Организация незаконной предпринимательской деятельности статья

1.2 Понятие незаконного предпринимательства (ст.171 УК РФ) / Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство

Легальное определение незаконного предпринимательства сформулировано законодателем в ч.1 ст.171 УК РФ – это осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением лицензионных требований и условий, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.

Как видно из данной легальной формулировки, ее базисной категорий является «осуществление предпринимательской деятельности».

Дабы разобраться, что следует понимать под незаконным предпринимательством, обратимся к определению и признакам «предпринимательской деятельности».

Легальное понятие предпринимательской деятельности закреплено законодателем в ст.2 ГК РФ. В силу указанной статьи предпринимательская деятельность — самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Анализ легального определения позволяет выделить следующие признаки предпринимательской деятельности:

1) самостоятельность экономической деятельности и осуществление ее на свой риск;

2) систематическое получение прибыли как цель деятельности;

3) пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг как источники прибыли.

В теории гражданского права [1] указывают еще на один признак предпринимательской деятельности, «она должна проводиться только физическими или юридическими лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей в установленном законом порядке», то есть цивилисты относят «государственную регистрацию» (будь то юридическое лицо, или индивидуальное предпринимательство) к обязательным признакам предпринимательства.

Прежде чем перейти к другой точке зрения, заметим, что в соответствии с Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (с изменениями от 23 июня, 8, 23 декабря 2003 г., 2 ноября 2004 г., 2 июля 2005 г.) государственная регистрация юридического лица и предпринимателя — акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях.

Другое мнение высказано в теории уголовного права. Как отмечает И.А. Клепицкий, хотя ст. 2 ГК РФ и указывает на государственную регистрацию как на признак предпринимательской деятельности, однако признак этот не является существенным (это скорее один из признаков законной предпринимательской деятельности, чем предпринимательской деятельности как таковой), незаконная предпринимательская деятельность возможна и без регистрации [2] . Подчеркнем, что, и гражданское законодательство не исключает понимания в качестве предпринимательской деятельности, осуществляемой без регистрации: «Гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридическою лица с нарушением требований, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем» (п. 4 ст. 23 ГК РФ). Согласимся с В.А. Наумовым, отмечающим, что гражданское законодательство запрещает такую деятельность, так как она вносит неразбериху в гражданско-правовые отношения в сфере предпринимательства, но это вовсе не причина для объявления указанных отношений (интересов) сферой уголовного права [3] .

Таким образом, для незаконной предпринимательской деятельности характерны следующие признаки:

1) самостоятельность экономической деятельности и осуществление ее на свой риск;

2) систематическое получение прибыли как цель деятельности;

3) пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг как источники прибыли.

При этом признаки предпринимательской деятельности необходимо отличать от форм незаконной предпринимательской деятельности, закрепленных в диспозиции ст.171 УК РФ.

Рассмотрим указанные выше признаки подробнее, а также отграничим предпринимательскую деятельность от иных видов деятельности, которые не являются формой незаконного предпринимательства.

Первый признак – самостоятельность экономической деятельности и осуществление ее на свой риск.

Самостоятельность предполагает прежде всего то, что физическое или юридическое лицо — предприниматель участвует в гражданском обороте непосредственно, от своего имени, своей волей и в своем интересе [4] .

Экономическая деятельность, лишенная самостоятельности, не может рассматриваться в качестве предпринимательской. Такая деятельность чаще всего юридически опосредуется трудовым договором, даже и не оформленным должным образом. Трудовой договор отличается от гражданско-правовых договоров (характерных для предпринимательства) своим предметом. Предметом трудового договора является «сам живой труд работника» [5] . Соответственно в трудовых отношениях работник попадает в подчинение к работодателю, возникают дисциплинарные отношения, труд работника организует работодатель, который присваивает доходы и несет коммерческий риск убытков от предпринимательской деятельности.

Если работодатель не выполняет свои обязанности по оформлению трудового договора и функции налогового агента, это не превращает трудовые отношения в предпринимательство. Не имеет принципиального значения и порядок оплаты труда работника, заработная плата работника может быть увязана с результатами его трудовой деятельности и даже с результатами предпринимательской деятельности работодателя.

Приведем показательный пример из практики:

«Согласно приговору, Е. в течение 30 месяцев с целью получения дохода незаконно осуществлял предпринимательскую деятельность без регистрации и специального разрешения (лицензии): оказывал платные услуги ОАО «Малоархангельский райпищекомбинат» по автоперевозке грузов, выполнению погрузочно-транспортных работ по договору аренды транспортного средства, в результате чего им был получен доход в сумме 22.168 руб. Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор оставила без изменения. Заместитель председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела за отсутствием в действиях Е. состава преступления. Президиум областного суда протест удовлетворил, указав следующее.

Деятельность Е. не подпадает под признаки предпринимательской деятельности, определенной в ст. 2 ГК РФ, как самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. На предварительном следствии и в судебном заседании Е. утверждал, что незаконным предпринимательством не занимался, умысла на это не имел, на срок аренды его автомобиля состоял в трудовых отношениях с ОАО «Малоархангельский райпищекомбинат». В ноябре 1997г. его пригласил директор пищекомбината Г. на работу в качестве водителя на его (Е.) собственной машине. Было составлено трудовое соглашение, по которому он работал с 16 ноября по 31 декабря 1997г., а с 3 января 1998г. по согласованию с Г. написал заявление о приеме на работу в качестве водителя. Был издан приказ, в котором уточнены условия работы и заработная плата, 3 января 1998г. был составлен также договор аренды автомобиля, который подписала жена Е. В его (Е.) обязанности входили погрузочно-разгрузочные работы, доставка товара на принадлежащем ему автомобиле, за что он получал заработную плату, облагаемую подоходным налогом. Показания Е. подтверждены показаниями свидетелей и письменными материалами дела.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что деятельность Е. в упомянутом ОАО не являлась самостоятельной, так как он выполнял указания руководства комбината по перевозке грузов. Он не нес ответственности и не рисковал при недостаче или порче товара (который, как это видно из материалов дела, при перевозке находился в подотчете у других лиц), из его заработной платы бухгалтерией производились различные виды удержаний (подоходный налог, отчисления в Пенсионный фонд), велся график учета его рабочего времени. Следовательно, действия Е. признаков предпринимательства не содержат, поэтому специального разрешения (лицензии) на перевозку грузов при таких обстоятельствах не требовалось. В соответствии с этим нельзя признать обоснованным осуждение Е. за осуществление предпринимательской деятельности, сопряженной с извлечением дохода в крупном размере, без регистрации и без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно» [6] .

Наибольшие сложности связаны с отграничением от предпринимательства неоформленных или неправильно оформленных трудовых отношений, если труд работников используется для выполнения разовых работ, напр., для строительства или ремонта квартир, офисов и т.п., а оплата работ производится по мере их выполнения. В такой ситуации принципиальное значение имеет тот факт, кто конкретно организует выполнение работ (напр., определяет и учитывает рабочее время, делает распоряжения относительно выполнения конкретных действий и т.п.). Следует учитывать и наличие надлежащим образом оформленного договора, предусматривающего ответственность подрядчика за неисполнение обязательств.

В гражданско-правовых отношениях, где предмет договора составляют не труд как таковой, а его результаты, исполнитель сохраняет свою самостоятельность и действует на свой риск. Именно предприниматель, принявший от своего имени конкретное самостоятельное решение, правомерно создает как потенциальную, так и реальную опасность в целях получения прибыли, достижения другого предпринимательского результата, недостижимого при использовании обычных, нерискованных средств.

Учитывая многообразие вариантов организации труда, нельзя не отметить, что в некоторых ситуациях при отграничении предпринимательства от трудовых отношений невозможно избежать субъективной оценки. Причем оценивается не характер и степень общественной опасности содеянного (как, напр., при оценке размера ущерба), а грань между социально полезной трудовой деятельностью и преступлением.

Второй признак — систематическое получение прибыли как цель деятельности.

Систематическое получение прибыли закон определяет как цель предпринимательской деятельности. Поэтому систематическое получение прибыли нельзя рассматривать в качестве обязательной характеристики деяния. В действительности предпринимательская деятельность может приносить вовсе не прибыль, а убытки, при этом она не утрачивает характера предпринимательской. Закон не требует от предпринимательской деятельности и систематического совершения сделок.

Вместе с тем само понимание деяния в качестве «деятельности» предполагает продолжаемый характер таких действий. «Предпринимательская деятельность — это система, совокупность последовательно совершаемых действий, направленных на получение прибыли» [7] . При этом эта продолжаемая деятельность должна быть направлена именно на систематическое получение прибыли. Если действия лица направлены на разовое получение даже крупного дохода (например, сделка с недвижимостью), предпринимательства не будет. При этом согласно позиции Б.В. Волженкина к предпринимательской деятельности в ряде случаев нельзя отнести даже несколько случаев совершения сделок, например, при производстве от случая к случаю различных мелких работ по договору подряда за плату, но в то же время он признает незаконным предпринимательством совершение одной крупной сделки, выполнение какой-либо значительной работы, оказание услуги, к примеру строительство или ремонт какого-либо объекта, изготовление большой партии той или иной продукции, в процессе которых фактически осуществляется система действий, направленных на извлечение прибыл [8] .

Таким образом, исследователи приходят к мнению, что предпринимательская деятельность – единая (объединенная целью) продолжаемая деятельность, соответственно, незаконная предпринимательская деятельность по самому определению представляет собой единое продолжаемое преступное деяние [9] .

Третий признак — пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг как источники прибыли.

ГК РФ указывает, что источниками прибыли от предпринимательской деятельности являются пользование имуществом, продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг.

Данное положение критикуется в цивилистике как казуистичное, отмечается, что предприниматель может получать прибыль и из иных источников, например, от сдачи в аренду имущества или по лицензионным договорам, предоставляя права на результаты своей или чужой интеллектуальной деятельности [10] .

На практике не рассматриваются в качестве предпринимательства сдача гражданином квартиры по договору коммерческого найма, ВС Суд РФ в п. 2 Постановления Пленума № 23 разъяснил по этому вопросу: «В тех случаях, когда не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя лицо приобрело для личных нужд жилое помещение или иное недвижимое имущество либо получило его по наследству или по договору дарения, но в связи с отсутствием необходимости в использовании ною имущества временно сдало его в аренду или внаем и в результате такой гражданско-правовой сделки получило доход (в том числе в крупном или особо крупном размере), содеянное им не влечет ответственности за незаконное предпринимательство. Если указанное лицо уклоняется от уплаты налогов или сборов с полученного дохода, в его действиях при наличии к тому оснований содержатся признаки состава преступления, предусмотренного статьей 198 УК РФ».

В целом, характеризуя правовое понятие предпринимательской деятельности и незаконного предпринимательства, необходимо отметить, что эти понятия определены не строго, некоторые признаки для их установления требуют субъективной оценки. В гражданском праве, применительно к потребностям которого и разработано понятие «предпринимательской деятельности», эту неопределенность помогает преодолеть признак «государственной регистрации», неприемлемый в праве уголовном, которому приходится иметь дело с осуществлением предпринимательской деятельности без регистрации.

Таким образом, можно необходимо разграничивать такие понятия как предпринимательская деятельность; законная предпринимательская деятельность; незаконная предпринимательская деятельность. Для указанных категорий признак «государственной регистрации» свойственен лишь для законной предпринимательской деятельности. Незаконной же предпринимательскую деятельность делает отсутствие формальных признаков — надлежащей регистрации и соблюдения порядка лицензирования [11] .

Незаконное предпринимательство признается правонарушением. В зависимости от степени общественной опасности и размера причиненного ущерба данное правонарушение влечет административную (ст.14.1 КоАП РФ) или уголовную ответственность.

[1] См. например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина) — М.: Юрайт-Издат, 2004.

[2] Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений – М.: Статут. – 2005. – с. 144.

[3] Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. — Волтерс Клувер, 2005 г.

[4] Тихомиров М.Ю. Индивидуальный предприниматель: правовое положение и виды деятельности. — Изд. Тихомирова М.Ю., 2005 г.

[5] Гусов К.Н., Толкунова В.И. Трудовое право России. — М.: 2004. — с. 176.

[6] Постановление Президиума Орловского областного суда от 26 апреля 2001 г. «Приговор отменен и дело прекращено ввиду отсутствия в действиях осужденного незаконного предпринимательства» (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2002г. — №8.

[7] Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности. — СПб., 2002. – с 168.

[8] Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности. — СПб., 2002. – с. 168.

[9] Яни П.С. Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство: Учеб. пособие. — М., 2000. — с.13; Горелов А.П. Незаконное предпринимательство: судебная практика // Законодательство и экономика. – 2004. — №4.

[10] Предпринимательское право Российской Федерации / Под ред. Е.П. Губина, П.Г. Лахно. — М.:Юристъ. — 2004.

[11] Яни П.С. Незаконное предпринимательство и легализация преступно приобретенного имущества // Законность. — №3,4. – 2005.

Незаконная предпринимательская деятельность: что это и чем грозит

Я уверена, что все посетители Регфорума свято чтут Уголовный кодекс и все остальные российские законы и незаконной предпринимательской деятельностью не занимаются.

Тем не менее, время идет, нормативные акты меняются и то, что вчера было «нехорошо, но если очень хочется, то можно», сегодня может повлечь серьезные санкции.

Предпринимательство – это деятельность:

  • Самостоятельная
  • Осуществляемая на свой риск
  • Нацеленная на регулярное получение прибыли от различных источников (продажа товаров, выполнение работ, предоставление услуг, извлечение средств от пользования имуществом).
  • При этом, согласно ст. 2 ГК лица, осуществляющие такую деятельность, должны быть зарегистрированы в установленном порядке.

Гражданско-правовые последствия предпринимательства вне правовых рамок:

Ч. 4 ст. 23 ГК РФ запрещает лицу, фактически осуществляющему предпринимательскую деятельность, но не зарегистрированному в качестве ИП, ссылаться на отсутствие данной регистрации в отношении заключенных им в рамках такой деятельности сделок.

Если доходит до судебных разбирательств, суд имеет право предъявить к сделкам де-факто предпринимателя нормы, специально «заточенные» под предпринимательскую деятельность.

Административно-правовая ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность:

КоАП РФ содержит ряд статей, касающихся административных правонарушений в сфере предпринимательства. Глава 14 КоАП достаточно объемная, предлагаю обратить внимание на несколько составов:

  • ч. 1 ст. 14.1: Штраф за незаконную предпринимательскую деятельность – без государственной регистрации в виде ИП или юр. лица – возлагается на физ. лиц и составляет 500 – 2000 рублей.
  • Блок статей, связанных с нарушениями процедуры банкротства, включая 14.12 – фиктивное или преднамеренное банкротство, ст. 14.13 — неправомерные действия при банкротстве (искажение сведений об имуществе, незаконная его отчуждение, уничтожение документов, предоставление внеочередного удовлетворения кому-то из кредиторов и т.п.) и др.
  • Ст. 14.23 – ответственность за управление организацией дисквалифицированными лицами. Штраф может быть возложен на само дисквалифицированное лицо (5000 рублей), а также на компанию, которая пригласила к себе такого топ-менеджера или не уволила его, когда этого требовала ситуация (до 100000 рублей).
  • П. 3. Ст. 14.25 предполагает ответственность непредставление, несвоевременное представление, или представление недостоверных сведений о юр. лице или ИП для регистрации, п. 4 – за предоставление для регистрации документов, содержание которых заведомо не соответствует действительности. Данную статью налоговые органы пытаются, в частности, использовать при обнаружении факта недостоверности данных об адресе организации.
  • Ст. 14.36: непредставление (либо нарушение применимых сроков) информации о корпоративном споре участникам организации, если представление соответствующих документов требуется законом, влечет ответственность в отношении руководства компании (штраф от 2000 до 5000 рублей или дисквалификация на срок до 3 лет), а также в отношении юридического лица (10000 – 150000 рублей).

Наиболее серьезные нарушения при осуществлении различных видов деятельности могут повлечь уголовную ответственность (только в отношении физических лиц, т.к. уголовное преследование организаций в нашей стране пока что невозможно) по различным статьям УК. Ниже коснемся нескольких составов.

  • Статья 170.1: фальсификация ЕГРЮЛ, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета, под которой понимается предоставления на регистрацию (для учета в реестре) документов, содержащих заведомо ложные данные, для указанных в статье регистрационных действий или для приобретения права на чужое имущество: санкции включают лишение свободы на срок до двух лет.
  • Ст. 171: ответственность за незаконное предпринимательство (см. выше про ст. 14.1 КоАП) в тех случаях, когда такая деятельность повлекла причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо позволила преступникам извлечь доход в крупном размере*. Наказания: штраф, обязательные работы либо арест. Если преступление было совершенно организованной группой лиц либо доход был особо крупным, санкции строже (включая лишение свободы до 5 лет).
  • Ст. 173.1: незаконное – через подставных лиц – образование (первичное или в результате реорганизации) юр. лица влечет ответственность в виде штрафа, принудительных работ или лишения свободы до 3 лет (в случае, если для совершения преступления используется служебное положение или действует группа по предварительному сговору – до 5 лет). УК под подставными лицами понимает учредителей (участников), а также членов органов управления, путем введения в заблуждение которых была создана организация. Таким образом, данная статья может применяться при регистрации компаний с номинальными участниками и руководителями.
  • Ст. 173.2 ч. 1: ответственность за незаконное использование документов (паспорта, доверенности) для образования юридического лица, целью создания которого является незаконная предпринимательская деятельность, причем уголовно наказуемая (преступления, связанные с финансовыми операциями и т.п.) Т.е. по данной статье можно привлечь номинального директора, засветившегося при образовании «нехорошей» конторы. Вторая часть той же статьи предусматривает преследование лиц, купивших (похитивших и т.п.) удостоверение личности или использующих незаконно добытые персональные данные для указанных выше целей.
  • Полезно помнить и про «антирейдерскую» ст. 185.5, по которой ответственность наступает за фальсификацию решения общего собрания участников хозяйственного общества или решения совета директоров. Состав включает в себя умышленную подтасовку результатов голосования, воспрепятствование свободной реализации права на голосование (за счет внесения недостоверных данных в протокол о кворуме, составления неправильных списков участников собрания, предоставления ложной информации о времени и месте собрания и т.п.) и проч. Ответственность – до 2 лет заключения.

* Крупный размер в данном случае – 1,5 млн. рублей, особо крупный – 6 млн. (см. примечание к ст. 169 УК).

Надеюсь, мой обзор о том, что такое незаконная предпринимательская деятельность, и какие негативные последствия могут грозить тем, кто ее осуществляет, может быть полезен: предупрежден – значит, вооружен.

Организация незаконной предпринимательской деятельности статья

Сеть Интернет дала возможность многим гражданам, компаниям заняться коммерческой деятельностью в сети, то есть попросту открыла дорогу к извлечению прибыли из правоотношений, складывающихся посредством сети, например, по оказанию различного рода сетевых услуг («раскрутки» Интернет-сайтов, размещения информации о сайте в каталог и прайсах и т.д.).

История многих любительских проектов начинается со всеразличных журналов, сервисов и т.д., постепенно проект перерастает в эффективный финансовый инструмент, который приносит стабильную прибыль.

Реклама на Интернет-сайте, оказание платных услуг и т.д., ведет к тому, что владельцы Интернет-сайтов систематически извлекают прибыль, то есть, по сути, занимаются предпринимательской деятельностью. При этом многие физические лица, занимающиеся такой деятельностью, не имеют соответствующей государственной регистрации, не платят налогов.

До поры до времени такая деятельность незаметна, денежные обороты весьма скромны, но с развитием финансового оборота сети растет интерес полномочных органов к такого рода «ресурсам» и «предпринимателям».

Уточним, что если физическое лицо совершает сделки посредством сети Интернет, выполнят работы или оказывает услуги без регистрации в качестве предпринимателя, это не означает, что такая деятельность будет считаться незаконной лишь в силу отсутствия регистрации. Однако если такая деятельность носит систематический характер и связана с постоянным извлечением прибыли, такое лицо нарушает закон.

В том случае если физическое лицо будет уклоняться от государственной регистрации при осуществлении предпринимательской деятельности, то в соответствии с п. 4 ст. 23 Гражданского кодекса РФ суд (в случае возникновения споров, вытекающих их гражданско-правовых отношений) будет вправе применить к совершенным гражданином сделкам правила ГК РФ об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

В связи с вышесказанным подчеркнем, что действующим законодательством установлена административная и уголовная ответственность. Критерий для привлечения к административной либо уголовной ответственности – размер ущерба, причиненного государству (или дохода, полученного предпринимателем). Крупный размер дохода – уголовная ответственность; небольшой размер дохода – административная.

1) Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях – ч.1 ст.14.1 Осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения лицензии

«1. Осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или без государственной регистрации в качестве юридического лица —

влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до двадцати минимальных размеров оплаты труда».

При этом минимальный размер оплаты труда равен 100 рублям. То есть, размер штрафа составляет от 500 до двух с половиной тысяч рублей.

2) Уголовным кодексом РФ – ст.171 Незаконное предпринимательство

«1. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации … если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев.

а) совершенное организованной группой;

б) сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового».

При этом под крупным размером, крупным ущербом, доходом признаются стоимость, ущерб, доход в сумме, превышающей двести пятьдесят тысяч рублей, особо крупным — один миллион рублей.

Ответственность установлена и за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) (ст.14.2 КоАП РФ и ст.171 УК РФ).

Установлена ответственность и за уклонение от уплаты налогов (цитируем по Уголовному кодексу Российской Федерации):

« Статья 198. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица

1. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное в особо крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет либо лишением свободы на срок до трех лет.

Примечание. Крупным размером в настоящей статье признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более ста тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая триста тысяч рублей, а особо крупным размером — сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пятисот тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей.

Статья 199. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации

1. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в особо крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Примечание. Крупным размером в настоящей статье, а также в статье 199.1 настоящего Кодекса признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пятисот тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей, а особо крупным размером — сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более двух миллионов пятисот тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая семь миллионов пятьсот тысяч рублей.

Статья 199.2. Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов

Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное собственником или руководителем организации либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, или индивидуальным предпринимателем в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового».

Доход от незаконной предпринимательской деятельности: проблемы интерпретации Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Прохоренко Дмитрий Владимирович

В данной статье затрагивается проблема определения сущности термина « доход » от незаконной предпринимательской деятельности. Проанализирована соответствующая правоприменительная практика Верховного Суда РФ, выявлены проблемные аспекты интерпретации отдельных положений ст. 171 УК РФ. На основе проведенного исследования автор приходит к выводу о необходимости нормативного закрепления дефиниции дохода от незаконного предпринимательства в примечании к вышеуказанной статье уголовного закона.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Прохоренко Дмитрий Владимирович,

Income from Illegal Business Activities: Problems of Interpretation

This article addresses the problem of defining the essence of the term » income » from illegal business activities . The author analyses the relevant practice of the Supreme Court of the Russian Federation, identifies problematic aspects of the interpretation of certain provisions of Art. 171 of the Criminal Code of the Russian Federation . Based on the research, the author concludes that there is a need to dock normative definitions of the income from illegal business activities in the footnote to the above-mentioned article of the Criminal Code.

Текст научной работы на тему «Доход от незаконной предпринимательской деятельности: проблемы интерпретации»

Доход от незаконной предпринимательской деятельности: проблемы интерпретации

Аннотация. В данной статье затрагивается проблема определения сущности термина «доход» от незаконной предпринимательской деятельности. Проанализирована соответствующая правоприменительная практика Верховного Суда РФ, выявлены проблемные аспекты интерпретации отдельных положений ст. 171 УК РФ. На основе проведенного исследования автор приходит к выводу о необходимости нормативного закрепления дефиниции дохода от незаконного предпринимательства в примечании к вышеуказанной статье уголовного закона.

Ключевые слова: незаконное предпринимательство, статья 171 УК РФ, состав преступления, доход, постановление Верховного Суда РФ, прибыль, статья 14.1 КоАП РФ, правовая позиция, налоговые правоотношения.

Статья 171 Уголовного кодекса РФ от 13 июня 1996 г. (далее — УК РФ) устанавливает уголовную ответственность за незаконное предпринимательство. Конструкция данного состава преступления, а также особенности структуры самой правовой нормы, содержащей соответствующий запрет, несмотря на довольно четкую регламентацию, продолжают вызывать множество вопросов, причем как у теоретиков, так и у правоприменителей. Так, согласно ч. 1 ст. 171 УК РФ обязательным условием привлечения лица к ответственности за незаконное предпринимательство является причинение соответствующим деянием крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо его сопряжение с извлечением дохода в крупном размере. Однако вопрос о том, что такое доход от предпринимательс-

кой деятельности, вызывал и продолжает вызывать безусловный интерес, ведь содержание данного понятия не раскрывается непосредственно в уголовном законе.

Таким образом, в настоящей работе мы исследуем сущность термина «доход» в контексте ст. 171 УК РФ, так как именно извлечение дохода в крупном размере выступает как один из основных криминообразующих признаков незаконного предпринимательства.

С момента принятия уголовного закона РФ в 1996 г. судебная практика, как отмечают исследователи, стала ориентироваться на понимание дохода в качестве всей выручки, полученной лицом от незаконной предпринимательской деятельности, без учета понесенных им расходов1. Однако Президиум Верховного Суда РФ в постановлении от 25 ноября 1998 г. по делу

1 Российское уголовное право / под ред. А. И. Коробеева. Владивосток, 2000. С. 222.

© Прохоренко Д. В., 2017

* Прохоренко Дмитрий Владимирович, студент Юридической школы Дальневосточного федерального университета [email protected]

690105, Россия, г. Владивосток, ул. Русская, д. 53а, кв. 18

Кондратьевой сформулировал принципиально иной подход, придя к выводу о том, что доход, о котором говорится в ст. 171 УК РФ, составляет «фактически по своему объему прибыль, полученную от незаконной предпринимательской деятельности, за вычетом расходов, связанных с ее осуществлением»2.

На наш взгляд, верным такой подход назвать весьма сложно, так как доход и прибыль как экономические категории нельзя отождествлять. Так, в самом обобщенном виде доход — это «деньги или материальные ценности, получаемые от предприятия или от какого-нибудь рода деятельности», а прибыль — «сумма, на которую доход, выручка превышает затраты на экономическую деятельность, на производство товара»3.

Кроме того, необходимо отметить, что в соответствии с ч. 1 абз. 3 ст. 2 Гражданского кодекса РФ предпринимательская деятельность характеризуется именно получением прибыли, в результате чего возникает вопрос о целесообразности использования термина «доход» в уголовном законе применительно к предпринимательству. Но, как справедливо было отмечено Л. С. Аистовой, термин «доход», используемый в УК РФ, исключает понимание его как «прибыли» ввиду того, что «субъектами уголовного права являются лица недобросовестные. принимающие все меры к тому, чтобы их деятельность не была установлена в полном объеме»4 с целью избежать уголовной ответственности. При этом указанный подход к определению дохода позволяет уклоняться от уголовной ответственности лицам, которые недобросовестно ведут финансовую докумен-

тацию и заявляют, что приобретенная выручка идет лишь на покрытие расходов5. Этот факт бесконтрольности финансовых поступлений вследствие осуществления незаконного предпринимательства также не позволяет использовать категорию «прибыль» применительно к ст. 171 УК РФ, ведь определить ее реальный размер в подобных условиях становится почти невозможным.

В итоге Пленум Верховного Суда РФ под влиянием массовой критики подобного толкования ст. 171 УК РФ в части определения содержания термина «доход», которую высказывали в своих отзывах и судьи различных субъектов РФ6, изменил свою правовую позицию, определив в п. 12 постановления от 18 ноября 2004 г. № 23, что «под доходом в ст. 171 УК РФ следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности»7. При этом за основу были взяты положения ст. 247 и 249 Налогового кодекса РФ, которые определяют содержание терминов «доход» и «прибыль» применительно к налоговым правоотношениям.

Казалось бы, в связи с выработкой Верховным Судом РФ новой правовой позиции, которую разделяло большинство специалистов, проблема решена. Однако ситуация оказалась более сложной.

Во-первых, обращение к налоговому законодательству для решения обозначенной проблемы не представляется уместным, так как незаконное предпринимательство — это не на-

О некоторых вопросах судебной практики по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем см.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 2.

Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М. : Азъ, 1992. АистоваЛ. С. Незаконное предпринимательство. СПб., 2002. С. 159.

Гармышев Я. В. Некоторые аспекты объективных признаков преступлений, связанных с незаконным предпринимательством // Альманах мировой науки. 2016. № 4-3 (7). С. 26. URL: http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=1592 (дата обращения: 8 марта 2016 г.). О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 // URL: http://rg.ru/2004/12/07/otmyvanie-dok.html (дата обращения: 8 марта 2016 г.).

логовое преступление8, его непосредственным объектом предстают не отношения в сфере налогового учета, а общественные отношения по контролю и надзору за деятельностью субъектов предпринимательской деятельности уполномоченными государственными органами, т.е. отношения в сфере регистрации предпринимателей и лицензирования отдельных видов деятельности. Извлечение дохода характеризует лишь объемы, масштабность данной незаконной деятельности9, определяя таким образом грань между преступным (доход в крупном размере) и непреступным (административным — ст. 14.1 Кодекса РФ об административном правонарушении от 30 декабря 2001 г. (далее — КоАП РФ)) правонарушением.

Во-вторых, термин «доход» априори является многозначным, следовательно, если законодатель не конкретизировал его значение, например, с помощью определенного эпитета, который характеризовал бы сущность дохода в уголовно-правовом значении, то в таком случае данное понятие используется в широком смысле. При этом Верховный Суд РФ необоснованно свел доход именно к совокупной денежной выручке, полученной лицом за период осуществления предпринимательской деятельности без вычета произведенных расходов. Таким образом, подразумеваемый «валовый доход» не будет включать в себя материальные ценности, которые также могут быть приобретены лицом в процессе осуществления незаконного предпринимательства, что позволит при определенных обстоятельствах уйти от уголовной ответственности10. Понимание дохода как совокупности всех материальных благ, приобретенных лицом путем осуществления незаконной предпринимательской деятельности, является

более верным и в свете того, что Федеральным законом от 07.04.2010 количественная характеристика дохода в крупном и особо крупном размере была увеличена в 6 раз и составила 1,5 млн и 6 млн руб. соответственно11.

Следует отметить, что ряд исследователей, в частности А. С. Горелик и Л. С. Аистова, считают, что необходимо полностью исключить понятие «доход» из числа факторов, криминализирующих предпринимательскую деятельность, аргументируя это главным образом тем, что происходит подмена целей и непосредственных объектов преступного посягательства и усложняется определение вида состава соответствующего преступления, т.е. является ли он формальным либо материальным12. Не признавая подобный подход к решению проблемы конструктивным, считаем, что необходимо четко определить содержание многозначного понятия «доход» в уголовном законе либо использовать иную терминологию, которая сможет более точно охарактеризовать масштабность данной деятельности, необходимую для квалификации деяния в соответствии со ст. 171 УК РФ (в противном случае утрачивается какое-либо различие между преступлением и административным правонарушением, предусмотренным ч. 1 и 2 ст. 14.1 КоАП РФ).

Так, М. Н. Урда предлагает полностью отказаться от термина «доход», отнеся оценочный признак «крупный размер» непосредственно к самому деянию — «осуществление предпринимательской деятельности в крупном размере (особо крупном размере)», а в качестве необходимого критерия масштабности данной деятельности использовать понятие «оборотные средства», которое включало бы в себя не только денежные средства, но и весь оборот-

8 Иванова О. А. Понятие дохода, извлеченного из незаконных организации и проведения азартных игр // Новое слово в науке и практике: гипотезы и апробация результатов исследований. 2015. № 17. С. 262.

9 Российское уголовное право / под ред. А. И. Коробеева. С. 223.

10 Проблемы применения нормы, устанавливающей ответственность за незаконное предпринимательство / под науч. ред. Т. Г. Понятовской. М., 2012. С. 134—136.

11 Федеральный закон от 7 апреля 2010 г. № 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // URL: http://rg.ru/2010/04/09/fz60-dok.html (дата обращения: 8 марта 2016 г.).

12 Российское уголовное право / под ред. А.И. Коробеева. С. 223 ; Аистова Л. С. Указ. соч. С. 162.

ный капитал, используемый при осуществлении предпринимательской деятельности13.

Таким образом, можно отметить, что, несмотря на наблюдающуюся положительную динамику в направлении совершенствования борьбы с незаконным предпринимательством в нашей стране, до сих пор остается немало дискуссионных и проблемных аспектов должной реализации ст. 171 УК РФ на практике, в том числе в интерпретации термина «доход» от незаконной предпринимательской деятельности. На наш взгляд, чтобы нивелировать существующую правовую неопределенность в рассматриваемой сфере и повысить эффективность применения соответствующей нормы, необходимо

на законодательном уровне четко определить содержание понятия «доход» именно в указанном выше широком значении, дополнив ст. 171 УК РФ следующим примечанием:

«Под доходом в настоящей статье понимается совокупность всех имеющих стоимостное выражение материальных благ, приобретенных лицом путем осуществления незаконной предпринимательской деятельности».

В результате будет установлен единый и четкий критерий определения масштабности рассматриваемого деяния для его отграничения от сходного административного проступка с формальным составом.

1. АистоваЛ. С. Незаконное предпринимательство. — СПб. : Юридический центр-Пресс, 2002. — 283 с.

2. ГармышевЯ. В. Некоторые аспекты объективных признаков преступлений, связанных с незаконным предпринимательством // Альманах мировой науки. — 2016. — № 4-3 (7).

3. Иванова О. А. Понятие дохода, извлеченного из незаконных организации и проведения азартных игр // Новое слово в науке и практике: гипотезы и апробация результатов исследований. — 2015. — № 17.

4. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. — М. : Азъ, 1992.

5. Проблемы применения нормы, устанавливающей ответственность за незаконное предпринимательство / под науч. ред. Т. Г. Понятовской. — М. : Юрлитинформ, 2012. — 176 с.

6. Российское уголовное право / под ред. А. И. Коробеева. — Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2000. — 452 с.

Материал поступил в редакцию 15 декабря 2016 г.

INCOME FROM ILLEGAL BUSINESS ACTIVITIES: PROBLEMS OF INTERPRETATION

PROHORENKO Dmitriy Vladimirovich — Student of the Law School of the Far Eastern Federal University [email protected]

690105, Russia, Vladivostok, Russkaya Str., 53 a, apt. 18

Review. This article addresses the problem of defining the essence of the term «income» from illegal business activities. The author analyses the relevant practice of the Supreme Court of the Russian Federation, identifies problematic aspects of the interpretation of certain provisions of Art. 171 of the Criminal Code of the Russian Federation. Based on the research, the author concludes that there is a need to dock normative definitions of the income from illegal business activities in the footnote to the above-mentioned article of the Criminal Code.

13 Проблемы применения нормы, устанавливающей ответственность за незаконное предпринимательство / под науч. ред. Т. Г. Понятовской. С. 137—138.

Keywords: illegal business activities; Art. 171 of the Criminal Code of the Russian Federation; offence; income; the ruling of the Supreme Court of the Russian Federation; profit; Art. 14.1 of the Administrative Offenses Code of the Russian Federation; legal position; tax legal relations.

1. Aistova L. S. Nezakonnoe predprinimatel’stvo. — SPb. : Juridicheskij centr Press, 2002. — 283 s.

2. Garmyshev Ja. V. Nekotorye aspekty ob#ektivnyh priznakov prestuplenij, svjazannyh s nezakonnym predprinimatel’stvom // Al’manah mirovoj nauki. — 2016. — № 4-3 (7).

3. Ivanova O. A. Ponjatie dohoda, izvlechennogo iz nezakonnyh organizacii i provedenija azartnyh igr // Novoe slovo v nauke i praktike: gipotezy i aprobacija rezul’tatov issledovanij. — 2015. — № 17.

4. OzhegovS. I., Shvedova N. Ju. Tolkovyj slovar’ russkogo jazyka. — M. : Az#, 1992.

5. Problemy primenenija normy, ustanavlivajushhej otvetstvennost’ za nezakonnoe predprinimatel’stvo / pod nauch. red. T. G. Ponjatovskoj. — M. : Jurlitinform, 2012. — 176 s.

6. Rossijskoe ugolovnoe pravo / pod red. A. I. Korobeeva. — Vladivostok : Izd-vo Dal’nevost. un-ta, 2000. — 452 s.

Организация незаконной предпринимательской деятельности статья