Развод: взгляд церковного канониста

Именно с этой точки зрения необходимо рассматривать канонические основания для развода, существующие сегодня, что является лишь его юридической, формальной стороной, логика которой такова: он допускается, когда брак фактически утратил свой смысл. Это не инструкция о том, как разводиться «по-церковному», а всего лишь указания на то, что делать, если брак уже распался. Недаром в Церкви нет никакого чина «развенчания» или «церковного» развода. Есть только благословение на второй брак, которое необходимо получить у епископа, если человек после распада брака решил вновь создать семью.

Основной вопрос темы нашей беседы должен был бы звучать иначе: «При каких обстоятельствах можно говорить о том, что брак утратил смысл?» Сам Господь в Евангелии вполне определенно указывает на одно единственное основание для расторжения брака – это вина прелюбодеяния: «кто разводится с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Мф. 19:9).

Исповедуя этот взгляд на брак, Церковь, однако, не могла не считаться с человеческими слабостями, со злой волей людей, находящихся внутри Церкви. Исходя из принципа икономии снисхождения и милости к немощам людей, но основываясь на двух первоначальных причинах развода (смерти одного из супругов и измены одного из них) она сформулировала целый ряд других. Как например, к смерти супруга приравнивается его безвестное отсутствие в течение долгого времени: в таком случае оставшаяся сторона признается вдовствующей и не обязана томиться далее в безнадежном ожидании.

Развод, как наказание

Церковное брачное право, в том числе нормы, касающиеся расторжения брака, формировалось на протяжении столетий. При этом канонисты опирались на евангельские заповеди, хотя им приходилось учитывать особенности светского законодательства. Основные условия заключения и расторжения брака, запечатленные в канонах Русской Православной Церкви, заимствованы из Византии, однако со временем они претерпели некоторые изменения, впрочем, не очень существенные.

Когда развод на основании лишь взаимного согласия супругов был исключен из византийской правовой практики, сохранилось несколько причин, дававших законное основание для расторжения брака: прежде всего, измена, а также те случаи, которые можно было рассматривать как аналогию супружеской неверности или смерти.

Измена одного из супругов доказывалась в суде с помощью свидетельских показаний, либо фактом рождения ребенка или беременностью, при условии долговременного отсутствия мужа. К измене приравнивалось и добрачное распутство жены, в том случае если муж не знал о нем до свадьбы. Измена переставала быть причиной для развода, если обе стороны оказывались виновны в ней, а также, если пострадавшая сторона уже простила супругу его преступление прямо или косвенно, т.е. продолжая с ним жить семейной жизнью. Государственный преступник лишался гражданских прав, поэтому супруга была обязана прекратить брак. В России до 1917 года не требовалось обязательно разводиться с политическим преступником (всем известен случай с женами декабристов), однако лишение свободы на длительный срок или ссылка на вечное поселение в Сибирь давало право другой стороне требовать развода.

Расторжение брака не по вине супругов

Причинами безусловного расторжения семейного союза, не связанного с проступком одного из супругов, являлась, например, неспособность к супружескому сожитию, приобретенная до вступления в брак (жена могла искать развода по этой причине лишь через 2 года с момента начала семейной жизни). Бесплодие жены, в отличие от языческого римского права, не признавалось основанием для развода. Сумасшествие супруга, будучи препятствием к браку, не могло служить основанием для его расторжения, если проявлялось уже после создания семьи. По византийским нормам безвестное отсутствие одного из супругов в течение 5 лет для гражданского лица и 10 лет для воина, пропавшего на войне, приравнивалось к смерти, и оставшийся супруг был волен заключить новый союз. В том случае, если после вступления жены во второй брак первый муж возвращался, он имел право вернуть свою супругу. Однако, пленение воина не являлось основанием для развода с ним. Брачный союз также расторгался при обоюдном произнесении супругами монашеских обетов, равно как и в силу монашеского пострига одного из них, с согласия другого. При этом гражданские законы Византии, приравнивая монашество к естественной смерти, не лишали оставшегося в миру возможности вступления во второй брак.

Возрастные ограничения

Если браку предшествовали обстоятельства, делавшие его заключение невозможным, это также было основанием для расторжения семейного союза. В частности, это касалось возраста вступления в брак. В византийском праве он составлял 12-13 лет для женщины и 14-15 для мужчины. В России в начале XIX века было введено так называемое гражданское брачное совершеннолетие: 16 лет для женщины и 18 лет для мужчины соответственно (византийские нормы остались действительными для Кавказа). Если супруги по факту оказывались моложе, брак немедленно должен был быть прекращен принудительно, если только не родился ребенок или не наступила беременность. По достижении брачного совершеннолетия семейные отношения могли быть возобновлены без повторного венчания. Если муж и жена отказывались от этого, семейный союз считался расторгнутым. При вступлении во второй брак такие лица считались второбрачными и на них канонами налагались соответствующие ограничения.

Возрастные ограничения касались и вдовствующих, и старых дев, и старых женихов в равной степени. Предельным возрастом для вступления в брак для женщин считалось 60 лет, для мужчин предельный возраст канонами не был определен.

Вопросы, связанные с расторжением брака, рассматривались на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1917 году. Перечень оснований для развода в итоговых документах Собора был значительно расширен. К их числу отнесено подтвержденное отпадение одного из супругов от Православной Церкви, систематическое издевательство одного супруга над другим либо тяжелая, неизлечимая душевная болезнь одно из них, причем приобретенная в браке. Причиной расторжения семейного союза признавалось также неизлечимая тяжкая заразная болезнь, в частности, сифилис и проказа.

О второбрачии

Церковь неодобрительно относится к повторным бракам и допускает их только по снисхождению к человеческим немощам. По каноническому праву повторно вступить в церковный брак может только тот супруг, который при расторжении брачного союза оказался пострадавшей стороной. Виновник развода мог вновь создать семью только в случае покаяния и готовности понести определенное Церковью наказание на это. Намеренное оставление супруга со времен Византии также рассматривалось, как основание для развода. При расторжении брака сторона, признанная виновной, лишалась права на создание новой семьи, невиновная сторона это право получала. С начала ХХ века было разрешено вступать во второй брак и тому, кто совершил супружескую измену, ставшую причиной развода. Однако, это было возможно не ранее срока окончания церковной епитимии, определяемого в 3,5-7 лет. Данная норма действует по сей день.

Как правило, вопрос о церковном разводе встает в тот момент, когда один из расторгнувших семейный союз супругов – как правило тот, который не был виновником распада семьи, избирает нового спутника жизни и решает обвенчаться с ним. Однако после отделения Церкви от государства гражданско-правовые последствия имеют только акты, совершенные в ЗАГСе, либо через суды, поэтому церковное признание факта прекращения брачных отношений ничего не значит при отсутствии государственной регистрации развода. Церковь может только учитывать сложившиеся семейные отношения. Если распад семьи – это объективная данность, в частности, если супруги уже давно не живут вместе, и восстановление семьи невозможно, церковный развод допускается по пастырскому снисхождению.

Церковное право, допуская повторный церковный брак (венчание), третий брак разрешает лишь в порядке исключения, при обязательном выполнении двух требований: лицо, вступающее в новый семейный союз, должно быть в возрасте не старше 40 лет и не иметь детей. Если после двух браков, даже в случае раннего вдовства, человек имеет ребенка, церковный брак не дозволяется. Если детей нет, но миновал сорокалетний возраст, брак также не дозволяется. Возможность четвертого брака церковными канонами вообще не рассматривается.

Беседовали Савельева A. и Кирьянова О.

Дети и развод

Развод родителей для ребенка — потрясение. И последствия для ребенка все равно будут.Это травмирующий процесс, в результате которого дети испытывают целый спектр негативных эмоций: злость, тревогу, страх, грусть, незащищенность, отгороженность. Хронический развод (разошлись потом опять сошлись..) – максимально травматичен для ребенка. Если при разводе мать хаила отца – то при возвращении отца в семью, ребенок чувствует себя предателем.

От того, как ведут себя родители, потрясение ребенка может длиться долго. Поведение ребенка меняется и связано оно со страхом потери родителя, с которым он остался. Мальчики становятся агрессивными, неуправляемыми. Девочки – закрытыми, капризными. Одно из самых ближайших последствий после разводного стресса для детей – нарушение их адаптации к повседневной жизни. Существуют и дальние последствия, касающиеся глубоких изменений личности ребенка, представлений о любви и верности, о том, какой должна быть семья..

Идеальный вариант, когда родители расходятся без ссор, скандалов и взаимных упреков, оставаться в хороших отношениях без взаимной вражды. Такой вариант развода меньше всего травмирует ребенка.

Следует признать, что если развод действительно необходим родителям, то он необходим и ребенку, поскольку после развода появляется возможность гармонизации жизни каждого из супругов. В семье, где постоянно царит напряжение, бесконечно воспроизводятся конфликты, ребенок чувствует себя вдвойне несчастным. Такая семейная обстановка оказывает на ребенка более тяжелое воздействие, чем стабильная жизнь с одним из родителей. Вместе с тем, необходимо помнить, что для ребенка даже самый оправданный развод может стать сильнейшим потрясением, вызвать неблагополучные последствия, проявления которых иногда продолжаются значительное время.

Стратегия отношения к ребенку в период развода заключается в сохранении доверия ребенка к миру. В зависимости от возраста это потребует различных усилий.

Ребенок до 2-х лет

Еще не осознает причину конфликта, но ощущает напряжение в отношениях родителей. Становится нервным, плаксивым, грустным, начинает отставать в развитии.

Необходимо подумать о том, как вести себя с ребенком:

  • Постарайтесь сохранить режим ребенку, который был у него до развода Проводите с ним больше времени, чаще держите на руках.
  • Воспользуйтесь помощью друзей и родственников, чтобы иметь возможность отдохнуть и быть в форме для общения с ребенком.

Ребенок от 2-х до 3-х лет

Эмоциональная связь ребенка с родителями сильна и малыши зачастую думают, что папа и мама расстались из-за них.

Дети становятся нервными и истеричными, замедляется развитие, появляются ночные и дневные страхи, вредные привычки (сосание пальца, ковыряние в пупке, накручивание волос и пр) .

Необходимо подумать о том, как вести себя с ребенком:

  • Постарайтесь сохранить режим ребенку, который был у него до развода.
  • Проводите с ним больше времени, читайте ребенку книжки, вмести играйте, обсуждайте с ним его чувства.
  • Стимулируйте ребенка к его общению с родственниками и друзьями, которые ему нравятся. Просите их так же не оставлять ребенка наедине с самим собой.
  • Организовывайте встречи с разведенным папой только в присутствии мамы (мама должна находиться неподалеку). Нельзя отдавать на день — два папе ребенка до 3-х лет, иначе ребенком овладевает страх: «меня бросили», рушится базовая небезопасность.
  • Телефонный звонок от папы ребенку нужен, если ребенок тревожный.

Ребенок от 3х до 6 лет

Дети чувствуют, что не могут влиять на ситуацию, не могут ее понять, и не могут контролировать. Винят себя в разводе родителей. Возникают чувства неуверенности, тревожности , страхи дневные и ночные., бессонница, вредные привычки.

Необходимо подумать о том, как вести себя с ребенком:

  • Хорошо, если у ребенка есть любимые бабушка или дедушка, с которыми он может обсудить свои беды, или любой человек, которому ребенок доверяет.
  • Важно не настраивать ребенка против ушедшего родителя.
  • Полезно читать ребенку специальные книжки о разводе.
  • Составить четкий график встреч ребенка с ушедшим из дома родителем. Ребенок должен точно знать маршрут прогулок с папой и время возвращения к маме. Мама должна периодически звонить ребенку, когда ребенок у папы.
  • Телефонные звонок от папы ребенку тоже нужны, если ребенок тревожный.
  • Принять как должное, что проблемы в поведении, после встреч с ушедшим из дома родителем у ребенка будут постоянно.

Ребенок от 6 до 11 лет

Дети стараются восстановить отношения между папой и мамой, злиться на одного из родителей, бояться остаться одни в результате развода. Гнев и отчаяние заставляют ребенка или уйти в себя или, наоборот, привлечь к себе внимание плохим поведением и плохими оценками. Дети могут дать понять о своем неблагополучии психосоматикой – экземы, гастриты, заикание, навязчивые движения – все это наиболее типичные проявления внутреннего напряжения детей, с помощью которых они предлагают взрослым задуматься о семейном климате.

Необходимо подумать о том, как вести себя с ребенком:

  • Ребенок должен знать, где он будет жить и как у наго будут складываться отношения с ушедшим родителем.
  • Каждый из родителей должен регулярно проводить с ребенком свободное время. Четкий график визитов и посещений ребенка должен строго соблюдаться родителями.
  • Проживание ребенка в после разводный период отдельно (у бабушки) год и больше грозит проблемами в подростковом возрасте.
  • Все , что надо сказать о разводе ребенку – это: «Мама и папа должны жить отдельно. Мама и папа тебя любят» или «Папа переезжает, больше с нами жить не будет, но будет приходить к нам, и ты сможешь с ним видеться столько, сколько захочешь».
  • Привлечение ребенка к активной социальной жизни (друзья, спорт, кружки по интересам) поможет ему отвлечься от неприятных мыслей, и чувствовать себя более уверенно.

Если мама одна воспитывает сына.

  • Сын должен знать, что у матери есть своя отдельная жизнь, куда ему хода нет. Сильную привязанность матери к сыну хорошо разбавить новыми отношениями с мужчиной или на крайний случай — любовью к домашнему животному.
  • Сын отвечает за свое место, за уборку, но не должен отвечать за мужские дела в доме – за ремонт или за наполнение холодильника.
  • У ребенка могут быть свои тайны.

Если мама одна воспитывает дочку.

  • Мужское внимание для девочки необходимо.
  • Важно не сформировать у девочки негативистского отношения к мужчинам. Такой риск есть в ситуации, когда женщина была сильно травмирована отношениями с бывшим супругом. Маме надо постараться создать позитивный образ отца, который любит свою дочь, но в силу разных жизненных сложностей не может жить вместе с ними и проводить вместе больше времени. Портрет полярника героя на стене – прием наших бабушек.

Эти-Дети: возрастная психология, развитие и воспитание детей.

Как развод сказывается на детях

Развод становится все более обычным явлением в нашем обществе. И при том, что у всех семей разные истории, если вы спросите людей, переживших развод, о том, как он повлиял на их жизнь, вы увидите, что многие будут вторить друг другу: «Вот-вот, точно так же было и со мной; я испытывал (испытывала) то же самое!»

Дело в том, что развод связан с невероятным стрессом для всех, кого он так или иначе затрагивает. Все без исключения члены семьи, в том числе и человек, проявивший инициативу и ушедший из семьи, испытывают сильные и разнообразные чувства: гнев, вину, обиду, страх, печаль, тоску, отчаяние… При этом сильнее всего, как правило, оказываются травмированы дети, хотя в разном возрасте они реагируют на ситуацию развода по-разному.

Если ребенку до полугода, он практически не замечает перемен и забывает отсутствующего родителя через несколько дней при условии внимания со стороны других родственников, особенно матери.

В возрасте от полугода до полутора лет ребенок интуитивно чувствует, что его бросили, но понять ситуацию пока не в силах. Из-за этого у него может возникнуть психологический дискомфорт, резкие смены настроения, он начинает чаще болеть. Самое частое явление — возникновение аллергии, нейродермита, диатеза, даже ложного крупа. Однако если отец больше не появляется в доме, малыш его забывает.

Если ссоры между родителями носят постоянный характер, ребенок становится раздражительным и нервным, у него часто случаются приступы плохого настроения, особенно в присутствии незнакомых людей. Такие дети в дальнейшем могут отставать в развитии.

Как сгладить негативные последствия развода. Дети нуждаются в близости с родными людьми и стабильности. Постарайтесь сохранить режим, который был в жизни ребенка до развода родителей, особенно это касается питания и сна. Позаботьтесь о том, чтобы ребенок был окружен любимыми игрушками, проводите с ним больше времени, чем обычно, чаще берите его на руки, обеспечивая тем самым физический контакт. Примите помощь друзей и родственников, чтобы иметь возможность хотя бы иногда отдыхать, сохраняя силы для общения с ребенком.

В возрасте от 18 месяцев до 3 лет эмоциональная связь с родителями наиболее сильная, весь мир ребенка сосредоточен на папе и маме. Поэтому дети этого возраста переживают развод родителей очень тяжело, им трудно принять сам факт расставания близких людей. Малыши зачастую думают, что папа и мама расстались из-за них. Некоторые дети, стараясь привлечь к себе внимание, начинают чаще плакать и капризничать. Другие, держа тревогу и стресс в себе, выражают их через навязчивые движения и «плохие привычки» (сосут палец, грызут ногти и пр.) Нередко возникают проблемы со сном, страх одиночества и т.п.

Как сгладить негативные последствия развода. По возможности, родители должны сотрудничать друг с другом, чтобы обеспечить ребенку стабильный режим дня. Необходимо уделять ребенку больше времени и внимания (читать вслух книжки, делать что-то вместе с ним). Если ребенок уже достаточно большой, можно пытаться обсудить с ним его чувства.

В период от 3 до 6 лет ребенок интенсивно растет и развивается, он уже многое понимает, впитывает новое, стремится быть похожим на родителей. В это время их развод вызывает у него сильное душевное потрясение. Малыш склонен считать себя виновным, и делает все, чтобы исправить ситуацию. Дошкольники еще не понимают всей сути понятия «развод», но не хотят, чтобы родители расставались, даже если их отношения далеки от идеальных. Разрушение семьи и потеря привычного ощущения дома могут привести к возникновению у детей разнообразных страхов (особенно темноты и одиночества), бессоннице, повышению общего уровня тревожности и неуверенности в себе.

Взрослым необходимо помнить, что в этом возрасте дети часто воспринимают поведение родителей как образец для подражания, поэтому надо стремиться вести себя как можно более достойно — даже решаясь на развод.

Как сгладить негативные последствия развода. Конечно, замечательно, если родителям удается развестись без ссор, скандалов и взаимных упреков, сохранив при этом нормальные человеческие отношения («раз не сложилось, расстанемся друзьями»). Такой вариант развода меньше травмирует ребенка, так как в этом возрасте он ощущает эмоции родителей, даже если их пытаются скрывать. В любом случае дошкольнику нужен кто-то, с кем он может обсудить свои чувства. Это может быть бабушка или дедушка, тетя или дядя — любой человек, которому он доверяет, и который может смотреть на происходящее более-менее объективно, не настраивая ребенка против одного из родителей. Если ребенку трудно говорить о своих чувствах прямо, можно читать и обсуждать с ним книги, герои которых переживают аналогичные ситуации. Ребенку также необходимо точно знать, что он не перестанет видеться с тем родителем, который уходит. Для этого необходимо составить четкий график и придерживаться его.

У ребенка 6—9 лет утрата одного из родителей может вызвать продолжительную депрессию. Он растерян, чувствует себя беззащитным, испытывает постоянную тревогу, ведет себя нервозно. В результате стресса у детей часто возникают проблемы со здоровьем, их мучают желудочные и головные боли. В школе начинаются проблемы с успеваемостью и дисциплиной, дома ребенок становится агрессивным и непокорным, может начать грубить, обманывать, настраивать родителей друг против друга, требовать от них подарков. К родителю, ушедшему из семьи, дети нередко испытывают ненависть, а к родителю, с которым они живут, привязываются. Однако иногда агрессия может распространяться и на этого родителя.

В 9—10 лет дети, у которых распались семьи, часто вообще перестают доверять взрослым и начинают искать поддержку у сверстников. Мальчиков этого возраста покидает их обычная самоуверенность. Обычно они стремятся к близости с отцом, но их отношение к «воскресному родителю» нередко становится корыстным.

Как сгладить негативные последствия развода.Прежде всего необходимо восстановить пошатнувшиеся в результате развода чувство безопасности и самооценку. Для этого каждый из родителей должен качественно и интересно проводить с ребенком свободное время, обсуждать с ним его чувства, убеждать и словами и действиями, что ни один из родителей его не бросил, любит его по-прежнему. Очень важно, чтобы ребенок понял, что он не виноват в сложившейся ситуации. В то же время родители не должны обвинять друг друга в том, что произошло и должны доносить до него мысль о том, что развод был их общим решением. Очень полезно разработать четкий график посещений и придерживаться его, так как больше всего пользы в стрессовый период дает ощущение стабильности, когда ребенок знает, когда и чего ему ожидать. В этот сложный период ребенку необходимо как можно больше общаться с друзьями, родственниками и сверстниками, участвовать в различных спортивных мероприятиях, посещать различные секции и кружки, так как активная социальная жизнь позволяет отвлечься от неприятных мыслей, повышает самооценку и не дает замыкаться в себе.

В возрасте от 11 до 16 лет мальчики в большинстве случаев испытывают негативные чувства к отцу и сильно привязываются к матери. Но если у нее появится партнер, ревнивый сын ей этого не простит. У девочек же в отношении к матери появляются критические нотки: «Растолстела, за собой не следит, понятно, почему отец ушел к молодой и красивой». Порой они даже склонны восхищаться его новой подругой.

Как сгладить негативные последствия развода. Говорите с ребенком о своих и его чувствах и переживаниях. Советуйтесь с ним по разным семейным вопросам. Пройдет время, и он сам оценит все происходящее, дайте ему эту возможность, не навязывая свое видение происходящего.

Даже взрослые уже по сути люди, которым больше 16 лет, не хотят развода родителей. Конечно, им легче пережить этот факт, потому что они способны увидеть и понять причины происходящего, однако чувства все равно бьют тревогу — родители разводятся, значит, что-то важное сломалось в этом мире, что-то не так в жизни. Развод родителей всегда ставит ребенка под удар, так как показывает его беззащитность, особенно если взрослые начинают использовать его в своей вражде как оружие.

Расставание с одним из родителей переживают дети обоего пола, но на их психике это отражается по-разному.

Выросшая без отца девочка рискует построить свою семейную жизнь по маминому образцу. Одной из причин этого является отсутствие в ее жизни примера гармоничных отношений между мужчиной и женщиной. Кроме того, если мама не скрывает от дочери своей обиды на отца и подробно рассказывает ей о своих претензиях к нему, то велика вероятность того, что в представлении девочки все мужчины будут мерзавцами. От этого появляется страх и недоверие к мужскому полу. Но в то же время детский опыт переживания развода родителей может помочь девочке стать сильнее, осмотрительнее и самостоятельнее. Это возможно только в том случае, если мать не критикует отца, каким бы он ни был, а учит дочку воспринимать мужчин такими; какие они есть, с их силой и слабостью, не идеализируя, но и не умаляя мужских достоинств. Тогда дочка вырастет сильной женщиной, способной создать нормальную семью.

Мальчики тяжелее переживают уход отца, хотя психологически они крепче привязаны к матери. Их проблема состоит в том, что они чувствуют себя ущербными и обделенными любовью, что сказывается на их характере. Ребенок может стать упрямым, неуступчивым и даже подозрительным: в каждом человеке он видит потенциального предателя. Чтобы этого не случилось, матери не следует говорить об отце плохо. Ей нужно окружить ребенка заботой и любовью, чтобы он был счастлив несмотря ни на что. Мальчик должен быть уверен в том, что его любят. Если мать научится сдерживать свои отрицательные эмоции и будет говорить о бывшем муже уважительно, ее сын вырастет сильным и ответственным человеком. Ситуация пойдет ему на пользу: поняв, что он единственный мужчина в доме, мальчик будет стараться помогать матери и возьмет на себя часть мужских обязанностей.

Из всего этого следует, что уж если вы развелись, то по крайней мере, из этой ситуации надо извлечь максимум пользы: для ребенка лучше воображаемый образ сильного и благородного отца при уверенной и спокойной маме, чем реальный пьяный или безвольный отец и вечно расстроенная, нервная мать.

Поведенческие реакции детей на ситуацию развода

Неуверенность в себе

В этот период родители должны вести себя достаточно твердо, не проявляя при ребенке слабости и не показывая своего страха. Наоборот, следует внушать малышу веру в лучшее, радоваться вместе в ним каждому дню, хорошей погоде, встрече с друзьями, прогулке в саду…

Никогда не запрещайте ребенку проявлять свои эмоции. Если вдруг он стал бояться, например, привидений, поиграйте с ним: накинув на головы простыни, постарайтесь перевоплотиться в героев ужастиков и побегайте по комнате, шутливо воя. Так вы переведете боязнь ребенка в шутку. Страх надо вывести наружу, превратить в игру, а затем забыть. Вскоре малыш сам будет смеяться над тем, чего он боялся. Так же поступайте с другими его чувствами и эмоциями. Покажите ребенку, что он имеет право на все свои переживания, пусть даже это будут злость, зависть и жадность. Поиграв и посмеявшись над ними, он сможет расстаться со своими негативными эмоциями, и люди уже не будут вызывать в нем столь неприятную реакцию. Ни в коем случае не критикуйте и не ругайте малыша, помня о том, что в этот болезненный период весь мир кажется ему враждебным. Докажите, что это не так, и у него пройдут страх и тревога, ненависть и зависть, а их место займут доверие и дружелюбность.

«Купи мне игрушку», — просит трехлетняя Маша и тянет маму к витрине магазина. «Она слишком дорогая, сейчас у нас нет денег», — отвечает мать. Но девочка упрямится: «Купи-и-и». И вдруг разражается рыданиями. С криком, со слезами на глазах она гневно смотрит на мать, затем садится на асфальт, отказываясь идти. Женщина в растерянности — она пытается поднять дочь, потом, с трудом успокоив ее, уводит.

Такую картину вы, наверное, видели не раз, а может быть, и сами переживали нечто подобное со своим ребенком. Подобное поведение называется истерикой.

Истерикам подвержены, как правило, легко возбудимые, утомляемые дети со слабой нервной системой. Срывы происходят особенно часто не фоне усталости, утомления и стресса. Поскольку развод является для ребенка сильнейшим стрессом, то в этот период истерики могут происходить гораздо чаще, чем обычно, и провоцироваться даже незначительными поводами.

Помимо этого, излишне избалованные дети, привыкшие к тому, что родители выполняют любой их каприз, с помощью так называемых ложных истерик манипулируют взрослыми. Скрытая цель подобного поведения понятна — дети изо всех сил стремятся привлечь к себе внимание и добиться, чтобы их пожалели и выполнили их требования. Поскольку в период развода и сразу после него занятые своими переживаниями родители уделяют ребенку меньше внимания, чем обычно, дети, склонные к истеричному демонстративному поведению, начинают его чаще обычного.

Негативизм и упрямство

Любой родитель хоть однажды сталкивался с такой ситуацией, когда ребенок не желает подчиняться и протестует, хотя серьезных поводов для такого упрямства как будто бы и нет. Например, вечернее умывание вдруг вызывает у малыша негодование и сопротивление. Он топает ногами, плачет и кричит, что не хочет идти в ванную и мыться. А вы в это время недоумеваете — ведь вечернее купание всегда доставляло ему радость. Это и есть проявление негативизма, то есть сопротивление, лишенное разумных оснований.

Вторая форма, протеста тоже многим знакома. Она выражается в том, что малыш не обращает внимания на просьбы и требования родителей, делая все по-своему. Иногда он поступает «наоборот», как будто стараясь досадить взрослым. Все это не просто проявления упрямства, а осознанный или подсознательный протест. Прежде чем ругать и наказывать его, постарайтесь разобраться в его чувствах и настроении, ведь сопротивляясь привычным и совсем не сложным вещам, малыш зачастую протестует против обстоятельств, нарушивших привычный ход его жизни. Развод родителей, безусловно, относится к обстоятельствам такого рода. Например, папа, которого малыш привык видеть каждый день, теперь не может присутствовать в его жизни постоянно. И вместе с папой исчезли из его жизни совместные ежевечерние игры. А мама, которая всегда улыбалась, вдруг стала грустной, и она уже перед сном не читает ему книжку. Словом, обстоятельства жизни ребенка сильно изменились, и он отвечает на это так, как умеет, а именно — заявляет свой протест по любому поводу.

Если развод родителей совпал с переживаемым ребенком возрастным кризисом, его реакция может быть еще более бурной. Кризисные периоды приходятся на следующие возраста: один год, три года, шесть—семь и тринадцать—шестнадцать лет. В это время дети переходят на следующую ступень развития и требуют большего уважения к себе, они активно пытаются освоить новые модели поведения. В эти периоды дети бывают наиболее уязвимы к стрессовым ситуациям, поскольку и без них ощущают себя неустойчиво — старые формы отношений с миром их уже не устраивают, а новые еще не сформировались.

Чтобы противостоять негативизму, нужно просто научиться понимать своего ребенка и учитывать его желания и возможности. Родителям необходимо проявлять гибкость в отношениях с малышом, который не хочет подчиняться, придумывать хитрые ходы, чтобы он выполнял ваши вполне справедливые требования, но непременно сам, если уж он не хочет слушаться. Предоставьте ему возможность проявить самостоятельность, и вы получите результат: малыш оценит ваши мудрость и терпение. Если же вы будете только требовать и настаивать на своем, то лишите ребенка уважения к вам, протестное поведение может перерасти в привычку, от которой потом трудно будет избавиться и которая создаст много сложностей в жизни сына или дочери. Поэтому запаситесь терпением и действуйте. В конце концов, ребенок не виноват в том, что произошло в вашей семье. Вы и только вы должны нести ответственность за случившееся и оберегать его от проявлений негативизма. Гибкая, исключающая авторитарное воспитание, тактика в отношениях с ребенком сделает его более самостоятельным и независимым человеком в жизни. Несколько правил, помогающих успокоить бунтаря

1. Напоминайте ребенку не только о его обязанностях, но и о его правах.

2. Постарайтесь не раздражаться, потому что это только усилит протестное поведение ребенка. Объясните свое требование, но спокойно.

3. Дайте возможность ребенку самому выбирать: почитать книжку или поиграть в настольную игру, пить чай или сок, делать уроки сразу после школы или вечером, после прогулки и т.д.

4. Постарайтесь увидеть в негативизме ребенка проявление самостоятельного мышления. Не бойтесь слова «нет», а спросите малыша, почему его не устраивает такой порядок вещей.

5. Жизнь ребенка должна состоять не только из запретов, но и из разрешений. Почаще говорите слово «можно».

6. Не забудьте о чувстве юмора, которое поможет разрядить сложную ситуацию и избежать конфликта.

7. Вместо того чтобы рассердиться на сопротивление ребенка, проявите доброту и чуткость.
Обычно эмоциональный протест детей, переживающих развод родителей, принимает следующие формы:

    • Ребенок испытывает страх и тревогу: «Что теперь со мной будет?».
    • Ребенок выражает страдание, он жалуется: «Мне больно, ведь я так много потерял».
    • Ребенок злится: «То, что случилось, несправедливо».
    • Ребенок чувствует себя беспомощным: «Я жертва событий, на которые не могу повлиять».
    • Ребенок считает взрослого, с которым он проживает, ответственным за случившееся: «Во всем виноват ты!».

Родителям стоит прислушиваться к эмоциям ребенка, проявляя терпение и сдержанность. Они должны научиться не прерывать, не поправлять, не критиковать его и не пытаться управлять смятенными чувствами, которые выплескивают на них дети.

Выслушать — значит показать, что сочувствуешь своему ребенку. Однако приходит время, когда этим разговорам нужно положить конец. Если к концу первого года, прошедшего после развода, дети все еще продолжают активно протестовать, изливая горе, гнев, страдание, беспомощность или осуждение, не продвигаясь вперед ни на шаг, то, возможно, сочувствие родителя лишь стимулирует сопротивление и тормозит процесс адаптации.

Ритуальное повторение жалоб может стать самоцелью, истощающей драгоценную энергию и отодвигающей конструктивные действия на неопределенное время. В таком случае родителям надо уже меньше слушать и больше требовать. «Довольно тратить силы на пережевывание обид. Пора подумать о том, как снова стать счастливым».

Если же и тогда в эмоциональном состоянии ребенка не происходит никаких перемен, то следует обратиться к специалисту-психологу.

Переживание утраты в ситуации развода

Развод — это смерть отношений, он вызывает разнообразные, но почти всегда болезненные чувства, часто сравнимые с чувствами, возникающими при утрате любимого человека. Вот описание динамики переживаний утраты.

1. Стадия отрицания. Первоначально реальность происшедшего отрицается. Обычно человек затрачивает на близкие отношения много времени, энергии и чувств, поэтому ему трудно сразу смириться с их потерей. Защищаясь, как взрослые, так и дети не верят в происходящее, не желают принимать развод. Взрослые часто обесценивают брачные отношения: «Ничего такого не случилось», «Все хорошо», «Наконец-то пришло освобождение» и т.п. Дети же, как правило, испуганы, угнетены и хотят только одного — чтобы все было как прежде. Они либо никому не говорят о происшедшем, либо сообщают неправду — например, что папа уехал в командировку.

2. Стадия озлобленности. Озлобленность возникает как защита от душевной боли. Ребенок понимает, что так, как раньше, уже не будет и ожесточается: грубит, становится раздражительным и злым. Причем этот гнев может быть направлен как на родителя, который ушел из семьи, так и на того, с кем ребенок остался. Затем появляется желание все исправить. Ребенок немного успокаивается, но начинает винить в происходящем себя, считая, что если он будет хорошо себя вести, родители помирятся. Он может совершать поступки, совершенно ему несвойственные, желая проверить, насколько он дорог своим родителям. Взрослые же на этой стадии нередко манипулируют детьми, пытаясь привлечь их на свою сторону.

3. Стадия переговоров. Третья стадия самая сложная. Взрослые предпринимают попытки восстановить брак, используя по отношению друг к другу самые разнообразные манипуляции, включая сексуальные отношения, угрозу беременности или беременность. Иногда пытаются организовать давление на партнера со стороны окружающих.

4. Стадия печали и депрессии. Когда отрицание, агрессивность и переговоры не приносят никаких результатов, наступает угнетенное настроение. И взрослые, и дети чувствуют себя неудачниками, начинают сторониться других людей, не доверять им. Пройдет довольно много времени, прежде чем уйдут гнев, страх, неуверенность и чувство вины. На этом этапе дети обычно смиряются и прекращают борьбу с собой и родителями. Однако окончательно убедившись, что вернуть прошлое невозможно, ребенок может впасть в депрессию. Родители, находящиеся на этой стадии долгое время, не решаются заводить новые интимные отношения.

5. Стадия адаптации. Острая боль уходит, люди приспосабливаются к новой жизни и успокаиваются. Задача взрослых — не оставлять детей один на один со своими переживаниями на каждом из этих болезненных этапов, не допустить, чтобы, пусть даже верное решение взрослых нанесло непоправимый вред его характеру или определило его дальнейшую судьбу.

Более подробно об этом вопросе можно почитать в книге «Это горькое слово РАЗВОД»

Как семья вторая развод

Развод — революция в семье

А.Б. Синельников 1
(Опубликовано в Вестнике Московского университета. Сер. 18. — Социология и политология №2 2010. с. 130-146)

Социальные потрясения тесно связаны с разрушением семьи. В конце XIX и начале XX в. разводы в России были очень часты среди обеспеченных и образованных людей, на что обратил внимание еще Л.Н. Толстой в романе «Анна Каренина». Одни из этих людей стали лидерами и активными участниками революций 1905 и 1917 гг. Другие, как представители правящей элиты, ослабленной кризисом семьи и упадком морали, не смогли противостоять антиправительственным выступлениям.

Революционеры, т.е. разрушители общества, и инициаторы развода, а следовательно и разрушители семьи, хорошо понимают, против чего они борются, но гораздо хуже представляют себе, за что они борются и достижимы ли их цели. Почти все революции происходили под лозунгом борьбы за всеобщее равенство, но в итоге всегда появлялся новый господствующий класс: капиталисты — вместо дворян, партийная верхушка — вместо капиталистов, «новые русские» — вместо партийной верхушки. Только немногие из борцов за равенство руководствуются одними лишь высокими принципами. Чаще всего они лично обижены режимом неравенства и выступают, хотя и не всегда признают это, не за ликвидацию социальной иерархии, а за повышение своего места в ней.

Советские историки рассматривали как революционные движения, направленные на радикальное переустройство общества, восстания под руководством Болотникова, Хмельницкого, Разина и Пугачева. В них участвовали не только крестьяне и казаки, но и горожане, некоторые купцы, дворяне и представители других социальных групп. Общей чертой активных участников этих народных движений был не их социальный статус сам по себе, а стремление повысить его любой ценой.

Описывая сторонников Тушинского вора Лжедмитрия II (многие из них раньше участвовали в мятеже Болотникова, который пытался посадить на престол другого самозванца), русский историк С.М. Соловьев писал: «Мы видели, что сначала под знамена самозванца собирались люди из самых низких слоев народонаселения, но мы видели также, зачем собирались они. Крестьяне, например, собирались вовсе не побуждаемые сословным интересом, не для того, чтоб, оставаясь крестьянами, получить большие права: крестьянин шел к самозванцу для того, чтобы не быть больше крестьянином, чтобы получить выгоднейшее положение, стать помещиком вместо прежнего своего помещика; но подобное движение произошло во всех сословиях: торговый человек шел в Тушино, чтобы сделаться приказным человеком, дьяком, подьячий — чтобы сделаться думным дворянином» 2 .

Народными восстаниями XVII-XVIII вв. обычно руководили казаки. Многие из них когда-то были беглыми холопами. Но, бунтуя вместе с крепостными, они не хотели вновь становиться крестьянами, пусть и свободными. Это было бы понижением их социального статуса. Советский историк М. Н. Покровский утверждал, что все восстания против польских властей на Украине в конце XVI и первой половине XVII в. терпели неудачу из-за раздоров между казаками и крестьянами. Когда «. первое увлечение народной массы успевает уже остыть, она начинает смутно понимать, что у казачества есть свои интересы, отдельные от поспольства (т.е. от народной массы. — А.С.), а казачество начинает так же смутно чувствовать, что превращение всех посполитых в казаков было бы весьма невыгодно для самого казачества» 3 .

Тот же внутренний конфликт едва не привел к подавлению последнего из этих восстаний — Хмельничины. Только подчинение Москве спасло Хмельницкого от поражения, однако освобождение от польских панов привело лишь к смене хозяев. Казачья старшина заняла место шляхты, получила дворянство и постепенно закрепостила украинских крестьян 4 .

Крепостной мечтает стать барином, а рабочий — капиталистом. Марксисты верили, что у пролетариата более высокая мораль, чем у буржуазии. Но русский революционер А.И. Герцен, увидев своими глазами восстание рабочих 1848 г. в Париже, под впечатлением которого К. Маркс и Ф. Энгельс написали «Манифест коммунистической партии», сделал другие выводы: «Все партии и оттенки мало-помалу разделились в мире мещанском на два главные стана: с одной стороны, мещане-собственники, упорно отказывающиеся поступиться своими монополиями, с другой — неимущие мещане, которые хотят вырвать из их рук их достояние, но не имеют силы, т.е. с одной стороны, скупость, с другой — зависть. Так как действительного нравственного начала во всем этом нет, то и место лица в той или другой стороне определяется внешними условиями состояния, общественного положения» 5 .

Добившись победы, революционеры, как правило, сами превращаются в эксплуататоров и отстраняют от власти, а нередко и уничтожают тех своих соратников (и даже вождей), которые верили во всеобщее равенство. Такие идеалисты играют роль только в разрушении старой системы, новую же создать не могут, так как борются против чего-то, а не за что-то.

Выигрывают от революции только те, кому в результате ее удается выбиться из «низов» в «верхи». Но к «верхам» принадлежит лишь малая часть населения. Среди массы участников революций в социальную верхушку пробиваются немногие. Остальные либо так и остаются в «низах», либо погибают из-за интриг своих же бывших соратников или карьеристов, присоединившихся к ним после победы революции. Так было во Франции в конце XVIII в. и в СССР в 1930-х гг.

Развод — это домашняя революция. Если волевая жена командует слабовольным мужем, он может взбунтоваться и уйти от нее. Впрочем, и в других ситуациях мужья нередко бунтуют и бросают жен по самым разным причинам, например из-за того, что, по их мнению, брак слишком ограничил их личную свободу. Даже если жена вовсе не подавляет мужа, он не всегда понимает, что женатый человек не может вести столь же свободный образ жизни, как холостой. В то же время стремление вернуть себе былую свободу путем развода характерно и для некоторых женщин.

По данным многих исследований, в нашей стране и в других развитых странах сами жены гораздо чаще выгоняют мужей, чем мужья от них уходят. Данные Всероссийского исследования многодетных семей, проведенного кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ в 2008 г., показали, что даже среди семей с тремя и более детьми процент неполных лишь немногим ниже, чем среди всех семей вообще. 86% разводов в первых браках многодетных женщин произошли по инициативе жен 6 . Развод по требованию жены часто является бунтом против ее двойной нагрузки — на работе и в быту. Хотя в каждом из таких случаев женщина пытается решить свои личные проблемы, эта типичная ситуация имеет и общественный резонанс. В статье «Семья» (Family) словаря по феминистской теории 7 указано, что «основной чертой, отличающей новый феминизм 1980-х гг. от предыдущих периодов, является способ идентификации семьи как основного места угнетения женщин» 8 . Марксисты считают пролетариат угнетенным классом. Феминистки же (не только «радикальные», но и «умеренные») рассматривают женщин как «угнетенный пол», который должен восстать против «угнетателей» 9 . Один из главных способов борьбы женщин против «семейного угнетения» — это развод.

Однако развод не избавляет женщин от двойной нагрузки. Напротив, свободного времени у них становится еще меньше. Чтобы компенсировать снижение доходов из-за ухода (или изгнания) мужа из семьи многим женщинам приходится работать намного больше, чем до развода. Причем они должны по-прежнему заниматься домашним хозяйством и воспитанием детей, а мужья им в этом уже не помогают.

Инициатор развода разрушает свою семью, т.е. ячейку общества, надеясь на более удачный брак. Он гораздо больше думает о себе, чем о детях. Когда инициатором выступает муж, то он, как правило, отдаляется от детей, особенно если создает новую семью. Когда инициатива исходит от жены, она уверяет окружающих и саму себя, что ребенку лучше жить с одной мамой, чем с обоими родителями, которые не ладят. Но она подает на развод, потому что считает супруга неподходящим мужем. Бывает, что жена винит мужа также и в том, что он плохой отец, но такой мотив обычно является лишь дополнительным. Она верит, что ее новый муж будет лучше прежнего в первую очередь как супруг (иначе зачем разводиться), хотя может надеяться и на то, что для ребенка он окажется лучше родного отца.

Эти надежды столь же обоснованны, как и убежденность революционеров в том, что они в силах не только разрушить существующее общество, но и построить на его руинах новый прекрасный и совершенный мир.

В Интернете на сайте www.europeansocialsurvey.org опубликована база данных четвертого этапа Европейского социального исследования (ESS), проведенного в 2008 г. 10 В нашей стране анкету ESS заполнили 2512 человек — больше, чем в выборочных исследованиях ВЦИОМа. По этим данным я рассчитал, что среди мужчин, которые когда-то были разведены, на момент опроса жили с новыми супругами или гражданскими партнершами (либо вернулись к бывшим женам) лишь около половины (52%). А среди женщин, которые пережили развод, создали новые семьи (либо восстановили прежние) только немногим более четверти (27%). Среди респондентов моложе 40 лет компенсация разводов повторными браками (восстановленный первый брак тоже рассматривается как повторный) составляет лишь 42% у мужчин и 29% у женщин 11 . Таким образом, даже среди молодых разведенных подавляющее большинство так и остается у разбитого корыта.

Столь низкий уровень компенсации разводов повторными браками объясняется тем, что этот уровень измеряется долей состоящих в повторном браке на момент опроса среди лиц, которые когда-то пережили развод. По данным других исследований, обычно рассчитывается доля когда-либо вступавших в повторный брак за 5, 10 или 15 лет после развода 12 . При этом уровень компенсации оказывается намного выше, чем по моим расчетам, поскольку не учитывается дальнейшая судьба этих браков. Демографы знают, что вопреки популярному мнению, вероятность развода в повторном браке выше, чем в первом 13 .

Низкая доля женщин, которым после развода удалось создать и сохранить другую полную семью, отчасти объясняется тем, что не каждый мужчина согласен взять жену с ребенком и тем более с несколькими детьми. Однако почему так много мужчин, которым гораздо легче, чем женщинам, создать новую семью, после развода так и остаются одинокими?

В конце 1980-х гг., будучи в командировке в Тюмени, я увидел на одном доме вывеску «Служба семьи» и зашел туда. Там находилась лишь одна немолодая дама, работник этой службы, т.е. сваха. Я объяснил ей, что изучаю «брачный рынок», и просил ее поделиться опытом. Она сразу же заявила, что в их картотеке мужских анкет вдвое меньше, чем женских.

Тогда я сказал: «В таком случае вы можете осчастливить всех женихов и половину невест».

«Нет, — ответила она. — Нам удается сосватать лишь немногие пары».

«Значит, у ваших женихов большие запросы», — предположил я.

«Нет, все дело в претензиях самих женщин», — заявила сваха. И рассказала мне об одном случае, очень типичном, по ее наблюдениям.

«Пришла к нам разведенная женщина, заполнила анкету, указала свои пожелания относительно будущего мужа. Я прочла ее анкету, покопалась в мужской картотеке и предложила ей пять кандидатур. Она читает анкеты и закипает от возмущения: «Кого вы мне предлагаете?!»

Я отвечаю: «Все анкеты подобраны по вашим запросам».

А она прямо как взорвалась: «Зачем мне такие мужики? Вы посмотрели в их анкетах, какие у них жилищные условия?! Один с матерью живет, другой с бывшей женой все разъехаться не может, третий — в коммуналке, четвертый — в общежитии, пятый — вообще чуть ли не бомжует. Неужели вам не ясно, что они не на мне жениться хотят, а на моей квартире?»

А я ей в ответ: «А вы, милочка, сами-то чем лучше будете? Думаете, вы у меня тут одна с такими претензиями? В нашей картотеке полным-полно дам вроде вас. Поразводились со своими мужьями, повыгоняли их из квартир, а теперь не хотите брать других, которых выставили из дома такие же жены, как вы! Ну и сидите одна в своей квартире, если эти мужчины вас не устраивают. Других женихов у нас нет»».

В наши дни потенциальные женихи и невесты часто ищут друг друга на сайтах знакомств в интернете. На некоторых из них — миллионы анкет. Это создает иллюзию неограниченного выбора, из-за чего многие люди отказываются снижать уровень притязаний. Некоторые мужчины ищут жен на 20 лет моложе себя. Если они не являются знаменитостями или «новыми русскими», то получают отказ за отказом, но не меняют возрастную планку. Думают: «Интернет велик, когда-нибудь я найду в нем красивую девушку, которую не смутит то, что я гожусь ей в отцы». Такие поиски как у мужчин, так и у женщин затягиваются на долгие годы, превращаясь в азартную игру.

Типовое женское брачное объявление начинается с фразы: «Желаю познакомиться с порядочным мужчиной без материальных и жилищных проблем». Так пишут не только молодые девушки, но и разведенные дамы, которым далеко за сорок. Большинство их потенциальных женихов тоже разведенные (ровесники или немного старше). Кого-то из них жены выгнали из дома за пьянство, кого-то — за то, что разлюбили или никогда не любили.

Многие женщины убеждены, что «порядочный мужчина» должен оставить бывшей жене квартиру и почти все имущество независимо от того, кто был инициатором и/или виновником развода. Ему приходится в солидном возрасте начинать новую жизнь с нуля. При этом у него появляются и материальные и жилищные проблемы, но кому он нужен с такими проблемами?

Можно ли женщинам старше 40 лет рассчитывать не на разведенных мужчин, а на вдовцов или старых холостяков?

У женщин средняя продолжительность жизни на 12-13 лет больше, чем у мужчин. К тому же муж в среднем на 2-3 года старше жены. В подавляющем большинстве случаев жены надолго переживают мужей. Если же жена умирает раньше мужа, то, как правило, тогда, когда оба супруга — пожилые люди. Много вдовцов только среди пенсионеров. А среди мужчин 45-49 лет их меньше 2%. Как правило, вдовцы живут со своими детьми, которые обычно не хотят, чтобы отец вновь женился, ведь после его смерти половина наследства (возможно, включая квартиру) достанется его второй жене. У самих женщин старше 40 лет тоже почти всегда есть взрослые дети, которые ведут себя так же. От материальных и жилищных проблем никуда не денешься.

Среди мужчин 45-49 лет холостяков около 5%. Если мужчина этого возраста никогда не был женат, тому должна быть причина — серьезная болезнь, особенно психическая, тяжелый характер, нежелание считаться с интересами близких людей и т.п. Скорее всего, это и далее будет препятствовать вступлению в брак или осложнит его семейную жизнь, если он все-таки женится. Впрочем, если разведенный мужчина долго жил один, у него могут появиться те же психологические черты, что и у закоренелого холостяка.

Старые холостяки, как правило, привыкли зарабатывать столько, сколько необходимо лишь для одного человека. Вступление в брак почти неизбежно создаст для них (и для их жен) материальные проблемы, да, скорее всего, и жилищные тоже, если только они не унаследовали жилье от родителей. Но даже если мужчина достиг 45 лет, вероятность того, что его мать еще жива, составляет около 70%. Скорее всего, она живет с ним. Если бы в брак вступали лишь те, кто имеет необходимые для будущей семьи материальные и жилищные условия, то люди давно бы вымерли, как мамонты.

Женщины, уже не очень молодые, имеющие детей, ищут новых супругов среди материально обеспеченных мужчин с престижным общественным положением и, разумеется, с квартирой. Но, за редчайшими исключениями, все такие мужчины женаты. Вот почему по сравнению с числом разводов так мало повторных браков не только у женщин, но и у мужчин. В силу тех же причин повторные браки чаще всего не более удачны, чем первые.

Конечно, у многих разведенных есть постоянные сексуальные партнеры, живущие отдельно. Но отношения с ними нельзя считать ни брачными, ни семейными: нет ни проживания под одной крышей, ни общего домашнего хозяйства, имущества и бюджета, ни совместного воспитания детей матерью и отчимом. Для детей «друг» их мамы — не отец и даже не отчим. Если у нее есть «друг», то она в какой-то степени устроила свою личную жизнь. Но семья — это нечто гораздо большее, чем только сексуальные и эмоциональные отношения. «Друзья» не участвуют в единой общесемейной жизнедеятельности 14 , без которой невозможно само существование семьи. Респонденты, заполняя анкеты, не включали их в список членов своей семьи.

В анкете четвертого этапа ESS есть вопрос: «Принимая во внимание все стороны жизни, насколько Вы удовлетворены своей жизнью в целом в настоящее время? Дайте ответ по шкале на этой карточке, где «0» означает «совершенно неудовлетворен», а «10» — «полностью удовлетворен»».

Средний балл удовлетворенности жизнью заметно выше у состоящих в «безразводном» браке, чем у разведенных. Эта закономерность есть как у мужчин (5,26 против 4,66), так и у женщин (5,67 против 5,07). У женатых «послеразводных» мужчин показатель почти такой же, как у «безразводных» (5,19). У женщин, состоящих в «послеразводном» браке, средний балл удовлетворенности жизнью заметно ниже, чем даже у разведенных (4,66 против 5,07). Вероятно, новый брак для них создает проблем больше, чем решает.

Весьма популярно мнение о том, что если мужчина любит свою жену, то полюбит и ее ребенка 15 . Однако многие повторные браки заключаются не по любви, а по другим мотивам 16 , например из страха перед одиночеством. К тому же если принять эту точку зрения, то муж должен полюбить не только ребенка, но и тещу. Бывает и так, но лишь в порядке исключения.

Если же считать это исключение правилом — «любишь меня — люби мою собаку и близких мне людей», — то тогда и жена должна полюбить как ребенка своего мужа от его первого брака, так и свекровь. Откуда же берутся бесчисленные анекдоты про зятя и тещу про невестку и свекровь? 17 И почему едва ли не у всех народов мира существует множество сказок о злой мачехе?

Правда, сказки о злом отчиме нетипичны. Но даже если поверить в то, что мужчина, полюбивший женщину с ребенком, непременно полюбит и ребенка, то исходя из той же логики после того, как любовь к жене пройдет, ребенок станет ему не нужен. Во многих первых браках супруги давно не любят друг друга, но остаются вместе ради общих детей. Однако маловероятно, что муж не уйдет от опостылевшей жены лишь потому, что любит ее ребенка. Да и женщина, которая охладела ко второму мужу, вряд ли остается с ним из-за того, что ребенку нужен отчим. Ведь можно найти и другого отчима.

Даже если отчим к ребенку относится хорошо, ребенок может не принять его потому, что тоскует по родному отцу, не понимает, почему мама выгнала папу, или считает, что она поступила неправильно. Конечно, если отец пьянствовал, бил жену и детей или совсем не заботился о них, то хороший отчим будет лучше этого отца. Но разводятся не только с такими мужьями.

Бывает, что мужчина любит жену и детей, заботится о них и дети к нему очень привязаны. Жена же разводится потому, что не удовлетворена сексуально, разлюбила его и полюбила другого. В таких случаях дети, если они уже не маленькие и любят отца, могут встретить отчима в штыки, даже если он хорошо к ним относится. Это часто разрушает вторые браки.

Главный герой книги французского писателя Эрве Базена «Супружеская жизнь» адвокат Абель рассуждает о процессе, которым занимается: «. я анализирую дело Сероля. Днем мне удалось побеседовать с Агнес. Тут все проще простого. Сероль удрал. Сделать предупреждение через суд, и, если к положенному сроку Сероль не вернется к семейному очагу, баста! Дело — конфетка! Но к черту Абеля-юриста, для которого всякий развод — доходная статья! Однако анализ дела показывает, что вроде бы ничто не предвещало развода. Тут не было ни ссор из-за денег, ни сексуального несоответствия, не наблюдалось давления со стороны родителей, ни любовника, ни любовницы, никаких религиозных или идейных несогласий. Все в точности как у нас. Опротивели мне твои привычки, твои вкусы, твои родители, твои друзья. вот и все, что говорилось в письме, объявлявшем о разрыве. Сероль уехал; с точки зрения официальной он виновен. Но я немножко знаю Агнес. До чего неуживчива! Все должно быть подчинено ее интересам. Сам увидишь, говорил мне мой шеф, когда я был еще стажером, в пяти случаях из десяти семейные разрывы объясняются множеством мелких причин. Двое соединившихся людей должны еще приспособиться друг к другу, сгладить различие характеров. Но для большинства есть только один выход — или все принять, или отбросить. Мы кормимся за счет тех, кто отбрасывает» 18 .

Если супруги недовольны друг другом, но каждый из них принимает другого таким, как есть, и примиряется с его (или ее) недостатками, то браки обычно не распадаются. Если же один из супругов мягкий и добрый человек, а другой не уступает ни в чем: вечно недоволен, пилит по всякому поводу и вовсе без повода, то очень вероятно, что семья развалится.

Либо у самого миролюбивого человека, в конце концов, лопнет терпение и он уйдет из семьи, либо инициатором развода окажется тот, кто упрям, непримирим и ни в чем не уступает. Если жена цепляется к мужу из-за того, что он выдавливает зубную пасту из тюбика не с того конца, то, когда он станет правильно пользоваться тюбиком, она начнет пилить его за что-то другое и, скорее всего, в конце концов потребует развода под любым предлогом. Вероятно, что и со вторым мужем (если, конечно, он у нее будет), она тоже не уживется. Можно уйти от одного мужа к другому, от одной жены к другой, но от себя, т.е. от своего характера, никуда не денешься.

Кроме того, многие мужчины и женщины, резко недовольные своими бывшими супругами, просто не понимают, что дело тут не в том, что им не повезло со спутниками жизни, а в том, что они сами не умеют решать проблемы, неизбежные в любой семье. В новых браках они сталкиваются с теми же проблемами, а также с новой проблемой отношений с неродными детьми.

Конечно, во время второго брака кто-то более удовлетворен своей жизнью, чем во время первого брака. Но, во всяком случае, среди женщин таких «счастливиц» явное меньшинство. Некоторые из революционеров повысили свой социальный статус, а потом благополучно пережили и якобинский террор, и 1937 г. Но это удавалось лишь немногим, главным образом тем, кто не претендовал на места на очень высоких ступенях социальной лестницы. Таких мест, как и хороших супругов, никогда не хватает для всех.

Для «провокаторов» и «неспровоцированных инициаторов» развода характерны более высокие требования к супругу (как нынешнему, так и будущему), чем для тех, кто мирится с минусами своих мужей и жен. Непримиримость к недостаткам партнера не только разрушает семьи, но и мешает вступить в новый брак, а также сохранить его. Претензий много, а шансы найти «высококачественного» спутника жизни с годами снижаются. Почти все подходящие им по возрасту «высококачественные» супруги были «разобраны» еще в молодости. В анекдоте одна старая дева говорит другой: «Как жаль, что генералы женятся в лейтенантском звании!» Для женщин важным препятствием к повторному браку являются дети. Это не значит, что удачных повторных браков не бывает, но вероятность успеха тут невелика.

Недостатки общественного устройства можно исправлять путем реформ, находить компромиссы между интересами разных социальных групп. Можно устроить революцию, все разрушить, а потом попытаться построить что-то новое. Однако процесс разрушения гораздо болезненнее, в том числе и для самих революционеров, чем они это предполагают. Кроме того, новое общество не всегда и далеко не во всем лучше прежнего.

Многие недовольны семейной жизнью. Однако одни винят в этом не только супругов, но и самих себя, признают, что у второй половины есть не только недостатки, но и достоинства, стараются разрешать спорные вопросы путем компромиссов. Другие же обвиняют во всем только «противную сторону», пилят и попрекают своих спутников жизни по всякому поводу и вовсе без повода, требуют от них многого, ничего не давая взамен и никогда не уступая, а в итоге разрушают свою семью и пытаются построить другую.

Последствия предсказуемы, но «семейные революционеры» их не предвидят.

В 1992 г. С. С. Седельников опубликовал результаты опроса 712 разведенных мужчин и женщин моложе 36 лет, проведенного в 1989 г. в Пензе, Саратове и Одессе. Среди мужчин — инициаторов развода против воли другого супруга (автор назвал их «автономистами») каждый третий (32%) не видел никакой вины за собой («с моей стороны ничто не способствовало разводу»), но только 8% ни в чем не обвиняли своих бывших жен («со стороны супруги ничто не способствовало разводу»). Среди покинутых жен, которые возражали против развода (автор назвал их «семейными аутсайдерами»), 40% ни в чем не винили себя, но лишь 7% считали, что мужья, которые их бросили, ни в чем не виноваты. В тех случаях, когда инициаторами выступали жены, более половины из них (52%) не признавали за собой никакой вины (у мужчин-«автономистов» только 32%), и лишь 4% считали, что их бывшие мужья ни в чем не провинились перед ними.

Покинутые мужья более критичны к себе, чем брошенные жены. Лишь 29% мужчин — «семейных аутсайдеров» утверждали, что с их стороны ничто не способствовало разводу (среди женщин, принадлежащих к той же категории, считали себя ни в чем не виноватыми 40%), хотя большинство мужчин, от которых ушли жены, придерживались мнения, что последние сами во всем виноваты, но каждый четвертый из мужчин — «семейных аутсайдеров» (25%) не видел никакой вины за своей супругой, которая от него ушла. Учитывая, что их мужское самолюбие было больно задето таким поведением жен, это достаточно большой процент. Во всяком случае, это почти в четыре раза больше аналогичного показателя для женщин, от которых ушли мужья и которые не считают, что их бывшие мужья в чем-то виновны (7%) 19 .

Брачно-семейное законодательство в нашей стране до 1917 г., а во многих странах Европы и в США до второй половины XX в. допускало разводы лишь в случаях супружеской измены, грубого и жестокого обращения с супругом и детьми или нарушении других правил семейной жизни. Французские демографы П. Фести и Ш. Приу называют такой развод divorce-sanction, что можно перевести как «развод-кара» или «развод-санкция», поскольку к виновным в таких нарушениях применялись санкции. У них отбирали детей и передавали на воспитание другому родителю. Им на длительный срок запрещали вступать в новый брак. Споры о разделе имущества также разрешались в пользу невиновной стороны. Иск о разводе мог подавать только тот, кто не нарушал правил семейной жизни. В России до 1917 г. в случаях неверности обоих супругов суд отказывал в разводе.

В наше время основанием для развода считается сам по себе распад семьи де-факто, а доказательством этого факта — длительное раздельное проживание супругов либо просто требование одного из них расторгнуть брак 20 . Суд не выясняет, кто виновен в распаде семьи, и не применяет никаких санкций. Решение вопросов о детях, об алиментах, о разделе имущества не увязывается с виновностью в разводе.

Американские авторы констатируют, что традиционный принцип «развод по вине» как в США, так и во многих других странах давно сменился принципом «развод без вины». В социологическом энциклопедическом англо-русском словаре выражение nofault divorce переводится как «развод без вины; тип развода, когда брак прекращается без предъявления в суде вины одной из сторон».

Фактически принцип «развод без вины» применяется и в нашей стране. Статья 23 Семейного кодекса РФ предусматривает, что в случае, когда супруги, имеющие общих детей, разводятся по обоюдному согласию, суд расторгает брак без выяснения мотивов развода.

В 1980-х гг. я занимался консультированием пар, подавших заявление на развод в один из московских ЗАГСов. Разводиться в ЗАГСе, минуя суд, имеют право супруги без общих детей, если оба они согласны на развод. Нередко мужья и жены выдвигали разные версии причин, не всегда было понятно, кто виноват больше, а кто — меньше, но практически во всех случаях было видно, кто инициатор развода, а кто — его «жертва». Почти всегда обоюдное согласие — фикция. Один так упорно требует развода, что другой вынужден согласиться. Покинутые мужья давали это согласие с грустным выражением лица, а брошенные жены — даже со слезами на глазах.

Если никто из супругов ни в чем не виноват, то брак не может развалиться, за исключением тех случаев, когда причины развода носят медицинский характер (бесплодие, импотенция, психические заболевания). В таких случаях виновен не сам супруг, а его болезнь.

Если муж разводится с женой не потому, что она изменяет ему «пилит» его, не заботится о нем и детях, а лишь из-за того, что она ему надоела и/или он увлекся другой женщиной, то в этом случае в разводе виноват муж.

Если же развода требует жена, и не потому, что муж ей не верен, или пьянствует, либо бьет ее и детей, или безответственно относится к семье, либо вообще ушел из дома, а потому, что она его разлюбила или никогда не любила, то в этом случае в распаде семьи виновна сама жена.

В интернете фраза «уважительные причины для развода» чаще всего встречается на православных, мусульманских и прочих религиозных сайтах. Верующие обсуждают проблему, какие причины являются уважительными, а какие — нет, задают вопросы священнослужителям. Духовные лица различных конфессий отвечают на эти вопросы по-разному, но так или иначе признают, что развод допустим только при нарушении правил семейной жизни (перечень этих нарушений зависит от конкретной религии) и что требовать развода вправе тот, кто сам эти правила не нарушал.

Для верующих людей от причины развода зависит то, греховен ли этот поступок. «Развенчание» допустимо, когда один из супругов тяжко согрешил против другого. Если же такого греха за покинутым мужем или женой нет, то грех берет на себя тот, кто требует расторгнуть брак лишь по своей прихоти.

На сайтах, не связанных с религией, вопрос об уважительных причинах развода поднимается гораздо реже и, как правило, не в моральном, а в юридическом аспекте. Например, когда женщина, не зная законов, спрашивает адвоката о том, можно ли развестись без согласия мужа и без какой-либо уважительной причины: он заботится о семье, не пьет, не дерется, не устраивает скандалов. Разумеется, она получает утвердительный ответ.

Законодательство перешло от принципа «развод по вине» к принципу «развод без вины», поскольку во многих случаях суд не может установить, кто из супругов виновен в разводе. Доказать супружескую измену очень трудно. Скандалы между супругами чаще всего происходят либо тет-а-тет, либо в присутствии детей, родителей или родственников, которые симпатизируют мужу или жене, и как свидетели не заслуживают доверия.

Если один из супругов категорически отказывается жить с другим, то независимо от того, чем вызван этот отказ и виновен ли в чем-то покинутый супруг, нецелесообразно и просто невозможно сохранять эту семью, де-факто она все равно уже распалась. Поэтому законодательство о расторжении брака отказалось от принципа справедливости, на котором основана любая правовая система, и заменило его принципом целесообразности. Но если нельзя отказать в разводе, то можно (и даже нужно), чтобы его инициатор принимал на себя ответственность за разрушение семьи, если этот его шаг не был спровоцирован неадекватным поведением другого супруга.

Публицист Л. А. Жуховицкий предложил решать вопрос о том, с кем оставлять детей после развода, исходя не из популярного мнения, что ребенку всегда лучше жить с матерью, а из конкретных обстоятельств дела: «Представим, что стереотип общественного сознания преодолен, судебная практика изменилась, и ребенка при разводе оставляют с отцом столь же часто, как и с матерью, объективно учитывая все обстоятельства — и характеры родителей, и заработок, и культурный уровень, и инициативу в развале семьи. К чему это приведет? Прежде всего, к резкому сокращению числа разводов» 21 .

Это было написано в 1984 г., но с тех пор ситуация мало изменилась. В 1995 г. был принят новый Семейный кодекс, но судебная практика осталась прежней. Одним из критериев для решения этого вопроса Л. Жуховицкий считал инициативу, а не виновность. Проще установить то, кто из супругов является инициатором развода, чем определить, кто виновен в распаде семьи. Представляется логичным учитывать инициативу в разводе, если нет явных доказательств антисемейного поведения того супруга, который не является его инициатором. Конечно, это решение не идеально, но все же лучше, чем судебная практика, основанная на «презумпции виновности мужчин».

Ужесточение законов о расторжении брака в условиях, когда общественное мнение либерально относится к разводу (даже в семьях с детьми) и многие люди признают уважительной любую причину развода, которую считает таковой его инициатор, может привести к тому, что законы не будут соблюдаться, а также вызвать массовый отказ от регистрации браков. И при нынешних законах многие предпочитают не регистрировать брак, чтобы не вмешивать государство в свои отношения с партнерами.

Сложность решения проблемы разводов хорошо видна по данным опроса, анкета которого была разработана мной вместе со студентами III курса дневного отделения социологического факультета МГУ, которые посещали мои занятия по спецкурсу «Социология брака и развода» в I семестре 2007/08 учебного года. Анкета размещалась в интернете зимой 2007/08 г., а затем с осени 2008 до весны 2009 г. Я благодарю студента А. Н. Паниткова за размещение анкет и за перевод ответов 306 респондентов в формат SPSS.

Один из способов «решения» проблемы — замена законного супружества гражданским браком, в котором официального развода быть не может. Но это тоже означает распад семьи и также порождает безотцовщину.

78% респондентов полагают, что если нет детей, то разорвать отношения с гражданским супругом или супругой легче, чем расторгнуть официальный брак. 37% считают, что, даже если есть общие дети, легче разойтись с гражданским партнером, чем с законным мужем или женой.

Семейный кодекс, принятый в 1995 г., разрешил заключать брачный договор, но этим правом редко пользуются. Многие думают, что предложить жениху или невесте заключить договор — значит заподозрить в намерении отнять квартиру или другую собственность, что может привести к разрыву еще до свадьбы. Но если закон будет требовать заключения договора от всех, этого можно избежать. 41% респондентов считает, что заключение договора должно быть обязательным, столько же полагают, что договор может предусматривать, с кем должны остаться дети после развода, хотя при нынешних законах брачный договор регулирует лишь имущественные отношения. 11% респондентов считают, что, согласно брачному договору, дети после развода должны остаться с матерью, 2-е отцом, 13% — с тем из родителей, кто не виноват в разводе. Остальные высказались за какие-то иные решения или вообще не ответили на этот трудный вопрос.

Лишь 16% респондентов считают, что в законах должен быть указан перечень уважительных причин развода и только 33% признают супругов, расторгающих брак без вины и согласия другого супруга, виновниками развода. Однако 51% респондентов полагает, что вина должна учитываться судьями при принятии решений о том, с кем останутся дети, 59 — того же мнения по вопросу о размере алиментов, а 47% — о разделе жилья.

Но мало кто верит, что введение перечня уважительных причин развода и решение споров между бывшими супругами в пользу того, кто не виновен в разводе, приведут к улучшению супружеских отношений (1%) и к снижению числа разводов (18%). По мнению большинства, это вызовет снижение числа зарегистрированных браков (55%), рост числа сожительств (61%) и учащение случаев фактического распада законных браков без развода (67%).

Какой бы легкой ни была процедура развода, его последствия тяжелы. Дети получают однобокое женское воспитание, отцы страдают от разлуки с детьми, а раздел жилья часто создает неразрешимые проблемы 22 . Однако ужесточение бракоразводного законодательства в условиях, когда общественное мнение признает уважительными почти все причины развода, в том числе утрату или отсутствие любви, приведет к негативным результатам.

Поэтому прежде всего необходимо добиться изменения отношения общественного мнения к разводам, а потом уже менять законы. Решение проблемы требует участия юристов, психологов, педагогов, работников СМИ, а также духовных лиц православных и других традиционных конфессий.

На занятиях в учебных заведениях, а также в фильмах и телевизионных программах, посвященных проблемам семейной жизни, надо объяснять всем и каждому, что произвольный разрыв отношений с супругом, который ни в чем не виноват, не только аморален, но и идет во вред самому инициатору. Его шансы на вступление в новый, более удачный брак крайне сомнительны.

Похоже, что после всех потрясений XVIII, XIX и XX вв. общество убедилось в контрпродуктивности кровавых социальных революций. Может быть, когда-нибудь люди поймут, что семейные революции столь же вредны и бессмысленны, как и социальные.

Как семья вторая развод