Моральные нормы носят предписывающий характер

Карасик В.И. Язык социального статуса.
М.: Ин-т языкознания РАН; Волгогр. гос. пед. ин-т, 1992. — 330 с.

1.5.2. ЭТИКЕТ КАК НОРМА

Объяснение этикетной ситуации требует ценностного сравнения альтернатив, т.е. связано с понятием нормы и оценки. Нормы этикета базируются на универсальных и идиоэтнических ценностях. Во всех социумах осуждается трусость, неуважение к старшим, нескромность, но есть приоритетные добродетели и пороки и есть своеобразные формы выражения этических норм. Сравните: «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях» и «Живой пес лучше мертвого льва». Уважение к гостю может проявляться в подчеркивании его роли гостя, либо наоборот — в сознательном игнорировании этой роли. В логике норм (деонтической логике) разграничиваются содержание, условия, субъект и характер нормы. Содержание обозначает действие, которое может, должно или не должно быть выполнено; условия приложения характеризуют ситуацию, определяющую реализацию нормативного действия; под субъектом понимается лицо или группа лиц, которым адресована норма; характер нормы традиционно описывается в терминах нормативных противоположностей: обязательно — необязательно, разрешено — запрещено [Ивин,1973:23]. Разграничиваются запрещающие и предписывающие нормы, выделяется класс людей, которым адресована норма, и класс людей, которые следят за выполнением нормы. Например, в высказывании «Children s hould be seen and not heard» — «Детям следует быть на виду и вести себя тихо» определяются лица, которым адресована норма (дети и их родители), и лица, контролирующие выполнение нормы (люди, требующие строгости в отношении с детьми) [Coleman,1990:247]. Существуют моральные и юридические нормы, нарушение моральных норм порицается и осуждается, нарушение юридических норм влечет за собой определенные действия общества в лице его полномочных представителей по отношению к нарушителю. Юридические нормы кодифицируются, моральные нормы не выражены в исчерпывающем списке.

Этикет представляет собой систему формальных поведенческих актов, и поскольку форма в известной мере автономна по отношению к содержанию, правила этикета не эквивалентны нормам морали. Например, нормы морали требуют обмена приветствиями между знакомыми людьми при встрече. При этом существенно различие по статусу, возрасту, полу, важно место и время встречи. Но моральные нормы не регламентируют средств выражения приветствия — вербальных и невербальных. Иначе говоря, можно нарушить этикет, соблюдая моральные нормы (помахать рукой в ответ на воинское отдание чести, если оба участника общения — военнослужащие), можно нарушить нормы морали, соблюдая этикет (холодно кивнуть в ответ на сердечное приветствие ) , можно нарушить нормы морали и правила этикета, намеренно не ответив на приветствие знакомого человека.

Основу этикета составляют правила хорошего тона, которые сводятся, по мнению Эмили Пост, автора одного из наиболее авторитетных в англоязычном мире руководств по этикету, к четырем качествам личности человека: инстинктивной порядочности, нравственной целостности, самоуважению и лояльности. Порядочность обозначает не только правильность речи и поведения, но честность и надежность в обязательствах. Нравственная целостность наряду с честностью включает утонченность мотивов и справедливость в оценке мотивов других людей. Самоуважение проявляется в отказе от обязательств, которые не будут выполнены. Лояльность выражается в верности не только друзьям, но и принципам [Post,1950:4]. В книгах по этикету постоянно делаются ссылки на понятия искренности, скромности, такта, аккуратности, пунктуальности, самообладания [Lange,1984:11]. Иначе говоря, авторы практических руководств по этикету акцентируют необходимость внутренней потребности человека вести себя уважительно по отношению к другим людям. Специфика этикетных приоритетов показывает определенную статусную иерархию людей в том или ином обществе.

Правила англоязычного этикета детально регламентируют порядок знакомства людей. Молодого человека представляют старшему, джентльмена представляют леди, даже если джентльмен значительно старше и является выдающимся человеком, а леди исполнилось только 18 лет. Женщину представляют мужчине только в трех случаях: если мужчина является монархом (членом королевской семьи), президентом страны или церковным иерархом. Если же леди не достигла 18 лет, ее представляют гостю.

Носители титулов весьма чувствительны к использованию титулов. К доктору, судь. и епископу предписывается обращаться, соответственно называя их звания. К протестантским священникам обращаются со словом Mr., например, Mr.Jones. Если же священнослужители носят звания Доктора, Декана или Каноника, то этикет рекомендует обращаться к ним с указанием звания, например, De a n Jones. Католического священника следует называть Father: Father Kelly. Обратиться к нему Mr.Kelly значит проявить невежливость. Такая невежливость имеет не только этикетную, но и политическую сторону: англиканская и католическая церковь находятся в неравном положении в англоязычном обществе, как в Великобритании, так и в США. Католики — это, в основном, ирландцы, а также выходцы из Италии, Испании и стран Латинской Америки. Проигнорировать сан католического священника в англоязычном обществе значит презрительно отнестись к большой группе людей, занимающих, как правило, более низкую ступень в социальной иерархии.

Особое внимание в США оказывается членам Сената. К сенатору США обращаются со словом Senator независимо от того, занимает ли он этот государственный пост или уже стал бывшим сенатором. Бывший президент США в обращении — это Mister, а не Ex-President. Приставка Ex- используется в качестве «префикса вежливости» применительно к ушедшим в отставку губернаторам штатов и послам (Ex-Governor, Ex-Ambassado r ), хотя допустимым является и обращение к ним the Honorable — «достопочтенный», принятое в отношении конгрессменов, судей, а также некоторых других лиц, занимающих высокие посты.

Этикет предписывает проявление особой степени уважения к монарху: Her Majesty, with His Royal Highness, honoured Captain Robin Woodall (Master of» Queen Elizabeth 2″) with her presence at lunch and afterwards toured the liner. (The Times). В газетном сообщении говорится, что английская королева Елизавета II посетила корабль, названный ее именем: «Ее Величество. оказала честь капитану своим присутствием.»

В том случае, если в официальной или полуофициальной обстановке знакомятся люди, стоящие на равных социальных позициях, третье лицо обычно называет их по фамилиям: «Mr.Brown. Mr.Jones.» В неофициальной обстановке называются имена, однако, в последнем случае важна степень знакомства и разница в возрасте. Новичку не рекомендуется называть людей по имени, пока они не обратятся по имени к нему. Употребление имени с фамилией несет дополнительный смысл: мать, представляя свою замужнюю дочь кому-либо, называет ее имя и фамилию, если же дочь незамужем, называется только имя. Леди, представляя своего мужа друзьям, называет его по имени, знакомым она скажет: «My husband». Сказать Mr.Smith в этой ситуации считается грубым нарушением этикета: так представляют младших старшим, вышестоящих нижестоящим. Допустимой формой знакомства леди с джентльменом считается вопрос к джентльмену, знаком ли он с этой леди, однако, подобный вопрос к леди считается грубым нарушением этикета [Post,1950:5-11].

Из приведенных правил этикета вытекают следующие обобщения: 1) приоритетными позициями в англоязычном обществе являются позиции высшего государственного лица, старшего по возрасту (на поколение) и женщины. 2) существует порядок приоритетов: высшее государственное лицо, женщина, старший по возрасту, 3) к людям, занимающим престижные в обществе должности, следует обращаться с использованием титула, 4) титулование является идиоматичным и распространяется как на людей, занимающих престижные должности, так и на людей, которые занимали такие должности в прошлом, 5) приоритетной является позиция известного члена группы, а не новичка, 6) в развернутом имени, включающем имя и фамилию, содержится дополнительная информация социального характера, 7) существуют этикетные формы представления людей на персональной и социальной дистанции, 8) имя не употребляется на социальной дистанции, фамилия и титул — на персональной. Фактическое статусное неравенство констатируется также и в так называемых полупредставлениях (half way introductions): «If you ring two times, Dawson will look after you.» Полупредставления относятся к слугам, которых хозяева характеризуют с функциональной стороны. Гостей слугам обычно не представляют. Отсутствие представления содержит, таким образом, указание на статусное неравенство.

Рукопожатие в англоязычном обществе символизирует общение на социальной дистанции. Молодежь или близкие друзья не пользуются рукопожатием. На званом вечере хозяйка дома приветствует рукопожатием каждого приглашенного гостя. Джентльмены в официальной обстановке всегда обмениваются рукопожатием, даже если для этого нужно встать и пересечь комнату. Леди, если она этого пожелает, предлагает свою руку джентльмену, но не наоборот. Старший предлагает руку младшему. Считается оскорблением не ответить на протянутую для рукопожатия руку. Вместе с тем держаться за руки означает в англоязычном обществе то, что люди находятся на интимной дистанции. Затянувшееся рукопожатие принимает, таким образом, дополнительный смысл. По нормам этикета джентльмен должен встать, разговаривая с леди или другим джентльменом, стоящим рядом. Леди не обязана вставать при рукопожатии или приветствии на расстоянии. Паралингвистические знаки этикета функционируют в пространстве, включающем 1) приоритет позиции, 2) тип дистанции, 3) алгоритм поведения, 4) требуемые и запрещаемые формы поведения, 5) степень допустимых отклонений от требуемых и запрещаемых форм поведения.

Как языковые, так и неязыковые знаки этикета имеют множество идиоматичных проявлений. Так, по нормам этикета начала ХХ века джентльмен должен был чуть приподнять шляпу, приветствуя отдаленного знакомого, с друзьями и близкими знакомыми обычно обменивались поклонами. Приветствуя незнакомую даму, идущую рядом со знакомым джентльменом, джентльмен ни в коем случае не должен был кланяться или прямо смотреть на нее. Прямой взгляд на женщину запрещается нормами этикета, а поклон незнакомой даме является знаком знакомства, т.е. может повредить ее репутации. В настоящее время в англоязычных странах поклоны считаются несколько устаревшим способом выражения уважения и используются в церемониях или пародируемых церемониях. В Германии легкий поклон широко распространен как знак уважения, а в Японии различаются три типа поклонов: низкий поклон, предназначенный императору, обычный поклон (наклон туловища на 30 градусов), легкий поклон (наклон туловища на 15 градусов) [Montagu, Matson,1979:33]. Нормы американского этикета не предписывают джентльменам целовать руку даме, однако, если леди дает руку иностранцу, этикет рекомендует ей быть готовой к тому, что иностранец поднесет руку к губам. С точки зрения американцев, отмечает Г.Д.Томахин, неприлично причесываться на виду у всех, как это делается, например, в вестибюлях наших театров (для этого существуют дамские комнаты — powder rooms). Нельзя смотреться в зеркало на людях [Томахин,1988:63]. Этикетная идиоматика свойственна социальным группам. Так, для многих рабочих в США костюм с галстуком ассоциируется только с ситуацией свадьбы [LeMasters,1975:37]. По дипломатическому протоколу черный костюм обычно связан с ситуацией траура. Нарушение этикетной идиоматики сигнализирует либо о принадлежности человека к иной общности, либо о намеренном игнорировании сложившихся норм поведения и, следовательно, требует актуализации статусных отношений.

Правила этикета обычно являются символическими обобщениями здравого смысла. Так, джентльмен обязан сойти первым и предложить даме руку, когда она выходит из автомобиля или из автобуса. Этот обычай восходит к тем временам, когда транспорт был конным, и лошади могли внезапно сдвинуться с места. Аналогичное правило здравого смысла рекомендует джентльмену не находиться между двумя дамами, с которыми он беседует: будучи посредине, он не сможет одновременно держать в поле зрения обеих своих собеседниц. Джентльмен всегда должен предоставить даме место справа: в свое время это диктовалось тем, что проезжая часть дороги оставалась слева, и поэтому джентльмен следил за тем, чтобы проезжающий экипаж не задел или не испачкал даму. Место справа считается более почетным, посадить гостя справа от хозяина расценивается как знак уважения. Даме нельзя садиться слева от джентльмена: according to etiquette a lady «on the left» was «not a lady». Оказавшись случайно вместе с малознакомой дамой в поезде или на пароходе, джентльмен не должен платить за даму, если она захочет что-либо купить: этикет предписывает не ставить даму в положение обязанной по отношению к джентльмену. Это правило соответствует принципу негативной вежливости — не ограничивать свободу партнера.

Между правилами поведения и этикетом нет четко проведенной границы, и то, и другое основано на общих этических принципах. В частности, не рекомендуется привлекать к себе внимание кричащей одеждой, громким разговором, необычными манерами. Английское слово conspicuous — «видимый, заметный, бросающийся в глаза» часто используется в правилах поведения. Например: Not to be conspicuous, do not wear conspicuous clothes. Словарные определения этого слова — more noticeable or m ore likely to look at than the other people or things around, usually because of their size, colour, or position (CBUD); attracting attention; easily seen (LDCE); attracting special attention, as by outstanding qualities, excentrities, etc (RHD) — не раскрывают в полной мере негативной коннотации, присущей этому слову. Такая коннотация выводится из синонимического толкования: It is . used to describe what strikes the eye or the mind, often unpleasantly, through its singularity (wear conspicuous clothes; m a de himself conspicuous by his affectations; conspicuous waste) (WNDS). Не рекомендуется привлекать к себе внимание неконтролируемыми эмоциями, громко смеяться, выставлять напоказ проявления чувства интимного характера (reserve «affectionate demonstration» for appropriate places), есть на улице или в общественном месте, за исключением ресторанов, кафе и буфетов, разглядывать людей или показывать на них. Правило «не привлекать к себе внимания» имеет и обратное прочтение: «не обращать внимания на тех, кто чем — то хочет выделиться из общей массы». Социокультурное требование к поведению человека на людях формулируется Ф.Слейтером следующим образом: «Clothes must be inconspicuous, colors of low intensity, smells nonexistent, sounds should be quiet, words should la c k affect» [Kochman,1984:204]. Неброские одежды, спокойные цвета, отсутствующие запахи, тихие звуки и лишенная аффекта речь — таковы требования англоязычного этикета. Нежелательно в беседе затрагивать темы, которые могут вызвать эмоциональную реакцию участников общения; к числу таких тем относится прежде всего политика, религия и секс.

Измерить степень национальной специфики тех качеств, которые образуют стереотип носителя культуры, очень трудно. Велика опасность упрощений и карикатурных обобщений. Одним из надежных показателей культурного своеобразия речевого коллектива является язык.

Правило поведения, не рекомендующее громко смеяться, отражает национально-специфическую особенность английского языка: в английском языке словари выделяют только два глагола со значением «громко смеяться» — guffaw, roar, в то время как в русском языке такое значение объединяет глаголы и глагольные выражения «хохотать, заливаться смехом, смеяться до упаду, грохотать, гоготать, реготать, ржать, умирать со смеху» и др. В то же время русскому глаголу «посмеиваться» соответствуют пять английских глаголов — chuckle, chortle, snicker, snigger, titter. Общее значение этих слов — «смеяться сдавленным смехом», т.е. смеяться тихо, стараясь не привлечь к себе внимания. Дифференциальные признаки этих слов — «с удовольствием» (chortle), «нервно» (titter), «неуважительно» (snicker, snigger). В данном случае мы сталкиваемся с проявлением семантического закона, согласно которому актуальный для говорящих комплекс идей привлекает для своего наименования все новые способы выражения [Карцевский,1965:90]. Образование коннотаций подчиняется своеобразным силовым полям, образующимся вокруг семантической доминанты.

Демонстрация неуважения по английски часто выражается как высмеивание, презрительная усмешка. В словарях выделяется 12 глаголов с общим значением «показывать неуважение к кому/чему-либо, высмеивая, презрительно усмехаясь»: sneer, scoff, jeer, gird, flout, gibe/jibe, fleer, taunt, twit, mock, ridicule, deride. Дифференциальные признаки этих слов — «злобно» (ridicule, deride, taunt, sneer), «жестоко» (twit), «оскорбительно» (scoff), «цинично, грубо» (sneer, jeer, gird), «злорадно» (taunt), «вопреки нормам поведения» (mock, taunt), «унижая» (ridicule), «громко» (jeer), «гримасничая» (fleer), «с кривой усмешкой» (sneer), «с презрительным смехом» (deride), «передразнивая» (mock, taunt, twit, gibe), «иногда добродушно» (gibe) (WNDS, SBED, LDCE, RHD). В русском языке идея высмеивания также выражается многими словами — «высмеивать, осмеивать, насмехаться, глумиться, издеваться, измываться, ехидничать, язвить, иронизировать, тешиться, подтрунивать, подшучивать, зубоскалить». В этом ряду несколько слов объединены признаком «беззлобно поддразнивая». Для англичан насмешка — это сильное и часто неодобряемое средство понижения статуса объекта насмешки, не случайно толкования значений многих слов включают признак отрицательной оценки этого действия («злобно, жестоко, передразнивая, громко и т.д. насмехаться — плохо»). В русском языке, на наш взгляд, идея смеха как способа оскорбительного унижения не столь ярко выражена. Иначе говоря, в английском языке связь между понятиями «смех — насмешка», судя по данным словарей, выражена в большей мере, чем в русском языке. Это наблюдение, разумеется, нуждается в более основательном доказательстве. В социолингвистическом плане здесь важно подчеркнуть обусловленность норм характером народа. Обусловленность норм и характера, этики и этоса является взаимной, но данные словаря (а словарь — совокупность словарей — представляет собой культурный тезаурус народа) свидетельствуют о приоритете этоса.

Эмоционально-волевой самоконтроль, характерный для британцев, объясняется как действием норм поведения, так и характером людей. В этом смысле отметим, что качества этоса не могут получить отрицательную самооценку. Горячий темперамент и несдержанность эмоций ассоциируются с искренностью и сердечностью, а сдержанность (в глазах темпераментных соседей англичан) порой расценивается как неискренность и бесчувственность. Известное высказывание иллюстрирует различие в оценках: To the Englishman things are hopeless but never desperate but to the Irish, things are always desperate but never hopeless. Англичане могут потерять надежду, но не приходят в отчаяние; ирландцы легко приходят в отчаяние, но никогда не теряют надежду. Разумеется, речь идет о стереотипах.

Эмоциональный самоконтроль и соблюдение этикета не исключают случаев выражения отрицательного отношения к партнеру. На персональной дистанции такое отношение выражается вербально и невербально, вербальный способ включает различные усилители, выбор которых определяется ситуацией общения, культурным уровнем говорящего, отношениями между участниками общения. На социальной дистанции отрицательное отношение также выражается вербально и невербально, однако, стратегия поведения характеризуется большей дистанцированностью, ледяным тоном и формульным раскрытием дистанцированного диапазона. Под формульным раскрытием мы понимаем систему идиоматических смыслов, интерпретация которых определена этикетными нормами . Так, слово concern — «беспокойство, забота, тревога» имеет специфическое употребление в языке дипломатических документов и переводится как «обеспокоенность». Под обеспокоенностью понимается дипломатический протест, выраженный в мягкой форме. Формульное раскрытие отрицательного отношения в английском языке часто реализуется в виде коротких, едких, недоверчивых вопросов. Например: «Mr.Starr has denied the allegation of his previous contact with the committee.» — «Has he ?» Короткий вопрос, ставящий под сомнение истинность предыдущего высказывания, является сильным средством выражения отрицательного отношения человека к предмету речи или партнеру. Многое здесь, впрочем, зависит от интонации и индивидуальных особенностей участников общения.

Важной этикетной характеристикой англоязычного стиля общения в конфликтной ситуации является взятие вины на себя. Эта стратегия выражается фразой «It’s my fault». Если человек в чем-либо виноват, он стремится сразу же признаться в этом партнеру. Логика такого общения ведет к тому, что второй участник коммуникации сразу же говорит, что он тоже виноват. Конфликт оказывается смещенным в безопасную сферу соревнования в большем великодушии. Эта стратегия сублимации конфликта составляет специфически английский стиль поведения.

Известно, что британцы чтут свои традиции. Традиционализм поведения выражается в значительном числе ритуалов. Понятия этикета и ритуала совпадают в том плане, что оба понятия относятся к системе закрепленных форм поведения, представляют собой регламентированные действия [Шрейдер,1979], противопоставлены целенаправленному действию (естественному поведению), поскольку для ритуала и этикета форма важнее цели. Вместе с тем ритуал и этикет различны по своей сущности. Главное отличие между этими понятиями состоит, по мнению А.К.Байбурина, в повседневном характере этикета и сакральном характере ритуала. Этикет выражает норму обыденных отношений в условиях биосоциальной стратификации коллектива. Ритуал подтверждает истинность, правомерность этой стратификации [Байбурин , 1988:18]. Этикет вариативен, в то время как ритуал стремится к абсолютному воспроизведению формы определенного действия. Так, согласно традиции, британский монарх назначает шерифов (высших должностных лиц в графствах, ответственных за общее поддержание порядка, руководство судами, выборами и т.д.) интересным методом: в списке кандидатов на назначение фамилии, получившие одобрение короля или королевы, отмечаются игольным проколом. Этот обычай был установлен королевой Елизаветой I, которая занималась шитьем в тот момент, когда ей принесли список возможных шерифов, и, не найдя пера с чернилами, воспользовалась иглой. Согласно британскому парламентскому ритуалу после избрания Спикера, председателя Палаты общин, два члена парламента силой тащат избранного спикера на его председательское место, а он делает вид, что сопротивляется. Этот ритуал восходит к тому времени, когда должность спикера как представителя народа в диалоге с королем была очень опасной: спикер рисковал своей свободой и жизнью. Галантное отношение к даме, составляющее важную часть рыцарского кодекса, отражено в девизе Ордена Подвязки, высшего британского ордена: Honi soit qui mal y pense — «Позор тому, кто плохо об этом подумает». Во время бала в 1348 году придворная дама, с которой танцевал король , потеряла подвязку и вызвала смех присутствующих. Рассерженный на бестактных придворных, король Эдуард III основал Орден Подвязки, члены которого, представители высшей знати числом не более 24 человек, носили символическую подвязку на ноге, а девиз ордена стал частью королевского герба (ВЛС). Ритуалы и традиции отражают ценности культуры народа, и даже если суть ритуала сводится к специфическому нейтральному действию типа прокола иглой листа бумаги, смысл ритуала глубже обозначаемого действия: ритуал обеспечивает идентичность народа, а идентичность народа проявляется в культурных нормах, в том числе и в нормах этикета.

Церемониал занимает промежуточное положение между этикетом и ритуалом. С одной стороны, это — нормы не священного, а торжественного общения, в качестве партнеров общения выступают либо представители государств (дипломатический церемониал), либо представители высших государственных органов (церемониал награждения). В ходе церемониала сущность статуса не меняется. В ходе ритуала меняется сущность статуса людей, которые выполняют нечто священное (отсюда ритуальное понимание обрядов погребения, бракосочетания и др.). С другой стороны, церемониал стремится к жесткому повторению всех предписанных действий, не допускает вариантов и в этом отношении сходен с ритуалом. Р.Мертон отмечает, что «церемонии выполняют функцию усиления групповой идентичности при помощи повторяющихся мероприятий, во время которых разъединенные члены сообщества объединяются в общей деятельности [Kaplan, Manners,1972:58]. Рукопожатие может быть этикетным, церемониальным и ритуальным. В первом случае — это знак уважения, во втором случае — знак особого уважения в торжественной ситуации, в третьем случае — знак принадлежности партнеров к некоторой вневременной общности.

Нормы дипломатического церемониала кодифицируются в протоколе. Согласно дипломатическому протоколу новый представитель иностранного государства считается инкогнито, пока он не вручит своих верительных грамот главе государства [Вуд, Серре,1976:64]. Иначе говоря, новый посол прибывает в страну как частное лицо и лишь после официальной церемонии представления получает права представителя руководства страны (дипломатический иммунитет, знаки отличия, официальные знаки уважения). В этой связи можно сказать, что дипломатический протокол определяет общение людей на суперсоциальной дистанции: стилизация жестов и знаков статусного соответствия становится предельно условной и в максимальной мере формульной. Так, официальное письмо представителя государства главе страны, министру или другому послу должно включать обращение, адрес-титул, собственно текст письма, комплимент, подпись, дату в полном виде и свой адрес. Сокращенная дата в официальном письме может быть интерпретирована как знак неуважения, а в письме дипломата — это неуважение страны к стране. Традиционной формой комплимента, завершающей текст дипломатического письма, является фраза: I have the honour to be, with high consideration, your Excellency’s obedient servant. Таким образом, этикет как норма представляет собой многомерное образование, включающее универсальный этический план, план приоритетных порядков, план этикетного выражения, дистанционный план, план вариативности, культурно-специфический план и т.д.

Подведем некоторые итоги.

Этикет как стандартное официальное поведение людей является специфическим способом выражения социального статуса человека. Разворачиваясь на социальной дистанции между участниками общения, этикет включает вербальные и невербальные средства выражения и проявляется в поведенческом и нормативном аспектах.

Этикет как поведение представляет собой систему способов поддержания общения между людьми, относящимися к разным группам общества. Этикет национально специфичен. Способы этикетного общения обусловлены этикетной системой и этикетной ситуацией и вне контекста являются содержательно пустыми. Способы этикетного общения представляют собой формульные модели поведения, включающие несколько последовательных ходов и интерпретируемые в рамках культуры, присущей речевому коллективу.

Признак этикета объективно наличествует в значении слов и получает систематическое выражение в словарных дефинициях в виде индексов официальности и фиксированных актантов. Индекс официальности раскрывается как формальное, публичное и церемониальное поведение. Фиксированные актанты обозначают официальных должностных лиц. Признак этикета во многих случаях проявляется в синкретичном единстве с признаком социального статуса человека и связан с признаком стилистического регистра (высокий стиль общения). Языковые характеристики этикета отражены в словаре как тематическая отнесенность лексики (поведение: этикетное поведение: юридическое и ритуальное поведение).

Этикет как норма представляет собой преломление культурных ценностей общества в правилах хорошего тона. Выделяются поведенческие приоритеты, свойственные различным речевым коллективам. Специфика англоязычного этикета состоит в эмоционально-волевом самоконтроле, традиционализме, сублимации конфликта, сдержанно-рыцарском отношении к даме. Этикетные правила определяют этикетное пространство в виде требуемых и запрещаемых форм поведения и характеризуют степень допустимых отклонений от канонических норм. Особым видом этикета является церемониал, представляющий собой общение на суперсоциальной дистанции.

Общая характеристика морали: структура, сущность и функции

Понятие морали

Мораль представляет собой один из способов нормативного регулирования поведения человека и общества в целом. Мораль является особой формой общественного сознания и видом общественных отношений.

Специфика морали:

1. Единство духовного начала и практического;

2. Универсальный характер морали — пронизывает все сферы;

3. Мораль носит оценочный характер;

4. Язык морали вырабатывает предписания;

Структура морали (нравственности):

1. Нравственное сознание;

2. Нравственная практика;

3. Нравственные отношения;

Нравственное сознание можно разделить на индивидуальное сознание и общественное. Общественное сознание можно разделить также на два подвида обыденное (общественная психология, житейская мудрость) и теоретическое (этика, философия морали).

Структура нравственного сознания:

1. Рациональный компонент (убеждение, установки);

2. Эволюционный компонент (эмоции, чувства, отзывчивость, сострадание);

3. Волевой компонент;

Нравственная практика:

Базовый элемент — поступок человека, выбор цели, выбор средств. Большую роль играет мотивация.

Мотивы и поступки могут не совпадать, один и тот же мотив может подтолкнуть на разные поступки. Одна и та же линия поведения может быть продиктована разными мотивами. Нравственные отношения.

Нравственные отношения — это совокупность зависимости и связей, возникающих в процессе нравственной практики. Возложение людьми на себя моральных обязательств, проявляется в понимании своего долга, ответственности перед другими и обществом в целом.

Взаимодействие элементов морали:

1. Находится в единстве;

2. Имеют место противоречия между элементами морали;

3. Противоречие внутри этих элементов:

  • В моральном сознании;
  • В моральном поведении (между желаемым, возможным и должным);
  • В моральных отношениях между личными и индивидуальными интересами, групповыми интересами и интересами общества;

Функции морали:

1. Регулятивная функция (общественное мнение, воспитание);

2. Воспитательная функция (предупреждение, принуждение);

3. Познавательная функция;

4. Оценочная функция (проявляется через поступки и действия);

5. Ценностно-ориентирующая функция (формирует представления о ценностях, является вектором духовного развития личности);

6. Мотивационная функция (за поведением людей стоят определенные мотивы);

7. Прогностическая функция (прогнозирование явлений и событий);

Основные проблемы теории морали:

1. Этика обречена, сообщать «прописные истины» (знатоки в политике, в спорте);

2. Нравоучений никто не любит;

3. В этике часто нельзя получить однозначный ответ;

4. Требования морали носят повелительный характер (предписывающий характер);

5. Особенности контроля над соблюдением норм морали;

Противоречивая природа морали:

1. Вопрос о происхождении морали. Мораль не зависит от человека, нравственные нормы носят объективный характер;

2. Анализ морали различных народов, страт, классов;

3. Подлинно моральным считается поступок, совершенный без корысти;

4. Вопрос о мотивах моральных поступков и действий; Б. Нравственное воспитание (родители, школа, улица);

Основные понятия и категории морали:

1. Гедонизм (от лат. Gedonic — удовольствие, наслаждение). Нравственные поступки сопровождаются положительными эмоциями;

2. Эвдемонизм (от лат. Ivdemonia — счастье, блаженство). Безнравственные поступки приводят к страданию;

3. Релятивизм (относительность). Принцип сомнения — Р.Декарт — отрицание морали как чего-то безусловного;

4. Этический рационализм. У истоков стоял Сократ — «любое знание от добра»;

5. Аскетизм (жизнь человека, связанная с самоограничением).

Вопросы и задания

Вопрос 1. Функции и свойства морали

1. Что такое мораль?

2. Какие функции выполняют моральные нормы в обществе?

3. Каковы свойства морали?

1. Дайте определение права в юриспруденции.

2. Какую роль играет право в жизни общества?

Вопрос 3. Сходство и различие моральных и правовых норм

1. Охарактеризуйте моральные нормы.

2. Какие сферы общественной жизни регулируют моральные нормы?

3. Какие сферы человеческой жизни регулируют правовые нормы?

4. Расскажите о происхождении моральных норм.

5. Расскажите о происхождении правовых норм.

6. Назовите санкции за нарушение моральных норм.

7. Какие применяются санкции за нарушение правовых норм?

8. Назовите объекты, регулируемые моральными и правовыми нормами.

Вопрос 3. Мораль и политика

1. Что такое политическая система?

2. Каковы функции политической системы?

3. Назовите философов, утверждающих единство политики и морали.

4. Кто из философов разделял политику и мораль?

5. Какие существуют точки зрения на взаимосвязь морали и политики?

Задание 1. Заполните таблицу о различиях моральных и право- вых норм___

Задание 2. Соотнесите модель взаимосвязи морали и политики и ее сторонников

Модель взаимосвязи морали и политики

1. Политические решения регулируются мораль

ными нормами, существующими в обществе

Э. Фромм Дж. Хаксли Э. Берк

2. Мораль и политика не имеют ничего общего

Н. Макиавелли Г. Моска Р. Михельс

3. Мораль и политика различны, в отдельных слу

чаях мораль ограничивает принятие политических

Ж. Боден Т. Гоббс А. Швейцер

4. Существует особая политическая мораль, ради

которой политики должны жертвовать общепри

Задание 3. Выберите правильный ответ из предложенных вариантов

1. Необходимость использования в обществе двойного стандарта, различения общественной и личной морали признавал

4) Ф. М. Достоевский.

2. Общие для морали и права нравственные понятия — это

1) любовь и ненависть

2) демократия и правопорядок

3) справедливость и долг

4) идейность и принципиальность

5) коллективизм и эгоизм.

3. Правовая мораль — это

1) представления о свободе человека и справедливом общественном устройстве

2) правила внеслужебного поведения сотрудников правоохранительных органов

3) нормы и принципы, которые регламентируют и защищают права человека и гражданина в профессиональной деятельности юристов, регулируют общение юристов с различными категориями граждан

4) снижение качества профессиональной деятельности юристов, их профессионального сознания, а также профессиональных отношений с людьми

5) все ответы верны.

4. Нормы права имеют силу принуждения, так как они установлены

4) мировым сообществом

5) все ответы верны.

5. В отличие от правовых норм, моральные нормы носят:

1) только рекомендательный характер

2) только обязательный характер

3) только предписывающий характер

4) частично рекомендательный, частично предписывающий характер

С.Остапенко: Философия морали

Следует различать философию морали как раздел философии и этику как относительно самостоятельную философскую дисциплину. Теоретическая этика изучает происхождение и функции морали, структуру морального сознания и нравственного поведения, создаёт моральные теории. А философия морали их осмысливает, анализирует методы обоснований, корректность определений, разрабатывает методологические аспекты этики, но не подменяет этику и не создаёт этических теорий.

Термин «этика» (греч. ethika от ethos — обычай, нрав) впервые употребил Аристотель. Иногда её называют практической философией.

Мораль – это система норм и оценок, регулирующих общение и поведение людей в целях гармонизации общественных и личных интересов. Эти нормы и оценки возникали и развивались вместе с развитием общества. Они носят императивный, предписывающий характер, утверждают нравственные чувства, мотивы, цели и оценки поведения, выполняют ценностно-ориентирующую, социализирующую, регулятивную функции. Некоторые этики не различают мораль и нравственность, другие более обоснованно считают, что мораль – это социально принятые этические нормы поведения, а нравственность – это моральный аспект практического поведения человека. Категориями морали являются добро, совесть, честь, справедливость, счастье, любовь и т.д. Все эти категории парные, это значит, что существуют и противоположные им понятия: зло, бессовестность, несправедливость и т.д.

Если говорить о типах этических теорий, то они бывают:

Натуралистические — основанные на естественнонаучных знаниях и ненатуралистические — основанные на спекулятивных построениях, на «вере в то, чего нет, но что должно быть». Но откуда возьмётся «вера в должное» без конкретных научных знаний о «сущем»? Романтичные этики или умалчивают об этом или указывают на «абсолюты» данные свыше. По-сути это уход от ответа.

Мотивистские – в которых правильность морального выбора ставится в зависимость от его мотива и эмотивистские – в которых выбор зависит от искренности в выражении чувств.

Субъективистские – основанные на личной убеждённости в своих представлениях о моральной правоте и объективистские, отрицающие различия между рассмотрением моральных вопросов и эмпирической реальности и допускающих их обсуждение на основе посюсторонних естественнонаучных методов и рационального мышления.

История этических взглядов .

Философы античности ( Сократ, Платон, Аристотель) основывались на предположении, что знания, мудрость и добро неразделимы. Если мы будем знать что такое правильная жизнь, что такое добродетель, то и поступать будем соответственно. Позиция здравая, но оказалось, что человечество до неё и до сих пор явно не созрело. Часто зло творят умышленно. Да и легко ли знать что есть добро? Ложь – это зло? А если эта ложь во благо?

Христианская этика очень неоднородна, имеется масса ортодоксальных и еретических доктрин. Первый тип – «пастырская» этика ранних христиан, зародившаяся в иудаизме и персидской мистике. В ней акцент делается на Декалог. Это десять заповедей Ветхого завета, предназначенные для «ближних», для иудеев. Второй тип – средневековая церковная этика, в которую была привнесена метафизика Платона и Аристотеля. Изменилось понимание «потусторонности» и «души». Если ранее считали, что она у всех людей одинакова, то по учению Фомы Аквинского стали уже считать каждую душу уникальной, что повлияло и на понимание «бессмертия». Росло количество мужских и женских монастырей, в которых мораль была очень строга, вплоть до «умервшления плоти», а нравственность весьма сомнительна. Описан случай: в женском монастыре из пруда спустили воду и на дне обнаружили множество трупов утопленных новорожденных младенцев. Церковь внедряла жесткий аскетизм, тело считалось греховным и презренным, душу готовили к спасению на «том» свете. Среди населения половые отношения допускались только как постыдное деяние супругов ради продолжения рода. /См. Руслан Ваверанг. Секс в истории человечества/. Все церковники были согласны с тем, что Бог определил систему правил для нравственного руководства, но какие именно правила входят в эту систему – согласия не было. Возникла казуистика – практика составления списков поступков во благо и во зло в казуистических спорах.

Христианская этика является авторитарной, так как Церковь рассматривает свой моральный кодекс как безошибочное выражение Божьей воли. Нарушение кодекса отождествляется с неповиновением. При этом фундаменталисты опираются на тексты Библии, католики – на авторитет Папы, протестанты – на «спасение верою», на непосредственную связь каждого человека с Богом не требующую никаких посредников, православные – на святость апостольской православной Церкви и соборность, на указание о том, что «Всякая власть от Бога». Такая этика возводит непроходимую стену между должным и сущим, она не требует доказательств для моральных норм, считая их данными свыше. Но уже Аристотель настаивал на том, что поступок может быть моральным, только если он совершен в результате свободного выбора и понимания. Выполненное по принуждению вообще не может быть оценено с позиций морали, как не может быть оценен поступок раба, выполненный по приказу хозяина.

Этика долга. По Канту этика — наука о должном. Автономная этика основана на внутренних самоочевидных нравственных принципах. Ей противостоит гетерономная этика, исходящая из внешних условий и целей. Моральный закон требует, чтобы людям было воздано по заслугам. Но кто воздаст? В качестве воздающего Кант постулирует существование Бога. (Но никакого «доказательства» бытия Бога у Канта нет, наоборот, у него есть доказательство несостоятельности всех имеющихся в истории разновидностей такого доказательства, что признаёт уже и современная Церковь). Кант считает, что человек всегда действует или из личной склонности или в силу долга. Нравственным может быть только второе. Отсюда его «категорический императив»: каждый поступок необходимо оценивать в свете того, что получилось бы, если бы он стал всеобщим правилом поведения.

Этика ценностей возникла в начале XX века: М. Шелер и Н. Гартман в противовес кантовской «формальной этике долга», способной сделать человека несчастным из-за принесения в жертву долгу личных склонностей, разрабатывали «содержательную» этику, преодолевающую метафизику и опирающуюся на достижения науки. Высшей ценностью является достижение счастья наибольшего количества людей, и для достижения такой цели необходимы демократические формы правления. Так возник утилитаризм, моральная теория социально-активных людей, терпимых, деятельных, оправдывающая стремление человека к достижению поставленной цели, если эта цель приближает достижение счастья большинства. А как быть с меньшинством? Здесь начинаются рассуждения о соотношениях выгод и потерь и размышления о «разумном эгоизме». (Н.Г. Чернышевский, Дж.Ст. Милль, И. Бентам).

Какие поступки считать соответствующими моральным ценностям? Конвенционализм считает, что это зависит от соглашений (конвенций), что практически приводит к этическому релятивизму: «всё относительно». Моральны ли, скажем, обман, развод, доносительство, смертная казнь, эвтаназия? Смотря в каких случаях. Но такая ситуация приводит к размыванию критериев оценки. Поэтому, опасаясь этического релятивизма и «разгула несовершенной демократии», опасаясь потери нравственных ориентиров, некоторые этики конца XX века пытались вернуться к вере в моральные Абсолюты. Это им не удалось, но слов было много.

Современная этика – это этика ответственности. В 80-х годах XX века вышла книга немецко-американского философа Ганса Йонаса, посвященная принципу ответственности людей перед собой и будущими поколениями. (Йонас Г. Принцип ответственности. Опыт этики для технологической цивилизации. М.: Айрис-пресс, 2004). Автор показал ошибочность дихотомического разделения ценностных и научных суждений, гибельность программы «покорения природы» и идеологии общества массового потребления, он осудил не только капиталистический подход к использованию природных ресурсов, основанный на получении максимальной прибыли, но и марксизм как теорию не способную решить глобальные проблемы человечества по причине своей утопичности. Если человечество хочет выжить, то в своей деятельности оно должно руководствоваться принципом ответственности. Для этого необходимо выбирать ценности, опираясь на информацию, которую может дать наука. Нельзя говорить о должном, не зная сущего.

Современная этика объединяет этику ценностей и принцип ответственности, говорит о нравственных нормах, которые стимулируют людей сознательно брать на себя ответственность за своё личное благополучное и стабильное будущее, за будущее всего человечества на основе ценностей, обоснованных современным естествознанием и социальными науками. Принцип ответственности не допускает вседозволенности, предполагает самоограничение и совершенствование человека и социума. Этика ответственности является объективистской натуралистической теорией, отрицающей метафизические абсолюты долженствования и выводящая моральные ценности должного из научных знаний о сущем.

Центральной для этики была и остаётся проблема добра и зла.

Служебная или «деонтологическая» этика изучает особенности нравственного поведения профессионалов, работающих с людьми. Врачей, военнослужащих, полицейских, педагогов, продавцов, официантов, таксистов, чиновников. Например, клятва Гиппократа или соблюдение врачебной тайны являются моральным долгом медицинского работника. Служебная этика обобщает моральные аспекты работы тех или иных специалистов с людьми, для них разрабатывают соответствующие рекомендации и правила общения. Деонтологическая этика граничит с психологией и профессиональным этикетом.

Метаэтика – применение логики и методологии науки к этическим понятиям, рассуждениям, теориям. Метаэтика поэтому требует некоторых специальных знаний в области логики и методологии науки, в области естествознания и истории наук, важность которых некоторым этикам, к сожалению, далеко не всегда очевидна. Но если этику ставят в ряд идеологических форм сознания и опираются на внерациональные приемы внушения, то возникает терпимость к дефектам в аргументации, нечувствительность к нарушениям элементарных законов логики и открывают путь и моральной демагогии.

Моральная демагогия есть аморальное морализаторство для управления людьми, часто проявляется в наборе различных фраз, каждая из которых пертендует на то, чтобы её воспринимали как истинную, но все вместе они отношения ни к истине ни к сути дела не имеют. Она характеризуется этической перегруженностью языка, присвоением права выносить моральную оценку и восприятие самого себя как носителя Абсолютной Истины. Моральный демагог произвольно разделяет людей на добрых и злых, на своих и чужих. Моральную демагогию можно воспринимать как лицемерную форму последнего суда, в котором демагог присваивает себе функцию Бога. Практика моральной демагогии заключается в переходе от здравого смысла и профессионально-научного уровня на возвышенное, неопределенное, непроверяемое и витиеватое словотворчество, составление бессмысленных текстов из отдельных кажущихся разумными предложений. Часто демагогия связана с некомпетентностью, безнравственностью, и служит их прикрытием. Морализаторство часто присуще и людям, страдающим комплексом неполноценности.

Древнекитайский мыслитель Лао-цзы предупреждал: «Верные слова не изящны. Красивые слова не заслуживают доверия».

Русский философ В. Розанов отрезал: «Я не такой подлец, чтобы говорить о морали».

Это, конечно, эпатаж. Всегда труднее моральные нормы соблюдать, чем о них говорить.

Моральные нормы носят предписывающий характер