Оглавление:

Договор займа проценты за пользование чужими денежными средствами

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Проценты по ст. 395 ГК РФ и проценты по кредитному договору или займу

Следует отличать проценты за пользование чужими денежными средствами и проценты за пользование суммой кредита (займа).

Если вы взяли в долг 1000 рублей под 20 процентов годовых, то через год должны отдать 1200 рублей, а в случае просрочки исполнения своего обязательства по возврату суммы займа, кредитор будет вправе взыскать с вас и проценты, механизм определения которых установлен статьей 395 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 811 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 настоящего Кодекса, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 настоящего Кодекса.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 Кодекса, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (статья 809 Кодекса), кредитному договору (статья 819 Кодекса) либо в качестве коммерческого кредита (статья 823 Кодекса). Поэтому при разрешении споров о взыскании процентов годовых суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (статья 395 Кодекса).

Примеры и образцы исковых заявлений о взыскании процентов за пользование займом и процентов по ст. 395 ГК РФ

  1. Исковое заявление о взыскании долга по расписке, процентов на сумму займа, процентов за незаконное пользование денежными средствами;
  2. Исковое заявление о взыскании долга по договору займа и процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами;
  3. Исковое заявление о взыскании денежных средств по расписке (договору займа) с расчетом процентов. Образец
  4. Исковое заявление о взыскании долга по расписке, процентов на сумму займа, процентов за незаконное пользование денежными средствами

Вернуться к оглавлению обзора судебной практики: Взыскание неустойки, пени, штрафа за просрочку. Размер, расчет, формулы. Судебная практика

Определение СК по гражданским делам Московского областного суда по делу N 33-13564 (ключевые темы: иностранная валюта — договор займа — задолженность по договору — проценты за пользование чужими денежными средствами — взыскание задолженности)

Определение СК по гражданским делам Московского областного суда по делу N 33-13564
(Извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующегосудьи Фролкиной С.В.,

судей Шиян Л.Н. и Беляева Р.В.,

при секретаре Гутаускайте Т.Р.,

рассмотрев в г. Красногорске в заседании от 14 июня 2011 года кассационную жалобу Горшкова Павла Владимировича на решение Видновского городского суда Московской области от 17 февраля 2011 года по делу по иску Семеновой Аллы Александровны к нему о взыскании задолженности по договору займа, процентов за пользование чужими денежными средствами, заслушав доклад судьи Шиян Л.Н., объяснения кассатора, представителя истицы — Васильева Н.Н.,

Семёнова А.А. обратилась в суд с иском к Горшкову П.В. о взыскании задолженности по договору займа N02/365-е от 01 апреля 2009 года в сумме 19 000 евро и процентов за пользование чужими денежными средствами — 2 545,01 евро.

Требования мотивирует тем, что между ними был заключен указанный договор займа, в соответствии с которым истец передал ответчику 70 000 Евро, а ответчик обязался вернуть указанную сумму не позднее 01.12.2009 г.

В соответствии с п.1 данного договора деньги получены ответчиком в день подписания договора займа. В нарушение п. 5 договора займа полностью долг не возвращен, сумма задолженности составила 19 000 евро.

Горшков П.В. иск признал частично и согласился с наличием у него задолженности перед Семеновой А.А. в сумме 19 000 евро. Иск в части выплаты процентов за пользование чужими денежными средствами не признал.

Решением Видновского городского суда иск Семеновой А.А. удовлетворен в полном объеме.

Не согласившись с постановленным судом решением, Горшков П.В. обжалует его в кассационном порядке и просит отменить как незаконное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав явившихся лиц, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено, что в соответствии с договором беспроцентного займа N 02/365-е от 01.04.2009 г., истица передала ответчику без начисления процентов сумму в размере 70 000 евро со сроком возврата не позднее 01.12.2009 г.

Согласно расписки, Горшков П.В. принял от истицы денежные средства в сумме 70 000 евро, и обязался возвратить сумму долга до 01 декабря 2009 года.

Судом также установлено, что в нарушение п. 5 договора займа имеется задолженность в размере 19 000 евро, которая ответчиком не возвращена.

Согласно расчёта истицы, по состоянию на 15.12.2010 г., задолженность ответчика состоит из основного долга — 19 000 евро; по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами — 2 545.01 евро, а всего 21 545.01 евро. Истица указала на то, что сумма процентов за пользование чужими денежными средствами рассчитана за период с 02.12.2009 г. (по курсу ЦБ 7,75 %), так как,согласно договора займа, именно в декабре 2009 г. ответчиком получены указанные денежные средства.

Разрешая спор по существу, суд правильно применил положения ст. ст. 807 , 808 , 810 и 395 ГК РФ, регулирующих спорные правоотношения, и пришел к правомерному выводу о взыскании задолженности по указанному договору займа, равной 19 000 евро и процентов за пользование чужими денежными средствами — 2545.01 евро.

Однако, судебная коллегия находит, что решение суда подлежит изменению по основаниям, установленным ст. 363 ГПК РФ, в силу того, что судом неверно применен материальный закон.

Судом не принято во внимание, что в соответствии со ст. 140 ГК РФ, рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации. Случаи, порядок и условия использования иностранной валюты на территории Российской Федерации определяются законом или в установленном им порядке.

Следовательно, иностранная валюта является объектом, ограниченным в обороте на территории Российской Федерации( ст. 129 ГК РФ). Расчеты в иностранной валюте на территории РФ носят характер исключения из общего запрета и допускаются только по основаниям и в режиме, разрешенным Банком России.

Указанный запрет распространяется на всех участников гражданского оборота, включая юридических и физических лиц, и на каждый случай использования ими иностранной валюты во внутренних расчетах, независимо от того, осуществляются ли подобные платежи систематически в виде деятельности или в разовом порядке.

Суду надлежало руководствоваться положениями ст. 317 п. 2 ГК РФ, принять во внимание разъяснения, изложенные в Информационном письме от 04.11.2002г. N70 Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рекомендовавших, что в случае, когда в договоре денежное обязательство выражено в иностранной валюте без указания о его оплате в рублях, суду следует рассматривать такое договорное условие, как предусмотренное пунктом 2 статьи 317 ГК РФ (оплата денежного обязательства в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте), если только при толковании договора в соответствии с правилами 431 ГК РФ суд не придет к иному выводу.

Поскольку в оспариваемом решении суда первой инстанции взыскание задолженности с ответчика выражено в иностранной валюте (евро), что является нарушением выше названных норм ГК РФ и валютного законодательства, судебная коллегия находит решение суда подлежащим изменению и полагает необходимым указать о взыскании с Горшкова Павла Владимировича в пользу Семеновой Аллы Александровны задолженности по договору займа N 02/365-е от 01.04.2009г. в сумме 19 тысяч евро в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ на день исполнения решения суда, и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 2 545,01 евро в рублевом эквиваленте на день исполнения решения суда, а также госпошлины, оплаченной истицей при обращении в суд.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Видновского городского суда Московской области от 17 февраля 2011 года изменить, указав о взыскании с Горшкова Павла Владимировича 14 сентября 1973 года рождения, уроженца г. Видное Московской области, в пользу Семеновой Аллы Александровны задолженности по договору займа N 02/365-е от 01.04.2009 года в размере 19 000 (девятнадцать тысяч) евро в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ РФ на день исполнения решения суда, и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 2 545,01 (две тысячи пятьсот сорок пять евро) 01 цента в рублевом эквиваленте на день исполнения решения суда, а также государственной пошлины в размере 12 096 (двенадцать тысяч девяносто шесть рублей) 63 копейки.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 октября 2017 г. N 4-КГ17-50 Апелляционное определение по иску о взыскании в солидарном порядке суммы займа, пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами отменено, дело передано на новое рассмотрение, поскольку суд не оценил доказательства, приведенные в материалах дела, а также допустил существенное нарушение норм материального права, выразившееся в одновременном взыскании за нарушение денежного обязательства предусмотренных договором пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску компании «Бетафин Лимитед» к Ниценко Сергею Георгиевичу, обществу с ограниченной ответственностью «Монолит» о взыскании в солидарном порядке суммы займа, процентов за пользование займом, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Монолит» на решение Солнечногорского городского суда Московской области от 26 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителя ООО «Монолит» Феоктистову Е.А., выступающую по доверенности и ордеру, поддержавшую доводы кассационной жалобы, представителей компании «Бетафин Лимитед» Лесина С.Ю., Киселевскую Л.Е., выступающих по ордерам, а также представителя этой компании Левинсона О.М., выступающего по доверенности, возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

компания «Бетафин Лимитед» обратилась в суд с иском к ООО «Монолит» и Ниценко С.Г. о взыскании долга, процентов и пени по договору займа, в обоснование которого указала, что 27 марта 2013 г. между истцом и ООО «Монолит» заключён договор займа на сумму 103 000 000 руб., по условиям которого истец перечислил на расчётный счёт ООО «Монолит» денежные средства в размере 1 200 000 долларов США, 600 000 евро, 830 000 фунтов стерлингов, а ООО «Монолит» приняло на себя обязательства вернуть денежные средства в срок не позднее 5 июля 2013 г., уплатив 12% годовых. По условиям договора в случае несвоевременного возврата займа заёмщиком уплачивается пеня в размере 3% от просроченной суммы ежемесячно. Способом обеспечения исполнения обязательства ООО «Монолит» сторонами определено поручительство Ниценко С.Г., с которым истцом в тот же день заключён договор поручительства.

Поскольку ООО «Монолит» обязательства по возврату суммы займа и уплате процентов не исполнило, истец просил взыскать с ответчиков в солидарном порядке указанные выше денежные суммы, 12% годовых за пользование займом, а также пеню в размере 1 698 592 доллара США, 848 859 евро, 1 172 441 фунт стерлингов и проценты за пользование чужими денежными средствами — 56 830 414 руб.

Решением Солнечногорского городского суда Московской области от 26 мая 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2016 г., иск удовлетворён частично, с ООО «Монолит» в пользу компании «Бетафин Лимитед» взыскано в качестве возврата займа 1 200 000 долларов США, 600 000 евро, 830 000 фунтов стерлингов в рублёвом эквиваленте по курсу Центрального банка Российской Федерации на день исполнения решения суда, взысканы проценты за пользование займом в размере 449 993 доллара США, 224 602 евро, 309 062 фунта стерлингов в рублёвом эквиваленте по курсу Центрального банка Российской Федерации на день исполнения решения суда, а также пеня — 900 000 долларов США, 500 000 евро, 600 000 фунтов стерлингов в рублёвом эквиваленте по курсу Центрального банка Российской Федерации на день исполнения решения суда и проценты за пользование чужими денежными средствами — 36 633 413 руб. В иске к Ниценко С.Г. отказано в связи с прекращением поручительства по истечении срока.

В кассационной жалобе заявителя содержится просьба об отмене указанных выше судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 29 августа 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

От компании «Бетафин Лимитед» в Верховный Суд Российской Федерации поступили письменные возражения, в которых содержится просьба об отказе в удовлетворении кассационной жалобы заявителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в возражениях на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении данного дела.

Из установленных судами обстоятельств следует, что 27 марта 2013 г. между компанией «Бетафин Лимитед» и ООО «Монолит» заключён договор займа на сумму 103 000 000 руб., по условиям которого ООО «Монолит» приняло на себя обязательства вернуть денежные средства в срок не позднее 5 июля 2013 г., уплатив 12% годовых (т. 1, л.д. 18-29).

Согласно пункту 1 договора, озаглавленного «Определения», заём означает сумму 103 000 000 руб.

В силу пункта 3.1 из раздела 3 договора — «Выдача» — заём (часть займа) может быть выдан в рублях или в иностранной валюте.

В пункте 4.1 этого договора (раздел 4 «Проценты») указано, что за пользование займом заёмщик уплачивает проценты в размере 12% в год. Проценты начисляются в тех валютах, в которых соответствующие суммы займа были получены. Базой начисления процентов являются соответствующие суммы займа в валюте поступления.

В соответствии с пунктом 5.3 договора (раздел 5 «Возврат займа») займ должен быть возвращён в тех же суммах и валютах, в которых был получен. Проценты должны быть уплачены в тех же валютах, в которых соответствующие суммы займа были получены.

Пунктом 7.4 договора предусмотрено, что заём обеспечивается поручительством Ниценко С.Г.

В пункте 1 договора поручительства от 27 марта 2013 г., заключённого между компанией «Бетафин Лимитед» и Ниценко С.Г., указано, что этот договор является неотъемлемой частью указанного выше соглашения о займе от 27 марта 2013 г., по которому кредитор предоставил заёмщику (он же должник) заём в сумме 103 000 000 руб. до 5 июля 2013 г. с уплатой 12% в год (т. 1, л.д. 30).

Пунктом 2 этого договора предусмотрено, что поручитель обязуется перед кредитором нести солидарную ответственность за исполнение заёмщиком обязательств по договору займа и возместить кредитору в случае несвоевременного исполнения заёмщиком обязательств полученную сумму займа 103 000 000 руб., проценты за пользование займом в размере 12% годовых, неустойку (пеню) в размере 3% от просроченной суммы в месяц, расходы кредитора на возврат займа, процентов, неустойки.

Во исполнение договора займа истец в апреле 2013 года перечислил на расчётный счёт ООО «Монолит» денежные средства в размере 1 200 000 долларов США, 600 000 евро, 830 000 фунтов стерлингов (т. 1, л.д. 24-28).

ООО «Монолит» обязательства по возврату суммы займа и процентов не исполнило.

Разрешая спор и удовлетворяя иск частично, суд указал, что ООО «Монолит» обязательства по договору займа в установленный договором срок не исполнило, в связи с чем в пользу истца подлежат взысканию сумма долга, проценты за пользование займом, а также пеня и проценты за пользование чужими денежными средствами. При этом суд пришёл к выводу о том, что поскольку денежные средства по договору займа перечислены в иностранной валюте, то должник обязан вернуть истцу денежные средства в рублях в размере, эквивалентном полученной иностранной валюте по курсу Центрального банка Российской Федерации на день исполнения решения суда.

С указанными выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судами первой и апелляционной инстанций при разрешении спора допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

В соответствии со статьёй 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нём слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путём сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой названной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учётом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Статьёй 140 названного кодекса установлено, что рубль является законным платёжным средством, обязательным к приёму по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации.

Платежи на территории Российской Федерации осуществляются путём наличных и безналичных расчётов (пункт 1).

Случаи, порядок и условия использования иностранной валюты на территории Российской Федерации определяются законом или в установленном им порядке (пункт 2).

Согласно статье 317 этого же кодекса денежные обязательства должны быть выражены в рублях (пункт 1).

В денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определённой сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (экю, «специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон (пункт 2).

Использование иностранной валюты, а также платёжных документов в иностранной валюте при осуществлении расчётов на территории Российской Федерации по обязательствам допускается в случаях, в порядке и на условиях, определённых законом или в установленном им порядке (пункт 3).

В пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 г. N 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» разъяснено, что в силу статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации при рассмотрении споров, связанных с исполнением денежных обязательств, следует различать валюту, в которой денежное обязательство выражено (валюту долга), и валюту, в которой это денежное обязательство должно быть исполнено (валюту платежа). По общему правилу валютой долга и валютой платежа является рубль.

В пункте 32 названного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации указано, что требование о взыскании денежных средств в иностранной валюте, выступающей валютой платежа, подлежит удовлетворению, если будет установлено, что в соответствии с законодательством, действующим на момент вынесения решения, денежное обязательство может быть исполнено в этой валюте (статья 140 и пункты 1 и 3 статьи 317 Гражданского кодекса Российской Федерации). В таком случае взыскиваемые суммы указываются в резолютивной части решения суда в иностранной валюте.

По смыслу приведённых положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, валютой, в которой выражено денежное обязательство (валюта долга), по общему правилу является рубль, если договором не установлено иное.

Соответственно, пока не установлено иное, следует исходить из того, что валютой долга является рубль.

При этом договором может быть предусмотрено и то, что определённая в рублях денежная сумма может быть уплачена в иностранной валюте, если это допускается законодательством применительно к субъектам данного платежа.

Таким образом, предоставление займа путём осуществления платежа иностранной валютой само по себе не означает, что валютой долга является иностранная валюта.

Приведённые выше положения закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции по настоящему делу учтены не были.

Буквальное содержание пункта 1 («Определения») заключённого сторонами договора указывает на то, что займом является 103 000 000 руб.

Положения пунктов 3.1 и 5.3 (разделы 3 «Выдача» и 5 «Возврат займа») указывают на то, что средством платежа как при предоставлении займа, так и при его возврате может выступать иностранная валюта.

Наличие в пункте 5.3 слов «в тех же суммах» само по себе не указывает ни на валюту долга, ни на валюту платежа и подлежит толкованию в совокупности с иными условиями договора.

Платёж по предоставлению займа совершён займодавцем в иностранной валюте, что не противоречит условиям договора, а законность данного платежа, совершённого иностранным юридическим лицом, не оспаривается.

В нарушение положений статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации судами не приняты во внимание и не оценены в совокупности как буквальное содержание договора займа, так и все иные соответствующие обстоятельства, в том числе предшествующее и последующее поведение сторон, их переписка, положения договора поручительства, обеспечивающего обязательства по займу.

В частности, при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции обе стороны ссылались на имеющуюся в материалах дела переписку сторон, содержащую сведения о валюте займа, а ответчик — также на условия договора поручительства и паспорт сделки.

Однако в нарушение положений части 4 статьи 67 и части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебными инстанциями оценка данных доказательств либо указание на то, почему данные доказательства не приняты или отвергнуты судом, в мотивировочной части судебных постановлений не приведены.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы судебных инстанций о валюте долга сделаны с нарушениями норм материального и процессуального права.

Кроме того, судами допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в одновременном взыскании за нарушение денежного обязательства предусмотренной договором пени и процентов, предусмотренных статьёй 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исходя из пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счёт другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учётной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора исходя из учётной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Применительно к данной редакции закона пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 8 октября 1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (в редакции от 4 декабря 2000 г.) разъяснялось, что в денежных обязательствах, возникших из договоров, в частности, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пеню) при просрочке исполнения денежного обязательства. В подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесённых им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

В названном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации также разъяснялось, что в тех случаях, когда в договоре займа либо в кредитном договоре установлено увеличение размера процентов в связи с просрочкой уплаты долга, размер ставки, на которую увеличена плата за пользование займом, следует считать иным размером процентов, установленных договором в соответствии с пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При наличии в договоре условий о начислении при просрочке возврата долга повышенных процентов, а также неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной) кредитор вправе предъявить требование о применении одной из мер ответственности, не доказывая факта и размера убытков, понесённых им при неисполнении денежного обязательства (пункт 15).

Таким образом, действовавшая на момент заключения договора редакция статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации в соответствии с разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации при установлении в договоре неустойки (пени) или иного размера процентов за просрочку денежного обязательства допускала применение только одной из мер — либо договорной неустойки (пени, процентов за просрочку), либо процентов, предусмотренных статьёй 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В настоящей редакции статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации пунктом 4, действующим с 1 июня 2015 г., установлено, что в случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные этой статьёй проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 4).

Таким образом, одновременное взыскание договорной неустойки и процентов, предусмотренных статьёй 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускалось ни ранее действующим, ни действующим в настоящее время законом.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Названные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учётом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2016 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Доводы возражений компании «Бетафин Лимитед» о пропуске ответчиком срока на подачу кассационной жалобы являются необоснованными.

В соответствии с частью 2 статьи 376 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные постановления могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции в течение шести месяцев со дня их вступления в законную силу.

Согласно разъяснениям, приведённым в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», при исчислении указанного выше шестимесячного срока не учитывается время рассмотрения кассационных жалобы, представления в суде кассационной инстанции.

Решение Солнечногорского городского суда Московской области от 26 мая 2016 г. вступило в законную силу с момента вынесения апелляционного определения 28 сентября 2016 г.

Из определения судьи Московского областного суда, принятого по кассационной жалобе заявителя, следует, что кассационная жалоба подана в президиум Московского областного суда 22 февраля 2017 г., определение судьи вынесено 4 апреля 2017 г.

Таким образом, срок на подачу кассационной жалобы с учётом времени рассмотрения жалобы в Московском областном суде истекал 9 мая 2017 г., окончание срока приходилось на праздничный день, а следовательно, последним днём срока является следующий рабочий день — 10 мая 2017 г.

Согласно почтовому штемпелю на конверте и описи вложений в почтовое отправление, кассационная жалоба была сдана в отделение почтовой связи 10 мая 2017 г., то есть без нарушения срока.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Проценты за пользование денежными средствами

Природу процентов за пользование денежными средствами легко понять, если вспомнить пословицу «Дорога ложка к обеду». Иначе говоря, сегодняшние деньги дороже, чем завтрашние. Почему? Потому что, если мне нужны деньги сегодня и некто предоставил их мне, отказавшись от них ради меня, за такое согласие подождать (в экономике это называется платой за отложенное потребление) я должна ему заплатить. Данная плата традиционно взимается в форме процента. Все понятно.

Но когда мы переходим к деталям правового регулирования отношений, то ситуация усложняется. С процентами практика в свое время так запуталась, что потребовались детальные разъяснения высших судебных инстанций по этому вопросу — мы имеем в виду совместное Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (далее — Постановление Пленумов N 13/14), которое не отменено, но (и это понятно) должно применяться с учетом изменившегося законодательства.

С юридической точки зрения проценты по денежным обязательствам делятся на два вида, что следует из многих национальных кодексов, директив Европейского союза (ЕС), Модельных правил европейского частного права и т.д.: проценты, уплачиваемые за дозволенное пользование денежными средствами (в доктрине они называются «регулятивные проценты»), и проценты, которые уплачиваются в качестве меры ответственности за просрочку (в доктрине это — охранительные проценты).

Казалось бы, все ясно. Но современный нормативный материал демонстрирует противоречие в подходах к процентам, которые должны быть уплачены должником, просрочившим исполнение обязательства.

Первый подход: должник платит процент только в том случае, если он несет ответственность за просрочку. Всем известный пример — это статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Тот же подход демонстрирует документ, который имеет огромное значение в регулировании кредита в Европейском союзе, — Директива Европейского парламента и Совета Европейского союза N 2011/7/EC «О противодействии задержкам платежей в коммерческих сделках » (Страсбург, 16 февраля 2011 года).

Второй подход: процент уплачивается должником в случае просрочки, но независимо от того, отвечает должник за просрочку или нет. Такой подход заложен в Принципах международных коммерческих договоров УНИДРУА и в ряде других документов. Различие между двумя названными подходами очевидно. Еще раз подчеркнем: и та и другая ситуация связана с просрочкой.

Очевидное различие в следующем. Если процент уплачивается, только когда должник отвечает за нарушение, то понятно, что речь идет о мере ответственности и нужно применять нормы об основаниях и размере ответственности. Если же процент уплачивается хоть и с момента просрочки, но независимо от того, отвечает должник или нет, то он уплачивается по правилам об уплате основного долга.

Для того чтобы разобраться в нормах ГК РФ о процентах (это в первую очередь общие нормы, включенные в статьи 317.1 и 395 ГК РФ, а также огромное число специальных норм о процентах, которые не изменялись в процессе модернизации ГК РФ и продолжают действовать), следует в первую очередь установить, зачем нужно вводить в законодательство нормы о процентах в случае просрочки.

Когда ГК РФ действовал в прежней редакции, должнику часто было выгодно не платить, и такая ситуация, как все помнят, очень заботила практику. Если у должника не было средств на возврат долга в срок, он мог взять кредит и заплатить, а мог не брать кредит — мог просто не платить, и у него возникала обязанность уплаты процентов по статье 395 ГК РФ по ставке рефинансирования. Очевидно, что ставка эта ниже, чем ставки по кредитам. Поэтому из альтернативы «возвращать долг в срок — не возвращать» должники нередко выбирали последнее.

Кстати, во многих странах Европейского союза существует та же проблема. И в преамбуле к указанной Директиве Европейского союза N 2011/7/EC подчеркивается: «Задержки платежей являются нарушением договора; для должников во многих государствах — членах ЕС это привлекательно в финансовом отношении вследствие отсутствия процентов или низких процентов на просроченные платежи и/или медленного порядка компенсации. В целях изменения этой тенденции и противодействия задержкам платежей необходимы решающие изменения на пути к формированию культуры своевременных платежей». В результате сегодня страны — члены Европейского союза, поскольку Директива Европейского союза для них обязательна, приводят свое законодательство в соответствие с данным документом. Директивой установлено, что при просрочке должник уплачивает процент, причем такой процент не менее чем на восемь пунктов должен превышать базовую ставку. Базовая ставка — это аналог нашей ставки рефинансирования (теперь — ключевой ставки), но пр именяемой Европейским центральным банком.

Полагаем, что изменение нашего законодательства в области регулирования процентов преследует ту же цель. Эта цель — поддержка кредита и создание таких условий, при которых, с одной стороны, кредитор, отказывающийся от потребления в пользу должника и отдающий ему ресурс, будет уверен в получении справедливого вознаграждения, то есть процента. А с другой стороны, должник будет стимулирован к тому, чтобы быстрее отдать долг. В этом главная цель, и, на наш взгляд, в направлении этой цели законодатель сделал правильные шаги. Другое дело, что в двух нормах, о которых мы говорим, есть немало технических огрехов, практика не сформировалась, но с учетом целей законодателя можно истолковать эти нормы, тем более что дискуссия в литературе уже развернулась. Попытаемся объяснить, как нам видится решение названных проблем.

Сначала обратимся к законным процентам. Совершенно ясно, что это не мера ответственности. Если сравнить статьи 317.1 и 395 ГК РФ, то их формулировки не дают нам никаких оснований рассматривать законный процент как меру ответственности. В статье 317.1 указано не более чем на то, что «он уплачивается должником по денежному обязательству». О неправомерном пользовании нет и речи.

Важно отметить, что законные проценты начисляются только по денежным обязательствам. И здесь следует вспомнить, что не всегда, когда одна сторона должна передать другой стороне денежные средства, она является должником по денежному обязательству. Например, обязанность банка предоставить кредит — это не денежное обязательство, хотя банк и должен передать заемщику деньги. Почему? Исполнение денежного обязательства всегда есть уплата долга, то есть предоставление в обмен на полученное благо. Уплата долга ведет к прекращению обязательства между сторонами. А обязательство банка предоставить кредит имеет совершенно другую каузу: даю тебе, чтобы ты мне потом вернул. Это очень важно, ведь именно этим объясняются особенности регулирования кредитных отношений.

Так, банк может отказаться от предоставления кредита, если есть основания полагать, что он не будет возвращен. Должник же по денежному обязательству не имеет права отказаться от его исполнения. Клиент банка не может произвести зачет требования банка об уплате, например, комиссионных за ведение счета против требования к банку о предоставлении кредита. И понятно почему. В данном случае требования не обладают однородностью: требование банка есть требование из денежного обязательства, а требование к банку иного рода — требование о предоставлении взаймы.

А вот пример обязательства, на которое распространяется действие статьи 317.1 ГК РФ. Согласно статье 859 ГК РФ при расторжении договора банковского счета банк обязан в течение семи дней перечислить остаток денежных средств на счет, указанный клиентом. До введения новой нормы банк мог целую неделю правомерно использовать денежные средства и не уплачивать процент за пользование. Напоминать, какие проценты можно получить от оборота крупных сумм за неделю, излишне. Теперь же, по нашему мнению, в случае, когда договор расторгается, банк должен уплатить законные проценты за правомерное пользование денежными средствами клиента. Безусловно, это справедливо. Хотя это один из немногих примеров прямого применения нормы о законных процентах, который пока удалось обнаружить. В большинстве случаев (заем, коммерческий кредит, купля-продажа и т.д.) будут действовать специальные нормы, которые никто не отменял, и они подлежат применению по правилам о разрешении коллизий между общей и специальной нормами.

Нельзя не отметить, что дискуссия, развернувшаяся в научном сообществе, выявила подход, который, на наш взгляд, принять невозможно, а именно: законный процент взыскивается с момента просрочки. Почему? Аргумент сторонников этой позиции таков: зачем платить законный процент до просрочки, если он обычно закладывается в цену.

Может быть, и закладывается. Но, во-первых, не всегда (вспомним пример с расторжением договора банковского счета), а во-вторых, теперь, вероятно, коммерческая практика может существенно измениться. Конечно, авторы этой идеи могут ссылаться и на международные документы, в которых нередко, как уже отмечалось, используется именно такой подход: уплата процентов предусмотрена с момента просрочки, но независимо от ответственности должника за допущенное нарушение. Кстати, и в Гражданском кодексе РСФСР 1964 года была точно такая норма, предусматривавшая, что в случае просрочки должник уплачивает законный процент в размере пяти. Но, по нашему мнению, нет никаких оснований для подобного толкования действующей нормы статьи 317.1 ГК РФ. Ни логика развития денежного обязательства в отношениях между сторонами, ни текст статьи не дают никаких оснований для того, чтобы видеть в новых нормах ранее неизвестный нашему праву подход. Правила статьи 317.1 ГК РФ — это, по сути дела, распростр анение правил о процентах по договору займа (статьи 809 и 811 ГК РФ) на все денежные обязательства.

Теперь рассмотрим изменения, внесенные в статью 395 ГК РФ. Во-первых, вызывает вопросы предусмотренный размер ставки: как считать эту ставку? Понятно, что опираться придется на официальные публикации Банка России. Напомним, что согласно новой редакции в учет берется не ставка рефинансирования, а средняя ставка банковского процента по вкладам физических лиц. Банк России официально публикует эту ставку, причем она не дифференцируется по срокам вкладов, поэтому длительность просрочки не имеет никакого значения; ставки дифференцируются по регионам и различаются по размеру.

Логически рассуждая, можно предложить два варианта определения применимой ставки. Первый основан на буквальном толковании закона, из которого следует, что размер процентов определяется имевшими место в соответствующие периоды ставками. Ставка обновляется Банком России примерно каждый месяц, значит, надо производить расчет по каждому периоду. Второй вариант: брать среднее арифметическое. Так, конечно, считать удобнее. Но если сравнить получающиеся величины процента, рассчитанного по ставкам, установленным Банком России для каждого периода просрочки, с одной стороны, и процента, рассчитанного как среднее арифметическое, — с другой, то при использовании второго варианта размер процента может получиться меньшим.

Думаем, практика пойдет по пути, указанному в пункте 51 Постановления Пленума ВС РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: «При выборе соответствующей учетной ставки банковского процента целесообразно отдавать предпочтение той из них, которая наиболее близка по значению к учетным ставкам, существовавшим в течение периода пользования чужими денежными средствами».

Вторая проблема, возникшая в связи со статьей 395 ГК РФ, следующая: поскольку ставки по регионам разные, как поступать, если истец имеет место нахождения в одном округе, а филиал, представляющий его, — в другом и, соответственно, дело рассматривается также в другом округе? Конечно, можно рассуждать с точки зрения того, почему эти ставки разные, ради чего этот процент взыскивается (в первую очередь возместить потери — ведь это мера гражданско-правовой ответственности) и кому возмещаются потери? Поскольку потери произошли по месту нахождения филиала, то и ставку нужно считать по месту нахождения филиала. Но такие рассуждения годятся, видимо, только de lege ferenda. Есть текст закона, в котором указано: по месту нахождения юридического лица. Эта позиция будет безупречной. Соответственно, нужно применять ставку, действующую в месте регистрации юридического лица.

В связи с изменением законодательства у судов появился вопрос: что теперь следует указывать в резолютивной части, когда процент взыскивается до фактического погашения? Ведь раньше ставка рефинансирования достаточно долго не менялась, а теперь меняется каждый месяц. Было высказано предложение указывать ставку, имеющую место на момент вынесения решения. Но, согласитесь, такой подход может нарушить права кредитора, который может еще долго бегать за должником. Наверное, необходимо привести какую-то формулу и описать, каким образом следует считать процент. Это будет соответствовать смыслу закона.

В судебной практике возник и такой вопрос: как теперь соотносятся проценты по статье 395 ГК РФ и неустойка? Напомним, что в Постановлении Пленумов N 13/14 была дана такая рекомендация: если в договоре предусмотрена неустойка, то в случае просрочки кредитору предоставляется право выбора — взыскивать проценты по статье 395 ГК РФ или предусмотренную договором неустойку. Кредитор мог выбирать, что ему выгоднее. Сегодня в статье 395 ГК РФ закреплена норма, на наш взгляд, очень хорошая: в случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение денежного обязательства, установленные статьей 395 ГК РФ проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором. Эта норма соответствует принципу pacta sunt servanda (статья 309 ГК РФ): если стороны договорились о неустойке и выбрали этот вариант, то у кредитора не должно быть оснований не следовать этому условию и выбирать более выгодную для себя позицию. По нашему мнению, сегодня смысл пунк та 4 статьи 395 ГК РФ надо толковать однозначно: если договором предусмотрена неустойка, то ее и следует взыскивать.

Законные проценты и проценты по статье 395 ГК РФ, очевидно, соотносятся так же, как соотносятся проценты за пользование займом (статья 809 ГК РФ) и проценты за просрочку возврата займа (статья 811 ГК РФ). Законный процент — это плата за кредит, проценты по статье 395 ГК РФ взыскиваются в качестве меры ответственности за просрочку. В результате получается как раз то, что Европейский союз требует от входящих в его состав государств: сделать просрочку невыгодной для должника. Теперь в силу положений ГК РФ до просрочки кредитор, если иное не предусмотрено договором, будет уплачивать законный процент в размере ставки рефинансирования (ключевой ставки), а в случае просрочки — в размере указанной ставки плюс средней ставки банковского процента по вкладам.

На вопросах начисления процентов на проценты мы подробно останавливаться не будем, но все же необходимо упомянуть одно важное правило, установленное статьей 317.1 ГК РФ: условие обязательства, предусматривающее начисление процентов на проценты, является ничтожным, за исключением обязательств из договоров банковского вклада и договоров между предпринимателями. В статье же 395 ГК РФ формулировка иная: начисление процентов на проценты «не допускается, если иное не предусмотрено законом». Каковы последствия нарушения запрета, предусмотренного статьей 395 ГК РФ? Полагаем, что и в данном случае условие договора о начислении процентов на проценты необходимо рассматривать как ничтожное. Объяснение этому следующее.

Запрет взыскивать проценты, начисленные на проценты, появился не сегодня. Он был введен еще в императорском Риме. В периоды экономического упадка масса должников (как и в наши дни) оказывалась неспособной вернуть в срок ни сумму займа, ни проценты за ее пользование, ни проценты, начисляемые на суммы, просроченные к уплате. В такие периоды начисление процентов на проценты приводило к увеличению размера долгов до столь непомерных сумм, что вызывало бунты должников и общественные беспорядки. Уже много веков назад юристы поняли, что проблема начисления процентов на проценты не может рассматриваться исключительно как проблема взаимоотношений между частными лицами. Этот вопрос может затронуть публичный интерес, а значит, и решать его нужно с точки зрения публичного интереса. Ну а если так, то условие о начислении процентов на проценты подпадает под действие пункта 2 статьи 168 ГК РФ, содержащего правило о том, что сделка, затрагивающая публичные интересы, ничтожна. По нашем у мнению, это правильное решение.

Договор займа проценты за пользование чужими денежными средствами