Нарушение прав человека. Примеры из разных стран

Права человека сегодня очень хорошо защищаются законодательно. Действуют международные пакты, а в большинстве государств гарантии и права закреплены в конституциях и отдельных законах. Но стоит отметить, что довольно часто происходит нарушение прав человека. Примеры будут приведены ниже.

Основные причины притеснений человека и гражданина

На сегодняшний день уровень развития политической мысли и правовой культуры в общемировом формате позволяет видеть те идеалы защищенности и реализации всех видов прав человека, к которым стоит стремиться. Но мы прекрасно понимаем, что абсолютного социального рая на Земле быть не может. Этому есть несколько причин:

  • Политический режим в государстве. Как показывает опыт, наиболее люди защищены в условиях политической демократии, когда каждый член общества имеет равные права. Сейчас во многих странах мира находятся при власти режимы антидемократические, а в некоторых случаях и антинародные. В таком случае ни о какой гарантии политических и экономических прав населения речи идти не может.
  • Религиозные моменты. Во многих государствах Азии серьезное влияние на жизнь общества оказывает религия. Радикальные и умеренно-радикальные религиозные течения часто притесняют права женщин как пола (ношение паранджи и т.д.).
  • Экономические проблемы в стране. Любой системный кризис приводит к понижению уровня жизни населения, поэтому уже невозможно соблюдать некоторые права человека, например, на достойную оплату труда.

Нарушение прав человека и гражданина в СССР

Советские лагеря в 1930-1950 годах были переполнены. Попасть туда можно было очень легко. Надеюсь, вы понимаете о каких лагерях идет речь. Была выстроена такая государственная система, когда человек как личность абсолютно не существовал. Система доносов, культа личности порождала такие извращения, что никто, даже крупный партийный руководитель, не был застрахован от попадания в лагерь на многие годы или даже расстрела. КГБ работало на выявление «антисоветских» групп и организаций. Например, возьмем известное «дело врачей». В 1930 году было сфабриковано уголовное дело, согласно которому среди медиков органы госбезопасности выявили антисоветскую организацию, задачей которой было свержение действующего режима. Все «деятели» этой вымышленной организации были расстреляны.

Право на жизнь

Нарушение прав человека (примеры будут приведены в этом разделе) имеет место уже в современности, причем в разных странах мира. Например, возьмем проблему беженцев. Многие из них на какое-то время оказываются в специальных лагерях. Согласно официальной информации ООН, еженедельно в лагерях Уганды умирает 1500 человек, покинувших насиженные места. Это естественно, потому что у властей этой страны нет финансовых возможностей наладить нормальный быт на территории временных поселений, там бытуют голод, эпидемии, антисанитария.

К сожалению, из-за неправомерной деятельности правоохранительных органов часто возникают случаи нарушения прав человека. Можно взять официальную информацию бразильской полиции и просто прийти в ужас! Например, 2007 год. Полицейские убили 1260 человек. Как такое может быть в цивилизованной стране? Служители порядка за это не отвечали, так как все эти факты были оформлены как необходимая самооборона.

К сожалению, массовое убийство людей сегодня все еще остается тяжелой проблемой человечества, с которой международному сообществу еще предстоит справляться.

Проблема рабства

Кто сказал, что рабства в XXI веке быть не может? Оно, к сожалению, еще есть во многих странах. Даже в Европе происходит нарушение прав человека. Примеры можно привести элементарно. В Турции до сих пор существуют гаремы, в которых предоставляют сексуальные услуги. Каким-то волшебным образом часть девушек в этих гаремах оказывается из Украины. Схема проста. В газету или через Интернет дается объявление о высокооплачиваемой работе за границей. Выезд оформляется официально, есть виза, все законно. Но потом ситуация оказывается достаточно плачевной.

Ответственность за нарушение прав человека

За каждый факт нарушения человеческих прав должно быть наказание. Это аксиома. Но реальность и неизбежность этого наказания зависит от очень многих факторов. Легче всего наказать одну особу или группу людей. Начинается уголовное производство, собираются доказательства по каждому конкретному эпизоду, обобщается информация и выносится приговор. Но ведь часто права людей нарушаются государством. Здесь все происходит немного сложнее, ведь наказать должно международное сообщество. Наиболее распространенным методом считаются санкции. Они могут быть как политическими, так и экономическими. Конечно, эффект от санкций не всегда достигается положительный. С одной стороны, повышается вероятность свержения политического режима, а с другой — уровень жизни населения может еще больше упасть.

Никто не думал, что в XXI веке мы будем наблюдать практически повсеместное нарушение прав человека. Примеры говорят сами за себя, однако.

Жалобы на нарушения прав человека в Казахстане растут

Правозащитники критикуют исполнение национального плана действий в области прав человека, который в Казахстане был принят в 2009 году. Чиновники не согласны с их выводами.

Согласно национальному плану представители гражданского общества и государственных органов должны изучить 13 основополагающих прав и адаптировать их к международным актам и конвенциям, ратифицированным Казахстаном.

В среду, 20 апреля, в Астане речь шла только о внедрении международных стандартов в области соблюдения свободы слова и права на свободу от пыток. Внедрение остальных 11 пунктов национального плана станут предметом обсуждения следующих встреч заинтересованных сторон.

Как констатировали организаторы мероприятия, «даже анализ первых двух из 13 запланированных к изучению прав показал, что предусмотренные планом действия осуществляются не в полной мере, а в отдельных случаях и вовсе не имеют отношения к действительности».

С этими выводами не согласился Тастемир Абишев, секретарь комиссии по правам человека при президенте Казахстана, который сообщил, что на практике уже реализовано 40 процентов пунктов национального плана.

НЕПОМЕРНЫЕ ИСКИ РАЗОРЯЮТ ГАЗЕТЫ

Тамара Калеева, президент прессозащитной организации «Адил соз», считает, что в национальном плане раздел, касающийся свободы слова, «прописан наиболее слабо» и составлен министерством культуры без какого-либо участия гражданского общества. По ее словам, практика ущемления права на свободу слова в Казахстане продолжается.

«Два главных редактора газет до сих пор в тюрьме, а иски к газетам

остаются астрономическими», – говорит Тамара Калеева.

По ее словам, отсутствие ограничений и регламентирования размеров компенсаций путем введения государственной пошлины привели к тому, что последние два года требуемые консолидированные суммы возмещения морального вреда превышают два миллиарда тенге ежегодно и они направлены «на разорение и закрытие СМИ».

Тамара Калеева отмечает и позитивные изменения. К ним она отнесла изменения в гражданском кодексе страны, согласно которому предприятия более не могут требовать возмещения морального вреда от издания, поскольку «такая абстракция, как юридическое лицо, не может испытывать моральные страдания».

В то же время президент прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева не поддерживает требование некоторых правозащитников об усилении уголовной ответственности за воспрепятствование деятельности журналистов. «Куда усиливать дальше? Вводить смертную казнь?» – спрашивает она участников круглого стола. Никто с ней в дискуссию не вступил.

ЖИЗНЬ БЕЗ ГАРАНТИЙ ЗАЩИТЫ ОТ ПЫТОК

Правозащитники отмечают увеличение потока жалоб на применение пыток в 2010 году и то, что при этом «в правоприменительной практике ожидаемых существенных изменений не произошло». По их мнению, граждане Казахстана до сих пор не имеют гарантий защиты от пыток,

особенно в период незарегистрированного удержания до составления протокола о задержании.

Как отмечают правозащитные организации, количество сообщений о нарушениях прав человека с каждым годом увеличивается и «в 2010 году в адрес омбудсмена, согласно годовому отчету уполномоченного по правам человека в Казахстане, поступило 1378 сообщений о нарушении прав и свобод человека».

Назгуль Ергалиева, исполнительный директор Центра исследования правовой политики, отмечает, что общественности не доступна информация об исполнении рекомендаций ООН и, более того, сам документ является труднодоступным, он отсутствует на сайтах комиссии по правам человека или правительства Казахстана.

ТЮРЬМЫ БОЛЕЕ ОТКРЫТЫ, ЧЕМ ДЕТДОМА

Владимир Токин, начальник управления социально-психологической работы КУИС, позволил себе не согласиться со столь пессимистичной оценкой. Он сообщил, что только с начала 2011 года члены общественных наблюдательных комиссий 150 раз посетили колонии и тюрьмы Казахстана,

где уже начался переход к покамерному содержанию осужденных лиц, что отвечает общепризнанной мировой практике. По его информации, в настоящее время две тысячи заключенных содержатся в камерах, а не в общих бараках и к 2015 году камеры в тюрьмах смогут принять 15 тысяч человек.

Нурлыбек Абдраимов, помощник генерального прокурора, в ответ на критику сообщил, что большинство жалоб на применение пыток не находят своего подтверждения в ходе проверок и большей частью относятся к неоказанию медицинской помощи или плохим условиям содержания, поэтому количество возбужденных уголовных дел в разы меньше зарегистрированных жалоб.

По его словам, инициирование новых правил регистрации заявлений позволит улучшить статистику, поскольку предварительное следствие уже проводится независимым органом. Таким правом, говорит Нурлыбек Абдраимов, после изменений в законодательстве Казахстана в январе 2011 года теперь наделены министерство внутренних дел и финансовая полиция, которые расследуют уголовные дела против лиц, не являющихся сотрудниками данного органа.

Сауле Мектепбаева, директор представительства организации «Международная тюремная реформа», обратила внимание на то обстоятельство, что сегодня тюрьмы Казахстана гораздо более открыты, чем детские дома, интернаты, дома престарелых или учреждения для психически больных людей.

Возможно, поводом для ее выступления стала шокирующая новость прошедшей недели, когда в пришкольном интернате Северо-Казахстанской области были выявлены факты развращения и сексуального насилия в отношении малолетних детей.

Ожидается, что 15 мая 2011 года комиссия по правам человека при президенте Казахстана представит отчет за 2010 год, в котором государственный орган будет отчитываться о выполнении Казахстаном взятых на себя обязательств согласно ратифицированным международным договорам и конвенциям.

Нарушения социальных прав: угроза международному миру

По мотивам выступления на конференции Московской Хельсинкской группы «Мониторинг ситуации с правами человека в России в 2014—2015 гг». Москва, Центр им. А.Д. Сахарова, 25.08.2015

Фото: «Новая газета»

Фундаментальность проблемы соблюдения социальных прав, ее критическое значение в обеспечении международного мира и безопасности требуют самого пристального внимания ОБСЕ к этому вопросу


Борис Альтшулер

Все диктатуры, авторитарные системы правления преходящи.
Непреходящими оказываются только демократические системы.
При всех их недостатках ничего лучшего человечество не придумало.

Владимир Путин

«Россия на рубеже тысячелетий», —
«Независимая газета», 30 декабря 1999 г.

Не знаю, кто внушает россиянам глупость о непобедимости коррупции.

Михаил Саакашвили. —
«Новая газета», 19 августа 2015 г.

Борис АЛЬТШУЛЕР,
председатель правления РОО «Право ребенка»,
член Московской Хельсинкской группы

Название моего доклада повторяет название недавнего, июля 2015 г., обращения членов МХГ, включая ее основателей Юрия Орлова и Людмилы Алексеевой, к руководству ОБСЕ с призывом разработать новую, «четвертую корзину» межгосударственных обязательств с целью преодоления угрожающего международной безопасности кризиса в сфере соблюдения социальных прав.

Почему это обращение является сегодня особенно актуальным?

1. Связь социальных прав с вопросами глобальной безопасности

1 августа 1975 г. государствами-участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе была подписана историческая Хельсинкская Декларация, «Третья корзина» которой предусматривает государственные обязательства придерживаться международных стандартов в области прав человека. Это был важнейший шаг к более безопасному миропорядку, к преодолению конфронтации двух систем, которая угрожала самоуничтожением человечества в термоядерной войне.

Но время идет вперед, и на смену XX веку, ставшему жертвой глобальных мессианских идеологий, пришел век XXI, главными «факторами» которого стали процветающая во многих странах беспредельная коррупция и «олигархическая экономическая модель», парализующие производственный потенциал населения и порождающие глобальную бедность, неравенство доходов и социальную незащищенность. Не обошла эта беда и Россию, где бедность и неприемлемые жилищные условия, в первую очередь семей с детьми, обусловлены недопустимым разрывом между доходами большинства семей и монопольно «накрученными» ценами на жилье, на продукты и товары первой необходимости и где спасительный для семьи малый бизнес задушен коррупцией в органах власти и в правоохранительных органах.

Эти проблемы нарастают везде и становятся причиной нестабильности, принимающей кровавые формы, порождающей небывалые по масштабу потоки беженцев и даже угрожающей реанимацией холодной войны.

Что же случилось? Почему вместо образования стабильного демократического государства (см. слова Владимира Путина в эпиграфе) с известными механизмами «сдержек и противовесов» Россия сегодня «сползает» к самоубийственному сталинизму? Почему демократия не приживается в большинстве стран, возникших после распада СССР, а все западные «democracy building» программы оказались провальными? Ответ очевиден: если в 1945 году в предельно тоталитарных Германии и Японии строительство демократии сопровождалось экономическими реформами, позволившими преодолеть нищету миллионов (в Европе — План Маршалла, в Японии — мощная государственная антимонопольная политика, породившая японское «экономическое чудо»), то позже ничего подобного не произошло ни в Российской Федерации, ни в других странах СНГ, ни вообще в мире. Достаточно сказать, что триллионы долларов, потраченные развитыми странами в последние десятилетия на борьбу с глобальной бедностью, «ушли в песок», а точнее, в карманы чиновников стран — получателей этой помощи. А американская операция в Ираке 2003 года привела сегодня к возникновению ИГИЛ.

Предлагаемая в обращении членов МХГ «корзина» взаимных обязательств в сфере защиты социальных прав должна способствовать устранению указанных «факторов XXI века», катастрофически дестабилизирующих мировой правопорядок.

2. Гуманитарные причины обращения членов МХГ

Год назад, 13 августа 2014 г., выступая из США по скайпу на посвященном его 90-летию собрании правозащитников в офисе Уполномоченного по правам человека в РФ, Юрий Орлов подчеркнул необходимость развития нового направления правозащиты — защиты социальных прав. Тогда этот тезис поддержали Лев Пономарев и автор данной статьи. Поддержали по понятной причине: потому что мы с этими проблемами работаем, каждый день сталкиваемся с человеческой бедой вопиющих нарушений социальных прав. Направление «социальная правозащита» стало основным в деятельности РОО «Право ребенка» в последние годы.

Два примера этих российских проблем сегодняшнего дня:

1) «Право на жилище» (ст. 40 Конституции РФ). Поступает множество просьб SOS о помощи, в том числе от многодетных семей в неприемлемых жилищных условиях либо вообще без жилья и регистрации. Специфика этих жилищных проблем в их принципиальной неразрешимости в заданных на сегодня в России условиях, когда вся индустрия жилищного строительства работает не для людей, а ориентирована на получение сверхдоходов ограниченным набором компаний-монополистов, тесно связанных с заинтересованными чиновниками федерального и регионального уровней. Но, как правильно заметила Людмила Михайловна Алексеева, «мы правозащитники как раз и занимаемся неразрешимыми проблемами — и только это и имеет смысл» (сошлюсь здесь на наше с ней недавнее обращение к президенту РФ «Почему детям негде жить в самой большой стране мира?» — http://mhg-main.org/news/pochemu-detyam-negde-zhit-v-samoy-bolshoy-strane-mira).

«Борис Львович, всё у вас правильно написано: построить много, хорошо, быстро и дешево ничего не стоит; не делается по единственной причине — это никому не нужно», — сказал мне высокий сотрудник бывшего Министерства регионального развития РФ, ознакомившись с подготовленной нами с коллегами в Общественной палате РФ IV созыва программой «Жилищный спасательный круг». Разговор состоялся в 2012 г. Я благодарен Совету при Президенте РФ по правам человека (СПЧ) и Уполномоченному по правам человека в РФ за поддержку в этих вопросах, за то, что они ставят их на высшем уровне. Однако те, кому «не нужно», эффективно саботируют указы президента и постановления правительства, направленные на разворачивание строительства доступного жилья.

Что делать? Система, очевидно, подчиняется законам физики, т.е. не способна вытащить саму себя «за волосы» из коррупционно-монопольного болота.

Вывод: нужны внешние «точки опоры», т.е. антикоррупционные и антимонопольные международные обязательства — отсюда и идея «четвертой корзины».

2) «Право на достойную жизнь» (ст. 7 Конституции РФ). Нищета миллионов семей, поиск ответа на мучительный вопрос: «Чем и как накормить детей?» И снова первопричина проблемы в монополизме, в отсутствие реального рынка и справедливой конкуренции. Практически всю торговлю продуктами в России контролируют примерно 25 сетевых компаний, получающих сверхдоходы от искусственно ими установленной разницы в сотни процентов между закупочными и розничными ценами. Об этой проблеме не раз в самых резких выражениях говорилось на высшем уровне — ничего не меняется. Так же, как давно говорят о «программе социального питания» на основе отечественной фермерской продукции, — но воз и ныне там. А выделяемые сейчас на сельское хозяйство в целях поддержки импортозамещения бюджетные сотни миллиардов рублей достаются исключительно агрохолдингам-монополистам и не доходят до массового фермера, который только и способен накормить страну качественными и дешевыми продуктами.

Знаковый пример: в апреле с.г. СПЧ провел выездное заседание в Краснодаре по жалобам сотен кубанских фермеров, у которых отнял землю агрохолдинг, принадлежащий губернатору Краснодарского края Александру Ткачеву. Обращения фермеров в прокуратуру, полицию, суд были бесполезны, поскольку все они «в кармане» у губернатора. Вскоре после этого вмешательства СПЧ Владимир Путин своим указом сместил Александра Ткачева с должности губернатора, но назначил его министром сельского хозяйства РФ. И теперь Александр Ткачев распределяет бюджетные миллиарды по всей стране — естественно, в интересах агроолигархов. И совершенно непонятно, как преодолеть этот коррупционно-монопольный альянс сугубо национальными инструментами (где они?), не имея «внешней точки опоры».

О возможном содержании «социальной корзины» обязательств

Несколько членов МХГ не присоединились к прилагаемому обращению, мотивировав это тем, что традиционно защита социальных прав — это установка на уравниловку и иждивенчество, и что говорить об этом — тем более неуместно в сегодняшних условиях беспрецедентной атаки российских властей на гражданские права.

Другие члены МХГ — их большинство — посчитали, что такой призыв как раз сейчас нужен и своевременен. Соглашусь с критиками в том, что призывать к «уравниловке и иждивенчеству» бессмысленно (хотя традиционные формы поддержки социально уязвимых категорий населения, конечно, должны сохраняться и совершенствоваться). Но выше я говорил о другом — о том, что людям необходимо «дать не рыбу, а удочку», т.е. о главном социальном праве работать и зарабатывать так, чтобы самому кормить свою семью. Именно этого права лишены миллионы граждан РФ и многих других стран — отсюда и парадоксальное явление «нищета работающих».

Также предельно важно, чтобы приближенные к населению руководители местных органов власти побаивались этого населения, знали, что пренебрежение насущными социальными правами людей приведет к их неизбежной отставке. Почему уровень жизни и социальная защищенность населения в бедной ресурсами Финляндии — среди самых высоких в мире, тогда как в богатой ресурсами России миллионы граждан прозябают в нищете? Потому, что Финляндия внедрила на практике организацию местного самоуправления, предложенную еще реформами Александра II. Тогда как в России, увы, всё до сих пор остается «как всегда», т.е. мнение населения ни на что не влияет.

Итак, предлагается, в дискуссионном порядке, следующее наполнение новой «корзины» взаимных международных обязательств в сфере защиты социальных прав:

1) комплекс мер по развитию множественных систем общественного контроля, включая наднациональные механизмы общественного контроля;

2) комплекс мер по защите добросовестной конкуренции на выборах местного уровня, включая организацию независимого общественного наблюдения и международное содействие в этом деле;

3) комплекс жестких антимонопольных мер по обеспечению добросовестной конкуренции в сферах производства продуктов и товаров первой необходимости и жилищного строительства (наш опыт социальной правозащиты говорит о том, что без этих мер абсолютно невозможно преодоление крайней бедности и обеспечение конституционного права на жилище);

4) усиление национальных инструментов и международного сотрудничества в сфере преодоления коррупции — в первую очередь в правоохранительных органах и судебной системе, внедрение принципов целевой оперативно-разыскной деятельности и добровольного отказа чиновников, председателей судов, сотрудников правоохранительных органов и спецслужб от неприкосновенности их частной жизни.

К настоящему времени принято немало международных документов в сфере предупреждения коррупции, являющихся своего рода спасительным «вмешательством во внутренние дела», но они малоэффективны, поскольку не подкреплены санкциями за их неисполнение. К примеру, Россия еще в 2006 г. ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции, но не всю — за исключением ее ключевой статьи 20, реально угрожающей отечественным коррупционным схемам. Президент, правительство инициируют принятие различных «антикоррупционных планов», исполнение которых возлагается на тех же коррупционеров, а статья 20 КПК ООН из года в год не ратифицируется.

Тут, очевидно, без помощи «извне» не обойтись, что и предлагается.

Завершу статью отсылкой на вынесенные в эпиграф слова Михаила Саакашвили, который на практике совершает «чудеса», — победил коррупцию в полиции Грузии, а недавно сумел вернуть жителям Одессы ее лучший пляж, много лет назад захваченный украинским олигархом.

Президент России Владимир Путин только что посетил Севастополь, где ему было вручено обращение 22 тысяч жителей города-героя с просьбой защитить севастопольские пляжи от их распродажи городскими властями. В связи с этим не могу не высказать вполне конструктивное предложение руководству Российской Федерации обратиться к Михаилу Саакашвили с просьбой: в свободное от работы мэром Одессы время спасти также и пляжи Севастополя.

Приложение. Нарушения социальных прав: угроза международному миру

Обращение к председателю ОБСЕ и Совету министров ОБСЕ

9 июля 2015 года

Мы, ветераны правозащитного движения в России, обращаемся к Вам с призывом принять новую «корзину» обязательств, направленных на преодоление кризиса, с которым столкнулись многие страны ОБСЕ, — кризиса соблюдения социальных прав.

Деятельность Московской Хельсинкской группы, созданной в 1976 году в целях реализации Хельсинкских соглашений 1975 года, была сосредоточена на вопросах соблюдения гражданских и политических прав. Но воссозданная после распада СССР Московская Хельсинкская группа была вынуждена постепенно расширить сферу своей деятельности, включив в нее и защиту социальных прав: отсутствующего или низкого качества права на охрану здоровья, права на жилище и др.

Эти социальные проблемы затрагивают интересы большинства населения России. Во многих других странах ОБСЕ острыми являются проблемы нищеты рабочих-мигрантов, отчаянное положение беженцев или проблемы постоянно дискриминируемых групп, таких как цыгане. И от нарушений социальных прав, как правило, больше всего страдают дети. Не говоря уже о таких распространенных нарушениях, как детская проституция или трансграничная торговля детьми.

ОБСЕ не уделяла должного внимания этим мрачным реалиям. Да, о социальных правах говорят и Хельсинкские соглашения 1975 года, и многие другие документы и заявления ОБСЕ, принятые впоследствии. Однако тема соблюдения социальных прав не получила должного развития, а упоминание о них сводится к знакомой формуле об «экономических, социальных и культурных правах». В том числе игнорируются широкие аспекты защиты прав детей, о которых говорится лишь в контексте указанных проблем сексуальной эксплуатации или торговли детьми, а также в виде формального одобрения Конвенции о правах ребенка.

Такой несистематический или узкоспециализированный подход не адекватен масштабу и глубине социальных проблем, существующих сегодня в государствах-участниках ОБСЕ. При таком подходе невозможен адресный учет разнообразия и специфики нарушений социальных прав в различных странах, равно как невозможен учет тех огромных угроз международному миру и безопасности, которые неизбежно влекут эти проблемы. Сегодня очевидно, что требуется целостный подход и единая концептуальная и практическая база защиты социальных прав.

Фундаментальность проблемы соблюдения социальных прав, ее критическое значение в обеспечении международного мира и безопасности требуют самого пристального внимания ОБСЕ к этому вопросу. Инструменты ОБСЕ дают возможность уделить этой проблеме то особое внимание, которого она заслуживает, — в очевидной ее связи с вопросами мира и безопасности, и без ущерба делу защиты гражданских и политических прав. Более того, ОБСЕ уполномочена не только проводить мониторинг соблюдения прав и давать соответствующие рекомендации. ОБСЕ обладает потенциалом реальных действий в защиту этих прав.

Поэтому, в дополнение к нашему призыву разработать и принять новую «корзину» социальных прав, мы просим рассмотреть вопрос об организации серии встреч и других мероприятий с целью выработки конкретных мер и шагов, направленных на улучшение ситуации в наиболее острых социальных сферах. С тем, чтобы предложенные рекомендации по обеспечению социальных прав воплотились в реальные действия.

Юрий Орлов, основатель Московской Хельсинкской группы, заслуженный профессор физики Корнельского университета в отставке.

Людмила Алексеева, член-основатель и ныне председатель Московской Хельсинкской группы, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Борис Альтшулер, член Московской Хельсинкской группы.

К заявлению присоединились члены Московской Хельсинкской группы: Валерий Борщев, Алексей Головань, Ольга Зименкова, Виктория Маликова, Даниил Мещеряков, Владимир Миронов, Каринна Москаленко, Сергей Пашин, Александр Петров, Лев Пономарев, Алексей Симонов, Сергей Сорокин, Лилия Шибанова.

Обращение направлено:

1. Ивика Дасичу (Ivica Dacic), председателю ОБСЕ 2015 г., заместителю премьер-министра и министру иностранных дел Республики Сербия.

2. Ламберто Занниеру (Lamberto Zannier), Генеральному секретарю ОБСЕ.

3. Илкка Канерва (Illka Kanerva), президенту Парламентской ассамблеи ОБСЕ.

4. Михаэлю Георгу Линк (Michael Georg Link), директору офиса ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека.

Права человека в мире

Нарушения прав журналистов на территории России

8 декабря неизвестны напали на съемочную группу телеканала РЕН ТВ во время съемок сюжета в коттеджном поселке в подмосковной Апрелевке (Наро-Фоминский район).

19 ноября на журналистку РЕН ТВ во время съемок сюжета о пожаре в стрелковом клубе на западе Москвы напал охранник клуба.

23 октября на заместителя главного редактора «Эха Москвы» Татьяну Фельгенгауэр совершили нападение. Борис Гриц ворвался в редакцию радиостанции и ударил ее ножом в горло. Журналистку доставили в НИИ имени Склифосовского и прооперировали.

28 сентября закрылся общественно-политический еженедельник «Центральная газета» из-за публикации антикоррупционной статьи.

4 сентября в Ульяновске неизвестные предприняли попытку ограбления офиса редакции издательского дома «Ульяновская правда».

29 августа в Екатеринбурге во время съемок сюжета о выделенных полосах движения избили журналиста «Первого канала» Алексея Иванова, заснявшего двигавшийся по этой полосе автомобиль.

12 августа в Санкт-Петербурге на Марсовом поле после акции в поддержку ЛГБТ было совершено нападение на журналистов «Фонтанки», Current Time и фотографа Давида Френкеля.

13 июля сотрудники пограничного управления ФСБ по Псковской области задержали журналистов «Псковской губернии», «Московского комсомольца» и «Русской службы «Би-би-си». Также задержан экс-депутат Гдовского районного собрания Алексей Малов. Их задержали на территории Гдовского района якобы за нахождение на пограничной территории без спецпропусков.

12 июня в Махачкале во время проведения акции против коррупции возле Кумыкского театра на двух освещавших митинг журналистов «Черновика» — Саиду Вагабову и Барият Идрисову — напали трое мужчин.

22 мая в Махачкале у мечети была задержана съемочная группа американского телеканала PBS NewsHour. Журналистов продержали в отделении 90 минут и отпустили без предъявления обвинений. У журналистов отобрали съемочную аппаратуру и телефоны. Никаких документов составлено не было, обвинений не предъявлялось. Позже технику вернули, удалив весь отснятый материал.

17 апреля радиостанция «Эхо Москвы» сообщила об угрозах в адрес редакции со стороны представителей чеченских парламентариев и духовенства после публичной поддержки журналистов «Новой газеты».

13 апреля редакция «Новой газеты» выпустила заявление, в котором говорится о том, что издание опасается за безопасность своих сотрудников после угроз из Чечни, где журналистов публично назвали «врагами нашей веры и нашей родины».

В течение недели — с 5 по 11 апреля — на сайтах 11 федеральных изданий был опубликован один и тот же текст с клеветой на дочь журналистки Натальи Яковлевой. Правозащитники, коллеги Яковлевой не сомневаются в том, что травля ее семьи организована представителями власти, которых она критиковала в своих публикациях, в том числе в газете «Красный Путь».

28 марта специальный корреспондент «Радио Свобода» Сергей Хазов-Кассиа сообщил о нападении на съемочную группу людей в масках, которые избили его с коллегой Андреем Костяновым в городе Кропоткин Краснодарского края и отобрали ноутбук и камеру. Сергей Хазов-Кассиа со съемочной группой прибыли в Кропоткин, чтобы освещать «фермерский» (он же «тракторный») марш — протестную акцию против «произвола краснодарских чиновников и силовиков».

27 марта Союз журналистов России (СЖР) призвал правоохранительные органы к тщательному расследованию факта задержания нескольких журналистов во время освещения несанкционированных митингов, пошедших в воскресенье, 26 марта.

26 марта в Петрозаводске полицейский на антикоррупционном митинге избил журналиста местного интернет-издания «Черника» Алексея Владимирова, который вел онлайн-трансляцию с акции. По данным «Черники», полицейский нанес журналисту несколько ударов, в том числе по лицу, несмотря на то, что Владимиров показал ему свою пресс-карту. Сам сотрудник правоохранительных органов при этом не имел при себе жетона и отказался представляться.

16 марта в Ельце бывший мэр города, отказываясь от общения с журналистом съемочной группы ФГУП «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания», повредил беспроводной микрофон, причинив своими действиями материальный ущерб. После этого он стал угрожать тележурналистам расправой, размахивая топором. Причиной инцидента стала подготовка репортажа для программы «Вести. Дежурная часть» (Россия 1) в связи с расследованием уголовного дела о незаконном обороте наркотиков, в котором фигурируют родственники экс-мэра. Возбуждено уголовное дело по ст. 144 УК РФ (воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов).

8 марта при попытке пересечь норвежско-российскую границу на КПП «Стурскуг — Борисоглебск» Томас Нильсен, редактор норвежского интернет-издания The Independent Barents Observer, был извещен сотрудниками ФСБ о запрете на въезд на территорию России в ближайшие пять лет. По словам журналиста, ему не предоставили детального обоснования данного решения, однако проинформировали о том, что как журналист он представляет угрозу для национальной безопасности в соответствии со статьей 27 российского закона о порядке въезда на территорию России.

6 февраля в Приморском крае избит шеф-редактор Дальневосточной редакции агентства Regnum Алексей Иванов. Пострадавший связывает случившееся со своей профессиональной деятельностью. Полиция приступила к расследованию обстоятельств произошедшего.

20 января в ходе съемок репортажа о приостановке работы магазина один из героев сюжета накинулся на оператора телекомпании «Рифей-Пермь».

18 января руководитель интернет-агентства «Абирег» Дмитрий Орищенко сообщил о телефонном звонке с угрозами от заместителя губернатора Воронежской области Геннадия Макина.

10 января координатор коалиции «Левый блок» и журналист «Кавказского узла» Владислав Рязанцев сообщил о нападении него напали пяти человек. Ответственность за избиение Рязанцева взял на себя националист Роман Железнов. На своей странице «ВКонтакте» он написал, что поводом стала «его (Рязанцева) активной публичной деятельности, по мнению русских национал-социалистов, являющейся вредоносной». Полиция начала проверку.

28 декабря Хакасское республиканское отделение «Союза журналистов России» просит серьезно отреагировать, взять под защиту жителя Хакасии, журналиста Михаила Афанасьева, которому угрожают расправой и пытаются воспрепятствовать законной профессиональной деятельности.

9 декабря в Челябинске двух репортеров «Первого областного телеканала» Надежду Залевскую и Светлану Свечкареву увольняют с областного канала за подготовку сюжета о том, что чиновники выбросили на помойку сделанные детьми новогодние украшения.

3 сентября в Беслане было совершено два нападения на корреспондентов «Новой газеты» и портала «Такие дела» Елену Костюченко и Диану Хачатрян.

1 сентября в Беслане в ходе освещения протестной акции матерей, дети которых погибли при захвате школы в 2004 году, задержали корреспондента «Новой газета» Елену Костюченко и корреспондента издания «Такие дела» Диану Хачатрян.

20 августа возле редакции «Эха Москвы» на журналистку «Новой газеты» Юлию Латынину совершено нападение.

18 августа против главного редактора нижнетагильского информагентства «Между строк» Натальи Вахониной возбуждено уголовное дело по ст.282 УК РФ из-за публикации в социальной сети песен, которые не внесены в список экстремистских материалов.

4 августа Российские власти отказали в выдаче рабочей визы чешскому журналисту Ондржею Соукупу, редактору издания «Господаржске новины».

30 июня в Карелии задержали внештатного корреспондента интернет-издания «Медузы» Даниила Александрова за работу без аккредитации МИДа. Суд посчитал, что правонарушения не было. По правилам МИД, аккредитацию для работы на территории России должны получать только сотрудники иностранных СМИ, никаких подобных обязанностей у внештатных авторов нет.

7 июня во Владивостоке избит корреспондент программы «Дежурная часть» телеканала «Россия 1» Павел Брыкин. Представители телеканала отметили, что журналист готовил материал о деятельности арестованного мэра Владивостока Игоря Пушкарева.

11 мая в Вологде неизвестный дважды выстрелил в заместителя главного редактора газеты «Минута истины» Олега Куницына.

11 мая радиостанции «ЕвропаПлюсТомск» отказали в продлении лицензии на вещание.

10 мая на мобильный телефон корреспондента телеканала «Звезда» Виктории Косогляденко поступил звонок с угрозами в связи с ее профессиональной деятельностью.

25 апреля президент Всероссийского объединения болельщиков Александр Шпрыгин во время съемок мероприятия, приуроченного ко дню рождения Владимира Жириновского, напал на корреспондента «Новой газеты» Глеба Лиманского и повредил его фотоаппарат.

16 апреля вооруженными людьми на автостанции села Курчалой (ЧР) был незаконно задержан корреспондент интернет-издания «Кавказский узел» Жалауди Гериев.

10 апреля в Чувашии в деревне Ярабайкасы Морагушского района был избит главный редактор газет «Взятка» и «Самана» Эдуард Мочалов. Причиной нападения Мочалов называет свою общественно-политическую деятельность, в частности, связанную с освещением деятельности депутата Куракина в районе.

31 марта журналист Дмитрий Циликин найден убитым в Петербурге.

16 марта главного редактора проекта «Бессмертный барак» Андрея Шалаева обыскали и принудительно высадили из поезда Москва — Нижний Новгород люди в полицейской форме, которые отказались называть свои имена и личные номера.

9 марта на границе Ингушетии и Чечни группа неизвестных напали на группу правозащитников и журналистов.

24 февраля СК РФ начал доследственную проверку по факту угроз корреспонденту программы «Вести-Москва» Александру Карпову после выхода одного из сюжетов в эфир.

1 февраля в Санкт-Петербурге неизвестные подожгли вход в редакцию газеты «Комсомольская правда».

18 декабря корреспондента польского издания Gazeta Wyborcza в Москве Вацлава Радзивиновича лишили аккредитации для работы в России

2 декабря съемочную группу «России-24» избили во время интервью с мэром Улан-Удэ.

24 ноября в Санкт-Петербурге совершено нападение на ведущего передачи «Фонтанка. Офис» и общественного деятеля Александра Холодова.

20 ноября двух корреспондентов ИД «Коммерсантъ» Дмитрия Коротаева и Григория Туманова сотрудники органов безопасности задержали 20 ноября в Махачкале во время съемок намаза в мечети.

1 сентября журналисты телеканала РЕН ТВ подверглись нападению возле дома главы администрации Дмитровского муниципального района Московской области.

21 августа в Ставропольском крае совершено нападение на журналистов телерадиокомпании ГТРК «Ставрополье» во время съемок сюжета о незаконной добыче полезных ископаемых на территории одного из карьеров Кочубеевского района.

8 августа произошло нападение на журналистов съемочной группы «Ревизорро» в кафе «Виктория» в Салехарде.

4 августа в редакции крымскотатарской газеты «Янъы дюнья», расположенной в Симферополе, неизвестные устроили погром. Ущерб составил 81 тысячу рублей.

24 июля изданию Sports.ru пресс-комиссия Олимпийского комитета России отказала в аккредитации на Олимпиаду-2016.

15 июля в пресс-службе телеканала «Звезда» заявили, что журналисты съемочной группы телеканала были задержаны в Севастополе охраной бывшего министра обороны Украины Павла Лебедева на территории его частного владения. Через некоторое время журналистов отпустили.

12 июля в столице республики Бурятия Улан-Удэ неизвестные избили оппозиционного журналиста Евгения Хамаганова, главного редактора сайта «Asia-Russia Today». В настоящее время журналист с переломом шеи находится в больнице.

21 мая главного редактора журнала « Шум » Павла Смоляка не пустили на заседания комиссий Законодательного собрания Ленинградской области без каких-либо объективных оснований.

13 мая сербский журналист Стеван Дойчинович, намеревавшийся посетить Воронеж, не смог въехать в Россию и был возвращен в Белград без объяснения причин.

13 мая Кирилла Чулкова из «Невских новостей» и Александра Ермакова из «Фонтанки.ру» судебные приставы по требованию судьи вывели с первого заседания по делу о мошенничество гендиректора туроператора «Экспо-тур». В отношении журналистов составили протоколы об административных правонарушениях по статье 17.3 КоАП. Оба журналиста заявили, что не согласны с версией событий, изложенных в административных протоколах.

8 мая журналисты программы «Экстренный вызов 112» телеканала РЕН ТВ подверглись нападению со стороны охраны московского зоопарка во время съемок.

20 апреля Волжский районный суд Саратова оштрафовал на 1 тыс. рублей обозревателя местного Информационного агентства «Общественное мнение» Сергея Вилкова, опубликовавшего на своей странице в соцсетях карикатуру с нацистской свастикой. По его словам, суд не принял во внимание доводы защиты о том, что «пост носит антиэкстремистский характер».

5 апреля в Дагестане четверо неизвестных людей в масках напали на основателя общественного проекта «Мой Дербент», журналиста Вячеслава Стародубца.

26 марта московская полиция возбудила уголовное дело по фактам угроз журналистке радиостанции «Эхо Москвы» Карине Орловой, ей предложена государственная защита в виде круглосуточной охраны.

24 марта министр культуры РФ Владимир Мединский предложил не допускать на коллегии ведомства СМИ, которые, по его словам, «мало что понимают».

17 марта журналисту газеты «За права человека» в Балашихе не разрешили освещать работу избиркома из-за учредителя-«иноагента».

7 марта журналист «Эхо Москвы» Сергей Пархоменко заявил в полицию, что ему угрожают убийством. В прошлом году он в эфире «Эха Москвы» он назвал воссоединение Крыма с Россией оккупацией.

18 сентября в Астрахани неизвестные напали на съемочную группу московского бюро Би-би-си. У журналистов отобрали камеру, удалили видеозаписи с карт памяти и избили оператора.

4 сентября в администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга напали на корреспондента одного из петербургских информационных порталов Артёма Александрова при попытке пройти в помещение, где проходит досрочное голосование.

20 июля подвергся нападению со стороны сотрудника местной администрации главный редактор газеты «Аршан» Аркадий Зарубин за попытку написать репортаж о подготовке выборов в Тункинском райсовете Бурятии.

9 июня представители интернет-газеты «Грани.ру» оспорили решение Таганского суда Москвы оставить без удовлетворения жалобу на действия Роскомнадзора и Генпрокуратуры, в результате которых был заблокирован сайт.

5 июня в Пулково без объяснения причин сотрудниками таможни задержана директор Института региональной прессы (в прошлом — Российско-американский информационный пресс-центр) Анна Шароградская. У нее изъяли ноутбук, планшет, компьютерные флешки и телефон.

26 мая редактора блога «Свободное слово Адыгеи» оштрафовали на 100 тысяч рублей за экстремизм. Дело возбуждено по факту публикации в «Свободном слове» статьи годовой давности за подписью А. Иванова «Быть русским в Адыгее можно, но бесперспективно».

18 мая крымский журналист Осман Пашаев был задержан в Симферополе сотрудниками правоохранительных органов за попытку пройти в Совет министров. По сообщению издания «Крым.Реалии» также были задержаны оператор из Турции Дженгиз Кызгын и собственный корреспондент польской Gazeta Wyborcza в Москве Вацлав Радзивинович.

6 мая фотокорреспондент Андрей Зубец и журналист итальянского издания «Русская Ривьера» Наталья Горильская были задержаны полицией во время митинга на Болотной площади. Через несколько часов их отпустили.

Нарушение гражданских прав примеры из газет