Похищение человека (3)

Главная > Статья >Государство и право

Санкт-Петербуржский государственный университет

Студент 3 курса 1 потока

Кыштымов Игорь Анатольевич

Оглавление

Глава 1. Похищение в системе преступлений против свободы, чести и достоинства личности

1.1 Общая характеристика преступлений против свободы

1.2 Выделение «похищения» в качестве самостоятельного состава преступления. Историческая справка

Глава 2. Юридический анализ состава похищения

2.1 Понятие похищения человека

2.2 Субъективные признаки похищения

2.3 Объективные признаки похищения

Глава 3. Проблемы квалификации и наказуемости похищения

3.1 Квалифицированные и особо квалифицированные виды похищения

3.2 Отграничение похищения от смежных составов преступления

Список использованной литературы

Основной закон России — Конституция Российской Федерации[1], провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (ст.2). Статья 22, развивает данное положения, закрепляя: каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

Данные конституционные положения обусловливают дальнейшее развитие и совершенствование уголовного законодательства, реализацию программ международного сотрудничества в области обеспечения прав и свобод граждан, их защиты от преступных посягательств, в том числе связанных с лишением или ограничением личной свободы человека.

Между тем в стране по-прежнему сохраняется достаточно высокий уровень преступлений, связанных с незаконным ограничением свободы. Так, за 2003 год в России зарегистрировано более 1 тыс. случаев похищения людей в РФ, что на 10% меньше, чем в 2002 году, но в несколько раз больше чем в начале 90-х гг.

В ряде регионов страны (Кавказ) похищение человека уже давно переросло в разряд преступного бизнеса с четко организованной преступной сетью. В республиках Кавказа незаконно удерживались и удерживаются тысячи людей. По некоторым оценкам прибыль похитителей, по всему миру, ежегодно составляет $500 миллионов.

Похищение человека является крайне опасным деянием, нередко «ценой» которого выступает человеческая жизнь, ее безопасность. Не зря в соответствии с Федеральным законом РФ «О борьбе с терроризмом»[2], похищение человека, отнесено к понятию «преступления террористического характера».

Можно ли назвать уголовное законодательство в этой области совершенным? Это вопрос звучит актуальнее, тем более что за последние шесть лет в УК РФ дважды вносились изменения в ст.126.

С 1 января 1997 г. по 11 февраля 1999 г. действовала статья 126 УК РФ в редакции от 13 июня 1996г. Федеральным законом от 9 февраля 1999 г. №24-ФЗ[3] в статью были вновь внесены изменения и дополнения. Статья в данной редакции действовала с 12 февраля 1999 г. по 10 декабря 2003 г.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ[4] в статью были внесены изменения, а также в УК РФ были добавлены статьи «Торговля людьми» и «Использование рабского труда». Статья 126 УК РФ в данной редакции действует с 11 декабря 2003 г. и по настоящее время. То есть, в настоящее время действует уже третья редакция статьи. Чем вызвано внесение изменений и дополнений? Достиг ли законодатель поставленных целей? Какие могут возникнуть проблемы при право применении новых норм?

Итак, актуальность избранной темы дипломного исследования подтверждается нижеследующими обстоятельствами:

Во-первых, нормы о похищении за последние 11 лет неоднократно подвергались изменениям и дополнениям. Появившись в 1993 году, статья об уголовной ответственности за похищение еще трижды изменялась.

Во-вторых, в связи с произошедшими выше обозначенными изменениями некоторые из ранее рассматривавшийся в науке уголовного права теоретических и практических вопросов борьбы с похищением человека утратили свою значимость, а другие, наоборот, приобрели особую актуальность (например, дореволюционные труды Таганцева и др. исследователей).

В-третьих, важность темы исследования также объясняется трудностями, связанными с применением правоохранительными органами уголовного закона, предусматривающего ответственность за похищение человека. Выявление и анализ таких случаев в рамках борьбы с рассматриваемым преступлением порождает необходимость детального исследования и толкования уголовно-правовой нормы об ответственности за похищение человека, а также последующую выработку предложений по ее совершенствованию.

На практике правоохранительные и судебные сталкиваются с проблемами отграничения похищения от смежных составов преступления (от захвата заложников, торговли людьми и др.).

В четвертых, как отмечают исследователи, нуждается в дальнейшей юридической оценке эффективность ст. 126 УК РФ и в частности нормы, согласно которой лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления[5].

Цель данной дипломной работы – проанализировать ответственность за похищение по действующему уголовному законодательству.

Исходя из поставленной цели, автор ставит перед собой следующие задачи:

— рассмотреть похищение в системе преступлений против свободы, чести и достоинства личности;

— дать общую характеристику преступлений против свободы;

— проанализировать значение выделения «похищения» в качестве самостоятельного состава преступления; привести историческую справку;

— провести юридический анализ состава похищения;

— дат понятие похищения, рассмотреть его признаки;

— исследовать субъективные и объективные признаки похищения;

— выявить проблематику квалификации и наказуемости похищения;

— провести отграничение похищения от смежных составов преступления;

В заключение работы подвести итоги проделанному исследованию.

Объектом дипломного исследования являются общественные отношения в сфере охраны свободы личности, прав и интересов человека от преступных посягательств, связанных с похищением человека, законодательство об ответственности за похищение человека и практика применения уголовно-правовых средств в борьбе с ним.

Предметом исследования являются: ранее действующие уголовно-правовые нормы устанавливающие ответственность за похищение человека; действующая уголовно-правовая норма, устанавливающая ответственность за похищение человека; судебная практика ее применения; работы ученых-юристов по указанной тематике.

В дипломном исследовании будут использованы комментарии к действующему законодательству, периодика и научная литература, судебная практика.

[1] Конституция Российской Федерации 1993 г. // Российская Газета — 25 декабря – 1993г.

[2] Федеральный закон от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 3 августа 1998 г. — №31. — Ст. 3808.

[3] Федеральный закон от 9 февраля 1999 г. N 24-ФЗ «О внесении изменений и дополнения в статью 126 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 15 февраля 1999 г. — N 7. – Ст. 871.

[4] Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 15 декабря 2003 г. — №50. — Ст.4848.

[5] Ситников Д.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика похищения человека. Автореферат диссертации. – М.: 2001.

1.1 Общая характеристика преступлений против свободы

Свобода человека является одной из основных ценностей провозглашаемых не только международными актами, но и национальными законодательствами правовых, демократических государств.

Согласно ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах[1] каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.

Эти международные принципы получили развитие в Основном законе Российской Федерации — Конституции, которая среди основных прав человека и гражданина признает право на охрану достоинства личности, свободу и личную неприкосновенность (ст. 21, 22). Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. В случае нарушения гражданских прав и свобод каждому гарантируется их судебная защита (ст. 46), каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени (ст. 23).

Провозглашая среди основных права личную свободу, государство, тем самым, берет на себя обязанность создания условий, когда права на личную свободу не только декларируется, но и защищается.

В этой связи, личная свобода граждан обеспечивается и другими федеральными законами, и в частности уголовным кодексом, который установил в гл. 17 ответственность за посягательства на свободу, честь и достоинство личности.

Глава 17 УК РФ посвящена охране от преступных посягательств свободы, чести и достоинства личности, которые являются видовыми объектами этих преступлений. Обратимся к преступлениям против личной свободы. Это ст. 126, 127, 127.1, 127.2, 128 УК РФ.

Основным непосредственным объектом данных преступлений является личная свобода, т.е. свобода распоряжаться самим собой по своему усмотрению.

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления является личная (физическая) свобода человека. Между тем, понятие свободы человека по своему содержанию достаточно объемно.

В дальнейшем такое определение «свободы» – это своя воля, простор, возможность действовать по-своему; отсутствие стесненья, неволи, рабства, подчинения чужой воле[2].

К философскому понятию свободы обращались такие ученые, как И. Кант, К. Ясперс, К. Маркс, С.Л. Франк, Н.А. Бердяев, И.А. Ильин. Сущность свободы человека каждый из них определял по-своему. Одни ученые давали определения, опираясь в своих размышлениях на божественное происхождение свободы, как свободу, данную человеку богом. Другие философы пытались вывести это понятие из самой сущности человека, а третьи в своих представлениях о свободе прибегали к анализу различных социальных, географических и иных факторов.

Каждая из философских концепций свободы имеет право на существование, образуя определенную совокупность знаний, позволяющих получить мировоззренческое представление о свободе человека как самостоятельной социальной ценности, охраняемой, в том числе и уголовно-правовыми средствами.

Под физической свободой человека необходимо понимать его способность действовать в соответствии со своим волеизъявлением при условии отсутствия определенных физических (материальных) факторов, ограничивающих его действие. В качестве примера можно привести свободу выбора места проживания, свободу передвижения и т.д. Таким образом, можно выделить два основных критерия физической (личной) свободы человека: свободная, независимая воля и отсутствие каких-либо сдерживающих ее реализацию преград.

Объективная сторона преступлений против свободы характеризуется активными действиями, направленными на лишение (ограничение) свободы человека.

Составы преступлений против свободы, чести сконструированы по типу формальных (кроме похищения человека – этот вопрос носит дискуссионный характер), поэтому считаются оконченными с момента совершения описанного в законе деяния, независимо от наступления каких-либо последствий. В тех случаях, когда виновный, совершая данные преступления, применяет насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего, или когда это насилие создает реальную опасность для его жизни или здоровья, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Субъективная сторона преступлений против свободы характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный сознает общественно опасный характер своих действий и желает совершить их. Мотивы преступлений могут быть самыми различными (месть, злоба, ревность, зависть, хулиганские побуждения и т.д.).

Субъекты большинства рассматриваемых преступлений обладают общими признаками — это вменяемые лица, достигшие соответствующего возраста. Специальным признаком субъекта (кроме общих) должно обладать лицо, совершающее преступление, предусмотренное ст. 128 УК РФ (незаконное помещение в психиатрический стационар), о чем прямо указано в ч. 2 этой статьи.

В заключение подчеркнем, что под преступлениями против свободы, следует понимать деяния, непосредственно посягающие на закрепленные Конституцией РФ свободу человека, личную неприкосновенность как блага, принадлежащие каждому человеку от рождения.

[1] Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Библиотечка Российской газеты. — выпуск №22-23. — 1999 г.

[2] Даль В. Толковый словарь живого русского языка. М. 1996. — Т.3. – с.251. —

Похищение человека литература

21. Коломеец В. Явка с повинной: новая трактовка // Российская юстиция. — 1997. — N 10.

22. Комиссаров В. Захват заложника: стремление к наживе или преступление от безысходности // Законность. — 1999. — N 3.

23. Комиссаров В.С. Захват заложников: происхождение нормы, вопросы совершенствования // Законность. 2005. N 3. С. 42-46

24. Комиссаров В. Захват заложника: стремление к наживе или преступление от безысходности? // Законность. 1999. N 3. С. 17-23.

25. Комиссаров В.С. Терроризм, бандитизм, захват заложников и другие тяжкие преступления против безопасности общества по новому УК РФ. М., 1997.

26. Коршунова О.Н., Овчинникова Г.В. Расследование захвата заложников: Уголовно-правовые и криминалист. вопросы: Учеб. пособие/Ген. прокуратура РФ. С.-Петерб. юрид. ин-т. СПб., 1997.

27. Кругликов Л.Л. Уголовное право. Часть Особенная: Учебник для вузов / Под ред. Л.Л. Кругликова. — М.: БЕК, 1999;

28. Кудрявцев В.Н. Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. — М.: Юристъ, 1997.

29. Кузнецова Н.Ф. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. — М.: Зерцало, 2004;

30. Лапутина Н.Н. Уголовная ответственность за захват заложников. Саратов, 2002. 96 с.

31. Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический / Под ред. В.М. Лебедева. — М.: Райт, 2001.

32. Ляпунов Ю.И. Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. — М.: Новый Юрист, 2003.

33. Михлин А.С. Захват заложников — одно из тягчайших преступлений против общественной безопасности // Проблемы борьбы с организованной преступностью в Северо-Кавказском регионе (правовой, политический, экономический, национальный аспекты). М., 2000. С. 155 и сл.

34. Наумов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Наумова. — М.: Юристъ, 1996.

35. Нуркаева Т. Преступления против свободы и неприкосновенности личности // РЮ. 2002. N 8.

36. Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложников (уголовно-правовые, криминологические и криминалистические проблемы). СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. 259 с.

37. Осипов В.А. Захват заложника: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореф. дис.: канд. юрид. наук. М., 1999. 20 с.

38. Пучнин В.М. Похищение человека (криминологический аспект исследования): Автореф. дис.: канд. юрид. наук. М., 1999. 24 с.

39. Расследование похищения человека: Метод. пос. / Дворкин А.И. и др. М., 2000. 112 с.

40. Ситников Д.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика похищения человека: Автореф. дис.: канд. юрид. наук. М., 2001. 24 с.

41. Скобликов П. Ответственность за незаконное лишение свободы, похищение человека и захват заложника // Закон. — 2002. — N 8. — С.115.

42. Скобликов П. Незаконное лишение свободы, похищение человека и захват заложника в новом уголовном законодательстве // Законность. 1997. N 9. С. 52-54.

43. Скобликов П.А. Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за незаконное лишение свободы, похищение человека и захват заложника // Борьба с организованной преступностью и терроризмом: Криминологические и уголовно-правовые проблемы. М., 1998. С. 126-132.

44. Шишов О.Ф. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: В 2т. / Под ред. О.Ф. Шишова.- М.: Новая Волна, 2004. — Т.1.

45. Юргелатис Т.В. Некоторые уголовно-правовые аспекты понятия похищения человека // Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения: Учен. зап. Ульяновск, 1999. Вып. 2 (9). С. 59-65.

Уголовная ответственность за похищение человека Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Воронин Вячеслав Николаевич

Автор статьи рассматривает качество конструирования нормы уголовного закона, предусмотренной ст. 126 Уголовного кодекса Российской Федерации « Похищение человека ». Выделяются трудности, возникающие при применении исследуемой нормы, рассматриваются вопросы судебного толкования признаков состава преступления, а также позиции современных ученых, которые предлагают новые формулировки диспозиции исследуемой нормы уголовного закона. Также автор рассматривает зарубежный опыт: анализу подвергается законодательство Армении, Беларуси, Киргизии, Туркменистана, Таджикистана и Латвии. На основе проведенного исследования автор делает вывод, что простая (назывная) диспозиция, в которой не названы признаки состава преступления, предусматривающего ответственность за похищение человека , не соответствует требованиям законности и правовой определенности, поэтому предлагает собственную формулировку диспозиции ст. 126 УК РФ.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Воронин Вячеслав Николаевич,

Criminal Liability for Human Abduction

The Author considers the quality of the construction of the criminal law provision which is stipulated in article 126 of the Criminal Code of Russian Federation ( Kidnapping ). The Author signifies some application problems of the concerned article, researches judicial interpretations of the elements of crime characteristics and opinions of contemporary scientists who propose to redraft the article. The Author also analyses the law of Armenia, Belarus, Kyrgyzstan, Turkmenistan, Tajikistan and Latvia. On the basis of the research the Author concludes that a primitive disposition which doesn’t include elements of a criminal conduct doesn’t meet the requirements of legality and legal certainty, and, because of the above-mentioned reason, the Author proposes his own definition of the disposition of kidnapping .

Текст научной работы на тему «Уголовная ответственность за похищение человека»

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ _ЗА ПОХИЩЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА1

ВОРОНИН Вячеслав Николаевич*

Ул. Садовая-Кудринская, 9, Москва, 125993, Россия

Аннотация. Автор статьи рассматривает качество конструирования нормы уголовного закона, предусмотренной ст. 126 Уголовного кодекса Российской Федерации «Похищение человека». Выделяются трудности, возникающие при применении исследуемой нормы, рассматриваются вопросы судебного толкования признаков состава преступления, а также позиции современных ученых, которые предлагают новые формулировки диспозиции исследуемой нормы уголовного закона. Также автор рассматривает зарубежный опыт: анализу подвергается законодательство Армении, Беларуси, Киргизии, Туркменистана, Таджикистана и Латвии. На основе проведенного исследования автор делает вывод, что простая (назывная) диспозиция, в которой не названы признаки состава преступления, предусматривающего ответственность за похищение человека, не соответствует требованиям законности и правовой определенности, поэтому предлагает собственную формулировку диспозиции ст. 126 УК РФ.

Ключевые слова: похищение человека, физическая свобода, простая диспозиция, описательная диспозиция.

Criminal Liability for Human Abduction

Voronin Vyacheslav N.**

9 Sadovaya-Kudrinskaya st., Moscow, 125993, Russia

Abstract. The Author considers the quality of the construction of the criminal law provision which is stipulated in article 126 of the Criminal Code of Russian Federation (Kidnapping). The Author signifies some application problems of the concerned article, researches judicial interpretations of the elements of crime characteristics and opinions of contemporary scientists who propose to redraft the article. The Author also analyses the law of Armenia, Belarus, Kyrgyzstan, Turkmenistan, Tajikistan and Latvia. On the basis of the research the Author concludes that a primitive disposition which doesn’t include elements of a criminal conduct doesn’t meet the requirements of legality and legal certainty, and, because of the above-mentioned reason, the Author proposes his own definition of the disposition of kidnapping.

Keywords: kidnapping, physical freedom, simple disposition, descriptive disposition.

Согласно данным статистики 2010-2015 гг.2, среди преступлений, посягающих на личную свободу человека, похищение человека является вторым по распространенности деянием после незаконного лишения свободы. Вместе с тем законодательная конструкция ст. 126 Уголовного

кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) вовсе не лишена недостатков. Одной из основных проблем, возникающих в процессе ее применения, является отсутствие легального определения того, что же понимать под похищением человека.

* Преподаватель кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Ку-тафина (МГЮА), кандидат юридических наук.

** Lecturer of the Department of Criminal Law at Kutafin Moscow State Law University (MSAL), Candidate of Legal Sciences.

1 Работа проводилась в рамках гранта Президента Российской Федерации при финансовой поддержке Минобрнауки по соглашению № МК-3608.2017.6.

2 Состояние преступности. Архивные данные с 2010 г по 2015 г. URL: http://mvd.ru/folder/101762

Диспозиция ст. 126 УК РФ является простой, то есть она лишь называет признаки преступного деяния, при этом не раскрывает их содержание. В литературе отмечают, что, создавая такого рода диспозиции, законодатель полагает, что использованные им термины должны быть понятны правоприменителю и не требуют дополнительного истолкования [5, с. 160]. Вместе с тем А. В. Наумов считает, что простота таких диспозиций обманчива, проста лишь сама конструкция, но содержание в большинстве случаев не столь очевидно [4, с. 117].

Так, диспозиция исследуемой нормы, несомненно, вызывает проблемы при ее толковании. А. А. Чугунов и Е. А. Хлебницына полагают, что диспозиция ст. 126 УК РФ находится в конфликте со сложным содержанием этого состава, что в настоящее время существенно затрудняет деятельность правоохранительных органов. По мнению данных авторов, ситуация обостряется отсутствием разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам квалификации преступлений против физической свободы человека и разграничения похищения человека от составов иных преступлений [7].

Е. В. Авдеева указанные проблемы связывает с неоднозначным толкованием нормы при оценке объективной и субъективной стороны преступления; конструкции состава; множественности соучастников и наличия соисполнительской деятельности; характерных признаков насилия, опасного для жизни или здоровья; применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия; оснований отграничения деяний, регламентированных п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ, актуальность чего подтверждают постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации № 207п2000 от 17 мая 2000 г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации № 64-005-13 от 13 октября 2005 г. [1, с. 86].

Что касается судебного толкования понятия «похищение человека», то здесь существует достаточно устоявшееся понимание. В частности, по мнению Московского городского суда, по смыслу ст. 126 УК РФ под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Похищение человека может происходить и без его захвата и перемещения виновным, в том числе когда потерпевший самостоятельно, но под влиянием обмана или злоупотребления доверием со стороны виновного покидает привычное местообитание, а затем удерживается виновным в новом месте3.

Верховный Суд Российской Федерации, разъясняя порядок применения п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ, отмечал, что под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, связанные с изъятием и перемещением живого человека против его воли в другое место с целью последующего удержания4. Известна позиция судов относительно момента окончания исследуемого преступления. Так, состав похищения человека считается оконченным с момента захвата человека и начала его перемещения. Попытка захвата, которая не привела к перемещению потерпевшего в иное место для последующего его удержания, образует покушение на похищение человека5.

Говоря о судебном толковании признаков похищения человека, нельзя не отметить, что в Конституционный Суд Российской Федерации не раз обращались лица, осужденные по ст. 126 УК РФ, с требованиями о признании неконституционной действующей редакции данной нормы. За последние 10 лет таких обращений в орган конституционного правосудия было не менее 146. Согласно позиции заявителей

3 Постановление Моск. гор. суда от 25 дек. 2015 г. по делу № 4у-6681/2015. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

4 Апелляц. определение Верхов. Суда Рос. Федерации от 3 апр. 2014 г. по делу № 78-АПУ14-14сп. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

5 Апелляц. определение Верхов. Суда Рос. Федерации от 15 апр. 2014 г. по делу № 207-АПУ14-1. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

6 См., напр.: Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гаврилова Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 126 Уголовного кодекса Российской Федерации : определение Конституц. Суда Рос. Федерации от 29 сент. 2015 г. № 2000-0 ; Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Терешина Андрея Ивановича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 37, частью первой статьи 126, частью первой статьи 163 и частью второй статьи 330 Уголовного кодекса Российской Федерации : определение Конституц. Суда Рос. Федерации от 24 марта 2015 г № 645-0 ; и др. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

отсутствие в норме ст. 126 УК РФ описания признаков объективной и субъективной сторон состава преступления не позволяет отграничивать похищение человека от смежных составов преступлений, а также от деяний, не являющихся правонарушениями7.

Однако Конституционный Суд Российской Федерации всегда отказывал в принятии таких заявлений, отмечая, что ст. 126 УК РФ, устанавливая уголовную ответственность за похищение человека, является элементом механизма защиты гарантируемого Конституцией Российской Федерации права человека на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22), подлежит применению во взаимосвязи с положениями Общей части УК РФ с учетом фактических обстоятельств конкретного дела и исходя из толкования термина «похищение человека» в правоприменительной практике, не предполагает привлечения к уголовной ответственности лиц, осуществляющих правомерное задержание, не содержит неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своего деяния и предвидеть наступление ответственности за его совершение и которая препятствовала бы единообразному пониманию и применению данной нормы правоприменительными органами (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июля 2013 г. № 1148-О и № 1150-0 и от 21 ноября 2013 г. № 1885-О), а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте8.

Все сказанное выше актуализирует вопрос о необходимости трансформации диспозиции ст. 126 УК РФ из простой в описательную. Определяя направления такой трансформации, нельзя игнорировать подход, предложенный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 17 мая 2000 г. № 207п2000, согласно которому похищение человека рассматривается как противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением его с постоянного или временного места нахождения

в другое место и последующим удержанием в неволе. Основным признаком объективной стороны данного преступления признается захват потерпевшего в месте его нахождения и перемещение в другое место с целью последующего удержания. При этом в соответствии с анализируемым постановлением при отсутствии направленности умысла виновных на удержание потерпевших в другом месте состав преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, также отсутствует, в связи с чем Президиум Верховного Суда Российской Федерации отменил судебные решения в части осуждения виновных по ч. 3 ст. 126 УК РФ и дело в данной части прекратил за отсутствием состава преступления9.

В научной литературе предполагались попытки раскрытия понятия «похищение человека». Так, Е. В. Авдеева считает, что под похищением человека стоит понимать «тайный или открытый захват (завладение) человека с последующим перемещением его с постоянного или временного места нахождения в другое место и удержанием в неволе» [1, с. 117]. Г. В. Тарасенко предлагает под похищением человека понимать умышленное противоправное завладение человеком путем его захвата, дальнейшее перемещение его в пространстве и удержание помимо его воли в определенном месте, совершенное с применением насилия или угрозы его применения либо путем обмана [6]. Названные авторы делают акцент на перечислении способов захвата, вместе с тем высказанные позиции вовсе не являются шагом на пути унификации законодательного и правоприменительного подходов к исследуемому понятию.

О. А. Михаль и Ю. А. Власов рассматривают следующий вариант описания признаков объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ: захват и (или) перемещение в пространстве потерпевшего с удержанием его в месте, отличном от обычного его местопребывания, неизвестном его близким, коллегам и друзьям. Однако если лицо удерживается в месте, известном его близким, или захват осуществляется близким лицом потерпевшего, это, несомненно, не должно отменять преступность содеянного,

7 См., напр.: Определение Конституц. Суда Рос. Федерации от 20 февр. 2014 г. по делу № 354-О ; Определение Консти-туц. Суда Рос. Федерации от 16 июля 2013 г. по делу № 1150-О. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8 Определение Конституц. Суда Рос. Федерации от 20 февр. 2014 г. по делу № 354-О. Доступ из СПС «Консультант-Плюс».

9 Постановление Верхов. Суда Рос. Федерации от 17 мая 2000 г. по делу № 207п2000. Доступ из СПС «Консультант-Плюс».

поскольку объект в виде физической свободы при таком поведении страдает [3]. Л. В. Инога-мова-Хегай не соглашается с тем, что похищение человека включает три обязательных действия: 1) захват человека; 2) его перемещение в незнакомую для него обстановку; 3) удержание похищенного. Автор полагает, что здесь имеется тавтология и излишне выделять удержание жертвы, поскольку оно неотъемлемо связано с двумя предыдущими, свойственно им. Захват человека уже означает его удержание, так же как и перемещение жертвы невозможно без ее удерживания [2, с. 71]. Указанная позиция ближе к той, что предложена Верховным Судом Российской Федерации, а именно «удержание» выделяется не в качестве обязательно предусмотренного действия, а в качестве цели, которую преследует похититель.

А. А. Чугунов и Е. А. Хлебницына считают необходимым унифицировать понятие «похищение человека» в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации следующим образом: «это противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Также необходимо признавать похищением перемещение человека с места его постоянного или временного проживания путем обмана или злоупотребления доверием с последующим удержанием против его воли в другом месте» [7].

Заслуживает внимания позиция о необходимости расшифровать исходное понятие именно посредством толкования Пленума Верховного Суда Российской Федерации, однако, на наш взгляд, в сложившейся ситуации необходимо менять не толкование закона, а сам его текст, использовать именно правотворчество, дав определение похищения в уголовном законе, в диспозиции нормы путем перечисления объективных и субъективных признаков состава преступления. Более того, это станет частью уже существующей тенденции отхода от простых диспозиций путем их преобразования в описа-

тельные, поскольку именно такой тип диспозиции удобен для правоприменителя.

В уголовном законодательстве Армении, Беларуси, Киргизии, Туркменистана и Таджикистана содержатся нормы, предусматривающие ответственность за похищение человека, с описательной диспозицией10. Согласно ч. 1 ст. 182 УК Беларуси похищение человека — это тайное, открытое, путем обмана или злоупотребления доверием, или соединенное с насилием или с угрозой его применения, или иными формами принуждения противоправное завладение лицом при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 291 настоящего кодекса (захват заложника). Белорусский законодатель уделяет большое внимание перечислению способов похищения, в качестве родового понятия используется термин «завладение». Уголовный кодекс Латвийской Республики использует термин «захват» и содержит ст. 153 «Похищение лица», которая предусматривает уголовную ответственность за «захват лица с использованием насилия, угроз, обмана или беспомощного состояния (похищение лица)»11.

Если при конструировании нормы, предусматривающей уголовную ответственность за похищение человека, исходить только из объективных признаков, то диспозиция должна будет содержать три обязательно предусмотренных действия: захват, перемещение и удержание. В таком случае оконченным преступление должно считаться с момента, когда лицо выполнит все перечисленные в законе действия. Однако исходя из объективной действительности грань между моментом захвата и начала удержания очень тонкая, вероятно, эти моменты зачастую совпадают. Поэтому в новой редакции диспозиции допустимо «удержание» предусмотреть в виде цели.

Исходя из изложенного, диспозиция ст. 126 УК РФ может выглядеть следующим образом:

Тайный или открытый захват лица, сопряженный с предшествующим или последующим его перемещением в другое место помимо его воли, с целью удержания — .

10 См., напр.: Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 1 окт. 1997 г. № 69 (ред. от 28 июля 2015 г). URL: http:// online.adviser.kg/Document/Word.aspx?topic_id=30222833 ; Уголовный кодекс Республики Армения от 29 апр. 2003 г. № ЗР-528 (ред. от 13 дек. 2008 г.). URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=7472 ; Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. № 275-З (ред. от 28 апр. 2015 г.). URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30414984 ; Уголовный кодекс Республики Таджикистан от 21 мая 1998 г № 574 (ред. от 18 марта 2015 г.). URL: http://online.zakon.kz/Document/ Word.aspx?topic_id=30397325 ; Уголовный кодекс Республики Туркменистан от 12 июня 1997 г. № 222-I (ред. от 2 февр. 2015 г.). URL: http://www.legislationline.org/ru/documents/action/popup/id/14380/preview

11 KrimmäUikums // Latvijas Vestnesis. 1998. № 199/200 (1260/1261). URL: http://likumi.lv/doc.php?id=88966

1. Авдеева Е. В. Уголовно-правовая охрана свободы личности в Российской Федерации : моногр. Иркутск : Изд-во БГУ, 2015. 164 с.

2. Иногамова-Хегай Л. В. Современные проблемы политики противодействия преступлениям против физической свободы личности // Современные проблемы уголовной политики : материалы VI междунар. науч.-практ. конф. : в 2 т. / под ред. А. В. Симоненко. Краснодар : Краснодар. ун-т МВД России, 2015. Т. I. С. 69-89.

3. Михаль О. А., Власов Ю. А. Некоторые аспекты объективного состава похищения человека // Современное право. 2013. № 4. С. 118-124.

4. Наумов А. В. Российское уголовное право : курс лекций : в 2 т. 3-е изд., перераб. и доп. М. : Юрид. лит., 2004. Т. 1: Общая часть. 469 с.

5. Общая часть уголовного права: состояние законодательства и научной мысли / П. В. Агапов, С. В. Анощенко-ва [и др.] ; под ред. Н. А. Лопашенко ; Ассоц. юрид. центр. СПб. : Юрид. центр Пресс, 2011. 785 с.

6. Тарасенко Г. В. К вопросу об уголовной ответственности за незаконное лишение свободы и похищение человека // Общество и право. 2014. № 3 (49). С. 107-109.

7. Чугунов А. А., Хлебницына Е. А. Особенности объективных признаков похищения человека // Вестник Барнаульского юридического института МВД России. 2015. № 1 (28). С. 119-121.

1. Avdeeva E. V. Ugolovno-pravovaya okhrana svobody lichnosti v Rossiiskoi Federatsii [Criminal-Legal Protection of Individual Freedom in the Russian Federation]. Irkutsk, Baikal State University Publ., 2015. 164 p.

2. Inogamova-Khegai L. V. Sovremennye problemy politiki protivodeistviya prestupleniyam protiv fizicheskoi svobody lichnosti [Modern Problems of the Policy of Counteraction to Crimes Against Physical Liberty of the Person]. Sovremennye problemy ugolovnoi politiki — Modern Problems of Criminal Policy. Krasnodar, Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation Publ., 2015, vol. I, pp. 69-89.

3. Mikhal O. A., Vlasov Yu. A. Nekotorye aspekty ob»ektivnogo sostava pokhishcheniya cheloveka [Some Aspects of the Objective Composition of the Theft of a Man]. Sovremennoe pravo — The Modern Law, 2013, no. 4, pp. 118-124.

4. Naumov A. V. Rossiiskoe ugolovnoepravo. T. 1: Obshchaya chast’ [Russian Criminal Law. Vol. 1: The General Part]. 3rd ed. Moscow, Yuridicheskaya literature Publ., 2004. 469 p.

5. Agapov P. V., Anoshchenkova S. V., Lopashenko N. A. (Ed.). Obshchaya chast’ugolovnogoprava: sostoyanie zakonodatel ‘stva i nauchnoi mysli [The General Part of Criminal Law: State of Legislation and Scientific Thought]. St. Petersburg, Yuridicheskii Tsentr Press Publ., 2011. 785 p.

6. Tarasenko G. V. K voprosu ob ugolovnoi otvetstvennosti za nezakonnoe lishenie svobody i pokhishchenie cheloveka [To the Question About the Criminal Liability for Illegal Imprisonment and Kidnapping of Human]. Obshchestvo ipravo — Society And Law, 2014, no. 3 (49), pp. 107-109.

7. Chugunov A. A., Khlebnitsyna E. A. Osobennosti ob»ektivnykh priznakov pokhishcheniya cheloveka [Characteristics of Objective Elements of Human Abduction (Kidnapping)]. Vestnik Barnaul skogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii — Bulletin of the Barnaul Law Institute of the Ministry oflnternal Affairs ofRussia, 2015, no. 1 (28), pp. 119-121.

Похищение человека литература

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Ответственность за похищение человека :

Хашум Назих.
Ответственность за похищение человека :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Свобода относится к естественным и неотъемлемым правам человека, ее защита является фундаментальным принципом современного международного права. Это право наряду с другими основными правами человека закреплено в Конституции РФ (п. 1 и 2 ст. 17), обеспечивается российским законодательством, в том числе уголовным правом (ст. 126, 127 1 , 127 2 ‘ 128, 206 УК РФ и др.).

Значимость свободы личности уже сама по себе обусловливает актуальность исследования признаков состава похищения человека, которая все более возрастает в условиях формирования науки прав человека и такой ее составляющей, как защита этих прав.

Между тем в уголовном праве оказались дискуссионными ряд вопросов, относящихся к уголовно-правовой характеристике похищения человека, практически не исследовались проблемы: а) социальной обусловленности уголовно-правовой нормы, содержащейся в ст. 126 УК РФ (в ред. 1999 г .); б) соответствия законодательной дифференциации ответственности за данное деяние научно разработанным требованиям к содержанию квалифицирующих признаков.

К числу дискуссионных относится толкование непосредственных объектов похищения человека, отдельных признаков его объективной стороны и квалифицирующих признаков, отсутствуют четкие правила разграничения данного деяния с другими преступлениями против свободы личности, в судебной и следственной практике достаточно часто допускаются ошибки в применении ст. 126 УК РФ. Для определения оптимальности описания похищения человека в ч. 1 ст. 126 УК РФ нужен сравнительно-правовой анализ норм, устанавливающих ответственность за похищение человека в российском и зарубежных уголовных кодексах.

Эти и другие обстоятельства отражают актуальность темы диссертационного исследования и выбор ее диссертантом.

Степень научной разработанности темы исследования. Несмотря на то, что уголовно-правовым проблемам похищения человека посвящен ряд диссертаций, многие признаки состава этого преступления так и не получили единого толкования. Закон не раскрывает понятие «похищение», которое ранее употреблялось применительно к преступлениям против собственности. Авторы же представляют объективную сторону состоящей из разного числа действий, либо, признавая триаду действий, расходятся в представлении о самих действиях. Даже одни и те же авторы придерживаются разной позиции по поводу того, является ли похищение человека насильственным преступлением либо оно может совершаться и без насилия. Существует несколько мнений о моменте окончания похищения, при этом используемые для его определения слова могут иметь разный смысл.

Толкование признаков похищения свидетельствует о неоправданно высоком заимствовании положений научных и практических разработок института хищения чужого имущества. С учетом «права владения» детьми авторы отстаивают исключение их из числа потерпевших, без учета одушевленности потерпевших решают вопрос разграничения тайного и открытого похищения человека, аналогично моменту окончания хищения чужого имущества определяют момент окончания преступления и т.д.

Целый ряд имеющихся в литературе правильных выводов нуждается в уточнении, в том числе и с учетом дополнений либо изменений, внесенных в Уголовный кодекс РФ в последние годы.

До сих пор по-разному толкуют признак добровольности, указанный в примечании к ст. 126 УК РФ, а независимость освобождения от продолжительности незаконного удержания получает противоположные оценки — от негативной до одобрительной.

Нет единого представления о соотношении похищения человека и захвата заложника: одни авторы называют один, важнейший, с их точки зрения, критерий разграничения, другие приводят ряд разграничительных при-

знаков, третьи констатируют частичное совпадение этих составов. Небесспорно представление об этих составах и в судебной практике.

Цели и основные задачи диссертационного исследования. Целью настоящей работы является оценка норм о похищении человека с точки зрения обоснованности их включения в Уголовный кодекс РФ, уточнение содержания признаков состава похищения человека, разработка правил отграничения рассматриваемого преступления от других преступлений против свободы, анализ обоснованности дифференциации ответственности за похищение человека и освобождения от ответственности за него, изучение зарубежного опыта правового регулирования уголовной ответственности за похищение человека.

Для достижения названной цели автор поставил перед собой следующие задачи:

установить соответствие криминализации похищения человека принципам криминализации, разработанным в теории уголовного права;

— исследовать нормы, устанавливающие ответственность за преступления против свободы, уголовного законодательства:

а) государств-участников Содружества Независимых Государств (в том числе Модельный уголовный кодекс для государств-участников СНГ);

б) зарубежных стран, в том числе практически не представленных в уголовной правовой литературе — Аргентины, Дании, Египта, Китая, Кореи, Сан-Марино, Сирии, Таиланда, Техаса, Японии и др. (всего 19 стран);

— проанализировать толкование всех признаков похищения человека, даваемое в уголовно-правовой доктрине, определить причины расхождения во взглядах и обосновать необходимость уточнения содержания отдельных элементов состава преступления;

— выработать предложения по дифференциации ответственности за похищение человека;

— выяснить обоснованность формулирования основания освобождения от ответственности за похищение человека и толкования признака добровольности;

— выявить достаточность критериев разграничения похищения человека с другими преступлениями против свободы и обоснованность представлений об «охвате» похищения человека другими преступлениями против личности.

Объект и предмет исследования. В качестве объекта выступают проблемы криминализации похищения человека в России, государствах-участниках Содружества Независимых Государств и других зарубежных странах, дискуссионные вопросы толкования признаков состава похищения человека, обоснованность дифференциации ответственности за похищение человека и формулирования основания освобождения от ответственности в примечании к ст. 126 УК РФ, а также соотношения похищения со сходными преступлениями.

В качестве предмета диссертационного исследования выступают:

— нормы Конституции Российской Федерации;

— нормы об ответственности за преступления против свободы личности российских и зарубежных уголовных кодексов (всего 31);

— нормы российского дореволюционного законодательства (Судебник 1497 г ., Соборное уложение 1649 г ., Воинский Артикул Петра Первого и др.);

— постановления Пленума Верховного Суда РФ;

— научная, учебная и методическая литература по рассматриваемому вопросу.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертационного исследования является диалектико-материалистический метод познания социальных явлений. В процессе исследования также использовались формально-логический, сравнительно-правовой, исторический,

системно-структурный и статистический методы.

Теоретическую основу исследования составляют труды Р.А. Адельханяна, А.Г. Блажнова, Д.Г. Бауськова, А.В. Бриллиантова, Г.В. Габибовой, Б.А. Гаджиэменова, Л.Д. Гаухмана, А.С. Горелика, А.В. Донцова, Е.В. Евстифеевой, Д.Я. Зайдиевой, В.И. Зубковой, Л.В. Иногамовой-Хегай, А.Н. Игнатова, С.Г. Келиной, B.C. Комиссарова, А.Н. Красикова, Ю.А. Красикова, В.Н. Кудрявцева, Т.Д. Кукузова, М.Д. Лысова, Е.А. Марахтановой, Н.Э. Мар-тыненко, Д.М. Молчанова, О.В. Новиковой, Т.Н. Нуркаевой, В.В. Панкратова, Д.А. Ситникова, М.Р. Снаховой, П.А. Скобликова, Е.Н. Трикоза, И.М. Тяжковой и др.

Нормативная основа исследования включает в себя международно-правовые акты, Конституцию РФ, уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство РФ, Семейный кодекс РФ, Модельный уголовный кодекс для государств-участников СНГ, уголовное законодательство государств-участников СНГ и ряда других зарубежных стран (всего 31).

Эмпирической базой исследования являются: материалы опубликованной судебной практики по делам о похищении человека и незаконном лишении свободы за 1997-2007 гг.; статистические данные о совершенных по стране похищениях людей; данные, полученные другими исследователями по анализируемой проблеме; публикации в средствах массовой информации за указанный период времени; экспертные оценки специалистов в области уголовного права.

В работе использованы также материалы изучения 78 уголовных дел о похищении человека (чаще всего виновным вменялась совокупность преступлений), рассмотренных судами пяти субъектов РФ, либо прекращенных в части похищения человека.

Научная новизна исследования состоит в том, что в диссертации: а) исследовано соответствие дополнительной криминализации похищения человека принципам криминализации и законодательной дифференциации уголовной ответственности за похищение научно разработанным требованиям к

содержанию квалифицирующих признаков; б) впервые проведен компаративный анализ Модельного уголовного кодекса для государств-участников СНГ и уголовного законодательства стран СНГ, а также ряда других государств (Сирии, Египта, Таиланда, Китая, Кореи и др.); в) обоснована необходимость изменения законодательного описания и толкования целого ряда объективных признаков рассматриваемого преступления (дополнительных объектов квалифицированного и особо квалифицированного похищения, круга потерпевших, признака удержания, критериев определения открытого и тайного способов похищения человека, момента окончания преступления, сущности иных тяжких последствий); г) уточнены понятие добровольности освобождения и критерии разграничения похищения и незаконного лишения свободы; д) разработаны правила квалификации деяния, предусмотренного ст. 126 УК РФ, по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 131 и 132 УК РФ.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Дополнительная криминализация похищения человека (помимо похищения чужого ребенка из низменных побуждений или женщины для вступления в брак по УК РСФСР), хотя и усложнила процесс квалификации преступлений, посягающих на свободу личности, является социально обусловленной, создает специальный уголовно-правовой механизм защиты личной свободы человека.

2. Похищение человека практически во всех странах признается тяжким преступлением, посягающим на его личную свободу. Вместе с тем в законодательстве ряда стран ограничение ответственности за указанное деяние дополнительными условиями, относящимися, как правило, к возрасту и полу потерпевшего, целям похищения либо способу его совершения, не в полной мере отвечает социальной ценности свободы личности как таковой, требованиям международно-правовых актов.

3. Основным непосредственным объектом похищения человека следует признавать свободу и личную неприкосновенность. Закрепление права на

свободу и личную неприкосновенность в одной норме Конституции РФ позволяет утверждать, что эти категории не разделяются. Право на свободу и на личную неприкосновенность провозглашено и одной нормой Всеобщей декларации прав человека (ст. 3).

4. В число потерпевших от преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, входят собственные дети и иная категория лиц, которые также могут похищаться; во-первых, каких-либо изъятий по кругу лиц, которые признаются потерпевшими от рассматриваемого преступления, в законодательстве не предусмотрено, во-вторых, общественно опасным может быть противоправное завладение даже своим ребенком.

5. Под удержанием следует понимать действия по воспрепятствованию потерпевшему покидать определенное место, куда он был доставлен, либо оставление потерпевшего в таком месте, которое он самостоятельно покинуть не может.

6. Недопустимо толкование способов похищения человека как тайного либо открытого, влияющих на степень общественной опасности, исходя из сформировавшихся позиций при исследовании хищения чужого имущества.

Преступлением, предусмотренным ст. 126 УК РФ, похищается человек, следовательно, оценка способа похищения как открытого должна зависеть не от того, осознаются ли эти действия посторонними лицами либо родственниками, а от того, осознаются ли они самим потерпевшим. Поэтому похищение человека в подавляющем большинстве случаев должно признаваться открытым независимо от присутствия посторонних лиц.

7. Похищение человека, являясь длящимся преступлением, имеющим формальный состав, считается оконченным с первоначального момента незаконного удержания человека.

8. Похищения человека из корыстных побуждений превышают 80% всех преступлений этого вида, указанные побуждения, по сути, имманентно присущи данному преступлению, следовательно, должны быть включены в число конститутивных, а не квалифицирующих признаков состава преступления.

Похищение человека без указанных побуждений необходимо отнести к привилегированным составам.

Изучение опыта уголовно-правового регулирования ответственности за похищение человека показывает, что в качестве квалифицирующих признаков целесообразно признавать совершение рассматриваемого преступления:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

д) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

е) в отношении двух или более лиц.

Особо квалифицированными признаками следует считать похищение человека:

а) организованной группой;

б) если оно повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия.

Примечание, предусматривающее специальный вид освобождения от уголовной ответственности, может быть представлено в следующем виде: «Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление».

9. Насилие, опасное для жизни или здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ), охватывает причинение либо способность причинения только легкого или средней тяжести вреда здоровью.

К иным тяжким последствиям (п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ) могут относиться лишь отдельные виды физического вреда: тяжкий вред здоровью (а не только отдельные его разновидности), заражение ВИЧ-инфекцией, самоубийство потерпевшего.

Имущественный ущерб, организационный или политический вред не охватываются указанными последствиями.

10. Примечание к ст. 126 УК РФ по пределу действия относится к распространяющим свое действие на отдельную статью Уголовного кодекса; по степени сложности — к простым; по форме выражения — к привилегированным.

Добровольность освобождения потерпевшего имеет место тогда, когда у виновного есть свобода выбора вариантов поведения (объективный критерий добровольности).

Если виновные освобождают похищенного, узнав, что их местонахождение установлено, добровольного освобождения нет: вероятность продолжить незаконное удержание ничтожна. Освобождение потерпевшего после удовлетворения требований похитителей не является добровольным. Если освобождение обусловлено только обещанием выполнить условие похитителей (а не получением расписки или не приведением иных доказательств намерения выполнить его), то его следует признавать добровольным.

Добровольное освобождение отсутствует, если воспользоваться им было заведомо невозможно.

11. Квалификация изнасилования либо иных насильственных действий сексуального характера только по ст. 131 или 132 УК РФ необоснованна, если потерпевшую (потерпевшего) удерживают для совершения указанных действий длительное время. В этих случаях насильственное удержание не может признаваться необходимым, а является явно избыточным для признания его формой насилия в указанных преступлениях. Поэтому в этом случае необходима дополнительная квалификация действий виновного по ст. 126 УК РФ.

Отличие похищения человека от торговли людьми в форме перевозки и укрывательства заключается в субъективной стороне. Обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 127′ УК РФ, является цель эксплуатации потерпевшего. Следовательно, перевозка либо укрывательство, совер-

шенные с целью эксплуатации потерпевшего, образуют оконченную торговлю людьми, а не похищение человека.

Основным критерием разграничения преступлений, предусмотренных ст. 126 и 206 УК РФ, выступает цель понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника (ч. 1

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется возможностью использования выводов и предложений в: научно-исследовательской работе при дальнейшей разработке проблем уголовного права, связанных с толкованием, законодательным формулированием и разграничением преступлений, посягающих на свободу и неприкосновенность личности; законотворческой деятельности по совершенствованию уголовного законодательства; деятельности правоприменительных органов по квалификации похищений человека; процессе преподавания курсов уголовного права и спецкурса «Преступления против личности» в юридических вузах (факультетах).

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации отражены в 4 научных публикациях, обсуждались на кафедре уголовного права и процесса государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский университет дружбы народов».

Структура работы. Диссертация включает в себя введение, пять глав, две из которых объединяет пять параграфов, заключение и список используемой литературы.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются ее цели и задачи, объект и предмет, раскрываются методологические и эмпирические основы работы, сформулированы положения, выносимые на защиту, обоснованы новизна и практическая значимость, приведены данные об апробации результатов исследования.

Первая глава «Социально-правовые причины криминализации похищения человека» объединяет два параграфа.

В первом параграфе «Социальная обоснованность криминализации похищения человека» отмечается, что впервые была установлена уголовная ответственность за похищение человека независимо от его возраста и пола, побуждений и цели деяния Законом РФ от 29 апреля 1993 г . 4901-1 (ст. 125 1 УК РСФСР). Таким образом, в 1993 г . законодатель произвел дополнительную криминализацию похищения человека.

Установление уголовной ответственности за анализируемое деяние, на первый взгляд, можно рассматривать как акт усиления пенализации. Однако наказание, предусмотренное за «простое» незаконное лишение свободы в УК РСФСР (от общественного порицания до лишения свободы на срок до шести месяцев), и возраст, с которого наступала ответственность (по ст. 126 с 16-ти лет; по ст. 125 1 — с 14-ти лет), позволяют признавать принятие данной нормы способом дополнительной криминализации.

В диссертации подробно рассмотрены способы или приемы криминализации, в том числе дополнительной криминализации.

Во втором параграфе анализируются международно-правовые и национальные законодательные акты о похищении человека, в частности, Всеобщая декларация прав человека 1948 г ., Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г ., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г ., Конвенция Содружества Независимых государств о правах и основных свободах человека 1995 г . Особое внимание уделено Декларации о защите всех лиц от насильственных исчезновений 1992 г .

По мнению диссертанта, при разработке МУК СНГ были учтены требования указанных международно-правовых актов. Похищение человека рекомендовалось признать тяжким преступлением (ст. 138 МУК СНГ). Практически все государства-участники СНГ включили соответствующую норму в уголовное законодательство. В ст. 146 УК Украины альтернативно указаны незаконное лишение свободы и похищение человека, деяние признано преступлением средней тяжести. В ст. 124 УК Эстонии ответственность предусмотрена за похищение ребенка. Наиболее полно представлена характеристика рассматриваемого преступления в УК Беларуси, дается определение сущности похищения человека как завладения им (ст. 182).

Рекомендация МУК СНГ о квалифицирующих и особо квалифицирующих признаках также в целом была учтена в национальном законодательстве. Вместе с тем УК ряда государств-участников СНГ содержат некоторые различия (ч. 2 ст. 123 УК Кыргызстана, ч. 2 ст. 131 УК Армении и др.)

Уголовное законодательство европейских государств имеет отличия от законодательства об ответственности за похищение человека государств-участников СНГ и стран Балтии. Так, УК ФРГ содержит основную (§ 234) и специальные нормы (похищение несовершеннолетнего — § 235, похищение человека с целью вымогательства — § 239а). В ст. 224-1 УК Франции похищение указано наряду с другими действиями (арест, задержание и незаконное лишение свободы). По УК Испании ответственность за похищение человека связывается с требованием выполнить определенные условия для его освобождения (ст. 164). УК Швейцарии ответственность за похищение человека регламентирует наряду с ответственностью за незаконное лишение свободы.

Похищение человека в соответствии с ст. 169 УК Республики Сан-Марино образуют ограничение свободы, непредоставление свободы, лишение свободы. УК Норвегии не упоминает «похищение человека», а говорит о принуждении «кого-либо делать, терпеть или не делать что-либо. » (§ 222). Наряду с этим предусматривается ответственность за лишение свободы

(§ 223). УК Дании оперирует теми же понятиями: принуждение сделать что-либо; страдать от чего-либо; воздержаться от совершения чего-либо (§ 260).

Закон об уголовном праве Израиля регулированию ответственности за похищение человека посвящает главу зайн «Ущемление свободы лица», выделяя как общую (ст. 369), так и специальные нормы (ст. 370-375).

По УК Аргентины к рассматриваемому преступлению можно отнести два деяния: собственно похищение (ст. 142/2); похищение малолетнего, не достигшего 10 лет (ст. 146).

В странах Азиатско-Тихоокеанского региона к защите личной свободы также подходят по-разному. Так, по УК КНР выделяется похищение с целью вымогательства у потерпевшего имущества (ст. 234). Специальная норма посвящена ответственности за похищение женщины или ребенка на продажу (ст. 240). По смыслу норм гл. 33 УК Японии похищением человека (этот термин не пользуется) следует считать «преступления, состоящие в захвате и уводе» (ст. 224-227). В УК Республики Корея рассматриваемое преступление выделено в самостоятельную главу (гл. XXXI), содержащую одиннадцать статей (в том числе определяющих наказуемость приготовления, покушения, сговора, так называемого привычного деяния, смягчения наказания, ответственности за укрывательство или утаивание похищенного человека — ст. 287-289, 291). Такой же подход к криминализации рассматриваемого деяния имеет место и в законодательстве других стран, например, УК Турции (ст. 182).

УК Сирии дифференцирует ответственность за преступление в зависимости от ряда обстоятельств: пола потерпевшего и цели (ст. 500); цели (ст. 501); возраста потерпевшего (ст. 502). По УК Египта выделяется похищение: новорожденного (ст. 245); лица, не достигшего 16-летнего возраста (ст. 250— 251); женщины, достигшей 16-летнего возраста (ст. 252). УК Таиланда выделяет похищение: а) ребенка младше 15 лет; б) лица старше 15 лет; в) повлекшее физические увечья, либо совершенное с применением пыток или сильной жестокости (ст. 313).

Таким образом, похищение человека практически во всех стран признается тяжким преступлением, посягающим на личную свободу человека. Ограничение ответственности за указанное деяние дополнительными условиями, относящимися к возрасту и полу потерпевшего, целям похищения либо способу его совершения, не в полной мере отвечает социальной ценности свободы личности как таковой, требованиям международно-правовых актов.

Вторая глава «Уголовно-правовая характеристика похищения человека» посвящена анализу признаков состава похищения человека.

В первом параграфе рассматривается объект похищения человека. Основным непосредственным объектом предлагается признавать свободу и личную неприкосновенность. Это позволяет считать потерпевшими и лиц, лишенных способности сознательно выбирать варианты поведения. Подобное определение объекта имеет правовые основания (ст. 22 Конституции РФ, ст. 3 Всеобщей декларации прав человека). Конституционный Суд РФ рассматривает неприкосновенность личности, наряду со свободой, как равно охраняемую ст. 126 УК РФ (Определение от 24 января 2006 г . № 25-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Панова Б.Н. на нарушение его конституционных прав ст. 126 УК РФ»). Факультативным объектом преступления необходимо считать здоровье, физическое и психическое развитие несовершеннолетнего, здоровье и жизнь. В работе критикуется отнесение к дополнительному объекту собственности.

В работе рассматриваются спорные вопросы определения круга потерпевших. По мнению диссертанта, безусловное исключение из числа потерпевших собственных детей необоснованно. Во-первых, законодатель не предусмотрел в ст. 126 УК РФ никаких изъятий ни из числа потерпевших, ни из числа субъектов похищения. Во-вторых, завладение родителем своим ребенком также может быть общественно опасным.

Во втором параграфе анализируется объективная сторона похищения человека. В литературе ее содержание отражается по-разному. Диссертантом отстаивается определение похищения, включающее: захват (изъятие) по-

терпевшего; его перемещение; удержание в другом месте. В работе подробно анализируется каждое из трех деяний.

Похищение человека — альтернативно-насильственное преступление. Во-первых, воздействие на него может не причинить даже неприятного физического ощущения; во-вторых, состояние потерпевшего может исключать оценку воздействия на него как направленного против его свободного волеизъявления (или препятствующего избирательности в местонахождении) либо противоречащего двигательной активности (например, у обездвиженного больного).

Способ похищения человека на его квалификацию не влияет, однако он сказывается на степени общественной опасности.

Момент окончания похищения нередко связывается с моментом фактического лишения человека свободы выбора места пребывания. Однако это происходит уже в процессе совершения первого из деяний, составляющих объективную сторону, — изъятия. Силовое удержание, связывание, в том числе пристегивание наручниками, и т.д. являются способами лишения свободы.

В работе критикуется утверждение, что «преступление считается оконченным в момент захвата потерпевшего и перемещения в другое место». В этом случае момент окончания преступления связывается с совершением двух разномоментных действий.

В третьем параграфе анализируются спорные вопросы, относящиеся к субъективным признакам похищения человека. В частности, автор считает, что мотивы похищения могут быть любыми, включая необходимость временно «попридержать» потерпевшего как мешающего совершению каких-то действий или месть.

Диссертант не поддерживает точку зрения, согласно которой не могут быть субъектом похищения другой родитель или близкий родственник, полагающие, что действуют в интересах ребенка. В подобных случаях отсутствует вина; противоправное завладение не осознается как общественно опасное.

В главе «Квалифицированные виды похищения человека» главным образом рассматриваются те из них, толкование которых небесспорно, либо заслуживают внимания в силу других причин.

Многие исследования, включая проведенное диссертантом, выявили высокий удельный вес похищений человека из корыстных побуждений (более 80%). Таким образом, данные побуждения типичны для похищений человека, следовательно, должны быть включены в число его основных признаков.

Общественная опасность присуща всем похищениям, поэтому нет оснований для декриминализации деяний, совершаемых из иных побуждений. Единственное решение выявленной проблемы — перевод такого похищения человека в привилегированный состав. Подобное решение известно уголовному законодательству нашей страны (ч. 2 ст. 125 УК РСФСР 1960 г .). Привилегированные составы похищения есть и в зарубежном законодательстве.

В работе дается характеристика насилия, опасного для жизни или здоровья, иных тяжких последствий. Многие авторы к числу последних причисляют имущественный ущерб, характеризуя его как крупный или особо крупный (иногда указывают на причинение ущерба определенным способом), срыв важного контракта (особо значимой коммерческой сделки), банкротство фирмы и др. Тяжесть последствий зависит исключительно от характера и вредных изменений в объекте. Это теоретическое положение находит подтверждение в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Если все непосредственные объекты похищения человека относятся к личным благам, то причиненный им вред может быть единственно физическим. Только физический вред включен в число квалифицирующих признаков похищения и во многих зарубежных уголовных кодексах.

В работе исследуется дискуссионный вопрос о квалификации причинения при похищении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности.

В главе четвертой рассматриваются дискуссионные вопросы освобождения от уголовной ответственности согласно примечанию к ст. 126 УК

РФ. Особое внимание при этом уделяется характеристике добровольности и своевременности действий по освобождению похищенного. Своевременность выступает в виде выполнения виновным всех необходимых действий, являющихся основанием применения того или иного поощрения в связи с деятельным раскаянием, в сроки, предусмотренные законом или вытекающие из его толкования. В примечании к ст. 126 УК РФ сроки не указаны, путем толкования их выявить невозможно.

В связи с этим рядом авторов предложено установить срок, в течение которого похищенный должен быть освобожден добровольно и который дает основания для освобождения похитителей, если в их действиях не содержится признаков иного состава преступления (24 часа, 3 дня и т.д.). По мнению же других, отсутствие указания на срок освобождения вызвано выбором в качестве приоритетного права человека на жизнь, которое приобретает дополнительные гарантии именно посредством действия примечания к ст. 126 УК РФ в этой формулировке.

Разные позиции авторов выступают частным проявлением другой проблемы — как совместить гуманизм уголовной юстиции с безопасностью гражданского общества. Ее существование влечет не только противоположные предложения, но и разные подходы в зарубежном законодательстве к идее освобождения от уголовной ответственности похитителей при добровольном освобождении жертв.

Представляется логичным как закрепление самого примечания к ст. 126 УК РФ, так и предложения об учете продолжительности незаконного удержания в качестве обстоятельства, принимаемого во внимание при освобождении от уголовной ответственности. Однако предложенные авторами сроки никак не обоснованы (хотя бы с позиции психологии), а редкие случаи добровольного освобождения потерпевших не позволяют установить какие-либо закономерности. Поддерживая идею установления предельного срока удержания для применения этого примечания в целом, диссертант полагает, что этот вопрос заслуживает самостоятельного исследования.

В главе пятой «Соотношение похищения человека со сходными преступлениями» исследуются вопросы отграничения рассматриваемого деяния от преступлений, предусмотренных ст. 127, 127 1 , 127 2 , 128, 131, 132, 206 УК РФ.

У похищения человека немало общего с незаконным лишением свободы (ст. 127 УК РФ). Как правило, основное отличие видят в том, что во втором преступлении исключается перемещение. Вместе с тем сама по себе структура деяния не всегда позволяет разграничить незаконное лишение свободы и похищение человека. Во-первых, захват причисляют не только к похищению, но и к преступлению, предусмотренному ст. 127 УК РФ. Во-вторых, перемещение потерпевшего может иметь место и при незаконном лишении свободы (потерпевшего перемещают в другую точку того же помещения или другое помещение того же частного домовладения, где за ним будет наиболее удобно наблюдать или из которых ему будет сложнее вырваться).

В составе незаконного лишения свободы отсутствует признак перемещения в другое место, за исключением места обычного местонахождения. Если потерпевшего перемещают в указанное место даже насильственно, состава похищения нет.

Таким образом, отсутствие признака перемещения, как и удержание в месте обычного нахождения, всегда исключают похищение человека, однако наличие признака перемещения в другое место не может безусловно свидетельствовать о похищении человека. Следовательно, признак перемещения, как и признак места удержания, даже взятые в совокупности, не могут выступать в качестве абсолютных критериев разграничения преступлений, предусмотренных ст. 126 и 127 УК РФ.

Соотношение ст. 126 и 127 УК РФ определяется по-разному: они называются смежными, конкурирующими либо отмечается, что похищение поглощает незаконное лишение свободы. В ст. 126 УК РФ содержится специальная норма по отношению к норме, указанной в ст. 127 УК РФ: состав похищения обладает всеми признаками состава незаконного лишения свободы,

но имеет, кроме того, и дополнительные признаки. Вместе с тем все представления о соотношении ст. 126 и 127 УК РФ нельзя назвать взаимоисключающими по двум причинам. Первая — поглощение в теории квалификации рассматривают и как конкуренцию части и целого; вторая — конкурирующие нормы можно представить как смежные, если дополнить одну из них «недостающими» негативными признаками. Этим искусственным путем устанавливается «пограничная линия между конкурирующими нормами» (В.Н. Кудрявцев). Именно таким путем, дополнив ч. 1 ст. 127 УК РФ признаком «не связанное с его похищением», законодатель превратил конкурирующие нормы (ст. 126 и 127 УК РФ) в смежные.

Наибольшее сходство похищение имеет с захватом заложника (ст. 206 УК РФ). Второе преступление также посягает на личную свободу и неприкосновенность человека, его объективная сторона, как и объективная сторона похищения человека, может заключаться в незаконных захвате или удержании потерпевшего, также совершается с прямым умыслом, субъект захвата заложника общий, достигший возраста 14 лет. Первым отличительным признаком этих преступлений называют основной непосредственный объект: свобода и личная неприкосновенность в похищении человека и общественная безопасность — в захвате заложника (свобода выступает только в качестве его дополнительного непосредственного объекта). Однако местонахождение нормы в Особенной части УК не является бесспорным доказательством того, что законодатель правильно определил основной непосредственный объект конкретного преступления. В УК РСФСР 1960 г . норма, предусматривавшая ответственность за захват заложника, включалась в гл. «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности», а в зарубежных УК нормы о захвате заложников и о похищении человека включаются в одну главу.

Из ч. 1 ст. 206 УК РФ виден единственный признак, не упомянутый в дефинициях простого похищения, — цель понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника.

Именно она выступает основным критерием разграничения преступлений, предусмотренных ст. 126 и 206 УК РФ. В отличие от норм о захвате заложников в зарубежных УК, в ч. 1 ст. 206 УК РФ не указано на предъявление требования к третьим лицам.

В судебной практике действия виновных по захвату и перемещению потерпевшей помимо ее воли признаются объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ, формой насилия. Вместе с тем ее насильственные захват и перемещение не являются обязательными составляющими изнасилования. Оно может совершаться в месте нахождения потерпевшей. Поэтому имманентно присущим изнасилованию правильно считать только само удержание последней, а не ее захват и перемещение. Другое мнение приводит к признанию того, что форма насилия может быть опаснее самого изнасилования. К примеру, похищение, совершенное организованной группой, влечет наказание от восьми до двадцати лет лишения свободы, а если оно было «формой» изнасилования потерпевшей, достигшей возраста 14 лет, то максимальное наказание не может превышать 10 лет (т.е. вдвое меньше).

Приведенные аргументы могут быть опровергнуты тем, что характер преступления исключает возможность совершения его в любом месте, значит, захват и перемещение потерпевшей распространены. Однако в любом случае представляется недопустимым квалифицировать эти действия только по ст. 131 или 132 УК РФ тогда, когда потерпевшую (потерпевших) удерживают для совершения половых актов (насильственных действий сексуального характера) длительное время (иногда годы). В этих случаях насильственное удержание уже не может признаваться необходимым, а является явно избыточным для признания его только формой насилия в преступлении, предусмотренном ст. 131 и 132 УКРФ. Кроме того, если обычно потерпевшие остро переживают все, что связано в первую очередь с посягательством на их половую свободу или половую неприкосновенность, то при длительном удержании неизбежно осознаются (и, может быть, в первую очередь) нарушенными свобода и неприкосновенность.

На основании изложенного делается вывод, что насильственные захват, перемещение и длительное удержание потерпевших с целью совершения половых сношений (иных действий сексуального характера) против их воли должны квалифицироваться по совокупности изнасилования (насильственных действий сексуального характера) и похищения человека.

В заключении подводятся итоги исследования, предлагаются рекомендации по редакции нормы о похищении человека.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

I. В изданиях, рекомендованных ВАК

1. Хашум, Н. Объективные и субъективные признаки похищения человека: некоторые проблемы толкования и квалификации / Н. Хашум // Актуальные проблемы российского права. Вып. 1 (6). М., 2008, С. 234-240.

II. В других изданиях

2. Хашум, Н. Объект похищения человека: спорные вопросы / Н. Хашум // Современные проблемы уголовного права и криминологии. М: РУДН, 2007, С. 178-190.

3. Хашум, Н. Соотношение понятий «насильственные исчезновения» и «похищения человека» в международном праве / Н. Хашум // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы 5-й Международной научно-практической конференции. М., 2008, С. 478-480.

4. Хашум, Н. О понятии дополнительного объекта при похищении человека / Н. Хашум // Право и защита. 2008. № 1, С. 49-52.

Похищение человека литература