Пленум Верховного Суда РФ разъяснил некоторые вопросы, возникающие у судов по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий

В частности, Пленум указал, что при решении вопроса о наличии в действиях (бездействии) подсудимого состава преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями», под признаками субъективной стороны данного преступления, кроме умысла, следует понимать корыстную заинтересованность — стремление должностного лица получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера в свою пользу или пользу других лиц, иную личную заинтересованность — стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленного такими побуждениями как карьеризм, семейственность, желание скрыть свою некомпетентность и т.п. Как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует рассматривать протекционизм, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности.

Превышение должностных полномочий (статья 286 УК РФ) может выражаться, например, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые: относятся к полномочиям другого должностного лица; могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте; никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать. Исходя из диспозиции статьи 286 УК РФ, для квалификации содеянного как превышение должностных полномочий мотив преступления значения не имеет.

В связи с принятием данного Постановления признано не действующим Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 года N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге».

Статья 286 УК РФ. Превышение должностных полномочий

1. Совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) с применением оружия или специальных средств;

в) с причинением тяжких последствий, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Комментарии к ст. 286 УК РФ

1. Превышение должностных полномочий может выражаться в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые: а) относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу); б) могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц); в) совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом; г) никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»).

Общим для всех этих случаев является то, что должностное лицо совершает действия, явно выходящие за пределы прав и полномочий, предоставленных ему законом. Неправомерные действия должностного лица при превышении должностных полномочий должны быть непосредственно связаны со служебной деятельностью субъекта, когда он выступает не как частное, а как официальное лицо. Другими обязательными признаками объективной стороны превышения власти или служебных полномочий являются наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, а также причинная связь между действиями и последствиями.

2. Объем прав и полномочий субъекта определяется его должностной компетенцией, которая закрепляется в различных нормативных актах (законах, уставах, положениях, инструкциях, приказах и т.п.). Для того чтобы установить, что должностное лицо совершило действия, выходящие за пределы имеющихся у него прав и полномочий, необходимо точно выяснить, каким именно правовым актом они регулируются и какие конкретно положения этого акта были нарушены.

3. О понятии существенного нарушения прав и интересов граждан, организаций, общества или государства см. комментарий к ст. 285 УК.

Чаще всего при превышении должностных полномочий это последствие выражается в причинении физического вреда личности, нарушении конституционных прав и свобод граждан, однако оно может быть связано и с причинением имущественного ущерба гражданам и юридическим лицам, и с иными последствиями, глубоко затрагивающими интересы общества и государства .

БВС РФ. 2002. N 4. С. 11, 12; 2003. N 5. С. 19, 20; N 9. С. 17.

4. Субъектом превышения должностных полномочий может быть только должностное лицо (см. комментарий к ст. 285).

5. Комментируемое преступление совершается только с умыслом (конкретизированным или неконкретизированным). Виновный осознает, что совершает действия, которые явно (т.е. бесспорно, очевидно) для него самого выходят за пределы предоставленных ему законом прав и полномочий, предвидит последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан, организаций, общества или государства и желает или сознательно это допускает либо относится к последствиям безразлично.

В составе преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 286 УК, вина характеризуется также осознанием обстоятельств, имеющих квалифицирующее значение в случаях превышения должностных полномочий. Мотивы совершения преступления могут быть любыми (месть, карьеризм, иные личные побуждения, корысть, ложно понимаемые интересы дела и т.д.) и не имеют никакого значения для квалификации, хотя и учитываются при назначении наказания.

Преступность деяния, явно выходящего за пределы должностных полномочий, исключается лишь в ситуации крайней необходимости (ст. 39 УК) и обоснованного риска (ст. 41 УК).

6. О понятии лиц, занимающих государственную должность РФ, государственную должность субъекта РФ, главы органа местного самоуправления (ч. 2 ст. 286 УК), см. комментарий к ст. 285.

7. Особо квалифицированным видом превышения власти или служебных полномочий (ч. 3 ст. 286) признается деяние, предусмотренное ч. ч. 1 или 2 комментируемой статьи, если оно сопровождалось насилием или угрозой его применения, применением оружия или специальных средств, причинением тяжких последствий. Каждого из названных обстоятельств достаточно для квалификации по ч. 3 ст. 286, хотя нередко они наличествуют одновременно.

Сам факт совершения должностным лицом незаконных действий с насилием или угрозой его применения, применением оружия или специальных средств является грубым посягательством против охраняемых законом прав граждан, интересов общества или государства и рассматривается как существенное их нарушение независимо от наступления каких-либо иных вредных последствий.

8. Насилие при превышении должностных полномочий может выражаться в нанесении потерпевшему побоев, причинении вреда здоровью любой тяжести, истязании, лишении жизни потерпевшего. Угроза применения насилия при превышении должностных полномочий — это высказанное намерение совершить вышеназванные действия.

Квалификацией по ч. 3 ст. 286 охватывается причинение потерпевшему любого вреда здоровью, кроме случаев причинения тяжкого вреда здоровью, предусмотренных ч. ч. 3 и 4 ст. 111 УК, а также умышленного убийства. В последних случаях действия виновного должностного лица нужно квалифицировать по совокупности ч. 3 ст. 286 и ч. 3 или ч. 4 ст. 111 или ст. 105 УК.

Убийство и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенные представителем власти или иным должностным лицом при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, квалифицируются только по ст. 108 или ст. 114 УК.

9. Применение оружия или специальных средств как квалифицирующее обстоятельство по п. «б» ч. 3 ст. 286 имеет место в случаях, когда по делу установлено фактическое использование этих предметов для физического воздействия на потерпевшего путем причинения ему смерти или вреда здоровью, а также для психического воздействия путем угрозы причинения такого вреда, если у потерпевшего имелись основания считать, что его жизни и здоровью грозила реальная опасность.

К оружию относятся устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели (ст. 1 Федерального закона от 13.12.1996 N 150-ФЗ «Об оружии» ). Оружие может быть огнестрельным, холодным, метательным, пневматическим, газовым, а также основанным на использовании электрической энергии, радиоактивных излучений и биологических факторов.

СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681.

Ответственности по п. «б» ч. 3 ст. 286 подлежит должностное лицо, применившее при превышении своих полномочий оружие любого назначения (боевое, служебное, гражданское, в том числе газовое оружие самообороны, спортивное или охотничье).

Специальные средства (резиновые палки, наручники, слезоточивый газ, водометы и бронемашины, средства разрушения преград, служебные собаки и т.д.) состоят на вооружении органов полиции, внутренних войск, федеральных органов государственной охраны, органов Федеральной службы безопасности, органов уголовно-исполнительной системы, таможенных органов, судебных приставов, органов правительственной связи и информации, ведомственной и вневедомственной охраны.

При превышении должностных полномочий, сопровождавшемся применением оружия или специальных средств, необходимо, чтобы они применялись в нарушение установленных оснований и порядка их использования. Условия и пределы применения огнестрельного оружия или специальных средств сотрудниками полиции определены в гл. 5 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ «О полиции» ; военнослужащими внутренних войск — в ст. ст. 25 — 29 Федерального закона от 06.02.97 N 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» ; сотрудниками федеральных органов государственной охраны — в ст. ст. 24 — 27 Федерального закона от 27.05.96 N 57-ФЗ «О государственной охране» ; сотрудниками органов Федеральной службы безопасности — в ст. 14 Федерального закона от 03.04.95 N 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности» ; сотрудниками органов, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, — в ст. ст. 43 — 47 Федерального закона от 15.07.95 N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» ; судебными приставами — в ст. ст. 15 — 18 Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах» ; работниками ведомственной охраны — в ст. ст. 13 — 17 Федерального закона от 14.04.99 N 77-ФЗ «О ведомственной охране» и т.д.

СЗ РФ. 2011. N 7. Ст. 900.

СЗ РФ. 1997. N 6. Ст. 711.

СЗ РФ. 1996. N 22. Ст. 2594.

СЗ РФ. 1995. N 15. Ст. 1269.

СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2759.

СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3590.

СЗ РФ. 1999. N 16. Ст. 1935.

10. О понятии тяжкого последствия см. комментарий к ст. 285.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий. Статьи по предмету Уголовное право

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ О ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ И ПРЕВЫШЕНИИ ДОЛЖНОСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ

16 октября 2009 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» (далее — Постановление от 16 октября 2009 г. N 19) . Необходимость в его разработке и принятии давно назрела в связи с изменениями в уголовном законодательстве о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, в законодательстве иных отраслей, а также в практике его применения. Однако до недавнего времени сохраняло свое действие Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» за исключением п. п. 2, 3, 4 и 5, утративших силу в связи с принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» (далее — Постановление от 10 февраля 2000 г. N 6) , что, конечно же, не могло удовлетворить потребности правоприменительной практики. Проанализируем положения Постановления от 16 октября 2009 г. N 19, представляющие наибольший интерес как заслуживающие неоднозначной оценки.
———————————
Российская газета. 2009. 30 октября.
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4. С. 5 — 9; 2007. N 5. С. 23.

1. В п. 1 отражена позиция высшей судебной инстанции России по поводу основного объекта злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) и превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ): «Лица, злоупотребляющие должностными полномочиями либо превышающие свои должностные полномочия, посягают на регламентированную нормативными правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации, в результате чего существенно нарушаются права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества и государства». Поскольку в тексте интерпретационного акта затронута такая важная теоретическая проблема, то представляется, что подходить к ее решению следовало с более строгих научных позиций. Несмотря на центробежные тенденции в современном учении об объекте преступления, господствовавшая в советский период концепция объекта преступления как общественных отношений не утратила своей значимости и имеет много сторонников. Поэтому, на наш взгляд, корректнее была бы следующая формулировка: «Лица, злоупотребляющие должностными полномочиями либо превышающие свои должностные полномочия, посягают на общественные отношения, обеспечивающие регламентированную нормативными правовыми актами деятельность. «
2. В рассматриваемом Постановлении дается расширительная по сравнению с содержащейся в Постановлении от 10 февраля 2000 г. N 6 трактовка организационно-распорядительных функций. Помимо традиционных функций внутреннего управления (руководство трудовым коллективом или находящимися в служебном подчинении отдельными работниками, формирование кадрового состава, определение трудовых функций работников, организация порядка прохождения службы, применение мер поощрения или награждения, наложение дисциплинарных взысканий), в абзаце 2 п. 4 Постановления от 16 октября 2009 г. N 19 названы полномочия по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия. Далее в скобках приводится примерный перечень таких функций (выдача медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установление работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, прием экзаменов и выставление оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии). Тем самым Пленум официально признал правильной многолетнюю практику привлечения к уголовной ответственности лиц, выполняющих указанные функции, за должностные преступления и сделал невозможными ссылки на его же разъяснения с целью обосновать отсутствие в содеянном этими лицами состава должностного преступления.
Так, например, врач-травматолог Р., получив от П. 80 руб., внес в амбулаторную карту П. заведомо ложные сведения о том, что П. болен и нуждается в лечении. Затем Р. выписал листок временной нетрудоспособности сроком на четыре дня на имя П., пообещав отдать листок после передачи П. 150 руб. В ходе оперативно-розыскного мероприятия Р. был задержан, деньги изъяты. Не усмотрев в содеянном Р. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК, судья в оправдательном приговоре сослался на п. 3 Постановления от 10 февраля 2000 г. N 6 . Формально такое решение соответствовало и УК РФ, и разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ (абзацы 2 и 3 п. 3 названного Постановления), в которых действительно не указаны функции, выполняемые Р.
———————————
Архив суда Дзержинского района г. Волгограда за 2001 г. Дело N 1-459.

Однако Пленум не высказал принципиальной позиции по одному частному, но весьма актуальному вопросу о возможности признания должностными лицами преподавателей средних и высших учебных заведений при единоличном приеме обычных семестровых экзаменов и зачетов. В абзаце 2 п. 4 Постановления от 16 октября 2009 г. N 19 прямо названы полномочия по приему экзаменов и выставлению оценок только членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии. Представляется, что это не будет способствовать единообразному применению уголовного закона в отношении преподавателей. Необходимо учитывать, что Верховный Суд РФ при рассмотрении в кассационном и надзорном порядке уголовных дел о получении взятки за выставление нужных оценок на экзаменах и за сдачу зачетов неоднократно указывал на наличие у осужденных необходимых признаков должностного лица.
В частности, Л., работая доцентом кафедры государственного технического университета, как преподаватель, согласно трудовому договору, был наделен правом приема экзаменов у студентов. Не сдав зачет или экзамен, студент не допускался к следующей сессии, не переводился на следующий курс и мог быть отчислен из вуза, т.е. получение им отрицательной оценки влекло наступление для него определенных правовых последствий. Выполнение студентами учебных планов учитывалось в официальных документах — экзаменационных ведомостях, листах и зачетных книжках, на основании которых принимались решения о переводе студентов на следующий курс, а в итоге — о допуске к защите дипломных работ. В нарушение своих должностных обязанностей Л. за взятки ставил зачеты и положительные оценки за курсовые проекты и за экзамены без самой процедуры их приема. За указанные действия Л. был осужден по п. «б» ч. 4 ст. 290 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ согласился с такой квалификацией .
———————————
См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 945п01 по делу Л. в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2001 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 8. С. 14.

Очевидно, в приведенном и в других судебных актах речь идет о преподавателях, которые совершали противоправные действия, не являясь членами государственной экзаменационной или аттестационной комиссий. Думается, что таких должностных лиц, выполняющих организационно-распорядительные функции, следовало бы прямо указать в абзаце 2 п. 4 Постановления от 16 октября 2009 г. N 19.
3. В п. 6 Постановления N 19 дано следующее толкование признака выполнения функций должностного лица по специальному полномочию: «Исполнение функций должностного лица по специальному полномочию означает, что лицо осуществляет функции представителя власти, исполняет организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, возложенные на него законом, иным нормативным правовым актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом (например, функции присяжного заседателя). Функции должностного лица по специальному полномочию могут осуществляться в течение определенного времени или однократно, а также могут совмещаться с основной работой».
Процитированное разъяснение, по существу, мало чем отличается от содержащегося в п. 1 Постановления от 10 февраля 2000 г. N 6, повторяя его главный недостаток, — оно по-прежнему не дает четкого представления о том, чем же выполнение должностных функций по специальному полномочию отличается от выполнения таких же функций по иным юридическим основаниям. В теории уголовного права признано, что выполнение известных функций должностного лица по специальному полномочию означает их выполнение без замещения должности (называют и другие признаки — например, разовый или краткосрочный характер специальных полномочий) . Именно этот признак, а не наличие закона, иного нормативного правового акта, приказа или распоряжения вышестоящего должностного лица либо решения правомочного на то органа или должностного лица, выступающих правовыми основаниями осуществления управленческих функций, является главным для признания субъекта должностным лицом, выполняющим свои функции по специальному полномочию .
———————————
См., напр.: Полный курс уголовного права: В 5 т. / Под ред. А.И. Коробеева. СПб., 2008. Т. V: Преступления против государственной власти. Преступления против военной службы. Преступления против мира и безопасности человечества. Международное уголовное право. С. 103 (автор главы — Т.Б. Басова).
См. подробнее: Егорова Н. Юридические основания осуществления управленческих функций специальным субъектом преступления // Уголовное право. 2005. N 5. С. 16 — 19.

4. Детально освещается в Постановлении от 16 октября 2009 г. N 19 (п. 7) вопрос о должностных лицах Вооруженных Сил, других войск, воинских (специальных) формирований и органов, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства (условно назовем их воинскими должностными лицами). Акцентируя внимание на специфике должностных лиц данного вида, Пленум подчеркивает, что такие должностные лица «могут являться начальниками по служебному положению и (или) воинскому званию». Далее указывается, что начальниками по служебному положению являются лица, которым военнослужащие подчинены по службе. Для установления круга лиц, являющихся начальниками по воинскому званию, рекомендуется обращаться к ст. 36 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ. Тем не менее, как следует из п. 7, и начальники по служебному положению, и начальники по воинскому званию могут быть признаны субъектами должностных преступлений только в случаях выполнения ими организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных функций и совершения в связи с этим противоправных действий (бездействия). Таким образом, содержание уголовно-правового понятия «должностное лицо» первично для квалификации совершаемых воинскими должностными лицами преступлений, включенных в гл. 30 УК РФ.
5. В п. 11 проекта рассматриваемого Постановления содержалось разъяснение, касающееся иностранных должностных лиц и должностных лиц международных публичных организаций: «Обратить внимание судов, что в соответствии с пунктом 5 примечаний к статье 285 УК РФ иностранные должностные лица и должностные лица публичной международной организации, совершившие преступления, предусмотренные статьями 285 и 286 УК РФ, несут ответственность только в случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации. Это означает, что при решении вопроса о том, является ли конкретное лицо таким субъектом, судам следует исходить не из понятия должностного лица, определенного в пункте 1 примечаний к данной статье, а из соответствующих международных договоров Российской Федерации (например, из пункта «а» статьи 2 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции 2003 года)».
В принятой редакции Постановления от 16 октября 2009 г. N 19 об указанных видах должностных лиц даже не упоминается. Как представляется, это вызвано тем, что новый п. 5 примечаний к ст. 285 УК РФ, введенный Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. N 280-ФЗ, довольно сложен для понимания. Он вызывает целый ряд вопросов, однозначные ответы на которые способен дать только законодатель. Предпринятая в проекте Постановления Пленума попытка разъяснить смысл данной нормы была неудачной: авторы не учли то обстоятельство, что реализация нормы примечания 5 к ст. 285 УК РФ будет сопряжена с трудностями установления не только признаков названных субъектов, но и других признаков составов преступлений, совершаемых такими должностными лицами.
6. Представляется спорным толкование Пленумом признака использования должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы: «Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы (статья 285 УК РФ) судам следует понимать совершение таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями». При отсутствии нарушений конкретных положений нормативных и индивидуальных правовых актов, регламентирующих права и обязанности должностного лица, установить так называемое объективное противоречие задачам деятельности аппарата управления почти невозможно.
По буквальному смыслу п. 15 Постановления деяние как признак объективной стороны злоупотребления должностными полномочиями не обязательно должно быть противоправным. Однако в качестве примеров такого использования служебных полномочий далее приводятся действия, противоправность которых не вызывает сомнений: выдача водительского удостоверения лицам, не сдавшим обязательный экзамен; прием на работу лиц, которые фактически трудовые обязанности не исполняют, и т.п.
Из толкования признака «корыстная заинтересованность» как стремление должностного лица путем совершения
неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц видно, что косвенно Пленум все же признает необходимость доказывания признака противоправности действий (бездействия) должностного лица, совершившего злоупотребление должностными полномочиями.
В публичном управлении действует принцип «запрещено все, что прямо не разрешено законом», поэтому «объективное противоречие» задачам управления немыслимо без нарушения данного принципа. Следовательно, установление нарушений должностным лицом норм иных отраслей права обязательно для вменения состава злоупотребления должностными полномочиями.
7. В тексте Постановления от 16 октября 2009 г. N 19 отсутствует положение о недопустимости прекращения уголовных дел о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий в связи с примирением с потерпевшим. Оно содержалось в п. 28 проекта в следующем виде: «Исходя из того что преступными посягательствами, ответственность за которые предусмотрена частью 1 статьи 285 и частью 1 статьи 286 УК РФ, вред причиняется непосредственно двум объектам (публичные интересы и охраняемые законом права и законные интересы отдельных граждан или организаций), прекращение в связи с примирением с потерпевшим уголовных дел в отношении должностных лиц, совершивших указанные преступления, противоречит закрепленным в статье 2 УК РФ задачам охраны общественного порядка и общественной безопасности». Изучение судебной практики свидетельствует о том, что при рассмотрении уголовных дел о названных преступлениях иногда применялась ст. 76 УК РФ, поэтому специальное разъяснение о незаконности подобных процессуальных решений не было бы лишним.
Так, оперуполномоченный ОУР РОВД Ж. без законных оснований применил насилие и спецсредства к гражданину К., доставил его в РОВД, где нанес К. побои. Для придания видимости законности своих действий Ж. составил протокол личного досмотра, согласно которому у К. изъят пакет из фольги с веществом серо-белого цвета. В судебном заседании государственный обвинитель отказался от обвинения Ж. по п. п. «а» и «б» ч. 3 ст. 286 УК, и содеянное Ж. квалифицировано по ч. 1 ст. 286 и ст. 292 УК. Постановлением судьи уголовное дело прекращено за примирением с потерпевшим. Последний в письменном заявлении указал, что материальный и моральный вред ему возмещен и претензий к Ж. он не имеет .
———————————
Архив суда Советского района г. Волгограда за 2004 г. Дело N 1-117.

8. Не вошла в окончательный вариант Постановления N 19 и рекомендация руководствоваться содержащимися в данном документе разъяснениями понятия должностного лица при квалификации должностных преступлений, предусмотренных другими статьями Особенной части УК РФ, в том числе расположенными в иных ее главах (п. 29 проекта). Думается, что это разъяснение целесообразнее было бы оставить в тексте Постановления. Как известно, в примечании 1 к ст. 285 УК РФ сфера действия легальной дефиниции понятия «должностное лицо» ограничена статьями гл. 30 УК. Следовательно, использование данного определения при применении уголовно-правовых норм об иных должностных преступлениях является нарушением ч. 2 ст. 3 УК РФ, не допускающей применение уголовного закона по аналогии. Однако фактически такая аналогия уголовного закона имеет место. Но в п. 29 проекта предлагалось не нарушать запрет аналогии, а опираться на рекомендации Пленума Верховного Суда РФ, касающиеся объема и содержания понятия «должностное лицо». Поэтому до распространения действия этого понятия на весь УК РФ, т.е. до внесения надлежащего изменения в примечание 1 к ст. 285 УК РФ, такое разъяснение стало бы официальной гарантией единообразной квалификации специальных должностных преступлений по субъекту.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Превышение должностных полномочий и злоупотребление ими. Разъяснения пленума верховного суда РФ

«Бюджетные учреждения: ревизии и проверки финансово-хозяйственной деятельности», 2009, N 12

Согласно уголовному законодательству превышение должностных полномочий и злоупотребление ими квалифицируются как преступления должностных лиц против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Однако данные преступления совершают не только гражданские служащие, но и иные представители власти. С учетом особого положения последних преступления, совершаемые ими, затрагивающие интересы государства, выделены в отдельную главу УК РФ. Пленум Верховного Суда РФ издал Постановление от 16.10.2009 N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 19), в котором разъяснен порядок привлечения должностных лиц к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий и злоупотребление ими.

Уголовная ответственность за превышение должностных полномочий и злоупотребление ими определена в ст. ст. 285, 286 УК РФ.

В чем отличие злоупотребления должностными полномочиями от превышения должностных полномочий? В соответствии со ст. 285 УК РФ под злоупотреблением понимается использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Как следует из п. 18 Постановления Пленума ВС РФ N 19, под существенным нарушением прав граждан или организаций нужно понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией РФ. В частности, к правам граждан можно отнести права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др. Существенность вреда определяется в зависимости от степени отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характера и размера понесенного ею материального ущерба, числа потерпевших граждан, тяжести причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

В отличие от злоупотребления, при превышении должностных полномочий совершаемые должностным лицом действия не находятся в его компетенции. Исходя из п. 19 Постановления Пленума ВС РФ N 19, превышение должностных полномочий может выражаться, например, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые:

  • относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу);
  • могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц);
  • совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом;
  • никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Исходя из диспозиции ст. 286 УК РФ, для квалификации содеянного как превышения должностных полномочий мотив преступления значения не имеет.

Субъекты преступления

Субъектом преступлений, предусмотренных ст. ст. 285, 286 УК РФ, является лицо, осуществляющее функции представителя власти, выполняющее организационно-распорядительные или (и) административно-хозяйственные функции в государственном органе, органе местного самоуправления, государственном и муниципальном учреждении, государственной корпорации, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ и при этом не занимающее в указанных органах государственную должность РФ или государственную должность субъектов РФ.

Кто относится к лицам, занимающим государственные должности? Как следует из п. п. 9 — 10 Постановления Пленума ВС РФ N 19, под лицами, занимающими государственные должности РФ, понимаются лица, занимающие государственные должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов, под лицами, занимающими государственные должности субъектов РФ, — лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов РФ для непосредственного исполнения полномочий государственных органов субъектов РФ, а под главой органа местного самоуправления — высшее должностное лицо муниципального образования, наделенное уставом муниципального образования собственными полномочиями по решению вопросов местного значения.

Помимо квалификации должностных лиц, в Постановлении Пленума ВС РФ N 19 даны определения исполняемых должностным лицом функций, использования им полномочий вопреки интересам службы, а также корыстной и иной личной заинтересованности.

Согласно п. 4 данного Постановления под организационно-распорядительными функциями понимаются полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п. К данным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии).

Под административно-хозяйственными функциями понимаются полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием) (п. 5 Постановления Пленума ВС РФ N 19).

Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы подразумевает деяния, связанные с осуществлением им своих прав и обязанностей, которые не были вызваны служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями. В частности, к злоупотреблению относят действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения (например, выдача водительского удостоверения лицам, не сдавшим обязательный экзамен; прием на работу лиц, которые фактически трудовые обязанности не исполняют; освобождение командирами (начальниками) подчиненных от исполнения возложенных на них должностных обязанностей с направлением для работы в коммерческие организации либо обустройства личного домовладения должностного лица).

Что считать корыстной или иной личной заинтересованностью? Как определено п. 16 Постановления Пленума ВС РФ N 19, корыстной заинтересованностью является стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.). Иная личная заинтересованность — стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.

В качестве примера можно привести перечень действий должностных лиц, совершенных из корыстной и личной заинтересованности, приведенный в Обобщении Московского областного суда «Обобщение практики рассмотрения судами Московской области уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 285 и 286 УК РФ, за второе полугодие 2008 года»:

  • сотрудники ГИБДД, старшие инспекторы ДПС из корыстных побуждений с целью незаконного получения страхового возмещения вступили в сговор с автовладельцем и составили фиктивные документы о якобы имевшем место ДТП;
  • сотрудник милиции, старший участковый уполномоченный, проводя доследственную проверку, изъял паспорт у лица, в отношении которого разрешался вопрос о возбуждении уголовного дела, и удерживал названный паспорт, преследуя цель — получение вознаграждения за возврат документа;
  • начальник отдела ОРЧ УБПН ГУВД и двое его подчиненных, оперативных уполномоченных того же отдела, достоверно зная об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела, потребовали от представителя предприятия вознаграждение в размере 1 млн руб. за невозбуждение по результатам проверки уголовного дела в отношении руководства предприятия;
  • руководитель подразделения судебных приставов, действуя в рамках исполнительного производства, вступил в сговор с индивидуальным предпринимателем, организовал и провел фиктивные торги по продаже арестованного складского корпуса, в результате которых сооружение перешло в собственность предпринимателя; последний же выплатил руководителю службы приставов вознаграждение в размере 100 тыс. долл. США;
  • ряд должностных лиц службы МОБ МВД РФ, не желая работать по проверке заявлений от граждан о совершенных преступлениях в условиях неочевидности, не принимали заявлений, не проводили проверок, составляли фиктивные документы с не соответствующими действительности сведениями об обстоятельствах произошедшего, на основании которых отказывали в возбуждении уголовных дел;
  • государственный ветеринарный инспектор за вознаграждение без осмотра продукции выдавал ветеринарные свидетельства, необходимые для перевозки и реализации мясного сырья;
  • судебный пристав-исполнитель, не желая работать по находящимся в ее производстве исполнительным делам, составляла фиктивные документы о невозможности взысканий и прекращала исполнительные производства;
  • судебный пристав-исполнитель, произведя действия по взысканию задолженностей, часть денег на депозитный счет службы не переводил, а использовал на свои нужды, то есть «временно заимствовал»;
  • заместитель начальника таможенного поста аэропорта из личной заинтересованности, выполняя просьбы своих друзей и желая оказать им услугу, достоверно зная, что прибывшая в Россию гражданка незаконно ввозит в РФ ювелирные изделия, обеспечил ей беспрепятственный проход через зону таможенного досмотра, в результате чего на таможенную территорию РФ были ввезены ювелирные изделия общей стоимостью свыше 17 млн руб.

В п. 6 Постановления Пленума ВС РФ N 19 обращено внимание, что действия должностного лица квалифицируются как злоупотребление должностными полномочиями или их превышение в случае, если лицо, назначенное на должность с нарушением требований или ограничений, установленных законом или иными нормативными правовыми актами, из корыстной или иной личной заинтересованности использовало служебные полномочия вопреки интересам службы либо совершило действия, явно выходящие за пределы его полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Отдельно рассмотрен порядок привлечения к ответственности лиц, издавших незаконный приказ (распоряжение) и исполнивших его. Данный порядок квалификации преступления представлен в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ N 19, согласно которому должностное лицо, совершившее умышленное преступление, предусмотренное ст. ст. 285, 286 УК РФ, во исполнение заведомо для него незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Действия вышестоящего должностного лица, издавшего такой приказ или распоряжение, следует рассматривать при наличии к тому оснований как подстрекательство к совершению преступления или организацию этого преступления и квалифицировать по ст. 33 УК РФ.

Пример переквалификации совершенных преступных деяний со ст. 286 УК РФ на ст. 33 УК РФ можно найти в § 3 Обзора судебной практики ВС РФ от 23.06.2005 «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2004 год».

В данном параграфе приведено судебное разбирательство, касающееся переквалификации преступления по ст. 33 УК РФ. В частности, должностное лицо было признано виновным в злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшем существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, а также в тайном хищении чужого имущества, совершенном неоднократно, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище, и осуждено по п. 1 ст. 285, п. 3 ст. 158 УК РФ.

Исходя из обстоятельств уголовного дела, должностное лицо из корыстной заинтересованности неоднократно предлагало своим подчиненным военнослужащим по призыву совершать кражи из хранилища войсковой части, обещая за это создать им «нормальные» условия службы, а также содействовать предоставлению им отпусков и своевременному увольнению в запас. Чтобы подстраховать подчиненных от возможного обнаружения их отсутствия в ночное время в подразделении в момент совершения преступления, должностное лицо предлагало им совершать хищения в те дни, когда само заступало в наряд дежурным по части. Кроме того, оно обещало продавать и в действительности реализовывало похищенное.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского окружного военного суда переквалифицировала содеянное должностным лицом с п. 3 ст. 158 УК РФ на п. 5 ст. 33, пп. «а», «б» п. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку соисполнителем преступления может быть признано только лицо, участвовавшее в совершении объективной стороны состава преступления. Должностное лицо таких действий не совершало. На месте преступления оно не присутствовало, непосредственно содействия другим участникам в проникновении в хранилище не оказывало и безопасность совершения преступления путем страховки от возможного их обнаружения на месте его совершения не обеспечивало. Что же касается подстраховывания своих подчиненных от обнаружения их отсутствия в ночное время в подразделении, то указанные действия непосредственно к объективной стороне инкриминированного должностному лицу состава преступления не относятся, а заранее обещанный сбыт похищенного имущества оно совершало уже после выполнения объективной стороны состава преступления, поэтому окружной суд обоснованно признал должностное лицо не соисполнителем, а соучастником в краже.

Меры наказания за превышение должностных полномочий и злоупотребление ими

Меры наказания за превышение должностных полномочий и злоупотребление ими одинаковы, различия обусловлены лишь условиями совершения преступления.

Так, согласно п. 1 ст. 285, п. 1 ст. 286 УК РФ злоупотребление и превышение наказываются штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

Если превышение должностных полномочий или злоупотребление ими совершено лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления, наказание предусматривает штраф в размере от 100 тыс. до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишение свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового (п. 2 ст. 285, п. 2 ст. 286 УК РФ).

В случае если злоупотребление должностными полномочиями повлекло тяжкие последствия, наказание ужесточается — лишение свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет (п. 3 ст. 285 УК РФ).

Аналогичная мера наказания установлена и в п. 3 ст. 286 УК РФ, однако она применяется не только при превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия, но и в случаях, если превышение совершено:

  • с применением насилия или с угрозой его применения;
  • с применением оружия или специальных средств.
Пленум по ст 286 ук