Юристы против клиентов: пять споров, которые дошли до суда

Когда клиент выдает юристу аванс без расписки или юрист соглашается оказать услугу без заключенного договоравряд ли они предполагают, что хорошие отношения между ними могут испортиться, а дело дойдет до суда. Но как показывает практика, юристам не всегда везет на клиентов, а клиентам на юристов. И верить контрагенту можно не всегда, ведь он может неправильно трактовать слова или замыслить не совсем честный план. Как суды разрешают споры между юристами и их клиентами, можно узнать из подборки дел.

Сколько стоят юруслуги – 370 000 руб. или 55 000 руб.?

Что ждет компанию, которая толком не определила объем нужных ей юридических услуг, но уже успела без договора перечислить внушительный аванс? Ей придется судиться с исполнителем, если он добровольно не возвращает неотработанные деньги. В такой ситуации оказалось ООО «ГлавТранс», которому нужно было подать 74 кассационные жалобы в банкротном деле «Завода Лесфорт» А38-3154/2014. Помочь предложил адвокат Роман Кузнецов, который запросил гонорар в размере 370 000 руб. (якобы из расчета 5000 руб. за каждое из 74 заседаний в Арбитражном суде Волго-Вятского округа). Компания несколькими переводами перечислила ему эти деньги, и адвокат вылетел в Нижний Новгород. Но подписывать полученный от него договор «ГлавТранс» отказался: в документе не было ясного перечня услуг и указания на конкретные кассационные жалобы. А адвокат, получив аванс, прекратил работу, приняв участие только в двух заседаниях по банкротному делу – так утверждала компания, которая подала на него в суд с целью вернуть большую часть денег.

Кузнецов возражал, что изначально не было уговора непременно участвовать во всех 74 делах. Он съездил в кассационный суд и ознакомился с делом, после чего решил, что ходить на все слушания смысла нет: жалобы аналогичные, да и позиция кассационного суда очевидна. Тем не менее, настаивал Кузнецов, он сделал все, что от него требовалось по договору, поэтому имеет право на всю перечисленную сумму. Но Центральный райсуд Калининграда пришел к выводу, что договор не акцептован, ведь со стороны «ГлавТранса» его никто не подписал. В подтверждение ознакомления с делом Кузнецов предоставил суду фотоснимки, однако на них было запечатлено лишь незначительное количество материалов. В итоге его юридические услуги суд оценил в 55 000 руб., а остальную сумму счел завышенной и неразумной. С учетом транспортных расходов адвокат должен вернуть 238 550 руб., указано в решении по делу 2-94/2017.

Кузнецов не сдался и обратился с апелляционной жалобой. В ней он указал, что договор оказания услуг на самом деле был акцептован – путем его оплаты. Но Калининградский облсуд не смог согласиться с этими доводами, ведь стороны все-таки не согласовали важные условия, такие как объем услуг. Об этом свидетельствуют и разногласия сторон, что именно должен был сделать адвокат. Постановлением 33-2911/2017 облсуд оставил решение без изменения.

Уголовного дела нет, а услуги есть

Услуги отличаются от работ тем, что могут не иметь материального результата. По сути, главное в услуге – это процесс. Об этом суды напомнили в деле Игоря Иванова* против члена Волгоградской межрайонной коллегии адвокатов Александры Гизатуллиной. Он добивался возврата 40 000 руб., которые уплатил по соглашению 2014 года за защиту в уголовном производстве: отдел полиции рассматривал сообщение о его преступлении. Адвокат оказала определенные услуги, о чем заказчик подписал акт. Но уголовное дело так и не было возбуждено, а значит, не было и стадии предварительного следствия. Поэтому спустя почти год после окончания действия договора, в 2016 году, Иванов решил вернуть свои деньги. Но претензии остались без ответа, после чего клиент подал на адвоката в суд.

Центральный райсуд Волгограда, а следом за ним и Волгоградский облсуд (33-2215/2017) встали на сторону Гизатуллиной. То, что она оказала услуги, адвокат подтвердила актом. Претензий к их качеству заказчик не предъявлял почти год (притом что договор дает на это три дня с тех пор, как истечет срок его действия). К тому же, как значилось в тексте договора, «стороны понимают, что оказываемые юридические услуги могут не иметь материального результата». С такими объяснениями суды отказали в удовлетворении требований клиента.

Юристы против Следственного комитета

Профессорский состав юрфака МГУ вслед за студентами выступил в поддержку арестованного коллеги

Владимир Степанов-Егиянц. Фото: Александр Щербак / ТАСС

Профессора, доценты и аспиранты юридического факультета МГУ им. Ломоносова вслед за студентами выступили с открытым обращением в поддержку своего арестованного коллеги — замдекана Владимира Степанова-Егиянца. В начале июля Тверской районный суд Москвы заключил Степанова-Егиянца под стражу. Он подозревается в участии в рейдерском захвате имущества компании. При этом суд отказался отпустить преподавателя под залог или под домашний арест. Судья Дмитрий Гордеев согласился со следствием и счел, что освобождение подозреваемого излишне.

Сначала в защиту замдекана юрфака МГУ выступили его ученики, студенты 2 и 4 курсов, напомнив о презумпции невиновности. И вот сегодня к ним присоединились остальные преподаватели вуза. Их обращение поступило в распоряжение «Новой газеты»:

открытое письмо

«Мы, коллеги Владимира Георгиевича Степанова-Егиянца, были шокированы известием о его задержании и аресте. »

Состоявшийся ученый, доктор юридических наук, умелый организатор, заместитель декана Юридического факультета МГУ, член многочисленных экспертных советов в государственных органах, человек, всегда открытый к людям, старающийся к каждому прийти на помощь. Все это, по нашему мнению, вполне заслуженно открывало блестящие перспективы будущей карьеры В.Г. Степанова-Егиянца.

Как гром среди ясного неба прозвучали сообщения о том, что В.Г. Степанова-Егиянца обвиняют в совершении мошеннических действий, предусмотренных частью 4 ст. 159 УК РФ, то есть в хищении имущества, совершенном путем обмана или злоупотребления доверием. Эпизод мошенничества якобы заключался в изготовлении В.Г. Степановым-Егиянцем поддельного паспорта и в выведении с его использованием из состава руководителей (учредителей) компании «Автофинанс» генерального директора этой кампании; впоследствии была угнана со стоянки автомашина директора и вывезен сейф с наличными деньгами; ущерб составил 25 млн. рублей.

Мы все являемся не только профессорами, преподавателями и научными сотрудниками. У многих за плечами долгая практическая работа, в том числе в правоохранительных и иных государственных органах. Многие состоят экспертами в судебных инстанциях и других органах государственной власти.

Нас сразу насторожила фабула хищения, вернее его очень сложная схема, вменяемая органами расследования В.Г. Степанову-Егиянцу.

Для того, чтобы угнать машину со стоянки и украсть сейф с наличными не нужно изготавливать поддельный паспорт и проводить сложную комбинацию по выведению владельца компании из числа руководителей (учредителей) компании. Такие хищения сотнями совершаются ежедневно без каких-либо подделок паспортов и замены руководителей компании. Кроме того, нам трудно представить Владимира Георгиевича выносящим сейф с деньгами или угоняющим автомашину, а равно и подделывающим паспорт.

Наши сомнения усилились после того, как органы следствия вышли в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей В.Г. Степанова-Егиянца. Складывается впечатление, что перед следствием была поставлена задача во что бы то ни стало его арестовать, не исключая, как это не прискорбно звучит, сомнительных методов.

Этому выводу есть несколько подтверждений.

Во-первых, откуда органы расследования взяли, что В.Г. Степанов-Егиянц не имеет постоянного места жительства и ночует на вокзалах? Об этом публично на суде, в присутствии СМИ, заявили в качестве аргумента для ареста. Нам, коллегам, хотелось бы знать, на чем основано это утверждение, если Владимир Георгиевич постоянно проживает в Москве вместе с мамой.

Во-вторых, не имея достаточных доказательств вины В.Г. Степанова-Егиянца органы расследования для создания дополнительных аргументов обвинения зачитали в суде рапорт оперативного сотрудника о якобы причастности В.Г. Степанова-Егиянца к рейдерскому захвату гостиницы «Холидей–ИНН». Как совершенно правильно указали адвокаты, сведения, изложенные в данном рапорте, не относится к предъявленному В.Г. Степанову-Егиянцу обвинению. Однако прием с рапортами сотрудников в правоохранительной и судебной практике известен давно и часто применяется. И в этот раз, судя по результату – аресту В.Г. Степанова-Егиянца – этот прием сработал. В этой связи хочется напомнить нашу не столь отдаленную историю: использование для обоснования ареста внутренних рапортов сотрудников НКВД и других карательных органов широко практиковалось в период массовых репрессий 30-х годов прошлого столетия. Известно, к чему привела эта практика.

В-третьих, вызывает сомнения и иная аргументация ареста В.Г. Степанова-Егиянца.

Первое обоснование заключается в предположениях следствия и суда о том, что В.Г. Степанов-Егиянц может изготовить новый поддельный паспорт на свое имя. Однако в качестве альтернативной меры пресечения защитником В.Г. Степанова-Егиянца предлагался домашний арест, режим которого исключает такую возможность. В этом случае в соответствие со ст. 105 и 107 Уголовно-процессуального кодекса РФ суд мог бы установить для В.Г. Степанова-Егиянца запреты: общаться с определенными лицами; отправлять и получать почтово-телеграфные отправления; использовать средства связи и информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет».

Второе обоснование ареста было выражено в опасении следствия и суда в том, что В.Г. Степанов-Егиянц воспользуется своими юридическими знаниями и юридическими связями для своей защиты.

Однако арестом и содержанием в следственном изоляторе нельзя лишить человека его профессиональных знаний, а тем более возможности их использовать для своей защиты. Согласно ст. 45 Конституции РФ «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом». Использование профессиональных знаний юристом для своей защиты не запрещено законом.

Использование В.Г. Степановым-Егиянцом юридических связей для защиты, если они угрожают интересам расследования, вполне можно было бы контролировать при реализации меры пресечения в виде домашнего ареста.

Органы следствия и суд не нашли иной меры пресечения для В.Г. Степанова-Егиянца кроме ареста, что вызывает наше сожаление. Тем самым положение статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса РФ о том, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется лишь при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения осталось неисполненным. Сожаление в том, что правоприменительная практика в отношении избрания меры пресечения расходится с положениями российского законодательства, выразили и студенты Юридического факультета МГУ в своем открытом письме.

Латвийский юрист: Уголовное дело против Гапоненко — чисто политическое

Адвокат Имма Янсоне, защищающая интересы латвийского общественного деятеля Александра Гапоненко, считает, что его дело станет прецедентным для Латвии. В интервью порталу BaltNews.lv Янсоне заявила, что в стране все больше заводится политически мотивированных уголовных дел, правоохранительные структуры действуют все жестче, при этом не исключено, что спецслужбы оказывают давление на латвийский суд.

Напомним, что 23 августа латвийский суд освободил арестованного в апреле Александра Гапоненко, обвиняемого в «разжигании национальной розни», «деятельности, направленной против Латвии», «помощи иностранному государству в его деятельности против Латвии». Имма Янсоне пояснила, что к Гапоненко применены две меры пресечения: запрет без разрешения прокурора покидать страну и обязанность сообщать о смене места жительства. «Но относительно обоснования уголовного преследования Гапоненко ясности не прибавилось. Нет ее пока. В ходе судебного заседания прокурор ходатайствовал о продлении содержания под стражей еще на два месяца и даже обещал в случае продления ареста в течение двух месяцев закончить дело и передать его для рассмотрения в суд. Почему в этот раз суд решил иначе (ранее Гапоненко дважды отказывали в освобождении под подписку — EADaily), что изменилось, я не знаю. Следственный судья была та же самая. Мне кажется, что в данном случае все прошло по-честному, без какого-либо закулисного давления прокуратуры на суд», — отметила адвокат.

Она пояснила, что аргументация прокуратуры была аналогична той, с которой в суде выступал следователь, когда дело Гапоненко находилось в ведении Полиции безопасности. «Прокурор говорил, что есть вероятность того, что на свободе Гапоненко продолжит совершать такие же „преступные деяния“. Но суд решил иначе. Почему, я действительно не знаю. Я не надеялась на такое решение суда. Вернее, я надеялась на лучшее, но рассчитывала на худшее — что его будут держать в тюрьме еще два месяца. Может, что-то в консерватории поменялось, я не знаю», — недоумевает Янсоне. Она подробно разъяснила суть предъявленных Гапоненко обвинений: «По одной из статей — 81-й „прим“ — Гапоненко — пилотный проект. Это новая статья, добавленная в Уголовный закон в 2016 году. Вторым номером, как я понимаю, по ней пойдет Илья Козырев, ему тоже ее инкриминируют. Статья 81 „прим“ звучит так: „Помощь иностранному государству в деятельности, направленной против Латвийской Республики. Это деятельность, целью которой является оказание помощи иностранному государству или иностранной организации действовать против государственной независимости Латвийской Республики, ее суверенитета, территориальной целостности, государственной власти, государственного устройства и государственной безопасности“. Максимальное наказание — до пять лет лишения свободы. Следующая статья, из-за которой Гапоненко, собственно, и продержали четыре месяца в тюрьме, якобы опасаясь совершения им повторных преступных деяний, — это статья 78-я, часть вторая: „Возбуждение расовой и этнической ненависти“. Максимальное наказание — также до пяти лет лишения свободы. Так как эта статья проходит через все его уголовные дела, а их у Гапоненко три», — рассказала юрист.

По ее словам, самая тяжелая из предъявляемых Гапоненко — статья 80-я, по которой предполагается наказание до восьми лет лишения свободы. Это статья карает за «деятельность, направленную против Латвийской Республики, то есть деятельность, направленную против государственной независимости, суверенитета, территориального единства, государственной власти или государственного устройства Латвийской Республики неконституционным путем». Янсоне не знает, какие именно действия Гапоненко подпадают под эту статью. «Для меня конкретика — это цитата, выдержка из сказанного или написанного Гапоненко. А там написано примерно так: „В Фейсбуке и других социальных сетях он размещал посты, комментарии и статьи о том, что американцы будут сгонять русских в концлагеря, будет геноцид русского населения“. Мне этого мало. Это слишком абстрактно. Я хочу конкретики, чтобы разбирать фразу за фразой, слово за словом. И две другие статьи больше напоминают политическую декларацию: мы против всего плохого российского и русского, за все хорошее латвийское и латышское. Дескать, Гапоненко поддерживает политику России. Помните, был такой ансамбль „Эолика“? В глубоко советские времена они гастролировали по РСФСР и на одном из концертов выдали фразу: „Мы есть латышские засланцы“. Вот и Гапоненко — „засланец“ — поддерживает политику России, распространяет ложные слухи о возрождении в Латвии нацизма, доктор Зло, короче говоря», — иронизирует юрист.

Она предлагает вспомнить, как проводятся учения НАТО на территории Латвии. «Насколько мне известно, реально отрабатывались методы подавления народного недовольства на случай гипотетических массовых гражданских протестов. Гапоненко высказал свое мнение о том, чем это может закончиться. Это его мнение. Он также гипотетически считает возможным такое развитие событий. Не он один так считает. И есть множество примеров того, как это случалось прежде. И что? Как это может разжигать расовую и этническую ненависть? Его высказывания направлены против каких-то профессиональных сообществ. Когда он говорит, что латышские журналисты недостаточно освещают жизнь русского меньшинства, он не про латышей вообще говорит, а про определенное профессиональное сообщество — латышских журналистов. Или если он говорит про американский контингент НАТО, он же не обо всем американском народе высказывается, а опять же о конкретном профессиональном сообществе — военном. Здесь, на мой взгляд, не может быть разжигания ни расовой, ни этнической ненависти», — отмечает Имма Янсоне.

Также она проинформировала, что ее подзащитный в тюрьме похудел на одиннадцать килограммов и чувствует себя не очень хорошо. «Главная его задача сейчас — немного подлечиться, здоровье поправить, отдохнуть. Все же тюрьма — тяжелое испытание для пожилого человека. Он опасался физической и моральной деградации в тюрьме, о чем и заявил судье в ходе заседания суда по мере пресечения 23 августа», — сказала юрист. Она добавила, что довольно активные протесты русской общественности Латвии против его ареста очень морально поддерживали Гапоненко. «Думаю, на поведение латвийской Фемиды эти акции не повлияли, но то, что для него они были очень важны, однозначно», — считает Янсоне. При этом она отрицает, что тот иск в Европейский суд по правам человека, что она подготовила, мог как-то повлиять на решение ситуации с Гапоненко. «Не думаю. И потом, он так нескоро будет рассмотрен. Фамилия-то у нас Гапоненко, а не Навальный», — иронизирует адвокат.

Она предполагает, что при судебном разбирательстве дело Гапоненко развалится. Юрист напоминает, что в последнее время русская община Латвии подвергается чудовищным оскорблениям. Журналист Дидзис Седлениекс назвал русскоязычных «генетической ошибкой», депутат Сейма Эдвин Шноре сравнил русских со «вшами». Кроме того 14 апреля 2015 года на сетевой платформе Peticijas.com, был запущен сбор подписей с призывным названием «Остановить российскую пятую колонну в нашем Отечестве!» Инициатива эта, по словам ее авторов, была направлена на то, чтобы неграждан и россиян с видом на жительство в Латвии, выселить на отдельные территории под надзор спецслужб и МВД. По сравнению с этим, по словам Янсоне, критика латвийских властей со стороны Гапоненко выглядит совсем безобидно. «Да, взгляды у него алармистские, но он общественно-политический деятель и критикует власть. Гапоненко не первый, кому пытаются таким образом заткнуть рот. Между тем власть должна терпеть даже такие высказывания, которые шокируют», — подчеркивает адвокат.

Она пояснила, что для Гапоненко это дело номер два. «Первое дело уже рассматривается в суде. Очередное, третье заседание суда по первому делу состоится 21 сентября. Будут допрашивать экспертов, которые являются свидетелями обвинения. Гапоненко вменяется ст. 78-я, часть вторая: „Разжигание расовой и этнической ненависти“. И еще вопрос, не преследуют ли его дважды за одни и те же высказывания, надо выяснить, не пересекаются ли они? На мой взгляд, никакие высказывания Гапоненко не содержат состава преступления. Приходите послушать экспертов. Будет интересно. Третье же касается русских школ и „Вселатвийского родительского собрания“, которое проходило в марте этого года. Там он лицо, против которого начат уголовный процесс, и лицо не единственное. Там и Татьяна Жданок, и Владимир Линдерман, и Илья Козырев — достойная компания. Похоже, что каждый проходит индивидуально и, как я понимаю, по разным статьям, хотя у кого-то, как у Гапоненко и Козырева, статьи пересекаются. Пока еще суд — это надежда на справедливое решение. Но кольцо сжимается. Это однозначно. Количество политически мотивированных дел резко возросло. И все чаще практикуются „жесткие“ задержания и такая мера пресечения, как содержание под стражей. Тем самым мера пресечения превратилась в акт наказания и устрашения», — заключила юрист.

Юрист прокомментировал расширение обвинений против россиянки Бутиной в США

«На данный момент, при рассмотрении худшего варианта развития событий, речь идёт о наказании сроком до пяти лет. Но я хочу отметить, что недаром события начали развиваться на фоне встречи президентов Владимира Путина и Дональда Трампа. Никаких доказательств по этому делу общественность так и не увидела. Мы пока наблюдаем логику, согласно которой, если гражданин России встречается с гражданами США, то он иностранный агент. Конечно, она абсурдна и ни с одной правовой точки зрения не может быть приемлемой», — сказал юрист.

По его мнению, на данный момент можно говорить только о том, что будет идти следствие.

«Я надеюсь, что разум возобладает. И хотелось бы не только слушать риторику, но и увидеть доказательства. Общаться с кем угодно на территории любого государства — законное право каждого», — заключил Романенко.

Теперь к статье «Сговор с целью работы иностранным агентом без регистрации» добавилась собственно «Работа иностранным агентом без регистрации».

Юрист оценил перспективы иска российских спортсменов против докладчика WADA Макларена

Спортивный юрист Александр Ксенофонтов в беседе с Ruposters рассказал о шансах на победу в деле по иску о клевете против докладчика WADA Макларена.

По его словам, многое будет зависеть от того, куда обратятся спортсмены. Иски о клевете рассматривают суды общей юрисдикции. Есть два варианта — обратиться в российский суд или в суд по месту жительства Макларена.

В российском суде шансов больше, уверяет юрист.

«Спортсмены должны будут только доказать, что некие сведения были распространены. Это сделать просто, доклад публичный. И еще нужно доказать, что сведения причиняют ущерб чести и достоинству. А сторона, которая сведения распространила, обязана доказать, что они соответствуют действительности. Если это не будет доказано, они признаются несоответствующими», — пояснил эксперт.

Он уточнил, что Макларен не раскрывает большую часть доказательств. К тому же есть решение CAS по отдельным делам, в которых утверждается, что сам по себе отчет Макларена никаким доказательством нарушений не является до тех пор, пока не будут предъявлены доказательства, на основе которых был написан этот отчет.

В случае, если иск спортсмены выиграют, Макларен должен будет извиниться и опровергнуть распространенные сведения. К тому же он обязан будет возместить и материальный ущерб.

Ранее о намерении спортсменов подать в суд на Макларена заявила президент Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе. Если к лыжникам присоединяться все пострадавшие спортсмены, может быть подано более 50 исковых заявлений.

Как писал Ruposters, МОК лишил медалей Сочи лыжников и скелетонистов, пожизненно отстранив их от участия в международных соревнованиях. Под вопросом допуск российских спортсменов на Олимпиаду-2018 в Пхенчхане.

Юрист против