установлено законом .
———————————
Горшенков Г.Г. Указ. соч. С. 56.

О.С. Иоффе определяет противоправное поведение как всякое поведение, не соответствующее требованиям закона, нарушающее правовые нормы и защищаемые ими субъективные права граждан и организаций.
М.Д. Домбриева подчеркивает, что причинение морального вреда распространением порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений, по нашему мнению, может быть результатом только противоправных действий, поскольку, как уже говорилось выше, распространение сведений представляет собой сообщение их хотя бы одному лицу, кроме того, которого они касаются . В любом случае сообщение является результатом активного поведения субъекта, которое может выражаться в опубликовании сведений в печати, их трансляции по радио и телевидению, демонстрации в других СМИ, публичных выступлениях, письменных заявлениях и т.п. Таким образом, бездействие в данной ситуации не должно рассматриваться как вариант противоправного поведения лица, которым умаляется честь, достоинство или деловая репутация.
———————————
Добриева М.Д. Способы защиты чести и достоинства в Российской Федерации // Совр. право. 2004. N 8. С. 39.

О.В. Дмитриева отмечает, что противоправность поведения причинителя морального вреда ст. 151 ГК РФ понимается следующим образом : компенсация физических или нравственных страданий осуществляется при нарушении личных неимущественных прав гражданина или при посягательстве на принадлежащие ему нематериальные блага (в том числе честь, достоинство и деловую репутацию), а также в других случаях, предусмотренных законом. Все другие случаи, очевидно, касаются нарушения имущественных прав граждан, которое само по себе не дает права на компенсацию морального вреда при отсутствии упоминания о такой возможности в специальном законе.
———————————
Дмитриева О.В. Указ. соч. С. 63.

Следует отметить, что Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. понимали противоправность как условие ответственности за причинение морального вреда более широко. Ст. 131 Основ гласила, что «моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины. Моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемом судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда». Данная норма допускала возможность возмещения морального вреда при любой ситуации, если вред наносился неправомерными действиями независимо от объекта посягательства — имущественного или неимущественного блага. Следует констатировать, что в современном гражданском законодательстве была значительно сужена сфера объектов, при посягательстве на которые можно претендовать на денежную компенсацию моральных страданий. Сегодня моральный вред подлежит безусловной компенсации только при нарушении неимущественных прав гражданина и посягательстве на иные нематериальные блага. Во всех других случаях обязанность денежной компенсации должна быть прямо предусмотрена законом. В частности, возможность компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав сегодня предусмотрена ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» , ст. 237 Трудового кодекса РФ , ст. 20 ФЗ от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности» .
———————————
О защите прав потребителей: Закон Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140 (в ред. от 05.05.2014).
Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 1(2.1). Ст. 3 (в ред. от 08.06.2015).
Об основах туристской деятельности: Федер. закон от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 49. Ст. 5491 (в ред. от 08.05.2015).

Третьим условием ответственности за причинение морального вреда является причинная связь между противоправным действием и моральным вредом. В юридической литературе встречается несколько подходов к определению юридически значимых причинных связей.
Последним условием возложения ответственности в виде компенсации морального вреда по общему правилу является наличие вины причинителя вреда. В то же время гражданскому законодательству известны случаи безвиновной ответственности. Так, ст. 1100 ГК РФ предусматривает, что моральный вред компенсируется независимо от вины причинителя вреда, когда он причинен: жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; гражданину в результате его незаконного осуждения и привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу и подписки о невыезде, незаконного наложения административного наказания в виде ареста или исправительных работ; распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.
Н.К. Рудый отмечает, что в отношении безвиновной ответственности в науке гражданского права сложилось два основных подхода. В рамках первого направления обоснования ответственности без вины выдвигались теории справедливости, законного страхования, профессионального риска, процессуальных преимуществ для потерпевшего, организационно-технической превенции и др. . Все данные теории объединяло то, что их сторонники считали ответственность без вины не собственно ответственностью, а лишь приемом законодателя, нуждающимся в обосновании. Так, М.Ю. Тихомиров утверждал, что случай безвиновной ответственности можно было бы не именовать ответственностью, а говорить лишь об обязанности возместить причиненный вред .
———————————
Рудый Н.К. Правовая характеристика чести, достоинства и репутации // Юрист. 2008. N 3. С. 9.
Споры о защите чести, достоинства и деловой репутации: Сб. док. / Сост. О.М. Оглоблина и др.; Общ. науч. ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2006. С. 21.

По мнению А.П. Фокова, в рамках второго направления, признающего безвиновную ответственность именно ответственностью, осуществлялся поиск субъективного условия ответственности без вины. Здесь существовали теории субъективного риска, повышенной бдительности, неопровержимой презумпции вины правонарушителя .
———————————
Фоков А.П. Честь, достоинство и деловая репутация как объекты гражданских прав // Рос. судья. 2005. N 5. С. 3.

На наш взгляд, допуская ответственность без вины в некоторых случаях, законодатель исходит из необходимости максимальной охраны интересов потерпевшего тогда, когда ему угрожает повышенная опасность, и в то же время стремится оказать воспитательное, профилактическое воздействие на потенциального причинителя вреда, хотя, безусловно, о выделении законодателем конкретных случаев ответственности без вины можно спорить.
В научной литературе встречается мнение о необходимости исключения вины из обязательных оснований компенсации морального вреда. Так, в частности, указывается, что гражданин, испытывая одни и те же последствия от виновного и невиновного поведения нарушителя его личных неимущественных прав, в последнем случае по общему правилу лишается права на получение денежной компенсации за пережитые им физические и (или) нравственные страдания, что несправедливо.
На наш взгляд, решение вопроса о возможности компенсации морального вреда при безвиновном поведении причинителя зависит от того, какие функции в гражданском праве должен выполнять институт компенсации морального вреда: функцию защиты интересов обладателя нематериальных благ или функцию ответственности. Представление о компенсации морального вреда как одной из форм гражданско-правовой ответственности прочно обосновалось в гражданском праве, причем ее компенсационный характер, в том числе в случае возмещения морального вреда, также не вызывает сомнений. Таким образом, для компенсации морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, достаточно лишь трех условий: наличия самого морального вреда; противоправности поведения причинителя вреда; причинной связи между противоправным деянием и наступившим вредом. Вина причинителя не требуется, поскольку данное основание ответственности прямо исключено ст. 1100 ГК РФ.

Список литературы

1. Батыров А.С. Проблемы анализа фактических обстоятельств при определении размера компенсации морального вреда // Аграрное и земельное право. 2010. N 4. С. 138 — 141.
2. Владимирова В. Нравственные и физические страдания потерпевшего // ЭЖ-Юрист. 2006. N 33. С. 24 — 28.
3. Горшенков Г.Г. Моральный вред и его компенсация по российскому законодательству: Дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. 108 с.
4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532 (в ред. от 06.02.2012).
5. Дмитриева О.В. Некоторые проблемы института компенсации морального вреда // Вестн. Воронеж. ин-та МВД России. 2010. N 1. С. 61 — 64.
6. Добриева М.Д. Способы защиты чести и достоинства в Российской Федерации // Совр. право. 2004. N 8. С. 39 — 42.
7. Жаглин А.В. Некоторые проблемы института компенсации морального вреда // Вестн. Воронеж. ин-та МВД России. 2010. N 1. С. 63 — 68.
8. О защите прав потребителей: Закон Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140 (в ред. от 05.05.2014).
9. Карномазов А.И. Гражданско-правовое регулирование определения размера компенсации морального вреда: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Самара, 2010. С. 14.
10. Карномазов А.И. Гражданско-правовое регулирование определения размера компенсации морального вреда: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Самара, 2010. С. 17.
11. Малеина М.Н. Защита чести, достоинства, деловой репутации предпринимателя // Законодательство и экономика. 1993. N 24. С. 20.
12. Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах: Дис. канд. юрид. наук. СПб., 1998. С. 45.
13. О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 // Бюл. Верховного Суда РФ. 1995. N 3 (в ред. от 06.02.2007).
14. Рудый Н.К. Правовая характеристика чести, достоинства и репутации // Юрист. 2008. N 3. С. 9.
15. Споры о защите чести, достоинства и деловой репутации: Сб. док. / Сост. О.М. Оглоблина и др.; Общ. науч. ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2006. С. 21.
16. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 1(2.1). Ст. 3 (в ред. от 08.06.2015).
17. Об основах туристской деятельности: Федер. закон от 24 нояб. 1996 г. N 132-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 49. Ст. 5491 (в ред. от 08.05.2015).
18. Фоков А.П. Честь, достоинство и деловая репутация как объекты гражданских прав // Рос. судья. 2005. N 5. С. 3.
19. Чорновол О.Е. Обязательства по компенсации морального вреда в российском гражданском праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2011. С. 14.
20. Эрделевский А. Защита чести, достоинства и деловой репутации в судебной практике // Хоз-во и право. 2006. N 1. С. 135 — 139.

Защита чести и достоинства компенсация морального вреда