Взыскание упущенной выгоды: изменения в законодательстве и судебная практика

По общему правилу, убытки могут быть выражены в виде:

  • реального ущерба, то есть расходов, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести, либо утраты или повреждения его имущества;
  • упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

И если доказывание суммы реального ущерба обычно не представляет серьезных проблем, то вот с определением размера упущенной выгоды на практике нередко возникают трудности.

Вступившие в силу с 1 июня 2015 года изменения в ГК РФ призваны эту задачу участникам гражданского оборота облегчить. Законодатель четко прописал, что суд не может отказать в иске о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не был установлен с разумной степенью достоверности (п. 5 ст. 393 ГК РФ). Ранее такой нормы в кодексе не было.

Несмотря на то, что данное положение касается взыскания убытков в целом, внесенное изменение, по мнению юристов, рассчитано на то, чтобы упростить прежде всего взыскание упущенной выгоды.

В дальнейшем ВС РФ конкретизировал подход к рассмотрению такого рода споров. Суд указал, что расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер, и это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

«Теперь неопределенность в размере упущенной выгоды не является безусловным основанием к отказу во взыскании упущенной выгоды. Потерпевшая сторона не должна терять возможность защитить свои интересы, если она не может с математической точностью определить ее размер», – отмечает юридический советник экспертной группы VETA Ильяс Янбаев.

Позже ВС РФ дал еще один комментарий, указав, что в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения (абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»; далее – Постановление № 7). В качестве примера «других доказательств» возможности извлечения упущенной выгоды Ильяс Янбаев называет предварительный договор, а также переписку с контрагентом, в том числе по электронной почте. Главное, чтобы в этой переписке явно прослеживалось намерение сторон к исполнению в будущем определенного обязательства. Заверить электронную переписку можно разными способами, например, посредством нотариального протокола или заключения эксперта (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 сентября 2012 г. № 13АП-14232/12, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 января 2010 г. № КГ-А40/14271-09). Кроме того, советует эксперт, истцам желательно обращаться за помощью к экспертам для проведения расчетов и определения достоверности того или иного размера упущенной выгоды.

Однако ВС РФ дал только общий ориентир – нижестоящие суды могут толковать норму закона по-своему. И на данный момент практика действительно несколько противоречива.

Судебная практика по рассмотрению споров о взыскании упущенной выгоды

Рассмотрим разницу в подходах судей к вопросу об упущенной выгоде на примере нескольких судебных споров.

О том, при наличии каких оснований возмещение убытков может быть возложено на должника, узнайте из материала «Убытки, подлежащие возмещению в случае нарушения обязательства» в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

В первом случае общество и компания заключили соглашение сроком на пять лет. По условиям этого соглашения компания была обязана по заявке общества поставлять ему фармпродукт, а общество, в свою очередь, должно было хранить его, продвигать и продавать на территории России, в том числе участвуя в аукционах на право заключения государственных контрактов на поставку фармацевтического продукта. В течение нескольких лет стороны исполняли взятые на себя обязательства. Через три года после заключения соглашения общество направило компании заявку на поставку товара для участия в предстоящем аукционе. Однако компания свое обязательство по соглашению не исполнила и на запрос не ответила. В итоге заявку на участие в аукционе пришлось отозвать, и его победителем стала дочерняя фирма компании. Это стало основанием для обращения общества в ФАС России, которая, подтвердив факт нарушения, выдала компании предписание (п. 5 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»). После этого общество обратилось в суд с иском о взыскании упущенной выгоды, то есть тех денег, которые оно могло бы получить при заключении госконтракта, если бы компания не нарушила обязательство по предоставлению фармпродукта.

Во втором случае кинокомпания заключила с департаментом СМИ и рекламы соглашение. Согласно ему департамент обязывался предоставить компании право на использование телефильмов, созданных в рамках городских целевых программ. По согласованным телефильмам стороны добросовестно исполняли свои обязательства. Однако позже выяснилось, что в нарушение указанных условий соглашения департамент не передал кинокомпании права на 15 новых телефильмов. Это стало основанием для обращения истца в суд с иском о взыскании с ответчика упущенной выгоды в виде неполученных доходов от реализации исключительных прав на использование указанных телефильмов.

Таким образом, в обоих спорах речь шла о рамочных договорах (соглашениях о сотрудничестве), а также о нарушении ответчиками своих обязательств по этим соглашениям. Но несмотря на определенное сходство рассматриваемых ситуаций, вердикты ВС РФ оказались диаметрально противоположными.

По первому спору ВС РФ полностью удовлетворил заявленные обществом требования (Определение ВС РФ от 7 декабря 2015 г. № 305-ЭС15-4533). Размер убытков истец обосновал тем, что если бы его право не было нарушено, он в соответствии с ранее заключенными соглашениями мог бы получить прибыль в размере не менее 16,5% от суммы заключенного с «дочкой» ответчика госконтракта. Суд счел эту сумму обоснованной.

А вот по второму спору Суд посчитал, что данного оценщиком заключения, основанного на информации о доходах истца от использования других телефильмов, недостаточно для того, чтобы достоверно определить размер упущенной выгоды. ВС РФ отметил, что отчет эксперта не содержит указаний на документы, подтверждающие создание истцом реальных условий для получения доходов в заявленном размере (Определение ВС РФ от 24 февраля 2016 г. по делу № 305-ЭС15-9673). Более того, в данном определении Суда есть фраза о том, что представленное истцом соглашение о передаче ему ответчиком прав на 15 телефильмов путем заключения в будущем лицензионного договора не является документом, подтверждающим «неизбежность получения обществом дохода и совершение им необходимых приготовлений». И в этом прослеживается некоторая несогласованность с позицией ВС РФ, изложенной в Постановлении № 7, где речь шла не о неизбежности, а именно о возможности извлечения упущенной выгоды.

Тем не менее, пожалуй, единственным существенным отличием между этими делами является наличие грубого нарушения антимонопольного закона со стороны ответчика в первом случае. Однако старший юрист ООО «Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Дмитрий Смольников склонен считать, что именно это во многом и определило исход дела в пользу истца.

Подобное расхождение в подходах наблюдается и в актах судов нижестоящих инстанций. Например, по делу о досрочном расторжении договора в связи с нарушением сроков выполнения работ суд иск удовлетворил. Истец заключил с ответчиком договор, согласно которому последний обязался произвести работы по изготовлению и установке рекламных конструкций. В срок работа выполнена не была, поэтому заказчик досрочно расторгнул договор и обратился сначала с претензией к исполнителю, а затем и в суд с требованием взыскать с него неотработанный аванс, штраф за просрочку исполнения обязательства, а также возместить понесенные убытки. Действуя добросовестно, истец систематически производил плату администрации округа за размещение рекламных конструкций на территории округа. Поэтому размер упущенной выгоды истец рассчитал исходя из оплаты права на размещение конструкций и стоимости ежеквартального платежа по каждой из них. Суд отметил, что истец, являющийся коммерческой организацией, рассчитывал путем размещения рекламных конструкций привлечь потенциальных клиентов с целью получения прибыли и, следовательно, покрыть понесенные расходы. А поскольку ответчик свои обязательства нарушил, эта цель достигнута не была. В связи с этим суд признал наличие причинно-следственной связи между неисполнением ответчиком своих обязательств по договору и наличием у истца убытков и взыскал требуемую истцом сумму в полном объеме (решение Арбитражного суда Московской области от 27 июля 2016 г. по делу № А41-57142/15).

А вот истцу, который не смог осуществлять свою деятельность в связи с тем, что ему неправомерно было отказано в аккредитации на проведение техосмотра автомобилей, во взыскании упущенной выгоды было отказано. В данном случае суд подобной причинно-следственной связи не усмотрел. Более того, в решении было отмечено, что представленный истцом расчет возможного дохода за девять месяцев от размера полученного дохода за тот же период в 2013 году не является допустимым реальным доказательством возникновения заявленных убытков (постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 июля 2016 г. по делу № А40-171174/2015).

Интересный спор, касающийся причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков, привел в одном из своих обзоров ВС РФ.

Права истца были нарушены распространением о нем недостоверной информации. Однако пострадала не только его деловая репутация. Впоследствии у него стали падать продажи. Обратившись в суд с требованием взыскать с ответчика упущенную выгоду, истец ссылался на падение финансовых показателей по данным бухгалтерского баланса. Доказывая размер упущенной выгоды, истец провел экспертную оценку, и оценщики подтвердили, что в период, когда со стороны ответчика было допущено нарушение, финансовые показатели истца начали падать. Причем падение это было не характерно для рынка – у конкурентов подобный спад не наблюдался. Суд счел эти доводы обоснованными и удовлетворил иск в полном объеме (п. 19 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г.).

Приведенная судебная практика, с одной стороны, действительно демонстрирует различия в подходах судов к разрешению подобного рода споров. Но с другой стороны, ориентируясь на такие примеры, потенциальные истцы могут сформировать тактику своего поведения в суде. Ведь чем более четко доказано наличие причинно-следственной связи между нарушением ответчиком своего обязательства и возникшими у истца убытками и чем более обстоятельно составлен расчет суммы упущенной выгоды, тем больше у истца шансов на удовлетворение требований. «В судебной практике никто не снимает с потерпевшей стороны, которая требует взыскания упущенной выгоды, обязанности доказать тот факт, что она приняла все необходимые меры для получения упущенной выгоды», – добавляет Ильяс Янбаев.

Стало ли взыскание упущенной выгоды более популярным способом защиты?

Несмотря на внесенные в ГК РФ изменения и разъяснения ВС РФ, истцы по прежнему редко обращаются к взысканию упущенной выгоды и убытков в целом. «Когда вносились изменения в норму о взыскании убытков, разработчики указывали на то, что основная задача, на решение которой направлены эти изменения, – сделать так, чтобы меньше взыскивали неустойку и больше взыскивали именно убытки. Неустойку взыскать проще, но это совершенно сводит на нет такой универсальный способ защиты как взыскание убытков», – отмечает Дмитрий Смольников. Напомним, по общему правилу убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. При этом законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда взыскивается только неустойка, когда взыскиваются и неустойка и убытки и когда кредитор сам выбирает, взыскивать ему неустойку или убытки (п. 1 ст. 394 ГК РФ). Выбирая между ними, стороны договора предпочитают именно неустойку – ее фиксированный размер, который легко подтвердить в суде, делает этот инструмент более востребованным.

Так, по словам Смольникова, в 2015 году из более чем 1,5 млн рассмотренных арбитражными судами споров только 30 тыс. касались взыскания убытков, тогда как исков о взыскании неустойки было 139 тыс.

Вместе с тем, если сравнить эти показатели с данными за 2014 год, то эксперты отмечают позитивный рост – в позапрошлом году количество исков о взыскании убытков составляло 24,5 тыс.

Таким образом, изменения в законодательстве создали хороший задел для развития института упущенной выгоды. Некоторая положительная динамика заметна уже сейчас, а устранение существующих противоречий в судебных актах, по мнению специалистов, лишь вопрос времени и развития правоприменительной практики.

Возмещение убытков — от доказанности к умозрительности?

В последнее время в юридическом сообществе серьезно возрос интерес к проблематике возмещения убытков. Во многом это объясняется планируемой реформой гражданского законодательства, в рамках которой предполагается серьезно изменить существующее отношение судов к порядку взыскания убытков. Свой вклад в этот процесс может внести и Президиум ВАС уже в сентябре этого года.

Долгое время судебная практика по вопросам взыскания убытков в виде упущенной выгоды считалась устоявшейся. Арбитражные суды, опираясь на ст.15 ГК РФ, указывали, что заявляя требование о взыскании убытков, истец обязан доказать все элементы состава убытков, к которым относятся факт причинения убытков, их размер, а также причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Так, ФАС Московского округа, в Постановлении от 14.11.2010 г. по делу А40-155298/09-40-11-60 оставляя в силе решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого Арбитражного апелляционного суда об отказе во взыскании убытков, вызванных наложением обеспечительных мер, исходил из недоказанности истцом наличия и размера убытков, а также причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков. Более ранняя практика арбитражных судов федеральных округов (например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.12.2006 г. по делу Ф04-7980/2006) свидетельствует о том, что такой подход был устоявшимся. ВАС РФ, рассматривая споры о возмещении убытков, подчеркивал, что обязательным элементом состава убытков нужно считать причинно-следственную связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Недоказанность причинно-следственной связи как обязательного элемента состава убытков становилась причиной отказа в удовлетворении требований об их взыскании в полном объеме даже при наличии самого факта причинения убытков (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2005 №14354/04). Эта позиция прослеживается и в п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 г. №145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами».

В этом документе излагалась суть дела по иску о возмещении вреда, причиненного акционерному обществу распространением федеральным органом исполнительной власти сведений, порочащих его деловую репутацию. Истец указал, что на официальном сайте упомянутого органа в интернете была опубликована информация о проведенной проверке и низком качестве производимых этим обществом товаров, после чего несколько контрагентов истца расторгли с ним договоры на поставку данных товаров, и в результате истец понес убытки в виде неполученных доходов.

Арбитражный суд первой инстанции исковые требования удовлетворил, указав, что судом установлен факт распространения сведений федеральным органом исполнительной власти, порочащий характер этих сведений, ошибочность упоминания акционерного общества в спорной публикации, которую этот орган признал, а также тот факт, что договоры поставки расторгнуты именно из-за опубликования этого сообщения.

Однако суд апелляционной инстанции с указанной позицией не согласился, решение суда первой инстанции отменил, указав, что расторжение договоров в отсутствие предусмотренных законом оснований для этого (существенное нарушение условий договора) не может рассматриваться как правомерное действие со стороны контрагентов истца. Следовательно, не основанное на законе расторжение договоров не может рассматриваться как прямое и непосредственное следствие действий ответчика по опубликованию недостоверной информации. Исходя из этого, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в данном деле не установлена причинно-следственная связь между сообщением федерального органа исполнительной власти и убытками истца. Таким образом, изложенный в пункте 13 упомянутого выше информационного письма ВАС подход еще раз подтвердил генеральный принцип, согласно которому при заявлении требования о взыскании убытков обязательному доказыванию подлежит причинно-следственная связь между действиями ответчика и причиненным ущербом.

Принимая во внимание, что до последнего времени судебная практика придерживалась единообразного доктринального подхода к разрешению споров о взыскании убытков, особый интерес представляет дело о взыскании убытков, вызванных наложением обеспечительных мер, которое ВАС РФ рассмотрит в начале сентября текущего года. Из содержания определения о передаче дела в президиум усматривается, что судьям будет предложено принципиально иначе взглянуть на ст.15 ГК РФ и существенно изменить сложившийся подход к взысканию упущенной выгоды.

Как следует из определения о передаче дела в Президиум ВАС РФ по делу А56-44387/2006, компания «Ангентро Трейдинг Энд Инвестментс Лимитед» (один из акционеров ЗАО «СМАРТС») предъявила иск о взыскании с ООО «Сигма Капитал Партнерз» убытков, причиненных акционерам ЗАО «СМАРТС» в результате наложения обеспечительных мер (включая арест акций) по исковым требованиям «Сигмы». По мнению заявителя, наложение обеспечительных мер не позволило ЗАО «СМАРТС» развиваться наравне с другими участниками гражданского оборота в данном сегменте рынка. Акционеры не имели возможности провести реорганизацию, вывести общество на IPO, получать банковские кредиты, что принесло им значительные убытки. Сохранение обеспечительных мер не позволило акционерам «СМАРТС» продать принадлежащие им акции по наиболее высокой цене.

Суды первой и кассационной инстанций оставили исковые требования без удовлетворения, отмечая, что наряду с обеспечительными мерами, указанными заявителем, в спорный период действовали и другие обеспечительные меры, акции «СМАРТС» были обременены залогом, факт возникновения у акционеров убытков в виде упущенной выгоды и их размер не доказан, равно как не доказана и причинно-следственная связь. Однако Коллегия судей ВАС РФ с вынесенными судебными актами не согласилась, предложив, по сути, расширить понятие упущенной выгоды, сформулированное действующим законодательством.

В действующей редакции пункта 2 ст.15 ГК РФ под упущенной выгодой понимаются неполученные доходы, которые потерпевший должен был получить при обычных условиях гражданского оборота. При этом ст.393 ГК РФ гласит, что истец должен доказать, что им были предприняты меры для ее получения и сделаны необходимые приготовления.

Убытки же, заявленные к взысканию компанией «Ангентро», носят вероятностный характер и не отхватываются содержанием ст.15 ГК РФ. Фактически, «Ангентро» требует взыскать с ответчика неполученные доходы, вызванные утратой заявителем потенциальных благоприятных возможностей на получение прибыли. При этом утрата возможности понимается не как утрата конкретных возможностей (которые можно подтвердить и доказать), а как некая общая утрата возможности эффективно осуществлять деятельность и получать соответствующую прибыль.

Позиция коллегии судей ВАС РФ по данному делу выглядит достаточно неоднозначно сразу по нескольким основаниям. Во-первых, далеко не все развитые правопорядки допускают взыскание убытков, связанных с утратой благоприятной возможности. Во-вторых, действующая редакция ст. 15 ГК РФ взыскания такого рода убытков, очевидно, не предусматривает, поскольку понятие упущенной выгоды сформулировано достаточно узко. В-третьих, проект федерального закона о внесении изменений в ГК РФ предполагает внесение изменений в ст. 393 только в части определения размера убытков, однако никак не изменяет ст.15 ГК РФ, содержащую само понятие упущенной выгоды.

Большое количество вероятностных утверждений, положенных в основу такого иска, фактически делает невозможным применение существующей в российском праве концепции причинно-следственной связи как обязательного элемента состава убытков. Вместе с тем очевидно, что именно причинно-следственная связь является, по сути, единственным адекватным инструментом, который способен учесть интересы как причинителя вреда, так и потерпевшего.

Ряд вопросов возникает и в связи с тем, что «Ангентро» заявляет о взыскании убытков на основании ст. 98 АПК РФ, а именно в связи с принятием обеспечительных мер. Действие любых обеспечительных мер потенциально ограничивает права ответчика на совершение определенных действий, доступных иным участникам гражданского оборота. Однако должен ли истец, реализующий предоставленное ему законом процессуальное правомочие заявлять об обеспечении иска, нести риск предъявления к нему требований о взыскании убытков в случае проигрыша иска по любым основаниям? Не слишком ли карательным будет такой подход в отношении лиц, обращающихся в суд исключительно с целью защиты нарушенных прав? Возможно ли в принципе взыскивать в такой ситуации убытки за правомерные по своей сути действия?

С другой стороны, какова вероятность, что лицо, в отношении которого применены меры, действительно воспользовалось бы рыночными механизмами и получило в результате этого прибыль? Возможно ли в принципе исключить все иные факторы, влияющие на бизнес-процессы, и подсчитать неполученный доход, а также установить причинно-следственную связь в такой ситуации?

Таким образом, вопросов возникает более чем достаточно, и потому с большим интересом приходится ожидать рассмотрения дела «Ангентро» на заседании Президиума ВАС и опубликования постановления по нему.

На указанные вопросы так или иначе предстоит ответить членам Президиума ВАС РФ при вынесении Постановления по указанному делу. Можно с уверенностью говорить, что данное постановление, безусловно, скажется на практике применения положений об убытках.

Александр Хренов, партнер юридической компании «Юков, Хренов и партнеры», председатель Комиссии по правам человека Ассоциации юристов России

Минстрой в докладе «Развитие рынков ипотеки и жилищного строительства» подсчитал, что в России сейчас арендуют квартиры около 3,8 млн семей. При этом, утверждают исследователи, рынок съемного жилья находится в «серой» зоне экономики, а права арендаторов и арендодателей в этой сфере не защищены.

Что надо проверить при подписании договора

По общему правилу договор найма жилого помещения регулируется одноименной главой 35 Гражданского кодекса. Там указано, что собственник квартиры должен предоставить квартиросъёмщику недвижимость в пригодном виде, а тот обязуется вовремя платить за нее и за коммунальные услуги.

Перед заключением обсуждаемого соглашения нанимателю необходимо уточнить сразу несколько моментов. Во-первых, убедиться, что имущество действительно находится в собственности наймодателя, подчеркивает Арина Макарова, адвокат КА Ковалев, Тугуши и партнеры. До лета позапрошлого года право собственности на жилье подтверждалось бумажным свидетельством о госрегистрации прав, которое выдавал Росреестр. Но с 15 июля 2016-го такой документ заменили выпиской из ЕГРН, которую можно получить и в электронной форме. Выписка также позволяет определить, является ли лицо единственным собственником и не установлены ли обременения в отношении этой недвижимости, рассказывает Макарова. Но и это еще не все – перед подписанием соглашения нужно удостовериться, что договор собирается подписать управомоченное лицо. Для этого собственник должен предоставить паспорт, а если договор заключает его представитель, то понадобится нотариально удостоверенная доверенность.

Что прописать в соглашении

Само соглашение Алина Зеленская, адвокат национальной юридической компании Митра, советует составлять, избегая шаблонных формулировок. По ее словам, проблемы у обеих сторон подобного договора возникают тогда, когда они используют скачанную из интернета форму договора, содержащую лишь общие условия. Она рекомендует делать документ максимально подробным. В частности, если арендодатель не разрешает курить в квартире или содержать там домашних животных, то в договоре надо прописать конкретные санкции за нарушение таких запретов. В каких-то случаях сторонам имеет смысл запрашивать дополнительные документы друг у друга. Так, если наниматель обязуется оплачивать коммунальные услуги, то ему необходимо попросить у наймодателя бумаги, которые подтвердят отсутствие задолженности по этим платежам на момент подписания договора, рекомендует Макарова.

А есть моменты, в фиксации которых равнозначно заинтересованы обе стороны. Речь идет о составлении актов приема-передачи жилого помещения и платы за него. Юрист уверяет, что такой документ позволит избежать лишних споров из-за порчи имущества. Эта бумага поможет и в том случае, если конфликт между сторонами все же дойдет до суда. Для Владимира Иванишкина* акт приема-передачи стал доказательством, что он сдал свою квартиру Сергею Симухину*, который не хотел платить арендные долги и отрицал факт проживания в недвижимости истца (дело № 33-9116/2017).

Обсуждаемый документ подтвердит и то, что наниматель получил имущество в исправном состоянии. Так произошло в споре № 33-11937/2017, где арендатор пытался взыскать с арендодателя деньги за ремонт, который якобы требовался в квартире. Но, ссылаясь в том числе и на сведения из акта приема-передачи жилья, суд отказал истцу. Квартиросъёмщика защитит акт приема-передачи денег за пользование арендованной недвижимостью. Более того, чтобы доказать свою добросовестность в этом вопросе нанимателю будет достаточно расписки, отмечает Макарова.

Права и обязанности сторон такого соглашения зависят и от его срока. Если документ рассчитан на один год и более, то наниматель получает преимущественную возможность заключить договор найма на новый срок (ст. 684 ГК). Но на практике стороны чаще всего заключают краткосрочное соглашение на 11 месяцев, и в этом случае у квартиросъемщика по закону уже не будет приоритета на подписание нового договора, говорит юрист.

Из-за чего конфликтуют стороны

Но основные споры между сторонами договора найма возникают совсем не из-за перечисленных обстоятельств. Самая распространенная причина – долги арендатора за жилье. Семен Фомичев* задолжал Андрею Ильину* за аренду квартиры 86 000 руб. Должник даже составил расписку, в которой обязался выплатить эти деньги в определенный срок. Но свое обещание он так и не выполнил, поэтому собственник жилья решил вернуть себе долг в судебном порядке. В суде ответчик заявил, что написал расписку под угрозами Ильина. Но две инстанции не поверили в такую версию событий и удовлетворили иск (дело № 33-3634/2017).

Квартиросъемщикам нужно гасить долги и за коммуналку. Семья Любовецких* снимала жилье у СПК «Нижегородец», где и работали сами супруги. Когда муж с женой уволились из этой компании, то все равно продолжили арендовать ту же квартиру, накопив задолженность в 126 000 руб. за коммунальные услуги. Эти деньги предприятию пришлось взыскивать со своих бывших сотрудников в судебном порядке. Первая инстанция и апелляция удовлетворили требования фирмы (дело № 33-14310/2017).

Возникают споры и из-за того, что наймодатель не исполняет свою обязанность по капитальному и текущему ремонту жилья. Прокуратура проверила жилищный фонд военного городка «Новосысоевка-9» и установила, что один из многоквартирных домов требует капитального ремонта: у него рушатся плиты балконов и козырьки над входом в подъезды, нарушена гидроизоляция карниза и произошло разрушение плит карниза, кровля тоже требует замены. Ссылаясь на эти обстоятельства, надзорный орган попросил обязать Минобороны как собственника этого имущества провести капитальный и текущий ремонт этой недвижимости. Суд удовлетворил такое требование, указав на то, что эти работы должен выполнить именно собственник дома, а не владельцы квартир в нем (дело № 33-5955/2018). Аналогичное решение вынесли и две инстанции по делу № 33-1595/2018, в котором квартиросъёмщик Артем Сорокин* просил обязать собственника жилья – администрацию городского поселения Микунь – отремонтировать сгнившие пол и крыльцо.

Еще одна причина разбирательств между сторонами обсуждаемых правоотношений – перепланировка съемного жилья. Анна Свинцова* соединила в одну две квартиры, которые она снимала у администрации Владивостока. После этого она обратилась в суд с просьбой сохранить жилье в измененном виде. Однако две инстанции отказали заявителю. Суды сослались на то, что по закону истец обязан был заранее согласовать перепланировку с наймодателем, но в рассматриваемом случае Свинцова этого не сделала (дело № 33-1229/2016).

Не менее распространенными являются споры о выселении жильцов, которые не хотят освобождать недвижимость после истечения срока действия соглашения. Семья Иришкиных* продолжала занимать квартиру в течение шести лет после того, как закончился срок договора аренды этого имущества. И собственнику жилья – администрации Владивостока – пришлось добиваться выселения квартиросъемщиков. Апелляция удовлетворила требование чиновников (дело № 33-5757/2017).

Но конфликт может возникнуть и вокруг отношений, которые прямо не урегулированы в законодательстве. В частности – смена замков в жилье. Заключая договор найма жилого помещения, собственник утрачивает фактическое господство над вещью и не может владеть ею одновременно с нанимателем, объясняет Лилия Щербакова, АК Бородин и партнеры. И если это соглашение не запрещает менять замок, то соответствующее действие нельзя будет считать нарушением порядка пользования имуществом, говорит юрист: «Ведь оно не подпадает под критерии переустройства или перепланировки». При отсутствии прямого договорного регулирования этого вопроса наниматель не обязан передавать новый комплект ключей собственнику, добавляет эксперт. А интерес наймодателя контролировать сохранность своей квартиры и находящегося там имущества обеспечивается правом собственника раз в месяц или в иной установленный сторонами срок посещать жилье, объясняет частнопрактикующий юрист Валерий Сокуренко.

Бывают и обратные ситуации, когда сам арендодатель меняет замки в квартире, чтобы «проучить» арендатора-должника и лишить того возможности забрать свои вещи. По мнению Сокуренко, подобные действия являются самоуправством и квалифицируются по одноименной ст. 330 УК. ВАС в своем информационном письме от 11 января 2002 года «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» тоже указывает на то, что право на удержание вещей должника возникает у кредитора лишь в том случае, когда спорное имущество оказалось в его владении на законном основании. И вещь должника нельзя удерживать путем захвата, разъясняет ВАС. По аналогии эти нормы можно применить и к отношениям между наймодателем с квартиросъёмщиком.

Несмотря на суть претензий при возникновении любого конфликта, сторонам рекомендуется вести переписку, из содержания которой будут понятны возникшие претензии, рекомендует Щербакова. И при этом стоит собрать доказательства того, какие именно письма направлялись и получались, советует юрист.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены.

Илья Рыбалкин: непредсказуемость, напряженность и связанная с этим нервозность – это плохие спутники бизнеса. Крупный российский бизнес, имеющий международное присутствие, не исключение. У российских клиентов, которым нужны консультации в связи с их международной деятельностью, нет уверенности в том, что юристы, которым они доверяли много лет, будут с ними в это трудное время. Именно поэтому мы создали свою юридическую практику. Мы российская юридическая фирма, которая в состоянии предоставить те юридические услуги, которые российский бизнес хотел бы получить от международных консультантов. Именно за этим к нам и приходят.

Востребовано консультирование по вопросам применения санкций и торговых ограничений. В последнее время намечается новый тренд: российский бизнес не готов мириться с санкциями, маскирующими протекционизм и недобросовестную конкуренцию в международной торговле. Бизнесмены и частные компании все чаще интересуются возможностями обжалования или другими мерами реагирования.

Сурен Горцунян: также растет число комплаенс-запросов, это глобальная тенденция. Регуляторы наращивают активность, компании же хотят соответствовать требованиям законодательства. В целом на рынке сделок меньше, чем споров. Эта кризисная черта сохраняется.

ИР: заметен еще один интересный тренд, который зависит не от санкций, а от естественного хода вещей. Это наследственные вопросы и передача бизнеса следующим поколениям. Немалое число российских бизнесменов, которые с 90-х годов, не покладая рук, создавали свои бизнес-империи, задумываются о преемственности. Это очень конфиденциальные запросы и проекты, но их число неумолимо растет. Замечу, что и в подобных проектах появляется геополитический элемент: посмотрите, что происходит в Лондоне в связи с приказами о «происхождении состояния, которое не объяснено». Снова, но уже по-другому задается вопрос: откуда у вас столько денег, товарищи? Вроде всех уже проверили, дорогие сердцу юристы исписали не одну тонну бумаг, суды вынесли немало решений и «снова здорово». Как юриста это меня несколько расстраивает, но не удивляет. Геополитика.

О востребованности российских юрфирм

ИР: Если говорить в очередной раз о геополитике. Весьма актуальной в современных реалиях становится защита интересов Российской Федерации в международных инвестиционных спорах с участием иностранных инвесторов. В этой связи возрастает спрос на юристов-международников, которые разбираются в инвестарбитражах и могут выступать «навигаторами» в сравнительно новых для нашего государства вопросах. Традиционно эту нишу в качестве консультантов занимали исключительно иностранные специалисты, но в силу ряда причин status quo должен поменяться. Мы уже наблюдаем серьёзные изменения: российские юридические фирмы все больше оказываются вовлечёнными в подобные проекты.

В последнее время много говорят о том, чтобы усилить давление на международных консультантов и ввести дополнительное регулирование их деятельности в России. Это неправильно, на мой взгляд. Пусть расцветает сто цветов. Конкуренция – это хорошо. Российская или международная фирма – это не так важно, если юристы могут сделать работу и достигнуть того результата, который ожидает от них клиент.

О переменах на юридическом рынке

ИР: рынок уже меняется. Геополитическая реальность существует помимо нас. Вряд ли кто-то понимает объективные критерии отбора кандидатов в санкционные списки того или иного уровня. Если в них неожиданно попадает многолетний клиент международной юридической фирмы, то это ставит её перед непростым выбором. В подобной ситуации западные офисы опасаются работать с таким клиентом из-за риска уголовной ответственности и возможных репутационных проблем в США. Российский офис рискует лишиться большого объема работы. Но сложнее всего партнерам, которые «привели» подобного клиента и поддерживают с ним отношения от имени фирмы. Один партнер будет руководствоваться принципом «ничего личного, только бизнес», и тогда фирма перестанет работать с клиентом. Другой – лояльностью и своим представлением об этике отношений с клиентом. Скорее всего, такой партнер перейдет в юридическую практику, которая не имеет жесткого санкционного регулирования, или создаст свою.

Это очень тяжелый выбор. Но если кто-то из партнеров международных юридических фирм когда-нибудь попадет в подобную ситуацию, я готов поделиться своим опытом.

СГ: мы рады, что сегодня находимся в гибкой платформе: если возникнут неблагоприятные последствия для российских клиентов, нам не придется думать об американском законодательстве так, как если бы мы были партнерами американских фирм, или отказываться от клиентов. К тому же мы не связаны какой-либо лояльностью к собственным офисам и можем идти в любые компании за экспертизой – географически, индустриально или юридически.

О пути к юриспруденции

СГ: есть семейная история и история случайных совпадений. Семейная в том, что юристом был мой дедушка. После девятого класса я поступал на экономический факультет в новое экспериментальное учебное заведение перестроечных лет – Христианский гуманитарный лицей. Экономический факультет в нем так и не открыли – желающим, которых похоже, было немного, предложили выбрать между историческим факультетом и юридическим. Вот так я пошел по юридической стезе.

ИР: у меня все очень просто. Мой отец был дипломатом (юристом-международником), дедушка был дипломатом, поэтому в семье не стоял вопрос, куда пойти учиться: в МГИМО, конечно, на международно-правовой факультет.

О выборе в пользу консалтинга

ИР: в конце 90-х в среде молодых выпускников юридических факультетов считалось «крутым» работать в международной юрфирме – мои старшие товарищи работали кто в Norton Rose, кто в Cleary. Я подал несколько резюме и меня пригласили работать в немецкую юрфирму (я хорошо знал немецкий язык, потому что прожил в Германии восемь лет). Я втянулся, и, наверное, у меня проявился талант юридического консультанта. Признаться, слово «консультант» я не очень люблю. Стоит поодаль, отстраненно наблюдает и советует. Я – часть команды моих клиентов. В любом проекте.

СГ: у меня, кстати, тоже подобная история из 90-х – be careful what you wish for. Тогда действительно было модно хотеть стать партнером международной юрфирмы – я тоже хотел стать партнером. Я не сразу попал в мир международных юрфирм, был эпизод участия в российской правовой реформе – написания законопроектов для РФ, в 1995–1997 я работал в thinktank-ах, которые разрабатывали законодательство. Потом я попал в программу интернов White & Case, затем было много лет в Herbert Smith (в настоящее время Herbert Smith Freehills) – они только открыли офис, и я был первым российским юристом-непартнёром, которого они наняли.

О борьбе с профвыгоранием и особенностях российского рынка

ИР: я никогда не стремился к партнерству, отчасти меня даже не спрашивали. В определенной кризисной ситуации я сыграл, по мнению партнеров той юридической фирмы, значимую роль в ее стабилизации, проявив морально-волевые и иные полезные качества. И стал партнёром. Работа партнёра сопряжена с очень большой ответственностью и занимает очень много времени. Но мне до сих пор очень нравится развивать бизнес, делать работу руками и общаться с людьми. Где еще такая возможность – ну не чиновником же мне быть?

СГ: я, наоборот, сразу представлял карьерную цель – быть партнером. Достиг этого не в таком юном возрасте, как Илья, но тоже до 30 лет. Для английских партнеров это было очень необычным, и нам с Оксаной, которая предложила мне партнерство в Lovells [Оксана Балаян, упрпартнер Hogan Lovells в России – ред.], приходилось составлять статистику и ссылаться на реалии молодой экономики, приводя в пример молодых олигархов и юристов.

ИР: я честно всегда говорю, это надо признавать, что отчасти мне повезло. Но еще, чтобы повезло, надо много поработать и попахать. Как говорил Константин Райкин: «Бог сверху награждает того, кто выпрыгивает ему навстречу».

СГ: в борьбе с выгоранием помогали две вещи. Первая – особенности российского рынка: у нас нет такой сегментации и узкой специализации, которая присутствует на развитых рынках Лондона или Нью-Йорка, где в течение семи лет человек может делать только, например, derivative taxation. У нас была возможность работать над разными вещами: в течение своей карьеры я занимался и спорами, и сделками, и проектами, и нефтесервисом, и розницей, и недвижимостью. Это делало жизнь более разнообразной и не позволяло дойти до точки, когда ты приходишь к выгоранию. Второе – клиенты видят в нас не просто юристов, а trusted advisors. Возможность быть частью чего-то большего, чем просто юридическая работа, когда ты находишься в доверительных отношениях с клиентом – это то, что всегда оберегало меня от выгорания в профессии.

ИР: мне тоже везло на клиентов, я встречался, как правило, с хорошими, умными и благодарными людьми. Это настолько важно в нашей профессии – когда тебе просто говорят спасибо или поддерживают, когда тебе сложно. Кроме того, интересные проекты позволяют развиваться личностно и профессионально. Я начинал работу как налоговый юрист, потом появились сделки M&A, затем – сложные трансграничные споры.

Как-то мне показалось, что я устал от юридической профессии, мне захотелось уйти в инвестиционный банк или в бизнес. И очень быстро пришло озарение: современная юридическая практика и есть бизнес. Как только ты это понимаешь, видишь, что им надо управлять, развивать, конкурировать, все мысли о выгорании выгорают. Я считаю, что я занимаюсь своим делом. Это мое призвание.

О доверии клиентов

СГ: большинство клиентов, например, согласились перейти за нами в «РГП». И это не просто смена бренда на бренд. Когда ты говоришь, я ухожу из White & Case в Latham Watkins – это одна история. Когда ты говоришь: я встаю и ухожу из Akin Gump в «Рыбалкин, Горцунян и Партнеры» – здесь проявляется доверие.

Компании сейчас (и в России, и глобально) все больше хотят использовать внутренних консультантов. Где-то это вопросы секретности, где-то экономии – мотивация различна. Но нам удалось сформировать длящиеся отношения с клиентами.

О том, где лучше жить и судиться

ИР: в Москве сложно бывает зимой, когда солнца мало. Еду тогда за солнцем на моря и океаны ненадолго. Или раскладываю в офисе апельсины. Жить мне нравится здесь. Тут моя семья, друзья и работа. И в нашей стране судиться становится интереснее. Появляются масштабные проекты с участием флагманов российского бизнеса, «Роснефти», «Газпрома», «Транснефти» или Сбербанка, споры по которым разрешаются в российских судах с привлечением легиона талантливых российских судебных юристов. Российская судебная система созрела для судебных баталий такого масштаба. Безусловно, с учетом международной активности российского бизнеса разбирательства в иностранных судах и арбитражных центрах будут нередкими.

СГ: я очень люблю свою родину, Москву – это экзистенциальный выбор в пользу России. А судиться бывает эффективнее в Англии, и я сейчас не имею в виду разницу в квалификации судей и традиции применения права или разницу между правовыми системами, а такой простой, но организующий и часто определяющий поведение сторон в процессе институт, как расходы, поскольку в российском процессуальном законодательстве все еще нет важного акцента на расходы. Этого, кстати, нет во многих юрисдикциях. После реформы Лорда Вульфа в 2000-е английская система была реформирована таким образом, чтобы заставлять всех более эффективно и прагматично структурировать свои аргументы и достигать быстрого решения эффективно.

О непрактичности юридического образования

ИР: когда учился я, образованию не хватало практической составляющей. По крайней мере, я могу сравнивать с немецким подходом к профессиональному образованию, проработав семь лет в немецкой юридической фирме. Образовательный процесс построен не столько на запоминании информации, сколько на ее самостоятельном осмыслении и формировании навыка правоприменения.

Этой же цели служит референдариат, погружение в практическую работу адвоката, нотариуса, судьи или чиновника. Я никогда не встречал слабых немецких адвокатов. Работал ли я с неубедительными российскими, американскими или английскими адвокатами? Да. Хотел бы, однако, отметить, что, судя по молодым сотрудникам нашей фирмы, уровень и направленность юридического образования в нашей стране качественно изменились. У нас работают блестящие юристы.

Об авторитетах в профессии

ИР: авторитетом для меня является Генри Маркович Резник. Он многое делает для воплощения идеи культуры права в нашем обществе, поднимая очень важные и глубинные этические вопросы в нашей профессии. Это очень мощный человек, каких мало в юридической профессии.

СГ: у меня нет одного такого человека, я встречался со многими талантливыми юристами, мой перечень менторов, которые на меня повлияли, может исчисляться десятками – там точно есть необычные люди. Например, Сергей Анатольевич Шишкин, вице-президент АФК «Система», адвокат Александр Робертович Шуваев. Для меня жизненными ориентирами были и являются многие мои коллеги по White & Case – это и Хью Верье, и Эрик Михайлов, и Игорь Остапец. И многому я научился, работая с другой стороны стола, у таких выдающихся юристов, как Брайан Зимблер (теперь в Morgan Lewis) или Мелисса Шварц (Akin Gump).

О причинах отказа от клиента

СГ: отказываться от клиентов приходится сплошь и рядом. Первая и главная причина – это конфликт. Он бывает нескольких типов – этические конфликты, бизнес-конфликты, что более сложно, и для этих целей хорошо, что мы маленькая фирма и вероятность конфликта невелика.

ИР: я не буду работать над делом, в успех которого не верю. Я откажусь от клиента, который меня обманывает или недоговаривает. Юристу врать нельзя, если ты хочешь, чтобы тебе помогли.

О будущем профессии

СГ: хотелось бы, чтобы наша профессия была востребована через какое-то время, а имидж ее был позитивным. Чтобы было больше благодарности и положительного восприятия.

ИР: я хотел бы создать в России юридический бизнес нового поколения, используя мой 20-летний опыт и знания, полученные в лучших международных юридических практиках.

СГ: в российских фирмах исторически отношение к юристу сложилось словно к художнику. Опыт работы в международных фирмах научил нас относиться к юриспруденции как к бизнесу. В России мы видим много талантливых юристов, которые не понимают, как его структурировать. Ситуация должна поменяться.

Если сотрудник хочет взыскать долги по зарплате, но работал без официального оформления – ему может быть сложно доказать трудовые отношения. Суды, в основном на уровне первой инстанции, очень загружены, признает старший юрист Дювернуа Лигал Анна Сенаторова. К ним поступает много исков из трудовых отношений. Поэтому суды часто спешат, проявляют излишний формализм и перекладывают бремя доказывания на работника, делится Сенаторова. Как на самом деле правильно рассматривать подобные споры, рассказал Верховный суд в одном из недавних дел.

Нет документов – виноват работодатель

В нем Егор Турбин* хотел подтвердить трудовые отношения с «МДК Юг». Он настаивал, что работал на эту компанию торговым представителем в Ялте с окладом в 20 000 руб. почти год – с 23 июля 2015 года по 20 июня 2016-го. У Турбина был планшет с программой для работы с клиентами, зарплату ему передавали водители «МДК Юг», которые доставляли товары в Ялту. В июне 2016-го ему якобы позвонили и сказали, что он уволен, но сотрудник уверял, что не давал к этому повода и сам не хотел уходить.

Поэтому Турбин подал в суд на «МДК Юг» и потребовал 71 686 руб. долгов по зарплате и отпускным, 70 000 руб. компенсации материального и морального ущерба. К иску он приложил маршрутные листы, копию служебной переписки, копии накладных и бланки договоров на поставку товара, прайс-листы от покупателей и другие рабочие бумаги. Он перечислил свидетелей, своих коллег, которые могли подтвердить, что истец тоже работал на «МДК Юг».

Один из свидетелей явился в заседание и подтвердил основания иска, но это не убедило Центральный районный суд Симферополя. Он отказался дать Турбину время, чтобы вызвать других свидетелей, и отклонил его требования. По мнению райсуда, факт отношений должен доказывать работник. Но Турбин не подтвердил, что обращался к ответчику за трудовым договором или расписывался в зарплатных ведомостях. Райсуд отказался принимать во внимание копии накладных, договоры поставки и распечатки с имейла, потому что они не были заверены. Это решение поддержал Верховный суд Крыма.

Но с ним не согласилась кассация. Верховный суд обнаружил, что нижестоящие инстанции даже не разбирались в сути спора. Они должны были установить, договорилась ли фирма с Турбиным по поводу работы, подчинялся ли он правилам внутреннего трудового распорядка, выполнял ли обязанности в интересах работодателя, получал ли заработную плату. Вместо этого два суда безосновательно переложили бремя доказывания на сотрудника и ограничились выводом, что он не доказал факта трудовых отношений, отмечается в определении № 127-КП8-17. А райсуд отказался отложить заседание для вызова свидетелей, но не объяснил, почему их показания не подтвердят заявлений истца.

Две инстанции решили, что трудовых отношений нет, потому что они не оформлены документально. Однако они презюмируются, «если сотрудник приступил к работе и выполнял ее с ведома или по поручению работодателя», напомнил положения ТК Верховный суд. А если нет документов, то, скорее всего, это нарушение компании, а не вина работника, указала «тройка» под председательством Людмилы Пчелинцевой. В итоге дело отправилось на новое рассмотрение в районный суд.

Трудовой договор из воздуха: чем подтвердить

Если работник не получает подписанный трудовой договор больше трех дней – скорее всего, он не получит его никогда, утверждает Сенаторова. По ее словам, ситуацию усугубляют сами сотрудники, которые не хотят оформляться по разным причинам и беспокоить работодателя. Положение работника незавидное еще и потому, что большая часть доказательств трудовых отношений обычно находится у работодателя, добавляет Елена Мамонова из группы правовых компаний Интеллект-С. Вывод один: человеку надо занимать активную позицию заранее и не дожидаться проблем, заявляет Сенаторова.

Чтобы доказать трудовые отношения, недостаточно подтвердить, что работодатель допустил человека к работе, говорит Руслан Маннапов из Ильяшева и партнеров. По его словам, нужно ответить на ряд вопросов:

Каким образом сотрудника допустили к работе?С кем человек договорился о работе, кто давал поручения? Если это был не руководитель – были ли у него полномочия?Где человек трудился?Предоставляли ли ему рабочее место, давали оборудование, спецодежду и т. п.? Подчинялся ли сотрудник внутреннему распорядку?Получал ли он заработную плату систематически?

Подтвердить трудовые отношения могут внутренние документы – это, например, отчеты о проделанной работе, товарные накладные, заявки на перевозку грузов, акты передачи спецодежды, перечисляет Мамонова. Пригодятся СМС и переписка по электронной почте. Их надо заверять у нотариуса, предупреждает Мамонова: Турбин забыл это сделать, поэтому суды не приняли распечатки с имейла.

В одном из дел хорошим доказательством стала распечатка считывающего устройства для карточек при входе на работу, делится опытом ведущий юрист ССП-Консалт Ева Тимофеева.

Записанные по телефону разговоры менее ценны, чем письменные доказательства, утверждает Сенаторова: может оказаться, что разговор сложно разобрать, а еще надо доказать, что собеседник уполномочен представлять работодателя. К тому же записи будут оспариваться, потребуется экспертиза, а это долго и дорого, объясняет Сенаторова.

Причины отказов и проблема свидетелей

Нередко суды отказывают в признании трудовых отношений, потому что речь может идти о гражданско-правовом договоре в устной форме [это разовая/эпизодическая работа, которая имеет определенный конечный результат – «Право.ru»]. По этой причине исполнитель может знать изнутри, как устроена работа в организации, отмечает Тимофеева.

Примером может служить дело № 33-6109/2018, в котором Дмитрий Коробов* обратился с иском на 7 млн руб. к ООО «Интер-Юг». Коробов утверждал, что трудился там заместителем генерального директора с окладом в 200 000 руб., требовал взыскать долг по зарплате, а также порядка 1 млн руб. компенсации неиспользованного отпуска и морального вреда. Оба экземпляра трудового договора, по словам истца, остались у работодателя. Коробов утверждал, что встречался с работодателем вне офиса, без постоянного рабочего места, и выполнял его поручения. Свои требования он подтвердил рабочей перепиской с контрагентами, нотариальной доверенностью от фирмы и словами свидетеля, который сейчас работает в другом месте. Но две инстанции отказались признавать трудовые отношения (на этапе апелляции в Ставропольском крайсуде истец отказался от денежных требований). Коробов выполнял разовые поручения, ему не определили ни режим, ни место работы – а значит, речь идет о гражданско-правовом договоре, решили суды. Они критически отнеслись к показаниям свидетеля: если он видел, как человек общается с директором компании, это еще не говорит о трудовых отношениях.

Показания свидетелей могут быть ценны, если у истца нет письменных и вещественных доказательств, говорит Мамонова из «Интеллект-С». Но есть нюансы.

В отличие от дела Коробова столяру Геннадию Максимову удалось доказать, что он полгода работал в компании «Гулливер» именно по трудовому договору (дело № 33-2210/2018). Выступая в суде как свидетели, двое сотрудников этой компании подтвердили, что видели Максимова на рабочем месте. При этом они уверяли, что он был подрядчиком. Но ВС Хакасии отнесся к последнему утверждению «критически», потому что оно противоречило другим доказательствам в деле: свидетели подтвердили, что Максимова допустили к работе с ведома компании, а выплата части зарплаты подтверждалась письменными доказательствами. Таким образом, апелляция отказалась признать отношения гражданско-правовыми, на чем настаивал директор «Гулливера». Обязанность работодателя – доказать свои утверждения, но он этого не сделал, объяснила апелляция.

* — Имя и фамилия изменены редакцией.

Юрист Макар Романов* перевел более 230 000 руб. на счет своего коллеги Андрея Ильина*. Переводов было два, они были совершены с разницей в пять дней. Произошло это по ошибке, позже утверждал Романов. Он требовал вернуть деньги, но делать это Ильин отказался. У него была другая версия событий.

Ильин рассказал, что между ним и компанией, в которой они с Романовым работали, был заключен договор поручения. Согласно его условиям, Ильин мог вносить деньги на счет компании и осуществлять платежи. Деньги принадлежали фирме, и их дали Романову как раз для перечисления Ильину. Потом деньги израсходовали, что подтверждено актами приема-передачи и выпиской по счету. Однако договора или прочих документов по этому поводу не существовало. Сам Романов заявил, что перечисленные деньги – это его собственные. Он обратился в суд с иском к Ильину и ООО «Юринформ», своему работодателю, потребовав взыскать с ответчиков сумму неосновательного обогащения, а также проценты за пользование чужими денежными средствами.

Что решили суды

Суды двух инстанций решили, что раз договора между сторонами нет, а факт получения денег Ильин не оспаривает, то у него нет оснований удерживать полученные деньги. То есть у Ильина действительно возникло неосновательное обогащение, а значит, средства надо вернуть.

Однако Верховный суд не согласился с подходом коллег и отметил: при разрешении спора судам надо разобраться, были ли между сторонами обязательства, а если да, то какова их правовая природа. Судьи ВС обратили внимание на договор поручения между компанией и Ильиным и трудовой договор между компанией и Романовым, которые не были исследованы. Поэтому ВС отменил акт нижестоящего суда и направил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 16-КГ18-35). Пока еще оно не рассмотрено.

К тому же Романов настаивал на том, что деньги – личные, а Ильин утверждал, что они перечислялись на основании взаимных обязательств, существовавших между Романовым, Ильиным и компанией «Юринформ». Этому обстоятельству суды не дали оценки, указал ВС. Дело отправили на новое рассмотрение в апелляцию.

«Этот спор подтверждает: любой платеж между двумя физическими лицами можно попытаться вернуть как неосновательное обогащение», – уверен управляющий МАБ Адвокаты и бизнес Дмитрий Штукатуров. «Кредитор по денежному обязательству не обязан проверять, на основании чего третье лицо исполняет обязательство за должника», – напомнил к. ю. н., юрист Казаков и партнеры Григорий Скрипилев. «Работодатель мог возложить на работника обязанность исполнить обязательства перед Ильиным. Если возложение было, то требование истца к обществу, вероятно, должно быть удовлетворено, но не требование к Ильину. Если возложения не было, то должно быть удовлетворено требование истца к Ильину, но не к обществу», – объяснила адвокат, советник КА Муранов, Черняков и партнеры Ольга Бенедская.

Если деньги ушли не по адресу

В целом ситуация, когда деньги отправлены не на тот счет, – частая. Чтобы ее исправить, нужно сначала подать заявление в свой банк, который свяжется с получателем случайных денег для мирного урегулирования вопроса. Если не получилось решить вопрос миром, придется обратиться в суд.

Иск подаётся к человеку, в пользу которого сделан случайный перевод, то есть к владельцу счета, на который ушли деньги. «Изначально сложно определить место жительство получателя. Чтобы обратиться в нужный суд, можно сначала подать иск в суд по месту нахождения банка или филиала, через который прошла операция. Затем дело будет передано в суд, где живёт получатель», – поясняет управляющий партнёр ЮФ Ветров и партнеры Виталий Ветров. Адвокат АК Гражданские компенсации Ирина Фаст считает: основная сложность во всей процедуре – найти владельца счета, на который ушли деньги. Сделать это можно через судебный запрос или правоохранительные органы. В суде нужно будет только доказать факт отсутствия взаимных обязательств, говорит Фаст. Случайно полученные деньги – неосновательное обогащение, и их надо вернуть.

«Если получатель денег отказывается их возвращать, то именно он должен представить доказательства, что получил их обоснованно: договорные документы, счета, переписку и прочее», – поясняет Фаст. Ветров также советует задуматься об обеспечительных мерах, когда речь идёт о значительной сумме.

Если это случайный перевод и договорных отношений между сторонами нет, ситуация будет разрешена в пользу заявителя. Вернуть таким образом можно любой перевод. Например, за оплату ЖКХ.

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией.

«Юридический бизнес с каждым годом становится все более конкурентным, поэтому сейчас для адвоката недостаточно быть просто хорошим специалистом. Личный бренд помогает привлекать клиентов и оставаться узнаваемым в профессиональном сообществе», – уверен управляющий партнер АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Илья Никифоров. Так же считают и маркетологи. «Построение бренда сработает на увеличение вашего дохода», – отмечает маркетолог, разработчик авторской технологии «Я-бренд», владелец компании MALEN Юлия Мокроусова.

Помогает при трудоустройстве

«Успешное развитие и продвижение собственного бренда гарантирует подушку безопасности в будущем. Например, в случае ухода из компании и открытия частной практики, при переходе в другую компанию», – считает адвокат, старший партнер АБ ЗКС Алексей Касаткин. «Когда встает вопрос о смене работы, переезде в другой город или страну с целью профессионального и карьерного роста, на помощь приходит собственный бренд», – согласилась руководитель отдела маркетинга и развития бизнеса ООО Нерр в Москве Наталия Мемнонова. Однако есть и исключения. «Бывают случаи, когда после ухода из юридической фирмы про эксперта забывают. Бренд фирмы и личный бренд работающего в ней юриста становятся неразрывны, и эксперт уже не воспринимается отдельно от бренда», – рассказала руководитель направления по PR и коммуникациям Bryan Cave Leighton Paisner Russia Ксения Соболева.

Помогает развиваться самому

По словам управляющего партнёра White Collar Strategy Ивана Апатова, последние несколько лет на рынке юристов распространено собственное позиционирование: «Импульс этого процесса лежит не в желании получить прямой коммерческий результат, а скорее обозначить себя на карте среди коллег, выглядеть актуально и информированно». «Своему бренду нужно соответствовать. Лично меня это мотивирует постоянно искать

самореализацию за пределами зоны комфорта», – говорит Никифоров. «Признание открывает новые возможности, которые прежде вы даже не рассматривали», – подтверждает Мокроусова. Она рассказала, как одного юриста после построения собственного бренда пригласили разрабатывать закон о банкротстве физлиц, а другого позвали читать корпоративные тренинги в известных банках.

По мнению пиарщика, соавтора проекта WriteNow Анны Ивановой, главный симптом, что юристу пора заняться персональным продвижением, – это дефицит влияния: «Убедить работодателя выбрать именно тебя среди других кандидатов, убедить клиента заплатить тебе премиальную цену, убедить команду в верности твоего подхода или решения – все это проще сделать юристу «с именем». Чем чаще вам приходится сталкиваться с необходимостью продавать себя и свои идеи, тем выше ценность персонального бренда».

Соболева считает, что для инхаус-юристов бренд – это личная инициатива, которая решает цели карьерного и профессионального роста. Консультантам продвижение на рынке помогает привлечь клиентов, поэтому консталтинговые компании даже предлагают сотрудникам развиваться в этом направлении. По словам Соболевой, в их фирме в маркетинговые активности вовлекают младших юристов и юристов: у них есть возможность вместе с более опытными коллегами готовить презентации, писать статьи в соавторстве, учиться выступать на мероприятиях. «Сильный бренд фирмы – мощная платформа и возможность для юриста в плане PR», – уверена Соболева.

Прежде всего, необходимо определиться с отраслью, где юрист преуспел больше всего, в которой видит бизнес-потенциал и планирует развиваться в дальнейшем. «Невозможно объять все области права и быть профессионалом во всем», – говорит руководитель отдела стратегических коммуникаций в Санкт-Петербурге АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Алина Зорьева. При этом направленность может быть по отраслям права (налоговое, трудовое, семейное, уголовное и т. д.) или по специализации клиентов (фармацевтика, IT, строительство и т. д.).

Мокроусова рекомендует сформировать уникальное торговое предложение, ответив на следующие вопросы: «Что я делаю лучше других? Что нужно моим клиентам? За что платят в нашем сегменте? Какие мои сильные навыки? От каких проектов я получаю больший кайф (деньги, энергию, результат)?». Затем нужно выписать проекты, клиентов, задачи за последние два года, выбрать из них те, что принесли наибольший результат, описать их (в формате «было – стало») и проанализировать – это позволит увидеть себя со стороны. Мокроусова также советует выбрать лидеров рынка из своей сферы: «Каждый день читайте их интервью, социальные сети, смотрите видео с их участием. Наблюдая за лидерами, вам будут видны их шаги и ошибки. Делайте то, что подходит вам, и не делайте того, в чем ошиблись другие».

Еще один способ выбрать свою нишу предлагает Иванова: «Представьте, что ваша аудитория (потенциальные клиенты или работодатели) стоит перед закрытой дверью, а вы – ключ, который может ее открыть. Что написано на этой двери? Куда она ведет? Ответом на этот вопрос и должно стать ваше имя. Чем конкретнее вопрос, тем прочнее в сознании аудитории будет связь между вами и задачами, которые вы способны решать. А именно эта связь – фундамент сильного бренда эксперта». Американский предприниматель, экономист и маркетолог Сет Годин утверждает, что быть лидером сегодня означает соединять идеи и людей – так найдите профессиональную идею, которая объединит людей вокруг вас.

Какие инструменты выбрать?

Комментарии в СМИ, конференции, блоги и соцсети – самые популярные и эффективные способы продвижения собственного бренда. «Какую бы практику или отрасль ни выбрал юрист, важно применять весь набор доступных и адекватных задаче инструментов. Эффект в синергии: сначала потенциальный клиент прочитает ваши экспертные статьи и комментарии в СМИ, потом увидит выступление на отраслевой конференции и сможет пообщаться на актуальные темы в перерыве, затем вернется в офис и найдет вашу страницу в сети с массой полезной информации», – сообщила старший PR-менеджер Пепеляев групп Александра Старостина. «Чем шире информационное поле вокруг бренда, тем больше осведомленность о нем. Важно быть постоянно активным в публичном пространстве, чтобы удерживать и наращивать внимание целевой аудитории. Нельзя пренебрегать каналами продвижения бренда. Например, кто-то любит выступать, но не любит вести соцсети. Пренебрегая последним, юрист теряет обширную сеть своих потенциальных контактов и читателей», – соглашается Зорьева. У Мемноновой другая точка зрения: «Нужно, прежде всего, прислушаться к себе. Если вы прирожденный оратор, умеете завладеть вниманием аудитории и вас действительно слушают, выступайте на публике. Если нет, ни в коем случае не стоит бороться с собой. Советую найти тот инструмент, который подойдет лично вам, но найти его можно, только попробовав себя во всем».

Главред «Тинькофф-журнала» Максим Ильяхов уверен: «Чтобы был интерес, нельзя ориентироваться на внешние раздражители – комментарии людей, статистику, поддержку, популярность в Facebook или что-либо еще. Нужно делать то, что тебя бешено, неудержимо и постоянно прет. Наплевать, что люди не сразу понесут деньги и заказы. Вспомните, что по-настоящему большие клиенты всегда приходят по рекомендации. А рекомендуют за репутацию, а не за лайки».

Кроме того, можно издавать книги по актуальной тематике, участвовать в работе бизнес-ассоциаций, проводить мастер-классы. «Я некоторое время назад начал активно использовать формат видеоблога для рассказа о важных новеллах в законах и знаковых судебных делах», – делится Тимофеев. «На европейском и американском рынках широко известны случаи, когда блог юриста приносил значительные дивиденды и делал его номером один в своей области. Например, блог американского адвоката Тома Голдштайна. На момент создания блога он работал в компании Akin Gump, однако благодаря блогу приобрел широкую известность и впоследствии основал собственную юридическую фирму», – рассказала бизнес-тренер для юристов Soft Skills Law Academy Елена Белоусова. Также не забывайте про нетврокинг. «Умение пользоваться этим инструментом поможет поднять рейтинг, узнаваемость и повысить влияние в профессиональном обществе за довольно короткий промежуток времени», – считает Мокроусова.

Какой бы инструмент вы ни выбрали, помните про свою целевую аудиторию. «Разные целевые аудитории могут читать разные СМИ и посещать разные мероприятия. Поэтому каждому юристу стоит учитывать специфику его услуг и аудитории, а потом выбирать подходящие инструменты для позиционирования», – говорит Соболева. Белоусова привела такой пример: «Активное участие в конференциях, написание статей, разбор кейсов отлично работают для юриста, который специализируется на судебных спорах. Но для юриста по вопросам семейного права эти каналы могут быть не столь доступны и эффективны – лучше сделать упор на личность юриста, его ценности и моральные принципы».

Что рискованно делать для продвижения собственного бренда:

комментировать дела и сделки, сути которых вы не знаете;нарушать конфиденциальность клиента;рассуждать на слишком политизированные и неоднозначные темы;спекулировать чужим именем или брендом;быть слишком откровенным о своей личной жизни, интересах и увлечениях;нарушать периодичность – взяться за что-то и быстро забросить это;неуважительно относиться к аудитории.

Апелляционная коллегия рассмотрит четыре дела. Три из них судейские:

– В конце 2017 года ККС Смоленской области досрочно прекратила полномочия судьи Смоленского областного суда Дмитрия Емельянова. Его лишили мантии за необоснованное смягчение приговора по одному из рассмотренных им уголовных дел и давление на участника ДТП, в которое попал его бывший начальник. Экс-судья обжаловал решение региональной квалифколлегии в дисциплинарную коллегию ВС, но безуспешно (см. «ВС не вернул мантию судье, вдвое смягчившему приговор за хищение»). На заседании он утверждал, что «слишком мягкое решение» по одному из уголовных дел – это судейская усмотрение, а не ошибка. Истинную причину привлечения его к дисциплинарной ответственности Емельянов связал со своим выдвижением в председатели Смоленского облсуда. В этом экс-судья постарается убедить апелляцию ВС.

– В вину бывшему судье Камышинского городского суда Волгоградской области Виталию Дыблину вменялось то, что он не проводил судебные заседания, был заинтересован в исходе рассматриваемого дела, ездил на машине без номеров и не зарегистрировался по месту жительства. Региональная ККС лишила судью полномочий. Он оспорил такое решение в ДК ВС, но безрезультатно. Жалобу Дублина теперь рассмотрит апелляция ВС.

– Статус «отставника» себе попытается вернуть в апелляции и экс-судья Устиновского районного суда Ижевска Елена Артемичева. Ее отставку региональная ККС прекратила за то, что Артемичева отказывалась выплачивать свои задолженности Альфа-банку, Сбербанку, «Ростелекому» и ряду других компаний, ссылаясь на свою судейскую неприкосновенность. Общая сумма ее долгов составила 1 млн руб. А приставов, которые возбудили в отношении бывшей судьи исполнительное производство, она обвинила в коррупционности. Судебная коллегия по административным делам ВС оставила акт местной квалифколлегии без изменений (дело № АКПИ18-283).

В административной коллегии назначено 44 дела. Одно из них перенесенное:

– Сергей Лавров пожаловался на прекращение отставки судьи. Он покинул пост председателя Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области по собственному желанию в 2017 году. Но после его ухода в ходе проверки обнаружили нарушения. В частности, выяснилось, что Лавров пять дней находился на больничном, который ему выдал врач по просьбе руководства медучреждения. На самом же деле в этот период Лавров выезжал из области, чтобы принять участие в конкурсе на одну из судейских вакансий. Из-за этого ККС региона прекратила его отставку. Лавров с нарушениями не согласился и оспорил решение квалифколлегии в ВККС. Там на заседании он отрицал, что получил больничный лист с помощью связей. Также он указал на предвзятость со стороны руководства Ивановского облсуда. По словам представителя ККС Евгения Волкова, о предвзятости речи не шло, зато ранее в работе судьи обнаружились нарушения. В частности, они касались рассмотрения дел о страховых возмещениях по ДТП. Суммы в этих спорах оказались крупные, но иски удовлетворялись, а в ряде процессов участвовал один и тот же человек – однокурсник Лаврова. Потом вышестоящие инстанции эти решения отменили. ВККС оставила жалобу экс-судьи без удовлетворения, и теперь он попытается вернуть себе статус отставника в ВС.

– Ильназ Юнусов просит признать частично недействующим п.п. «г» п. 8 «Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий». Обжалуемое положение предусматривает, что при оформлении документов на выделение маткапитала для покупки квартиры в ипотеку нужно приложить письменное обязательство. В этой бумаге получатель денег прописывает, что обязуется в течение полугода после выплаты кредита за жилье оформить эту недвижимость в общую собственность и обязательно выделить в ней доли своим детям и мужу/жене.

– Екатерина Пшеничная оспаривает п. 24 «Административного регламента МВД по проведению экзамена на право управления машиной и выдаче водительских удостоверений». В этой норме указано, что факт уплаты госпошлины за получение автомобильных прав плательщик подтверждает информацией из Информационной системы о государственных и муниципальных платежах.

В экономколлегии состоится пять споров. Среди них:

– В 2015 году ООО «Центральная ТЭЦ», которое поставляет жителям Новокузнецка тепло, обанкротилось. В компании открыли процедуру конкурсного производства, но текущую деятельность организация продолжила. По итогам второго квартала 2016 года фирма сдала налоговикам отчетность, в которой предъявила к вычету сумму налога на добавленную стоимость (12,6 млн руб.) за производство и продажу тепловой энергии. Но инспекция пришла к выводу, что такая деятельность несостоятельного предприятия считается «реализацией имущества» и не облагается НДС (п.п. 15 п. 2 ст. 146 НК). Соответственно, «Центральная ТЭЦ» зря исчислила сумму этого налога и попросила о вычетах. Первая инстанция и апелляция посчитали, что налоговики не правы (дело № А27-11046/2017). Суды пояснили, что разъяснения из п.п. 15 п. 2 ст. 146 НК применяются лишь к операциям по продаже имущества, входящего в конкурсную массу должника. И в нее не входит продукция, произведенная и реализованная в ходе текущей деятельности, пояснили суды. Окружной суд отменил эти акты нижестоящих инстанций, согласившись с позицией инспекции. ВС предстоит решать, чей вывод правильный: АС Кемеровской области и 7-го ААС или Арбитражного суда Западно-Сибирского округа.

– ООО «КПГ-Инвестиции и торговля» за вознаграждение в 329 млн руб. согласилось погасить все долги ООО «Агра-Кубань» перед ООО «Рокко». Из этой суммы первоначальный должник заплатил «КПГ-Инвестиции» 41 млн руб., а оставшиеся 288 млн фирме пришлось взыскивать в судебном порядке. Первая инстанция удовлетворила требования истца. К тому моменту «Рокко» уже обанкротилось, процедуру несостоятельности инициировали и в отношении «Агра-Кубани». Требования «КПГ-Инвестиции» на 288 млн руб. включили в реестр. Другой кредитор первоначального должника – Россельхозбанк – усомнился в обоснованности такой задолженности. Кредитная организация оспорила акт АС Краснодарского края, указывая на то, что все долги перед «Рокко» возникли из мнимых сделок, а соглашение по переводу этих задолженностей являлось по факту дарением. Но апелляция и окружной суд оставили вывод нижестоящего суда без изменений (дело № А32-42517/2015). Тогда Россельхозбанк обратился в Верховный суд. В своей жалобе заявитель уверяет, что «КПГ-Инвестиии и торговля» приняла на себя долги несостоятельной компании, фактически не погасив их кредитору, который тоже обанкротился. То есть новый должник «Рокко» получил вознаграждение без встречного предоставления, считает банк.

В гражданской коллегии должно состояться 26 дел. В их числе:

– Сергей Шахраев* купил в магазине «ТехКом» ноутбук «Самсунг» за 41 136 руб. с пятилетним гарантийным сроком. За день до истечения гарантии потребитель пришел в авторизованный сервис «Самсунг» и пожаловался на неработающую подсветку у компьютера. Мастера так и не смогли отремонтировать ноутбук, сославшись на то, что необходимые детали для товара больше не выпускаются. А компания «ТехКом» к этому времени и вовсе обанкротилась. Тогда Шахраев обратился к импортеру техники – фирме «Самсунг Электроникс Рус Компани». Он попросил эту организацию вернуть ему деньги за бракованную покупку. Импортер согласился, но спорную сумму так и не перечислил потребителю. После этого Шахраев обратился в суд с требованием взыскать с «Самсунг Электроникс Рус Компани» стоимость ноутбука (41 136 руб.) и неустойку за отказ добровольно исполнить просьбу заявителя (447 153 руб.). Первая инстанция удовлетворила иск покупателя частично, снизив по ст. 333 ГК размер неустойки до 20 000 руб. Но Санкт-Петербургский городской суд изменил такое решение и присудил Шахраеву сумму в полном объеме (447 153 руб.). Апелляция указала на то, что снижать размер такой выплаты по ст. 333 ГК можно лишь в исключительных случаях и по просьбе ответчика, которая в этом споре отсутствовала (дело № 33-25758). В обоснованности такого решения разберется ВС.

– Лискинский районный суд Воронежской области заочным решением взыскал с Сергея Шулина* 16,8 млн руб. кредитного долга в пользу банка «Волга-Кредит». Должник не согласился с таким решением и направил кредитной организации претензию, в которой указал, что никаких займов у них не брал. Ответа на это обращение так и не последовало. Тогда Шулин потребовал суд признать кредитное соглашение с банком незаключенным. Первая инстанция удовлетворила его иск, опираясь на результаты проведенной судебной почерковедческой экспертизы. Специалисты посчитали, что на спорном документе стоит подпись не истца, а другого лица. Апелляция отменила такое решение и отказала истцу. Воронежский областной суд указал на то, что экспертиза проведена с нарушениями, а сам Шулин лично обращался в банк за кредитом и даже частично погашал долг (дело № 33-7026).

Коллегия по уголовным делам изучит 33 жалобы. Наиболее резонансная из них:

– 30 декабря 2016 года братья Артем и Денис Бойко, которые работали на стройке рядом с подмосковным поселком Рогово, похитили несколько бутылок алкоголя из местного супермаркета. Чтобы задержать нарушителей, охрана магазина вызвала себе на подмогу сотрудников Росгвардии. Те быстро обнаружили злоумышленников недалеко от места происшествия в строительной бытовке, где браться вместе с другими рабочими – Юрием Власовым, Евгением Сазоновым и Максимом Поповым – распивали похищенный алкоголь. При проверке документов завязалась драка, в ходе которой собутыльники сначала избили сотрудников правоохранительных органов. А потом, как считает следствие, Сазонов выхватил пистолет у бойца Росгвардии, сорвал с него бронежилет и выстрелил тому в грудь. От полученного ранения пострадавший скончался на месте. Летом этого года Мосгорсуд приговорил Сазонова к пожизненному лишению свободы, Дениса Бойко к 21 году, его брата Артема – к 14 годам, а Власова – к 13 годам. Попов должен провести за решеткой шесть лет. Осуждённые хотят смягчить такое решение в ВС.

Президиум рассмотрит 12 дел, а коллегия под делам военнослужащих – пять.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены.

Иск возмещение убытков судебная практика