Разбой средь бела дня

Ливенский районный суд вынес приговор мужчине, совершившему минувшим летом разбойное нападение на продавщицу в магазине д. Горностаевка.

Хотел поиграть
в Робин Гуда
Правда, сам К. утверждал в суде, что никакого нападения не было, а хотел он, якобы, помочь девушке, с которой, по его словам, познакомился на речке за несколько дней до происшествия. На следующий день он зашел к Г. в магазин, где та работала. Слово за слово, заметив на его теле татуировки, женщина спросила: «Ты что, сидел?», «Было дело», – ответил он. Потом женщина жаловалась ни низкую зарплату, на то, что недостачу приходится покрывать из своего кармана. И, как бы между делом, обронила: «Видеокамеры в магазине нет». «Намек понял», – пронеслось в голове у К., через день он вернулся в магазин, чтобы по договоренности с Г. украсть из магазина деньги и тем самым скрыть имевшуюся недостачу.
Но версия подсудимого, выдвинутая им в ходе судебного разбирательства, не имела под собой никаких оснований и рассыпалась в пух и прах. Да и сам он на предварительном следствии давал показания, куда более соответствующие произошедшему.

Сходив за ягодами, женщина обеспечила себе алиби
А вот слова Г. о том, что она впервые видела К. в день разбойного нападения, полностью подтвердились. Седьмого июля, когда, как заверял К., он познакомился с женщиной, на берегу реки она не отдыхала, а ходила с сыном по ягоды на заброшенные дачи на Карабах. В это время ей позвонила приятельница, предлагавшая поездку в Москву. Женщина отказалась, сославшись на занятость. Пятиминутное общение потом подтвердилось распечаткой телефонных разговоров. Возвращаясь с ягодами домой, мать и сын встретили соседку, пасшую гусей на берегу. Перебросились несколькими словами. Когда процесс переработки ягод был в самом разгаре, Г. обнаружила, что у нее не хватает крышек для консервирования. Позвонила приятельнице, та ответила, что даст ей крышки, Г. быстренько сбегала за ними и продолжила закатывать банки.
И на следующий день у нее был выходной. И недостачи в магазине за все время ее работы не было.

Киношная
жуть наяву
А вот о том, что случилось с ней в первый рабочий день после выходных, она думала, что такое происходит только в страшных сценах из ментовских сериалов. Но это была не съемочная площадка, все происходило наяву. И этот осколок стекла перед лицом, и жуткие слова угроз нападавшего не стереть из памяти никогда.
В тот день К. трижды заходил в магазин. Первый раз после часа дня незнакомый мужчина зашел, чтобы поинтересоваться, где живет его знакомый парень. Г. объяснила, как того найти. Спустя полчаса мужчина вернулся в магазин, стал выбирать пиво, а выбрав, сказал, что у него не хватает денег. Предлагал оставить в залог свой мобильник, обещал, что деньги отдаст его племянник. Продавец отказалась отпускать товар в долг незнакомцу. Но минут через тридцать он вновь вернулся. Женщина предположила, что тот нашел деньги, и встала, чтобы подать ему пиво. Как вдруг мужчина стал кричать: «Забыли?! Страх потеряли, пока меня не было?!» Растерявшейся от неожиданности и от страха женщине К. «тыкал» в лицо осколком стекла с неровными краями. Потом потребовал, чтобы она легла на пол. Мужчина был агрессивен и явно пьян. Испугавшись, Г. опустилась на колени, наклонила голову и спросила: «Что вам нужно?» Мужчина схватил ее за волосы, собранные в хвост, и потребовал: «Давай деньги из кассы!». Она встала, он толкнул ее к прилавку, продолжая требовать деньги. При этом твердил: «Я тебе устрою, я тебе покажу! Порежу!»
Продавец направилась к кассе. Мужчина следовал за ней. По пути он прихватил ее сотовый телефон. Женщина отдала из кассы 1500 рублей. Но, похоже, эта сумма только разозлила нападавшего: «Этого мало, давай все деньги!». Он толкнул ее, она пошатнулась назад, а К. чего-то испугался. Возможно, подумал, что в магазине есть тревожная кнопка. Он снова приказал Г. лечь на пол и с силой схватил ее за волосы. Она опустилась на колени за прилавком. Мужчина бросил на пол осколок стекла, опустил на пол свой рюкзак и стал собирать в него деньги из кассы. Приговаривая при этом: «У меня в рюкзаке выпрямитель. Только попробуй встать! Все взлетит на воздух!». Он сделал какой-то жест под прилавок. Испуганная женщина подумала, что он что-то бросил туда. Как выяснилось позже – всего лишь стащил в этот момент пачку сигарет. Мужчина покинул магазин. А женщина трясущимися руками набирала с планшета, на который разбойник не обратил внимание, номера полиции и хозяйки магазина. В тот же день К. был взят под стражу.
Интересен и такой эпизод. С парнем, адресом которого К. интересовался в магазине, он познакомился лишь накануне. А. возвращался с тренировки, шел через понтонный мост, когда незнакомый ему мужчина завел разговор, о погоде, рыбалке: «Хорошая тут у вас рыбка водится. Ты местный?». Собеседник не успел глазом моргнуть, как выложил незнакомцу и свое имя, и прозвище. На следующий день эти сведения весьма пригодились К., чтобы сориентироваться на месте будущего преступления. Опыт в этих делах у К. был немалый. С 2008 года он отбывал наказание за кражу и грабеж в колонии особого режима. Последние два с половиной года – в колонии строгого режима. Администрация последней характеризовала его, как не вставшего на путь исправления. Освободился в середине мая этого года. Чтобы менее чем через два месяца вновь совершить разбой – нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия.
Суд приговорил К. к пяти с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Взыскал суд с него и около девяти тысяч рублей в возмещение ущерба, причиненного хозяйке магазина. И еще около девяти тысяч рублей в доход федерального бюджета за услуги адвоката. Приговор не вступил в законную силу.
По материалам федерального судьи Ливенского районного суда Э.Н.Скрябина

Двоим омичам вынесен приговор за разбойное нападение с погоней, третий – в розыске

Вину в совершении преступления Георгий ФАМИНСКИЙ частично признал, попытался загладить причиненный ущерб, а его сообщник Александр КУДРЯВЦЕВ «ушёл в полную несознанку».

Судья Первомайского районного суда Игорь ШЕВЧЕНКО 27 июля признал виновными в тщательно подготовленном групповом разбое (п.«б» ч.4 ст.162 УК РФ) ранее не судимых 22-летних Георгия ФАМИНСКОГО и Александра КУДРЯВЦЕВА. Каждому подсудимому определено по 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и назначено солидарное возмещение причиненного ущерба потерпевшему.

В суде установлено, что 1 декабря 2016 года фигуранты и третий сообщник узнали о наличии у гражданина 6 млн рублей, которые тот занял на покупку квартиры. Молодые люди установили его место жительства и, дождавшись, когда потерпевший выйдет из подъезда и сядет в автомобиль, поехали за ним. Потерпевший, заметив погоню, попытался скрыться. Преступники своим автомобилем несколько раз умышлено подтолкнули его машину в задний бампер, после чего она врезалась в мусорный контейнер.

«Воспользовавшись ситуацией, сообщники с использованием предмета, похожего на пистолет, разбили стекла дверей автомобиля и похитили с пассажирского сиденья полимерный пакет, в котором находилось 6 млн рублей. Деньги поделили между собой», — пояснила старший помощник прокурора Омской области Татьяна БУЛИХОВА.

Вину в совершении преступления Георгий ФАМИНСКИЙ частично признал и попытался загладить причиненный ущерб, выплатив потерпевшему 150 тысяч рублей. Александр КУДРЯВЦЕВ свою вину не признал.

Уголовное дело в отношении третьего преступника выделено в отдельное производство – он объявлен в федеральный розыск.

Памяти Учителя

14 апреля 2018 года в Юридическом институте ИГУ проходили научно-практические мероприятия, посвященные памяти декана юридического факультета ИГУ, профессора Николая Игнатьевича Трофимова (1928-1992 гг.).

В этот день студенты и преподаватели института представили вниманию участников конференции и гостей института модельный судебный процесс по рассмотрению уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, стали участниками круглых столов и секций, посвященных актуальным вопросам юридической науки и практики.

На открытии модельного судебного процесса с приветственными словами выступили профессора и преподаватели Юридического института ИГУ. Директор Юридического института ИГУ, к.ю.н., доцент Олег Личичан поделился теплыми воспоминаниями о совместной работе с профессором Н. И. Трофимовым. В своем выступлении он отметил, что многим преподавателям института посчастливилось быть учениками и последователями Николая Игнатьевича, человека светлого и порядочного, ставшего для многих поколений иркутских юристов примером трудолюбия и преданности своему делу. Зав. кафедрой уголовного права ЮИ ИГУ, к.ю.н., доцент Роман Кравцов рассказал о научном наследии проф. Н.И. Трофимова, работы талантливого ученого оказали огромное влияние на формирование и развитие научных направлений по кафедре уголовного права, которые остаются актуальными и в наши дни.

Участники судебного процесса – студенты Юридического института ИГУ выступили в ролях судей, прокуроров, адвокатов, потерпевших, подсудимого, свидетей, эксперта и др. В судебном процессе им предстояло по правилам уголовного судопроизводства принять справедливое решение в отношении несовершеннолетнего, обвиняемого в совершении разбойного нападения.

Главными экспертами судебного процесса выступили почетные гости: заместитель председателя Октябрьского районного суда г. Иркутска Елена Васильевна Белова, федеральный судья в отставке Галина Михайловна Трофимова, судья Иркутского областного суда Елена Николаевна Трофимова.

К деловой игре мы готовились более двух месяцев, для нас каждая роль была почетной и ответственной, — отмечает студентка 3 курса ЮИ ИГУ Эмма Соловьева. — Мне была предложена одна из самых сложных ролей – Судьи, который оценивает доводы стороны обвинения и стороны защиты, и в последующем принимает справедливое и объективное решение. Особое внимание при подготовке к судебному процессу мною было уделено составлению и оглашению приговора, в котором было необходимо сопоставить «за» и «против», и назначить соответствующую меру наказания. Думаю, со своей будущей профессией после участия в модельном судебном заседании я окончательно определилась.

По итогам судебных прений, исследовав материалы дела и заслушав основных участников и свидетелей, суд вынес решение признать подсудимого виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 162 УК РФ, и назначить ему наказание, с применением ст. 88 УК РФ, в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа.

В завершение деловой игры почетные гости мероприятия высказали свои замечания и рекомендации, отметив высокую подготовку студентов Юридического института ИГУ, их глубокие знания уголовно-процессуального законодательства, пожелали участникам совершенствовать полученные профессиональные навыки.

Ограбление с игрушечным пистолетом будет расцениваться как разбой

Нападение с целью грабежа считается разбоем, даже если преступник угрожал игрушечным или незаряженным пистолетом,такое разъяснение дал пленум Верховного суда (ВС) России, принимая поправки в постановление от 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Как пояснила судья-докладчик Ирина Кочина, суды трактуют подобные случаи и как грабеж, и как разбой. В связи с чем, пленум ВС внес разъяснение.

«Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, при разбое следует понимать их умышленное использование лицом как для физического воздействия на потерпевшего, так и для психического воздействия в виде угрозы применения насилия, опасного для жизни или здоровья».

Такие случаи должны квалифицироваться как разбой (ст. 162 УК РФ),

Также «если лицо угрожало заведомо для него негодным или незаряженным оружием либо предметами, имитирующими оружие, не намереваясь использовать эти предметы для причинения вреда, опасного для жизни или здоровья, его действия следует квалифицировать как разбой» .

Главным фактором будет считаться то, что потерпевший расценивает оружие, как настоящее.

Однако если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным,незаряженным оружием или предметами, имитирующими оружие, тогда деяние следует квалифицировать как грабеж.

Русский «Стивен Хокинг»: в тюрьму за разбой посадили обездвиженного инвалида

По версии следствия, Антон Мамаев, который весит 18 кг, отнял мотороллер у бывшего спецназовца

07.07.2017 в 17:11, просмотров: 478977

Второй «Стивен Хокинг» (знаменитый физик, обездвиженный из-за редкого недуга) появился в тюремной больнице «Матросской тишины». У 28-летнего Антона Мамаева полностью атрофированы все мышцы. Такого заключенного в «Матросской тишине» не видели за всю ее историю.

Антон, которого суд признал виновным в . вооруженном разбое (якобы он силой похитил мотороллер), сам не может даже пошевелиться, не то что бы сходить в туалет или перевернуться на бок. Единственная его «нянька» — арестант-сокамерник.

Но сосед Антона Мамаева скоро отправится по этапу, и что тогда будет с «московским Хокингом»?!

О том, чтобы он прожил в тюремных условиях даже месяц, по словам медиков, не может быть даже речи. Но судья Тимирязевского суда города Москвы Сергей Галкин назначил ему . 4,5 года. Фемида сошла с ума? Или на самом деле считает Антона Мамаева гениальным преступником, которого никак нельзя оставлять на свободе.

Антона Мамаева арестовали в зале суда 30 июня 2017 года. Конвоиры в буквальном смысле принесли его в СИЗО, весит он, как ребенок — около 18 кг. Не понимая, что делать с таким арестантом, его поместили в отделение интенсивной терапии тюремной больницы.

У Антона редкий диагноз: спинальная мышечная атрофия. Это наследственное аутосомно-рецессивное нервно-мышечное заболевание. Если объяснять проще: из-за мутации в гене организм производит меньшее количество одного из видов белка, что приводит к потере моторных нейронов. Беда в том, что болезнь эта прогрессирующая. И если в детстве человек может сам передвигаться, то с каждым годом все больше мышц отказываются ему служить. Примерно то же случилось с именитым английским физиком Хокингом, но у него, правда, иной диагноз — «боковой амиотрофический склероз».

Родился Антон в семье военных, где уже был ребенок с таким заболеванием.

— Первая дочка на 7 лет его старше, — рассказывает отец. — Когда супруга забеременела вторым, то сдала все возможные анализы и ей медики сказали, что риска нет. Иначе бы, конечно, мы не решились.

Антон родился вполне нормальным, даже в 9 месяцев научился сидеть и вставать. А потом проявилась болезнь. Первое время было адски тяжело. Работы нет, денег тоже. Но мы каким-то чудом справились. Когда Антону исполнилось 7 лет, он подрабатывал — клеил конверты. А потом я стал гендиректором небольшого предприятия, появились средства для реабилитации детей. Врачи нам сказали, что такие не доживают до 19 лет. Антону уже 28! Это потому, что мы с ним все время занимались.

Мама Антона посвятила себя двум больным детям, в итоге они получили высшее образование. Антон закончил Московский гуманитарный институт имени Дашковой, стал экономистом. Первая его работа — организовывал логистику для перевозчиков. И, хоть тело с каждым годом слушалось его все меньше, голова работала только лучше. Вскоре Антон создал ООО «Маяк», стал заниматься благотворительностью для детей-инвалидов.

Ну, а главное — он встретил девушку, которая в него влюбилась У пары даже родилась дочь, многие до сих считают это чудом.

В помощь Антону наняли молодого человека Василия, который за ним присматривал — сажал в коляску, везде возил и т.д. Забегая вперед скажу, что этот парень признан подельником инвалида и получил три года колонии.

Уголовное дело по статье 162 УК (разбой) против Антона завели осенью прошлого года. Вкратце суть дела. Знакомые предложили Мамаеву недорого купить у них мотороллер. Понятное дело, самому инвалиду он был ни к чему, но Антон решил его перепродать, чтобы немного заработать. Сделку оформляли как положено, по договору. Мамаев отдал около 160 тысяч рублей, а продавцы передали сопровождающему Василию транспортное средство. После чего стороны разошлись.

А вскоре домой к Мамаевым заявилась полиция — знакомые, продавшие мотороллер, написали заявление о разбое. А теперь — внимание — версия следствия. Антона и Василия обвинили в нападении с целью хищения, да еще с угрозой применения насилия!

— Я до сих пор не могу осознать, как все так вышло, — говорит Мамаев. — Ведь в тот день между нами даже намека не было на какой-то конфликт. Напротив, все шутили, есть даже видео, как владельцы учат Василия ездить на мотороллере. До меня потом дошли слухи, что заявление родилось из давней неприязни потерпевших ко мне. Они ведь часто занимали у меня в долг до злополучной сделки, и не отдавали.

Читаю приговор суда, и не могу поверить собственным глазам. Из него следует, что недвижимый Мамаев, цитирую: «Угрожал прострелить ногу, запихнуть в багажник автомобиля и вывезти в лес». Вы можете себе представить, как бы он это делал?

И вот еще цитата про угрозы: «Обещал покалечить, отрезать уши, выколоть глаза и пристрелить». И это Мамаев, который инвалидной коляской не мог управлять? Но в вердикте суда несколько раз делается вывод, что Мамаев смог-таки подавить волю потерпевших — напомню, двух взрослых мужчин, один из которых говорил на суде, что служил в спецназе. Кстати, ни пистолета, ни ножа, которыми якобы сообщники угрожали владельцам мотороллера, так и не нашли.

Давайте рассуждать здраво. Если у человека не работают руки-ноги, у него может быть светлая голова. Допустим, разбой все-таки был, а Мамаев оказался «мозговым центром» — инвалид все придумал и всем заправлял. Пусть так. Но ведь безумно и жестоко сажать настолько беспомощного человека за решетку! Тем более, что ранее он не судим, у него малолетняя дочь.

В штате СИЗО нет санитаров или медсестер, которые могли бы находиться при нем практически непрерывно (а иначе ведь никак — Антон абсолютно не может себя обслуживать).

— Я не смогу здесь выжить, — спокойно, но обреченно говорит Мамаев, которого молодой ходячий сокамерник поднял с кровати, усадив так, чтобы он мог видеть правозащитников и говорить с ними.

— Мы не знаем, что с ним делать, — добавляет начальник медчасти СИЗО. — Это правда для нас просто поразительный случай.

Мамаев признается, что по ночам испытывает адские боли, ведь в тюремной больнице не могут делать все те процедуры, которые предусмотрены индивидуальной программой реабилитации. Однажды сокамерника увезли на суд, и Мамаев больше суток провел в сидячем положении.

— А вас точно видел прокурор и судья? — несколько раз переспросили правозащитники и тюремные медики Мамаева.

— Конечно, меня привозили в суд. Может быть, они думали, что меня даже после приговора никто не решится держать за решеткой?

Но тюремщики — лишь исполнители. Остается надеяться лишь на Постановление правительства, которое утвердило список болезней, препятствующих содержанию под стражей. Но процедура освобождения по нему долгая и непростая. А тут каждый день — сплошная мука.

Заголовок в газете: Атрофия правосудия
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27437 от 8 июля 2017

Федеральный судья разбой