Заключение ВШЭ и МГУ: приговор нижегородскому экс-министру Макарову нужно отменить

Профессора Геннадий Исаков и Ирина Шиткина подготовили правовое заключение по делу регионального министра имущества, обвиненного в превышении должностных полномочий (ч. 2 ст. 286 УК). Заказчиком этого заключения выступил адвокат чиновника, управляющий партнёр АБ «Забейда и партнеры» Александр Забейда.

Главный вопрос, стоявший перед учеными: правильно ли суды квалифицировали действия Александра Макарова. Исаков и Шиткина ответили на этот вопрос отрицательно. Они пояснили, что, исходя из фактических обстоятельств, в рассматриваемом деле имеются признаки злоупотребления должностными полномочиями (ч. 2 ст. 285 УК). Этот вывод соответствует и складывающейся судебной практике: при предоставлении в собственность земельных участков законные действия должностных лиц, не вызываемые служебной необходимостью, квалифицируются по ст. 285 УК (№ 1-52/2011), тогда как по ст. 286 УК квалифицируются только действия, связанные одновременно с фальсификацией должностным лицом правоустанавливающих документов на земельный участок (№ 1-58/2012, 1-59/2012). Наказание за злоупотребление должностными полномочиями предусмотрено такое же, как и за превышение должностных полномочий. Соответственно, чтобы устранить в суде кассационной инстанции допущенную ошибку, нужно переквалифицировать содеянное Макаровым со ст. 286 УК на ст. 285 УК. Однако сложившаяся судебная практика исходит из того, что сделать это можно только при установлении судом первой инстанции мотива корыстной или иной личной заинтересованности (№ 22-8591/422). При этом Советский районный суд г. Нижнего Новгорода указал, что Макаров действовал по мотиву скорейшего разрешения служебных задач. Мотив иной личной заинтересованности не был установлен и в силу ст. 252 УПК ни в кассации, ни при направлении дела на новое рассмотрение установлен уже быть не может. Поэтому авторы заключения пришли к выводу, что приговор суда подлежит отмене с прекращением уголовного дела ввиду отсутствия в деянии состава преступления.

Ученых также попросили установить, был ли при предоставлении земельного участка нарушен действующий на тот момент закон. Те сочли, что никаких нарушений не допущено. ООО «Магистраль Инвест» имело исключительное право на предоставление в собственность земельного участка. Мало того, собственники объектов недвижимости, не являющихся самовольными постройками и расположенных на земельных участках, относящихся к государственной или муниципальной собственности, обязаны либо взять в аренду, либо приобрести у государства или муниципального образования указанные земельные участки (п. 3 ст. 28 закона о приватизации государственного и муниципального имущества). Основания для отказа в предоставлении ООО «Магистраль Инвест» в собственность земельного участка отсутствовали. Спорный участок не относился к землям общего пользования, решили ученые: ведь он не был соответствующим образом обозначен красными линиями и на нем отсутствовали объекты общего пользования. Выкупная цена была определена в порядке, установленном действующим законодательством. Авторы заключения также подчеркнули, что законом не ограничен размер предоставления в собственность земельного участка с находящимся на нем строением для его использования и эксплуатации.

Вступил в законную силу приговор Ковровского городского суда в отношении бывшего начальника районной полиции

Вступил в законную силу приговор Ковровского городского суда от 31.08.2015 по уголовному делу по обвинению бывшего начальника ММ ОМВД РФ «Ковровский» Юрия Грачева в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).

Грачеву назначено наказание в виде 1 года 3 месяцев лишения свободы с лишением права занимать должности в органах МВД России, связанные с осуществлением функций представителя власти, а также с выполнением организационно-распорядительных функций, на срок 2 года. Отбывать его осужденному предстоит в колонии-поселении.

Напомним, что злоупотребление бывшим начальником полиции своими должностными полномочиями выразилось в разработке им противоправной системы организации работы органа внутренних дел. Вопреки поставленным задачам, интересам общества и государства, подчиненные ему сотрудники, действуя во исполнение преступного умысла виновного, искусственно завышали статистические показатели работы отдела полиции, вынуждено умышленно укрывали в массовом порядке преступления от учета.

Злостное неисполнение обязанностей, возложенных на государственные органы, повлекло нарушение конституционных прав и законных интересов граждан РФ на доступ к правосудию, защиту частной собственности и компенсацию причиненного преступлением ущерба.

Соглашаясь с позицией стороны государственного обвинения по делу, суд апелляционной инстанции признал приговор Ковровского городского суда законным и обоснованным, а жалобы осужденного и его защитника оставил без удовлетворения.

Прокурор
Владимирской области

Обращение прокурора к жителям Владимирской области

Уважаемые посетители сайта!
Рад приветствовать Вас на сайте прокуратуры Владимирской области.
Вот уже почти три столетия прокуратура стоит на страже закона, являясь надежным защитником интересов граждан и государства.
Решение поставленных перед нами задач невозможно без участия общественности.
Официальное представительство прокуратуры Владимирской области в сети Интернет дает возможность оперативного получения информации о нашей работе, а также позволяет Вам обращаться со своими заявлениями о нарушениях закона.
Уверен, что наше эффективное взаимодействие послужит укреплению правопорядка и законности.

С уважением,
прокурор Владимирской области,
И.С. Пантюшин

Апелляционная жалоба на приговор по ст. 285 УК РФ

Статьи по теме

Образец апелляционной жалобы на приговор по ст. 285 УК РФ.

Отсутствие четких уголовно наказуемых критериев в ст.ст. 285, 286 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями», «Превышение должностных полномочий») на практике вызывает противоречивые решения судов различных инстанций. Особенно это касается трактовки оценочного понятия «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства».

Так, З. обвинялся в том, что, являясь инспектором ДПС ГИБДД Добринского ОВД, задержал на основании п. 2.7 ПДД Н., который управлял переданным ему Ж. автомобилем без документов на право управления этим автомобилем. Будучи обязанным выявлять и пресекать нарушения ПДД участниками дорожного движения и применять к виновным необходимые меры воздействия, З., используя служебное положение вопреки интересам службы, с целью получения денежных средств не составил в отношении владельца автомобиля Ж. протокол об административном правонарушении, как того требуют ст.ст. 28.2, 28.3 КоАП РФ, а стал требовать за это с Ж. 1000 руб. Таким образом, З. нарушил интересы государства, что выразилось в подрыве авторитета органов власти.

Как установил Октябрьский районный суд г. Липецка, обвинение не указало, в чем выразилось существенное нарушение охраняемых законом интересов государства. Поэтому суд постановил в отношении З. оправдательный приговор ввиду отсутствия в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ (дело № 1–3/06).

Ниже вы можете скачать образец апелляционной жалобы на приговор по ст. 285 УК РФ.

Приговоры по 285 ук рф

Деятельность суда

Приемная суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья *** Дело №22-7/2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Ульяновск 11 января 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего судьи Кислицы М.Н.,

судей Львова Г.В., Комиссаровой Л.Н.,

при секретаре Хисматуллиной А.С.,

с участием: осужденного Кудяева А.А., адвоката Савельевой И.В., прокурора Скотаревой Г.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело с апелляционной жалобой адвоката Савельевой И.В. в интересах осужденного Кудяева А.А., апелляционным представлением государственного обвинителя Лобачева А.С. на приговор Чердаклинского районного суда Ульяновской области от 08 ноября 2016 года, которым

***, ранее не судимый,

осужден: по ч.1 ст.285 УК РФ к штрафу в размере 50 000 рублей; по ч.3 ст.160 УК РФ к штрафу в размере 105 000 рублей. На основании ч.3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде штрафа в размере 125 000 рублей.

Приговором решен вопрос о вещественных доказательствах.

Этим же приговором удовлетворен гражданский иск прокурора Чердаклинского района Ульяновской области и постановлено взыскать с Кудяева А.А. в пользу Администрации МО “***” Ч*** района У*** области 195 763 рубля 73 копейки в счет возмещения материального ущерба причиненного преступлением.

Заслушав доклад судьи Львова Г.В., выслушав участников процесса, судебная коллегия

Кудяев А.А. признан виновным в том, что, являясь главой администрации “***” Ч*** района У*** области, совершил злоупотребление должностными полномочиями, т.е. использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы из иной личной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, в период времени с 25 декабря 2013 года по 30 ноября 2014 года в п.М*** Ч*** района У*** области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Он же признан виновным в совершение растраты, т.е. хищении вверенных ему бюджетных денежных средств в суммах 69 300 рублей и 35 000 рублей, с использованием своего служебного положения, 21 мая 2014 года и 18 декабря 2014 года соответственно в п.М*** Ч*** района У*** области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Савельева И.В. ставит под сомнение законность и обоснованность приговора, постановленного в отношении Кудяева А.А. По её мнению, вывод суда о совершении Кудяевым А.А. преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ, противоречит исследованным в суде доказательствам. В обоснование этого ссылается на то, что ООО “***” с 2006 года безвозмездно использовало для предпринимательской деятельности помещения в поселке М*** по ул.М*** д.*** и ул.К*** д.***, т.е. за долго до того, как Кудяев А.А. стал исполнять обязанности главы администрации “***” Ч*** района У*** области. Договор аренды на указанные помещения не мог быть заключен, поскольку помещение по ул.М*** д.*** не было зарегистрировано в БТИ, а помещение по ул.К*** д.*** было непригодно к эксплуатации. Считает, что выводы экспертизы о предполагаемом ущербе для МО “***” не могут быть признаны достоверными, поскольку эксперту не были представлены все технические документы на данные помещения, а также не было учтено то, что летом 2014 года все недвижимое имущество МО “***” было передано МУП “***”. Полагала, что действия Кудяева А.А. по оплате услуг Т*** Е.Н. не образуют состав преступления, предусмотренный ст.160 УК РФ, поскольку оплата из бюджета муниципального органа проведена по договорам об оказании услуг, заключенного Кудяевым А.А. от имени МО “***” с ООО “***”, работы по которым Т*** Е.Н. выполнила в полном объеме. Доверенность на представительство Т*** Е.Н. интересов Кудяева А.А. по делу К*** выдана 23 мая 2014 года, т.е. после перечисления Т*** Е.Н. денег в сумме 69 300 рублей по договору от 05 марта 2014 года. Просит отменить обвинительный приговор в отношении Кудяева А.А. и вынести в отношении него оправдательный приговор.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Лобачев А.С. считает, что при назначении наказания осужденному Кудяеву А.А. суд не принял во внимание характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, в связи с чем, назначил ему чрезмерно мягкое наказание.

В судебном заседании апелляционной инстанции:

— осужденный Кудяев А.А. и адвокат Савельева И.В. подержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе, и просили удовлетворить её;

— прокурор Скотарева Г.А. просила отменить приговор в отношении Кудяева А.А. и постановить новое судебное решение по доводам апелляционного представления.

Судебная коллегия, обсудив доводы апелляционной жалобы, апелляционного представления, выслушав участников процесса, находит приговор суда, постановленный в отношении Кудяева А.А., подлежащим изменению по следующим основаниям.

Как следует из приговора, суд признал установленным, что 25 декабря 2013 года Кудяев А.А., работая главой МО “***” Ч*** района У*** области, злоупотребил своими должностными полномочиями из иной личной заинтересованности, выразившейся в стремлении предоставить своей жене М*** О.В., являющейся руководителем ООО “***”, возможность получения выгоды от безвозмездного использования муниципального имущества в коммерческих целях, передал ООО “***” для пользования без заключения договоров аренды части помещений, расположенных в поселке М*** по адресам улица М*** д.*** и улица К*** д.***, которые находились в муниципальной собственности МО “***”. В результате этого МО “***” был причинен ущерб, выразившийся в не поступлении в бюджет муниципального образования арендных платежей в сумме 91 463 рубля 73 копейки, а также были существенно нарушены охраняемые законом интересы государства, выразившиеся в нарушении положений ст.34 Конституции РФ о недопущении экономической деятельности, направленной на недобросовестную конкуренцию, и ч.1 ст.3 ст.41 Бюджетного кодекса РФ, согласно которым к доходам бюджетов относятся неналоговые доходы, т.е. доходы от использования имущества, находящегося в муниципальной собственности.

Указанные выше обстоятельства совершения данного преступления установлены судом на основании показаний самого Кудяева А.А., показаниях представителя потерпевшего Л*** А.Ю., показаниях свидетелей А*** Е.А., А*** О.А., Р*** Т.В. и других свидетелей, а также письменных материалах уголовного дела.

Между тем, анализ приведенных в приговоре доказательств свидетельствует о том, что Кудяев А.А., работая главой МО “***” Ч*** района У*** области, не передавал ООО “***” для пользования помещения, расположенные в поселке М*** по адресам улица М*** д.*** и улица К*** д.***.

Так, сам Кудяев А.А. показал в суде, что часть помещений, расположенных в поселке М*** по адресам улица М*** д.*** и улица К*** д.***, находились в безвозмездном пользовании ООО “***”, директором которого он являлся с апреля 2008 года до января 2013 года, по договоренности с главой администрации МО “***” А*** Е.А. Поскольку указанные помещения находились в плохом состоянии, он делал в них ремонт за свой счет и самостоятельно оплачивал коммунальные услуги. С января 2013 года руководить данным обществом стала его жена М*** О.В., которая была учредителем ООО “***”, и продолжала использовать указанные помещения на тех же условиях. 25 декабря 2013 года он был назначен на должность главы МО “***”. Указанные помещения он не передавал ООО “***”, так как они уже находились в пользовании данного общества. Вопрос о заключении договора аренды помещений, занимаемых ООО “***”, он не решал, так как на них отсутствовали документы.

Свидетель А*** Е.А. показал в суде, что с 2006 года по ноябрь 2013 год он был главой МО “***”. Помещения, расположенные в поселке М*** по адресам улица М*** д.*** и улица К*** д.***, находились в муниципальной собственности. Здание по улице К*** д.*** было в аварийном состоянии, желающих арендовать его не имелось, в связи с чем, часть данного здания была предоставлена ООО “***” без заключения договора аренды. По устной договоренности между ним и руководителем данного общества Кудяевым А.А. тот самостоятельно должен был оплачивать коммунальные услуги за использование данного помещения, а в случае необходимости безвозмездно предоставлять технику для нужд муниципалитета. Почему не был заключен договор аренды с ООО “***” на часть помещения по улице М*** д.***, он не помнит.

Представитель потерпевшего Л*** А.Ю. показал в суде, что с 12 января 2014 года работал специалистом в МО “***” и в его обязанности входило управление муниципальным имуществом, составление и заключение договоров аренды муниципального имущества. В апреле 2014 года, в ходе проверки муниципального имущества, ему стало известно о том, что ООО “***” без заключения договоров аренды использует часть помещений, расположенных в поселке М*** по адресам улица М*** д.*** и улица К*** д.***.

Из показаний свидетеля А*** О.А. следует, что она работает специалистом в МО “***” с 2007 года. С 2006 года помещения, расположенные в поселке М*** по адресам улица М*** д.*** и по улица К*** д.***, использовались ООО “***”, ООО “***”. Договор аренды данных помещений с ООО “***” не заключался.

Свидетель Р*** Т.В. показала в суде, что работает специалистом в администрации МО “***” с 2004 года. До назначения Кудяева А.А. на должность главы данного муниципального образования он сначала руководил ООО “***”, а затем МУП “***”.

Суд привел в приговоре показания указанных лиц и признал их достоверными.

Таким образом, из показаний указанных свидетелей, а также других приведенных в приговоре доказательств, следует, что часть помещений, расположенных в поселке М*** по адресам: улица М*** д.*** и улица К*** д.***, находились в безвозмездном пользовании ООО “***” с 2006 года по согласованию с главой администрации МО “***”, в том числе и после того, как руководителем ООО “***” стала М*** О.В. Кудяев А.А., будучи назначенным на должность главы администрации МО “***” 25 декабря 2013 года, знал об этом, но не принял мер к изменению условий использования данных помещений ООО “***” путем заключения соответствующих договоров их аренды. При этом судом установлено, что помещение, расположенное в поселке М*** по улице М*** д.***, было изъято у МО “***” и передано в ведение МУП “***” 01 июня 2014 года, а помещение, расположенное в поселке М*** по улице К*** д.***, передано в ведение МУП “***” 01 декабря 2014 года.

С учетом изложенного, вывод суда о том, что Кудяев А.А. злоупотребил своими должностными полномочиями главы администрации муниципального образования, выразившиеся в передаче ООО “***” без заключения договоров аренды части помещений, расположенных в поселке М*** по адресам улица М*** д.*** и улица К*** д.***, которые находились в муниципальной собственности МО “***”, противоречит исследованным в суде доказательствам.

Статья 285 УК РФ предусматривает ответственность за злоупотребление именно должностными полномочиями, а не злоупотребление служебным положением, которое занимает должностное лицо в соответствующем государственном органе, органе местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях.

При этом, при решении вопроса о наличии или отсутствии в действиях (бездействии) должностного лица состава преступления, предусмотренного ст.285 УК РФ, необходимо установить и указать в приговоре не только какими нормативно правовыми актами и иными документами установлены права и обязанности осужденного должностного лица, но и необходимо указать злоупотребление какими именно из этих прав и обязанностей вменяется должностному лицу в вину со ссылками в приговоре на конкретные нормы закона.

Однако, суд в приговоре ограничился только перечислением законов и нормативно-правовых актов, устанавливающих статус Кудяева А.А., его права и обязанности согласно занимаемой должности. При описании преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ, в приговоре не указанно какими именно правами и обязанностями Кудяев А.А. злоупотребил, сославшись только на то, что Кудяев А.А. проигнорировал существующие запреты, установленные ст.6,7,10 Федерального закона №273-ФЗ от 25.2.2008 года “О противодействии коррупции”, которые должен был соблюдать в соответствии с п.3 ч.6.1 ст.37, ст.9.1, ст.37 Федерального закона №31 от 06.10.203 года “Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ”, а также п.5 ст.33.1 “Устава администрации МО “***”.

Кроме того, уголовная ответственность по статье 285 УК РФ наступает в том случае, если злоупотребление должностными полномочиями повлекло существенное нарушение прав и законных интересов иных лиц, либо охраняемых законом интересов общества или государства.

При изложении в приговоре правовой оценки действий Кудяева А.А. суд, с учетом предъявленного Кудяеву А.А. обвинения, пришел к выводу, что своими действиями осужденный существенно нарушил охраняемые законом интересы государства, выразившиеся в нарушении положений ст.34 Конституции РФ, согласно которой не допускается экономическая деятельность, направленная на недобросовестную конкуренцию, и ч.ч.1, 3 ст.41 Бюджетного кодекса РФ, согласно которым к доходам бюджетов относится неналоговые доходы, т.е. доходы от использования имущества, находящегося в муниципальной собственности, с причинением бюджету МО “***” ущерба в сумме 91 463 рубля 73 копейки.

Однако такая аргументация существенности нарушения охраняемых законом интересов государства является неконкретной.

В соответствии с п.9 ст.4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. №135-ФЗ ( в ред. от 03.07.2016) “О защите конкуренции” под недобросовестной конкуренцией понимаются любые действия хозяйствующих субъектов, которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим объектам – конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Однако в приговоре не указано, в чем выразилось преимущество ООО “***” по безвозмездному использованию находящих в собственности МО “***” части помещений, расположенных по адресам: У*** область, Ч*** район, пос. М*** ул.М***, д.*** и ул.К*** д.***, перед другими хозяйствующими субъектами в сфере предпринимательской деятельности. Порождали ли данные обстоятельства наличие между ними конкурентных отношений, в том числе связанных с организацией торгов в форме аукциона (конкурса) на заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования указанных помещений, либо причинили (могли причинить) им убытки, нанести вред их деловой репутации.

Судом установлено, что ООО “***” в течение длительного времени использовало часть помещений, расположенных по адресу: У*** область, Ч*** район, пос.М*** ул.М*** д.*** и по ул.К*** д.***. Заявок от других хозяйствующих субъектов на использование помещения по ул.К*** д.*** не поступало. Договоры аренды по использованию части помещения по адресу ул.М*** д.*** с ООО “***” и ИП К*** В.И. были заключены без проведения торгов (аукционов).

В связи с изложенным, судебная коллегия находит вывод суда первой инстанции о том, что Кудяев А.А. своими действиями существенно нарушил охраняемые законом интересы государства, выразившиеся в нарушении положений ст.34 Конституции РФ, согласно которой не допускается экономическая деятельность, направленная на недобросовестную конкуренцию, необоснованным.

Решение вопроса о том, причинили ли действия (бездействие) Кудяева А.А. существенный вред, зависит от конкретных обстоятельств, в частности от степени отрицательного влияния противоправного поведения на нормальную работу государственных (муниципальных) органов, характера и размера понесенного ими ущерба, тяжесть причиненного ущерба. Таких последствий судом не установлено, критериев, по которым ущерб в виде недополученных доходов оценивается как существенный, в приговоре суда не приведено, как не приведено и в обвинении, предъявленном Кудяеву А.А. органом предварительного расследования. Не содержится сведений о существенности причиненного ущерба и в материалах уголовного дела.

Более того, из показаний свидетеля А*** Е.А. следует, что сдача им части помещения – бывшей бани в безвозмездное пользование ООО “***” была обусловлена отсутствием иных желающих лиц использовать его в предпринимательских либо иных целях, ветхостью строения, необходимостью его ремонта и содержания. При этом у администрации отсутствовали средства на ремонт данного помещения.

Не мотивировал суд и свой вывод о том, что возможные доходы от использования ООО “***” имущества, находящегося в муниципальной собственности, повлекло за собой существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, в виде причинения бюджету МО “***” в сумме 91 463 рубля 73 копейки.

Из материалов дела установлено, что общий объем доходов бюджета муниципального образования “***” Ч*** района У*** области на 2014 год составлял 26329,18 тыс. рублей.

При таких обстоятельствах выводы суда о виновности Кудяева А.А. по ч.1 ст.285 УК РФ не соответствуют доказательствам, приведенным в приговоре, так как эти доказательства не подтверждают существенное нарушение охраняемых законом интересов государства и организации, что свидетельствует об отсутствии действиях (бездействии) Кудяева А.А., установленных судом апелляционной инстанции, указанного выше состава преступления.

В соответствии со ст.389-21 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд отменяет обвинительный приговор и прекращает уголовное дело при наличии оснований, предусмотренных ст.ст.24, 25, 27 и 28 УПК РФ.

С учетом этих положений уголовно-процессуального закона судебная коллегия приходит к выводу о необходимости отмены приговора в отношении Кудяева А.А. по ч.1 ст.285 УК РФ и прекращении производство по делу в данной части, в связи с наличием оснований, предусмотренных ст.24 УПК РФ и отсутствием состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ, по тому обвинению, которое указано в приговоре.

Выводы суда о виновности Кудяева А.А. в совершении растраты вверенных ему денежных средств МО “***”, с использованием им своего служебного положения, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, фактические обстоятельства совершенного преступления установлены на относимых, допустимых и достоверных доказательствах, которые в своей совокупности являются достаточными для признания Кудяева А.А. виновным в совершении инкриминируемого ему преступления.

Доводы, изложенные в жалобе защитника, о том, что все денежные средства, перечисленные ООО “***” из бюджета муниципального образования, были связаны с выполнением Т*** Е.Н. услуг и работ по заключенным договорам с МО “***”, по существу аналогичны доводам стороны защиты, выдвинутым в судебном заседании первой инстанции, которые были тщательно проверены и обоснованно критически оценены судом, поскольку опровергаются собранными по делу доказательствами.

Так, суд обоснованно сослался на показания самого осужденного в части подтверждения им его служебного положения, наличия у него права на подписания договоров от имени МО “***”, а также на подписание им актов выполненных работ по договорам от 03 марта 2014 года и от 08 сентября 2014 года с ООО “***”, которые фактически не были выполнены Т*** Е.Н.

В судебном заседании свидетель Т*** Е.Н. подтвердила правильность своих показаний в ходе предварительного следствия, из содержания которых следует, что по предложению главы администрации МО “***” Кудяева А.А. 03 марта 2014 года был заключен договор с ООО “***”, руководителем которого она является. Согласно данному договору исполнитель в срок до 05 июня 2014 года должен был провести правовую экспертизу документов заказчика в целях истребования имущества – артезианской скважины №68113/1 от добросовестного приобретателя ООО “***”, выезжать на территорию заказчика для консультации, подготовить и подать исковое заявление в Арбитражный суд Ульяновской области, участвовать в судебных заседаниях, подготовить запросы, справки, письма в рамках исполнения договора, выполнять иные виды работ по поручению заказчика по соглашению сторон за отдельную плату. Стоимость услуг по договору составляла 99 000 рублей. В исполнение данного договора она (Т*** Е.Н.) неоднократно приезжала в администрацию поселения, изучила документы по указанной скважине, оказывала консультативную помощь. 14 апреля 20014 года на счет ООО “***” был перечислен аванс по данному договору в размере 29 700 рублей. После 17 апреля 2014 года по просьбе Кудяева А.А. она оказывала ему юридические услуги по подготовке от его имени заявления о привлечении к уголовной ответственности К*** А.В. за клевету, а затем участвовала в судебных заседаниях в качестве его представителя. Соглашения с Кудяевым А.А. об оплате её труда не составлялось. В период проведения судебного разбирательства по заявлению в отношении К*** А.В. она, по указанию Кудяева А.А., подготовила соглашение о распределении прав и обязанной по водоснабжению и водоотведению между МУП “***” и МО “***”. При этом Кудяев А.А. пояснил, что деньги в сумме 29 700 рублей перечислены ей в качестве аванса в рамках договора от 03 марта 2014 года за возможность её привлечения к выполнению других юридических услуг, в том числе за участие по делу К*** А.В. В последующем на счет ООО “***” была перечислена сумма 69 300 рублей по договору от 03 марта 2014 года. Кудяев А.А. пояснил ей, что данные деньги являются оплатой её труда за участие в его интересах по делу в отношении К*** А.А. По просьбе Кудяева А.А. она подготовила и подписала акт выполненных услуг по договору от 03 марта 2014 года. 08 сентября 2014 года между МО “***” в лице его главы Кудяева А.А. и ООО “***” был заключен договор по проведению правовой экспертизы документов по вопросу заключения, продления, расторжения договоров аренды муниципального недвижимого имущества на сумму 35 000 рублей. В этот же период времени она продолжала представлять интересы Кудяева А.А. по делу в отношении К*** А.В. 21 ноября 2014 года на счет ООО “***” была перечислена сумма 35 000 рублей по договору от 08 сентября 2014 года, согласно подписанному ею акту выполненных работ. Считает, что денежные средства, поступившие на счет ООО “***” по указанным выше договорам, были оплатой Кудяева А.А. её услуг по защите интересов Кудяева А.А. по делу в отношении К*** А.В., поскольку работ, указанных в договорах, фактически проведено не было, а дополнительного соглашения к указанным договорам не составлялось.

Судом были исследованы все показания данного свидетеля, данные как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании. Суд правильно признал достоверными вышеуказанные показания свидетеля Т*** Е.Н., поскольку они согласуются с другими исследованными в суде доказательствами.

В частности, в судебном заседании представитель потерпевшего Л*** А.Ю. подтвердил, что в 2014 году работал в МО “***” в качестве специалиста. Он и не видел, чтобы Т*** Е.Н. проводила какую-либо работу с документами, связанными с хозяйственной деятельностью администрации. Вместе с тем он знал, что Т*** Е.Н. оказывала юридические услуги лично Кудяеву А.А. по его заявлению в суд в отношении К*** А.В.

Свидетель А*** О.А. показала, что подготовила доверенность от администрации МО “***” на Т*** Е.Н. для её участия в судебном заседании по иску Н*** А.Р. к семье А*** В.М. Правовая экспертиза документов по вопросам заключения, продления, расторжения аренды муниципального недвижимого имущества Т*** Е.Н. не проводилась.

Согласно счету №001 МО “***” от 05 марта 2014 года перечислен аванс в сумме 29 700 рублей на счет ООО “***” по договору от 05 марта 2014 года.

Согласно счету №002 МО “***” от 07 мая 2014 года перечислены деньги в сумме 69 300 рублей на счет ООО “***” по договору от 05 марта 2014 года.

Согласно счету №018 МО “***” от 21 ноября 2014 года о перечислении денег в сумме 35 000 рублей на счет ООО “***” по договору от 08 сентября 2014 года.

Из содержания актов приемки выполненных работ по договорам от 03 марта 2014 года и от 08 сентября 2014 года между МО “***” и ООО “***”, следует, что все работы и услуги, перечисленные в указанных договорах, выполнены в полном объеме.

Из копий материалов уголовного дела в отношении К*** А.В. и протоколом осмотра файлов, находящихся в ноутбуке, принадлежащего Т*** Е.Н., следует, что Т*** Е.Н. готовила различные документы и представляла интересы Кудяева А.В. в судебных заседаниях по данному уголовному делу.

Ссылка стороны защиты в жалобе на то, что доверенность на имя Т*** Е.Н. по защите интересов Кудяева А.А. в суде по уголовному делу в отношении К*** А.В. была выдана 23 мая 2014 года не ставит под сомнение достоверность показаний Т*** Е.Н. о том, что фактически она оказывала юридические услуги Кудяеву А.А. до оформления указанной доверенности.

Вопреки утверждениям защитника, в приговоре должным образом проанализированы доказательства, на основании оценки которых суд правильно установил фактические обстоятельства данного преступления и обоснованно пришел к выводу о том, что Кудяев А.А. умышленно, используя своё служебное положение главы администрации муниципального образования “***” Ч*** района У*** области, т.е. являясь должностным лицом, обладающим управленческими и административно-хозяйственными полномочиями, в том числе по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, из корыстных побуждений, связанных с необходимостью оплаты труда Т*** Е.Н. по защите его личных интересов в суде, растратил бюджетные средства данного муниципального образования, путем подписания заведомо недостоверных актов об исполнении услуг по договорам от 05 марта 2014 года и от 08 сентября 2014 года, заключенным между МО “***” и ООО “***”, руководителем которого являлась Т*** Е.Н., что явилось основанием к перечислению на расчетный счет ООО “***” бюджетных денежных средств в сумме 104 300 рублей за якобы выполненные услуги.

Оснований для изменения размера ущерба по указанному преступлению судебная коллегия не усматривает, поскольку судом правильно установлено, что умысел Кудяева А.А. на растрату бюджетных денежных средств из корыстных побуждений, путем их использования в качестве оплаты услуг юриста ООО “***”, привлеченного к участию по защите его личных интересов, возник в связи с его желанием привлечь к уголовной ответственности К*** А.В. в связи с возникшей между ними ссорой 14 апреля 2014 года. Об этом свидетельствует и тот факт, что Кудяев А.А. заведомо зная, что перечисленные в указанных договорах работы и услуги не выполнены, не составил дополнительное соглашение к ним, в том числе по участию Т*** Е.Н. по подготовке трех стороннего соглашения, а подписал в качестве заказчика не соответствующие действительности акты о приемке выполненных работ по данным договорам. Кроме того, органом предварительного следствия не инкриминировалось Кудяеву А.А. хищение денежных средств в сумме 29 700 рублей, перечисленных ООО “***” в качестве аванса по договору от 05 марта 2014 года.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия соглашается с выводами суда о совершении Кудяевым А.А. преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ.

Судебное разбирательство судом первой инстанции проведено в установленном законом порядке при соблюдении принципа состязательности сторон. Все представленные доказательства исследованы судом по инициативе сторон, заявленные ходатайства разрешены в соответствии с требованиями закона. Ущемления прав осужденного, в том числе на защиту, в ходе уголовного судопроизводства не допущено.

В соответствии с ч.1 ст.6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Согласно ст.60 УК РФ при назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Суд первой инстанции указанные требования закона учел в полной мере при постановлении приговора.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Кудяева А.А., суд признал наличие малолетнего ребенка, совершение преступления впервые, положительные характеристики, состояние здоровья Кудяева А.А. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о необходимости назначения Кудяеву А.А. наказания по ч.3 ст.160 УК РФ в виде штрафа.

Оснований для изменения категории совершенного Кудяевым А.А. преступления судебная коллегия не усматривает.

В связи с отменой приговора в части осуждения Кудяева А.А. по ч.1 ст.285 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, судебная коллегия приходит к выводу о частичном удовлетворении гражданского иска, заявленного прокурором и поддержанного в суде представителем потерпевшего, на сумму 104 300 рублей.

В остальной части судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, при этом существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389-13, п.9 ч.1 ст.389-20, 389-21, ст.ст.389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

приговор Чердаклинского районного суда Ульяновской области от 08 ноября 2016 года в отношении Кудяева А*** А*** изменить:

— приговор в части осуждения Кудяева А.А. по ч.1 ст.285 УК РФ отменить с прекращением производства по делу в соответствии с п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, признав за ним в данной части право на реабилитацию в соответствии с ч.1 ст.134 УПК РФ;

— исключить из резолютивной части приговора назначение наказания Кудяеву А.А. по правилам ч.3 ст.69 УК РФ;

— считать Кудяева А.А. осужденным по ч.3 ст.160 УК РФ к штрафу в размере 105 000 рублей;

— гражданский иск прокурора Чердаклинского района Ульяновской области в интересах МО “***” Ч*** района У*** области о возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, удовлетворить частично, взыскав с Кудяева А.А. в пользу администрации МО “***” Ч*** района У*** области 104 300 рублей.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу и апелляционное представление – без удовлетворения.

Приговор по статье 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями)

Приговор Басманного районного суда города Москвы по части 1 статьи 285 УК РФ «Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства».

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

20 марта 2017 года г. Москва

Басманный районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Н. Е.С., при секретарях Ч.Д.В. и Р. Р.М., с участием:

государственных обвинителей – помощников Басманного межрайонного прокурора города Москвы Р. А.А., К.Г.В. и Б. Т.И.;

подсудимого М.В.В. и его защитника-адвоката М.К.А., представившего удостоверение адвоката и ордер,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении:

М.В.В., **** года рождения, уроженца города Москвы, гражданина РФ, с высшим образованием, женатого, работающего в АО «**» в должности заместителя начальника экономической безопасности, зарегистрированного по адресу: **, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ,

М.В.В., являясь должностным лицом, из корыстной и иной личной заинтересованности использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства.

Преступление им совершено при следующих обстоятельствах.

Так, М.В.В., будучи заместителем начальника отделения уголовного розыска Отдела МВД России по ****** району г. Москвы (далее – Отдел), назначенным на указанную должность приказом начальника ******имеющий специальное звание майора полиции, то есть, являясь должностным лицом, представителем власти – сотрудником правоохранительного органа, обладающим широким кругом прав и полномочий, в том числе распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, в точно не установленные время 04 ноября 2012 года, 18 января 2013 года и 22 июля 2013 года, ожидая в дальнейшем за свои действия получить денежное вознаграждение от своего знакомого М.В.В. и имея реальные основания так полагать, а также из иной личной заинтересованности, руководствуясь ложно понятыми чувствами дружбы с М. (в отношении которого ******районным судом г. Москвы 20 января 2016 года постановлен приговор, вступивший в законную силу), осознавая, что при передаче информации М. о наличии или отсутствии сведений в отношении объектов, представляющих оперативный интерес, он (Макаров) существенно нарушает интересы общества и государства, находясь в помещении кабинета №212 здания ОМВД России по ****** району г. Москвы по адресу: ******– за автоматизированным рабочим местом, имеющим ip-адрес: 10.12.17, имея, в силу занимаемой должности и предоставленных полномочий, беспрепятственный доступ к информационным ресурсам МВД РФ, в частности к учетам ЗИЦ ГУ МВД России по г. Москве – базе данных БД «******», – посредством использования принадлежащих ему (М.) логина и соответствующего пароля по просьбе своего знакомого М., в отсутствии законных оснований, в нарушение ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации, ч. 1 ст. 12, ч.1 ст.17 Федерального закона «О полиции» от 07.02.2011 № 3-ФЗ, п. 1 ст. 14 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ, пп. 3 п. 3, пп. 11 п.2 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации», пп.пп. «б», «г», «ж», «о» п. 1 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 250 «Вопросы организации полиции», а также ст. 9, п. 6 ст. 10, п. 4 ст. 16 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ст.ст. 7, 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», навел справки в отношении П. и предоставил М. сведения о пребывании П. в федеральном розыске.

Таким образом, М.В.В., действуя из корыстной и иной личной заинтересованности, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в форме дискредитации системы органов государственной власти в глазах общественности, способствовании утраты доверия общества к государственным институтам, создании обстановки, благоприятной для возможного совершения иных преступлений, а также нарушение гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации прав и свобод физических лиц.

Он же, являясь должностным лицом, из корыстной и иной личной заинтересованности совершил использование своих служебных полномочий вопреки интересам службы, что повлекло нарушение прав гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства.

Преступление им совершено при следующих обстоятельствах.

М.В.В., будучи заместителем начальника отделения уголовного розыска Отдела МВД России по ****** району г. Москвы (далее – Отдел), назначенным на указанную должность приказом начальника ******имеющий специальное звание майора полиции, то есть, являясь должностным лицом, представителем власти – сотрудником правоохранительного органа, обладающим широким кругом прав и полномочий, в том числе распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, 09 декабря 2013 года в период времени с 11 часов 48 минут по 12 часов 24 минуты, из корыстной заинтересованности, ожидая в последующем за свои действия получить денежное вознаграждение от своего знакомого М. и имея реальные основания так полагать, а также из иной личной заинтересованности, руководствуясь ложно понятыми чувствами дружбы с М., осознавая, что при передаче указанной информации М. существенно нарушает права гражданина Российской Федерации К.Т.В., разглашая персональные данные о личности последней, находясь в помещении кабинета №212 здания ОМВД России по ****** району г. Москвы по адресу: ******– за автоматизированным рабочим местом, имеющим ip-адрес: 10.12.17.142, имея, в силу занимаемой должности и предоставленных полномочий, беспрепятственный доступ к информационным ресурсам МВД РФ, в частности к учетам ЗИЦ ГУ МВД России по г. Москве – базе данных «******», – посредством использования принадлежащих находящемуся в фактическом подчинении М.В.В. оперуполномоченному группы оперативно-розыскной информации ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве М.С.В., который не был осведомлен о преступных намерениях М.В.В., логина и соответствующего пароля, по просьбе своего знакомого М.В.В., осознавая ответственность за разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну, осуществляя по роду возложенных на него служебных обязанностей соблюдение прав и законных интересов граждан, а также деятельность по контролю за сбором, обработкой, хранением и анализом оперативной и иной информации, представляющей оперативный интерес, в том числе проверку поступающих данных с целью установления наличия или отсутствия сведений в отношении объектов, представляющих оперативный интерес, в отсутствии законных оснований, в нарушении ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации, ч. 1 ст. 12, ч.1 ст.17 Федерального закона «О полиции» от 07.02.2011 № 3-ФЗ, п. 1 ст. 14 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ, пп. 3 п. 3, пп. 11 п.2 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации», пп.пп. «б», «г», «ж», «о» п. 1 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 250 «Вопросы организации полиции», а также ст. 9, п. 6 ст. 10, п. 4 ст. 16 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ст.ст. 7, 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», навел справки в отношении ****, а именно: предоставил М.В.В. в ходе телефонного разговора сведения о ее (*****) паспортных данных и месте регистрации.

В результате своими действиями М. способствовал совершению преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, то есть покушению на мошенничество путем обмана, организованной группой, в особо крупном размере, а именно: принадлежащих ******и размещенных на банковском счете последней денежных средств в размере 2 257 000 рублей.

Таким образом, М.В.В., действуя из корыстной и иной личной заинтересованности, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, что повлекло существенное нарушение прав ***, выразившееся в способствовании совершению в отношении нее (***) преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в форме дискредитации системы органов государственной власти в глазах общественности, способствовании утраты доверия общества к государственным институтам, создании обстановки, благоприятной для возможного совершения иных преступлений, а также нарушение гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации прав и свобод физических лиц.

В судебном заседании подсудимый М.В.В. виновным себя не признал и по существу предъявленного обвинения показал следующее.

С 2012 по 2015 года он (М.) состоял в должности заместителя начальника уголовного розыска отдела полиции по ****** району ГУ МВД России по г. Москве. В его (М.) должностные обязанности, как заместителя начальника уголовного розыска отдела полиции по ****** району ГУ МВД России по г. Москве, входило руководство оперативными сотрудниками отдела, контроль за проведением проверок сотрудниками полиции по обращениям граждан, контроль за заведением оперативных дел, сопровождение уголовных дел, осуществление оперативных разработок и прочее. По роду своей деятельности, он (М.) и сотрудники ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве имели доступ к следующим информационным ресурсам: ******, ******, ******

С М. он (М.) познакомился приблизительно в 1998 году и в 2000 году у них сложились доверительные отношения, они стали видеться, вместе проводить время. При этом М. ни разу не обращался к нему (М.) с просьбой и, с целью решения своих личных вопросов, в том числе и о предоставлении информации относительно персональных данных каких-либо людей, за денежное или иное вознаграждение. С П. (Б.) он (М.) виделся всего пару раз, эти встречи были мимолетные, при этом сам П. (Б.) или через кого-то к нему (М.) ни разу не обращался с просьбой проверить чьи-либо персональные данные. О том, имеет ли он (М.) доступ к сведениям, содержащимся в информационных базах ГУ МВД России, Морозову он не сообщал, возможно, последний сам догадывался об этом. В 2012 году он (М.) продал свой автомобиль и у него появились свободные деньги. Поскольку с М. они общались достаточно часто и близко, последний знал о данном факте. Ввиду того, что М. были необходимы денежные средства для развития авто-ломбардного бизнеса, М. попросил у него (М.) в долг денежные средства, на что он (М.) дал свое согласие и передал М. в долг 150 000 рублей. На протяжении 2012 года, Морозов частями отдавал ему (М.) денежные средства в счет долга. В 2013 году Морозов ни разу не передавал ему денежные средства и его (М.) долг так и остался до конца не выплаченным.

В конце 2013 года М. действительно обращался к нему (М.) с просьбой проверить уже имеющуюся у него (М.) информацию о том, находится ли его знакомый (П.) в розыске. Потом оказалось, что П. является мужем падчерицы М. Через какое-то время, М. вновь попросил его (М.) узнать, находится ли в розыске человек, но уже с другими паспортными данными. Для себя он (М.) сделал вывод, что М. опять интересуется о П., но ничего конкретного спрашивать в тот момент не стал. Человек с другими паспортными данными (Б.) в розыске не числился. Поскольку сам он (М.) имел оперативный интерес в отношении П. (Б.), он не расспрашивал М. о нем, дабы не спугнуть. Все действия, направленные на проверку по базам гражданина П. (Б.), были связаны исключительно с его (М.) служебной необходимостью.

Относительно эпизода с потерпевшей К., М. пояснил, что он с ней не знаком. Однажды, в конце 2013 года М. позвонил ему (М.) и просил проверить достоверность уже имеющихся у него (М.) паспортных данных и место регистрации в отношении какой-то женщины, чью фамилию он (М.) не помнит. Сам он никакой информации в отношении К.Т.В., не собирал. Никакой корыстной и иной личной заинтересованности, при общении с М. и предоставления ему информации в период 2013 года, он (М.) не имел. Также М. сообщил суду, что не может дать более детальные показания о своих взаимоотношениях с М., воспользовавшись правом, предоставленным ему ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Суд, проведя судебное следствие, выслушав судебные прения и последнее слово подсудимого, считает, что, несмотря на отрицание М. своей вины, виновность М. в совершении вышеуказанных преступлений в судебном заседании установлена и подтверждается следующими доказательствами.

По преступлению в отношении потерпевшего Б.(П.).

Показаниями свидетеля М.В.В., оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ (т.2 л.д.203-209), из которых следует, что примерно в августе-сентябре 2013 года к нему (М.) обратился П. (Б.), который попросил его (М.) связаться с М. и попросить его сообщать о возможных задержаниях на территории Басманного района г. Москвы лиц, получавших по поддельным паспортам в отделениях банка ОАО «Сбербанк России» денежные средства. Он дважды — в сентябре-октябре и ноябре 2013 года от имени П. (Б.) передавал М. денежные средства в размере 30 000 или 50 000 рублей в качестве благодарности, подразумевая также, что М. и впредь будет оказывать содействие в получении указанной информации.

Примерно 4-5 декабря 2013 года П. (Б.) попросил его через М. уточнить данные на ****, а именно: паспортные данные и адрес регистрации, что им и было сделано, М. в свою очередь подтвердил имеющуюся у него (М.) информацию на К.

В 2012-2013 годах П., зная, что у него были дружеские отношения с М., обращался к нему с просьбой узнать через М., находится ли он (П.) в розыске. Он позвонил М. и попросил его проверить указанную информацию. М. проверил эту информацию и сообщил, что П. находится в розыске, а он (М.) в свою очередь сообщил об этом П. С указанной просьбой он обращался к М. примерно два раза. После того как в 2013 году П. сменил фамилию в связи с заключением брака, он стал Б. Летом 2013 года П. дважды попросил его узнать у М., находится ли он в федеральном розыске под фамилией Б. Он вновь обратился к М. с аналогичной просьбой, на что М. ответил, что человек под фамилией Б.А.И. в розыске не числиться, о чем он (М.) сообщил П.

Показаниями в суде свидетелей ****** – оперуполномоченных ГОРИ ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве, из которых следует, что в их должностные обязанности входит проведение ОРД, ОРМ, документирование задержанных лиц, ведение базы данных, проверка по информационным ресурсам. М. был заместителем непосредственного начальника ******, в связи с чем они (******) подчинялись в том числе и М., выполняя его указания. У сотрудников ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве имеется доступ к информационным ресурсам: ******, ****** К данным информационным ресурсам имели доступ сотрудники, список которых утверждался в ГУ МВД России, с присвоением логина и пароля отдельно для каждого сотрудника.

Вход в имеющиеся в ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве информационные ресурсы ГУ МВД России по г. Москве они (******), в силу должностного положения, осуществляют регулярно, в целях выполнения возложенных на них обязанностей. Поиск по указанным информационным ресурсам интересующих их (******) сведений они осуществляли как по своей инициативе, так и по инициативе других сотрудников отдела.

В силу того, что ранее Макаров являлся их (******) начальником, они (******) обязаны были исполнять его указания. Макаров регулярно просил их (******) осуществлять поиск различной информации в имеющихся в отделе полиции базах данных. Какую именно информацию он просил искать, они (******) не помнят, в связи с ее большим объемом.

После возбуждения данного уголовного дела Департаментом собственной безопасности проводилась проверка, в ходе которой озвучивались такие фамилии как П. – Б. и К. В ходе этой же проверки, стало известно, что они (******), и еще несколько сотрудников, проверяли персональные данные указанных лиц. Также пояснили, что они (******) с П. – Б., ***** и М. не знакомы.

По преступлению в отношении потерпевшей **** (К.).

Показаниями потерпевшей ****., оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ (т.2 л.д.186-189), из которых следует, 19 сентября 2013 года, будучи в Центральном отделении № *** Сбербанка России г. Санкт-Петербурга, расположенного по адресу: **** (фактически отделение находилось по адресу: г. Санкт-Петербург, ****), она перевела денежные средства в размере 2 257 000 рублей на депозитный счет № ****** под проценты. Далее, 18 декабря 2013 года ей на мобильный телефон поступил звонок от сотрудника службы безопасности «Сбербанк России», который сообщил, что 17 декабря 2013 года в одном из отделений «Сбербанка России» г. Москвы женщина (имени ее не помнит и ******с ней не знакома), предъявив паспорт на имя ****., пыталась снять денежные средства с ее расчетного счета в размере 2 257 000 рублей. После полученной информации ******пошла в отделение «Сбербанк России» в г. Санкт-Петербург, где в ходе проверки счёта ей сообщили, что операции со счётом осуществлялись в г. Москве. В этот же день ******написала заявление в службу безопасности «Сбербанк России» в г. Москве для дальнейшего разбирательства.

О том, что прежде, чем предпринять попытку снять с банковского счета денежные средства, в отношении нее с использованием информационных ресурсов МВД РФ наводились справки о её паспортных данных и месте регистрации, ей известно не было, так же, как и информации о том, кто наводил в отношении неё справки указанного рода. С П.И. А. и М. ******так же не знакома.

******отметила, что установление ее паспортных данных и места регистрации является нарушением её прав. Это нарушение, она считает существенным не только потому, что эти сведения относятся к категории персональных данных, но также и в связи с тем, что именно благодаря получению указанной информации, неизвестные ей ранее лица, по поддельному паспорту пытались похититель с её банковского счета денежные средства в размере 2 257 000 рублей.

Показаниями свидетеля **** в суде и оглашенными в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ (т.2 л.д.203-209), из которых следует, что примерно в августе-сентябре 2013 года к нему (М.) обратился П-Б., который являлся мужем его падчерицы, и сообщил о том, что его знакомый П. Всеволод, которого он ему представил ранее, приблизительно в 2012-2013 гг., разработал схему совершения мошенничества. Эта схема *****

В связи с этим П. (Б.) попросил его (М.) связаться с М. и попросить его сообщать о возможных задержаниях на территории ***** района г. Москвы лиц, получавших ***** в отделениях банка ОАО «Сбербанк России» денежные средства. Из предыдущих разговоров П.(Б.) было известно о том, что М. на тот момент занимал должность заместителя начальника отдела уголовного розыска ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве. Он передал просьбу П. (Б.) М.. На тот момент никаких задержаний указанного рода на территории **** района г. Москвы не осуществлялось, поэтому М. ему (М.) и не звонил.

Приблизительно в сентябре-октябре 2013 года П. предложил ему (М.) передать М. денежные средства в качестве благодарности, подразумевая также, что М. и впредь будет оказывать содействие в получении указанной информации. П. передал ему денежные средства — 30 000 или 50 000 рублей. Эти денежные средства он, в свою очередь, передал М. наличными, возле здания ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве. При передаче денег он пояснил М., что эти денежные средства передал ему П. в качестве благодарности, в ответ М. поблагодарил.

В ноябре 2013 года П. опять передал ему денежные средства – 30 000 или 50 000 рублей, которые вскоре он, передал М. в том же месте, и сказал, что указанные деньги передал ему П. в качестве благодарности. В ответ М. поблагодарил. При этом об указанных встречах он договаривался с М. по телефону, но про деньги по телефону не говорил.

Ему стало известно, что у П.И.А. и иных соучастников преступных мошеннических схем имелись некоторые сомнения в адресе места регистрации К.Т.В. и его необходимо было уточнить. Примерно 4-5 декабря 2013 года П. попросил его через М. уточнить данные на ****, а именно: паспортные данные и адрес регистрации. Впоследствии ему стало известно о том, что **** стала потерпевшей по уголовному делу, возбужденному по признакам мошенничества, когда в отделении ОАО «Сбербанк России», расположенном по адресу: *****, пытались по поддельному паспорту от имени К.Т.В. снять денежные средства с её счета, в особо крупном размере. По этому делу одним из обвиняемых стал П.

Показаниями в суде свидетелей *****, сообщивших о том, что в силу занимаемых должностей и по долгу службы в ОМВД России по ****** району г. Москвы осуществляли проверку и обработку персональных данных граждан по информационным ресурсам, в том числе и по распоряжению их начальника — М.В.В. они могли проверить личные данные гражданина и сообщить полученную информацию М. При этом, до 2015 года, такого рода указания никаким образом не регистрировались, все происходило в устной форме. На данный момент, каждая заявка на получение сведений из информационных баз данных, используемых сотрудниками ОМВД России по ****** району г.Москвы имеющими к ним доступ, путем введения логина и пароля, регистрируется в журнале учета.

В ходе проверки проводимой Департаментом собственной безопасности, озвучивались такие фамилии как П. – Б. и К. В ходе этой же проверки, стало известно, что они (******), и еще несколько сотрудников, проверяли персональные данные указанных лиц. Также пояснили, что они (******) с П. – Б., К. и М. не знакомы.

Допрос каждого свидетеля по данному уголовному делу был произведен в строгом соответствии с требованиями УПК РФ, при наличии ходатайства и с участием защитника. Каждый свидетель давал показания по своему усмотрению, что нашло свое отражение в протоколе допроса.

Кроме того, в ходе судебного заседания судом были непосредственно исследованы следующие письменные доказательства и иные документы, имеющиеся в материалах дела, также подтверждающие вину подсудимого М.В.В., в совершении инкриминируемых ему преступлений:

— сведения, представленные ЗИЦ ГУ МВД России по г. Москве о сотрудниках, наводивших справки по ЗИЦ ГУ МВД России по г. Москве по БД «******» их которых усматривается, что с 01 января 2013 года по 31 декабря 2013 года наводились справки в отношении ***** г.р. и П., ***** (в частности по данным паспорта *****, с приложением списка сотрудников, проверявших указанных граждан, а именно:

18.01.2013 и 22.07.2013 М.В.В. проверял по БД «******» Б. а,

13.11.2013 посредством использования принадлежащих оператору М.С.В. (ЦАО ГОРИ Басманный) идентификационных данных, через IP-адрес: 10.12.13.75 в базе данных БД «******» по отдельным регионам: Московская обл., Ставропольский край – осуществлена проверка в отношении Б.,

16.03.2013, 08.06.2013 посредством использования принадлежащих оператору **** (****) идентификационных данных, через IP-адрес: ****** в базе данных БД «******» по отдельным региону: Москва – осуществлена проверка в отношении П.И.А.,

18.01.2013, 09.12.2013 посредством использования принадлежащих оператору **** (****) идентификационных данных, через IP-адрес: ***** в базе данных БД «******» по отдельным регионам: Москва, Ставропольский край – осуществлена проверка в отношении Б.И.А. и по паспортным данным ****,

09.12.2013 посредством использования принадлежащих оператору *** (***) идентификационных данных, через IP-адрес: **** в базе данных БД «******» по отдельным регионам: **** – осуществлена проверка в отношении **** (т. 1 л.д. 76-78);

— справка о запросах абонентов *** из которой следует, что М.В.В. 18.01.2013 г. запрашивал сведения на П.И.А. и Б.И.А. (т. 1 л.д. 73-80);

— стенограмма с записью телефонным переговоров между заместителем начальника ОУР ОМВД России по ****** району г.Москвы М.В.В. и М.В.В. (т. 1 л.д. 90-105) и протоколами осмотра и прослушивая фонограммы, содержащейся на компакт-диске Verbatim «А 3609С» CD-R 700MB 52x 80 min (том 1 л.д. 116-162), из содержания которой следует, что М. интересовался у М. паспортными данными и местом регистрации ****. В ходе разговора М. просил М. перепроверить достоверность имеющихся у него сведений в отношении ***., а именно место регистрации и номер паспорта, при этом М. называл местом прописки *** — ****, указанную информацию М. подтвердил в части, сказав, что паспорт с таким номером выдавался *****, что подтверждается ответом ГУ МВД России по ЦАО г. Москвы из, согласно которому ****, ранее принадлежал паспорт гражданина РФ серии ****, имеет паспорт гражданина РФ выданный ОВД отдела ОУФМС России по **** (т.2 л.д.200), (стенограмма от 09.12.2013 с 10 часов 40 минут по 12 часов 38 минут),

из этой же стенограммы следует, что М. у М.интересовался сведениями относительно своего (М.) родственников, который имел паспорт **** (согласно ответу ЗИЦ ГУ МВД России по г. Москву, принадлежащий П.И.А., *** г.р. (т. 1 л.д. 76)), о нахождении его в федеральном розыске под старой фамилией и после смены фамилии под новой фамилией. В результате данного разговора М. сообщил М.у, что интересующее его лицо под старой фамилией — числился в федеральном розыске, а под новой фамилией -нет (стенограмма от 09.12.2013 г. в 12 часов 53 минуты) (т. 1 л.д. 90-105, л.д. 106-115);

— стенограмма по телефонным переговорам между М.В.В. и М.В.В. (том 1 л. д. 106-115) и протоколами осмотра и прослушивая фонограмм (том 1 л. д. 163-192) из содержания которой следует, что М. и М. обсуждали обстоятельства хищения денежных средств по поддельным документам в ОАО «Сбербанк России****

— протокол осмотра предметов, в ходе указанного следственного действия, при участии представителей общественности, были осмотрены два CD диска предоставленных Управлением безопасности Московского банка ОАО «Сбербанк России» (том 1 л.д. 205-212);

– заключение фоноскопической судебной экспертизы, для проведения которой экспертам на исследование были предоставлены компакт диск «Verbatin CD-R» № 2-0037-14 А-3610с c записями телефонных переговоров М.В.В., использующего номер телефона **, с лицом, использующего номера телефонов ***** за периоды с 06.01.2013 г. по 04.01.2014 г. и с 05.01.2014 г. по 02.02.2014 г., выводами которой установлено, что реплики лиц, имеющиеся на дисках (файлы «20131209_114815_исх_9251982201_9857695819»,

и содержащиеся также на электронных носителях CD-R № 3/102 н/с и CD-R № 3/103 н/с, принадлежат одному и тому же лицу (т.2 л.д.5-120);

— заключение портретной экспертизы (том 2 л.д. 125-170);

— протокол дополнительного осмотра предметов — CD дисков, с записью камер видеонаблюдения, установленных в ОАО «Сбербанк России», по адресу: г. Москва. ул. Широкая, д. 1. корп.1 (том 2 л. д. 171-178);

— протокол осмотра места происшествия с участием ***., согласно которому в кабинете № 212 здания ОМВД России по ****** району г. Москвы, расположенного по адресу: г****, находится автоматизированное рабочее место, имеющее ip-адрес для доступа к информационным базам МВД РФ. В ходе осмотра **** пояснил, что данное рабочее место является единственным, откуда сотрудники группы оперативно-розыскной информации имеют доступ к информационным базам МВД РФ, при этом принадлежащий ему ip-адрес с 2015 года закреплен за ним (****) (т.2 л.д.235-241);

— протокол осмотра предметов, согласно которому 09 декабря 2013 гда посредством использования принадлежащих оператору **** (***) идентификационных данных, через IP-адрес: **** в базе данных БД «******» по отдельным регионам: ***** – осуществлена проверка в отношении *** г.р. (т.3 л.д.25-32);

— протокол осмотра предметов, согласно которому 09 декабря 2013 года *** в ходе телефонного разговора предоставил М.В.В. следующие сведения: *** (т.3 л.д.38-77);

— постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств, содержащие копии записей телефонных переговоров бывшего заместителя начальника ОУР ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве Макарова В.В. электронные носители, имеющие серийные номера: 2247 35 R E 21810 и 019 4А А 04432, – а также соответствующие рукописные надписи – «3/102 н/с ГУСБ МВД России не секретно» и «3/103 н/с ГУСБ МВД России не секретно»(том 3 л.д. 79-80);– постановлением о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств (т.3 л.д.79-80);

— ответ на запрос из ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве от 23.10.2015 № 215-к, согласно которому бывший заместитель начальника ОУР ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве Макаров В.В. имел доступ такому информационному ресурсу, как «******» (т.3 л.д.83);

– ответ на запрос из информационного центра УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве от 20.10.2015 № 01/1947, согласно которому автоматизированное рабочее место с ip-адресом **** закреплено за сотрудником группы оперативно-розыскной информации ОМВД по ****** району г. Москвы ***** (т.3 л.д.85).

Должностные полномочия подсудимого М.В.В. подтверждаются:

— выпиской из приказа от 25.10.2012 № 2141 л/с, согласно которой майор полиции М.В.В. (А-****) назначен на должность заместителя начальника отделения уголовного розыска Отдела МВД России по ****** району г. Москвы (т.3 л.д.147);

— должностным регламентом заместителя начальника отделения уголовного розыска Отдела МВД России по ****** району г. Москвы М.В.В., согласно которому М.В.В., в частности, имеет следующие обязанности:

— соблюдать при выполнении служебных обязанностей прав и законных интересов граждан, общественных объединений, религиозных и иных организаций и контролирует соблюдение данных прав и интересов сотрудниками ОУР (п. 11 разд. III);

— контролировать сбор, обработку, хранение и анализ оперативной и иной информации, представляющей оперативный интерес, получаемой подчиненными сотрудниками в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности (п. 28 разд. III);

— контролировать ведение оперативно-розыскных картотек лиц, представляющих оперативный интерес для органов внутренних дел (п. 29 разд. III);

— контролировать формирование и ведение автоматизированных банков данных оперативно-розыскной информации (п. 30 разд. III);

— контролировать анализ оперативно-розыскной информации с данными, содержащимися в *****, иных информационных ресурсах системы Отделов по районам УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве и других субъектов оперативно-розыскной деятельности, функционирующих на территории ЦАО г. Москвы, а также государственных органов, организаций и средств массовой информации (п. 31 разд. III);

— контролировать своевременное предоставление информации, направляемой для внесения в автоматизированные банки данных ОУР УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве, ее полноту и достоверность, а также эффективность использования ОУР материалов оперативно-аналитических исследований (п. 32 разд. III);

— контролировать информационный поиск сведений (наведение справок), содержащихся в информационных ресурсах Отдела в отношении объектов, представляющих оперативный интерес для ОУР (п. 33 разд. III);

— контролировать проведение аналитической разведки в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности (п. 34 разд. III);

— контролирует подготовку аналитических материалов об объектах оперативно-розыскной деятельности и направление их соответствующим подразделениям уголовного розыска УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве (п. 36 разд. III);

— контролировать проверку поступающих данных с целью установления наличия или отсутствия сведений в отношении объектов, представляющих оперативный интерес, информирует подразделения уголовного розыска УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве о наличии указанной информации (п. 37 разд. III);

— кроме того, М.В.В. несет ответственность за соблюдение требований, установленных законодательством Российской Федерации, нормативными правовыми актами МВД России, а также должностным регламентом, не разглашение сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну, конфиденциальной информации (служебной тайный), соблюдение установленных ограничений и запретов (п. 69.1 разд. IV) (том 3 л.д. 154 -160).

Вместе с тем, судом учитываются показания свидетеля З.Н.А., которая в суде пояснила, а также подтвердила показания данные ею в ходе предварительного следствия (том 3 л.д. 246-249), что являясь специалистом отдела кадров в УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве, ей известно следующее. Поскольку она курировала подразделение, где работал М., ей было известно о том, что в личном деле М. не было регламента за 2013 год, поскольку в тот период времени проводились кадровые реформы. Однако, регламент заместителя начальника уголовного розыска ОМВД России по ****** району г.Москвы за 2014 год был идентичен тому, который действовал в 2012 году. В случае несоставления регламента на новый последующий год, сотруднику надлежит руководствоваться в своей служебной деятельности имеющимся регламентом за предыдущий год, который действует в течении всего срока до момента составления нового регламента. М., занимая свою должность, не мог не знать своих обязанностей предусмотренных должностным регламентом.

Рассматривая вопрос о допустимости и достоверности доказательств, суд приходит к следующим выводам.

Все доказательства, приведенные выше, получены в соответствии с требованиями закона.

Анализируя установленные в ходе предварительного расследования и исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства стороны обвинения, суд приходит к выводу об отсутствии оснований ставить под сомнение обстоятельства, показанные свидетелями стороны обвинения: М. данных им при допросе в ходе предварительного следствия, *** в суде и на предварительном следствии, потерпевшей **** на предварительном следствии, потерпевшим Б. в суде, поскольку показания каждого из указанных свидетелей и потерпевших логичны, последовательны, и согласуются как между собой в соответствующей части, так и с иными доказательствами по делу, в том числе и письменными материалами уголовного дела.

Противоречия в показаниях свидетелей ***** устранены судом исследованием показаний указанных лиц, данных в ходе предварительного расследования, и, как установлено судом, были вызваны истечением длительного периода времени, с момента исследуемых судом обстоятельств до допроса каждого свидетеля в судебном заседании, что с учетом истечения более 2 лет, суд находит объективной и убедительной причиной, не ставящей под сомнение достоверность показаний данных свидетелей. Кроме того, оглашение показаний потерпевшей **** состоялось в строгом соответствии с ч.1 ст. 281 УПК РФ, и, принимая во внимание, что после исследования показаний потерпевшей вопросов по обстоятельствам, не освещенным в её показаниях, от сторон не поступило, отсутствие непосредственного допроса потерпевшей К. в судебном заседании с нарушением права сторон на защиту и постановку вопросов данной потерпевшей не сопряжено.

Кроме того, суд учитывает, что исследованные судом протоколы допросов свидетелей и потерпевшей, а также иных следственных и процессуальных действий, в ходе предварительного расследования состоялись в строгом соответствии с требованиями УПК РФ, оснований для признания их недопустимыми доказательствами в соответствии со ст. 75 УПК РФ, судом не установлено.

Как установлено судом, должностное положение подсудимого М.В.В. определено приказом начальника ******имеющим специальное звание майора полиции, то есть, являясь должностным лицом, представителем власти – сотрудником правоохранительного органа, обладающим широким кругом прав и полномочий, в том числе распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости, руководствуясь в своей деятельности Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 30.11.2011 № 342-ФЗ, Федеральным законом «О полиции» от 07.02.2011 № 3-ФЗ, Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ, Указом Президента РФ от 01.03.2011 № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации», Указом Президента РФ от 01.03.2011 № 250 «Вопросы организации полиции», иными законодательными и ведомственными нормативными актами, п.п. 11, 28-34, 36, 37 разд. III, п. 69.1 разд. IV должностного регламента заместителя начальника отделения уголовного розыска Отдела, утвержденного начальником Отдела МВД России по ****** району г. Москвы, а также приказами и распоряжениями руководства, осознавая ответственность за разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну, осуществляя по роду возложенных на него служебных обязанностей соблюдение прав и законных интересов граждан, общественных объединений, религиозных и иных организаций, принятие в пределах своих полномочий мер по устранению преступлений; выявлению лиц, имеющих намерение совершить преступление, а также деятельность по контролю за следующим: сбор, обработка, хранение и анализ оперативной и иной информации, представляющей оперативный интерес, получаемой подчиненными сотрудниками в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, ведение оперативно-розыскных картотек лиц, представляющих оперативный интерес для органов внутренних дел, формирование и ведение автоматизированных банков данных оперативно-розыскной информации, анализ оперативно-розыскной информации с данными, содержащимися в ****, иных информационных ресурсах системы Отделов по районам УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве и других субъектов оперативно-розыскной деятельности, функционирующих на территории ЦАО г. Москвы, а также государственных органов, организаций и средств массовой информации, эффективность использования материалов оперативно-аналитических исследований отделения уголовного розыска, информационный поиск сведений (наведение справок), содержащихся в информационных ресурсах Отдела в отношении объектов, представляющих оперативный интерес для отделения уголовного розыска, проведение аналитической разведки в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности, подготовка аналитических материалов об объектах оперативно-розыскной деятельности и направление их соответствующим подразделениям уголовного розыска УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве.

Таким образом, судом установлено, что подсудимый М. является надлежащим субъектом инкриминированного преступления — должностным лицом, то есть представителем власти – сотрудником правоохранительного органа, обладающим широким кругом прав и полномочий, в том числе распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости в органах полиции (ОУР ОМВД России по ****** району г. Москвы). В этой связи доводы стороны защиты – адвоката по уголовным делам М.К.А., об отсутствии у М.В.В. должностного регламента на момент инкриминируемого М. деяния, вследствие которого, по мнению защитника, у подсудимого и могли возникнуть полномочия заместителя начальника розыска, суд находит несостоятельными. Кроме того, отсутствие в личном деле М. должностного регламента за 2013 год, также не свидетельствует об отсутствии признаков должностного положения М.В.В., поскольку его служебная деятельность как заместителя начальника уголовного розыска регламентировалась Приказами, Федеральными законами и иными нормативными актами приведенными в приговоре суда, которыми объем полномочий М.В.В. как заместителя начальника уголовного розыска ОМВД России по ****** району г.Москвы фактически не видоизменялся, не пресекал и не приостанавливал выполнение М.В.В. его служебных функций в ОМВД России по ****** району г.Москвы.

Совокупностью показаний свидетелей М., *****, судом установлены обстоятельства использования подсудимым М.В.В. своих служебных полномочий из корыстной и иной заинтересованности, вопреки интересам службы, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства, а именно, в силу возложенных на М. должностных полномочий и служебных обязанностей, имея доступ к оперативно-розыскной информации, содержащейся в информационных ресурсах Отдела УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве, М., в отсутствии служебной необходимости:

— навел справки в отношении: ******- проверив сведения о её паспортных данных и месте регистрации; П.И.А. — проверив сведения о его пребывании в федеральном розыске, которые М. сообщил в ходе телефонного разговора М., который впоследствии отблагодарил М. за полученную информацию денежными средствами, которые передавал при личной встрече возле здания ОМВД России по ****** району г.Москвы, при этом пояснив, что деньги ему передает П. в знак благодарности и дальнейшего «сотрудничества». В результате вышеописанных незаконных действий М.В.В., М., убедившись в достоверности имеющейся у него информации относительно анкетных данных на К.Т.В., совершил покушение на мошенничество, а именно хищение денежных средств находящихся на счете в ОАО «Сбербанк России» и принадлежащих К.Т.В., в особо крупном размере. При этом, согласно ст. 7 Федерального закона № 152-ФЗ от 27.07.2006 «О персональных данных» операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, к которым в соответствии со ст. 9 этого же Федерального закона являются: фамилия, имя, отчество, адрес субъекта персональных данных, номер основного документа, удостоверяющего его личность, сведения о дате выдачи указанного документа и выдавшем его органе, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом;

— навел справки на Б.И.А. и сообщил информацию о нахождении последнего в федеральном розыске Морозову, в ходе телефонного разговора.

С учетом данных потерпевшим Б. показаний в судебном заседании, суд считает, что квалифицирующий признак «существенное нарушение прав и законных интересов гражданина» подлежит исключению из обвинения М.В.В. как не нашедший своего подтверждения в ходе рассмотрения дела судом, по следующим основаниям. Согласно правовой позиции под существенным нарушением прав граждан в результате злоупотребления должностными полномочиями следует понимать действия (бездействия) должностного лица, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан, физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации. Допрошенный в ходе судебного разбирательства потерпевший Б. пояснил, что он знал о том, что с 2012 года он находится в федеральном розыске. Факт того, что указанную информацию в отношении него проверяли и, она стала известна третьим лицам, не повлекло нарушения его прав и законных интересов. Таким образом, квалифицирующий признак «существенное нарушение прав и законных интересов гражданина» не нашел своего подтверждения в судебном заседании, поскольку преступными действиями М. права и законные интересы Б.И.А. нарушены не были.

Вместе с тем, предоставление М. сведений, содержащиеся в информационных базах ГУ МВД России по г. Москве предназначенных для служебного пользования, третьим лицам – М., о пребывании П.И.А. в федеральном розыске, существенно нарушает законные интересы государства, поскольку он в отсутствии законных оснований, в нарушение закона, навел справки в отношении П. и предоставил М.В.В. сведения о пребывании П. в федеральном розыске под фамилией П., а также сведения об отсутствии информации о пребывании в федеральном розыске гражданина под фамилией Б. Что, в свою очередь, является информацией представляющей оперативный интерес и не может быть сообщена третьим лицам, чем создал благоприятную обстановку для возможного совершения иных преступлений.

Такими неправомерными действиями М.В.В. были грубо нарушены: ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации, ч. 1 ст. 12, ч.1 ст.17 Федерального закона «О полиции» от 07.02.2011 № 3-ФЗ, п. 1 ст. 14 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ, пп. 3 п. 3, пп. 11 п.2 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации», пп.пп. «б», «г», «ж», «о» п. 1 Указа Президента РФ от 01.03.2011 № 250 «Вопросы организации полиции», а также ст. 9, п. 6 ст. 10, п. 4 ст. 16 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ст.ст. 7, 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».

Противоправные действия М. вопреки интересам и целям, закрепленным в указанных нормативно-правовых документах, в нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившиеся в форме дискредитации системы органом государственной власти в глазах общественности, способствовании утраты доверия общества к государственным институтам, не способствовали и противоречили эффективному несению службы в органах полиции, то есть были совершены вопреки интересам службы, посягнули на регламентированную нормативными правовыми актами деятельность государственных органов (органов власти), чем нарушил охраняемые законом интересы гражданина, общества и государства.

Признавая относимыми и допустимыми, объективными и достоверными доказательствами показания свидетеля М., данных им в ходе предварительного следствия, суд исходит из их последовательности, логичности и подтверждения иными доказательствами, а именно стенограммами телефонных переговоров между М. и М., сведениями из информационных центров, заключениями экспертиз. Кроме того, суд принимает во внимание, что приговором Басманного районного суда г. Москвы 20 января 2016 года М.В.В. признан виновным и осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159; ч. 4 ст. 159 УК РФ (приговор вступил в законную силу 11.04.2016 года), в том числе за эпизод преступления в отношении потерпевшей К.Т.В. (т. 4 л.д. 62-72).

Таким образом, М. в период времени с 04 ноября 2012 года по декабрь 2013 года в Москве, являясь заместителем начальника уголовного розыска ОУР ОМВД России по ****** району г. Москвы, дважды совершил злоупотребление должностными полномочиями, то есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов граждан, общества и государства.

Суд критически относится к показаниям свидетеля Морозова, данным им в ходе проведения очной ставки между ним и М., а так же в ходе судебного разбирательства, поскольку его первоначальные показания изобличающие М. в совершении инкриминируемых деяний, подтверждаются совокупностью доказательств собранных по делу, которые стороной защиты не опровергнуты, добыты в соответствии с уголовно-процессуальным законом, судом признаны относимыми, допустимыми и достоверными.

Доводы стороны защиты об исключении из разбирательства дела и признании недопустимыми доказательствами всех проведенных экспертиз проверены судом, расценены как несостоятельные и отвергнуты по следующим основаниям.

Экспертизы проведены по постановлениям надлежащих процессуальных лиц, вынесенных с соблюдением требований ст. 195 УПК РФ, при этом каких-либо нарушений положений ст. 198 УПК РФ, вопреки доводам защиты, либо ст. 206 УПК РФ не допущено.

Действующий уголовно-процессуальный закон не содержит указаний, в какой именно момент производства предварительного расследования обвиняемый и его защитник должны быть ознакомлены как с постановлениями о назначении экспертиз, так и с самими заключениями экспертов.

Право на защиту обвиняемого М.В.В. при этом нарушено не было, а его права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ – реализованы, в том числе и при выполнении требований ст. 217 УПК РФ.

Проведенные по делу экспертные исследования полностью соответствуют требованиям Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», выполнены специалистами, квалификация которых у суда сомнений не вызывает.

Заключения экспертов соответствуют требованиям ст. 204 УПК РФ, оформлены надлежащим образом, научно обоснованы, их выводы представляются суду ясными и понятными, поэтому суд принял их как надлежащие доказательства.

Суд доверяет заключениям судебных экспертиз, проведенных по данному уголовному делу, поскольку они мотивированы и обоснованы, составлены экспертизы без нарушений норм УПК РФ, ответы на поставленные вопросы были даны в полном объеме с учетом полномочий и компетенции экспертов, оснований для того, чтобы подвергать сомнению выводы проведенных экспертиз, в суд представлено не было. Основания и мотивы, по которым были сделаны соответствующие выводы, изложены в исследовательской и заключительной части экспертиз. Экспертизы были проведены надлежащими лицами, на основании постановлении следователя и исходных материалов, которые были собраны и представлены эксперту с соблюдением требований закона. Суд обращает внимание на то, что несогласие стороны защиты с выводами, сделанных экспертиз, не могут являться основанием для признания проведенных экспертиз недостоверными доказательствами по делу. Заключения экспертиз рассматриваются и оцениваются судом в совокупности с другими исследованными доказательствами по данному делу.

При таких обстоятельствах, когда обвиняемому и его защитнику была предоставлена возможность реализовать свои права на ознакомление как с постановлениями о назначении по делу всех проведенных экспертиз, так и с их заключениями, оснований для признания последних недопустимыми и исключения из разбирательства дела, у суда не имеется.

Вопреки доводам защиты все материалы составлены в соответствии с требованиями закона, уголовное дело также было возбуждено законно и обоснованно. Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия, а также прав подсудимого, в том числе права на защиту, судом не установлено.

Таким образом, все вышеизложенные доказательства являются относимыми, допустимыми и достоверными, а в своей совокупности достаточными для вывода суда о том, что М.В.В., являясь должностным лицом – заместителем начальника ОУР ОМВД России по ****** району г. Москвы, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, из корыстной и иной личной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства.

Вопреки доводам защиты, обвинительное заключение по данному делу соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ, поскольку оно содержит все необходимые указания, в том числе на существо обвинения, место, время совершения преступлений, способ, форму вины, последствия и иные обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, текст обвинительного заключения соответствует постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, оно утверждено прокурором и дело в целом направлено в суд с соблюдением правил подсудности.

Между тем, нарушений составления обвинительного заключения, влекущих за собой возможность возвращения дела прокурору по основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК РФ, судом не выявлено.

Исследованием позиции подсудимого М. и стороны его защиты относительно получения денежных средств и передачи информации М., судом установлено, что обстоятельства, на которых настаивал подсудимый, полностью опровергаются совокупностью вышеуказанных доказательств. Так, в ходе предварительного следствия свидетель М. указывал на М. как на лицо, с которым он состоял в приятельских отношениях, который за денежное вознаграждение, переданное через П., предоставлял сведения о персональных данных на К.Т.В., которые при этом имелись у М., однако нуждались в проверке, а также сведений относительно П. о нахождении последнего в федеральном розыске. В судебном заседании М. данные показания не подтвердил и сообщил суду, что денежные средства он передавал М. в счет погашения имеющегося перед ним долга в размере 150 000 рублей, пояснить причину дачи им изначально изобличающих М. показаний, он не смог.

Одновременно, учитывая, что показания, как самого подсудимого М., так и свидетеля М., в данной части полностью опровергаются совокупностью доказательств стороны обвинения, правовую позицию подсудимого суд находит защитной и недостоверной, также, как и показания свидетеля М. в судебном заседании и в ходе проведения между ним и М. очной ставки, данных в связи с личной заинтересованностью.

При таких обстоятельствах вина подсудимого М. в совершении преступлений, указанных выше в описательной части приговора, установлена и доказана, в связи с чем суд квалифицирует действия подсудимого М.В.В.:

по ч.1 ст. 285 УК РФ (эпизод преступления в отношении потерпевшего Б.) — злоупотребление должностными полномочиями, то есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства;

по ч. 1 ст. 285 УК РФ (эпизод преступления в отношении К.) — злоупотребление должностными полномочиями, то есть использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства.

К таким выводам суд приходит, поскольку М.В.В., являясь должностным лицом – сотрудником правоохранительных органов в должности заместителя начальника ОУР ОМВД России по ****** району г. Москвы:

по эпизоду преступления в отношении потерпевшей *** — навел справки в отношении ****., а именно по внутренним базам данных сверил её фамилию, имя, отчество, дату рождения, номер паспорта и орган выдавший его, затем указанные сведения, за денежное вознаграждение и из иной личной заинтересованности, предоставил М.В.В. в ходе телефонного разговора. А также сообщал об отсутствии информации о задержании лиц пытавшихся снять по поддельным документам в отделениях «Сбербанка России» денежных средств граждан. Указанные обстоятельства также подтверждаются приговором Басманного районного суда г. Москвы от 20 января 2016 года (вступившим в законную силу 14 апреля 2016 года) согласно которому М.В.В. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ. Названным приговором, в частности, установлено, что М.В.В. и его соучастники (А.Е.Д., П.В.М., Б.И.А., Т.Д.В., Т.О.В.(осужденные ******районным судом г.Москвы 30 ноября 2015 года) и неустановленные лица), действуя в составе организованной группы, используя поддельные документы на имя **** совершили умышленные действия, непосредственно направленные на совершение хищения чужого имущества путем обмана, организованной группой в особо крупном размере, однако довести свои умышленные действия, направленные на совершение хищения путем обмана принадлежащих ***** денежных средств в размере 2 250 000 рублей, не смогли по не зависящим от них обстоятельствам, в связи с задержанием Н. 17 декабря 2013 года в структурном подразделении №*** филиала Московского банка ОАО «Сбербанк России» по адресу: г***, сотрудниками полиции (т.4 л.д.62-72);

по эпизоду с потерпевшим Б. – сообщил третьему лицу – Морозову сведения в отношении П. – Б. о нахождении последнего в федеральном розыске, а именно, в отсутствии законных к тому оснований, предоставил сведения с целью установления наличия или отсутствия сведений в отношении объектов, представляющих оперативный интерес.

Квалифицирующий признак «из корыстной и иной личной заинтересованности» нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства, поскольку факт передачи денежных средств М. М. подтверждается показаниями М. данными им в ходе предварительного следствия, из которых следует, что более одного раза П. передавал М. через М. денежные средства в знак благодарности за предоставление информации. Указанные показания, М. дал после предупреждения его об уголовной ответственности по ст.ст.307-308 УК РФ. После допроса, протокол М. был подписан при отсутствии каких-либо замечаний и дополнений к его содержанию.

При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, которые, в соответствии со ст. 15 УК РФ отнесены к категории средней тяжести, направленные против государственной власти и интересов государственной службы, данные о личности М.В.В., который ранее не судим, исключительно положительно характеризуется по месту работы (т.3 л.д.151), его состояние здоровья и возраст, сведений о том, что на учетах у нарколога и психиатра не состоит (т.3 л.д. 132,134,140,142), а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия его жизни и жизни его семьи, что суд признает смягчающими наказание обстоятельствами в соответствии с 2 ст. 61 УК РФ.

Обстоятельств, отягчающих наказание М.В.В., в соответствии со ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

При этом, суд полагает необходимым назначить М.В.В. наказание в виде лишения свободы, и оснований для назначения иного, менее строгого вида наказания, в данном случае не находит, поскольку назначение иного, менее строгого, чем лишение свободы, вида наказания не может обеспечить достижения целей назначения уголовного наказания, предусмотренных уголовным Законом РФ – предупреждения новых преступлений, исправления осужденного и восстановления социальной справедливости.

Кроме того, с учетом фактических обстоятельств преступления, степени его общественной опасности, роли виновного, судом не установлено оснований и для изменения категории тяжести совершенного М.В.В. преступления, на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Учитывая влияние назначенного наказания на исправление М. и условия жизни его семьи, суд приходит к выводу о необходимости назначения подсудимому наказания в виде лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, придя к убеждению в том, что цели наказания, касающиеся перевоспитания осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, могут быть достигнуты без реального отбытия им наказания, связанного с изоляцией от общества.

На основании изложенного, принимая во внимание характер и степень общественной опасности и обстоятельства совершенных подсудимым преступлений, все данные о его личности, суд считает, что исправление подсудимого возможно в условиях без его изоляции от общества, в связи с чем назначает М.В.В. наказание за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 285 УК РФ — в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ и условном осуждении.

При этом суд не находит исключительных оснований для применения ст.64 УК РФ.

Суд полагает необходимым разрешить судьбу вещественных доказательств.

Процессуальных издержек по данному уголовному делу не имеется.

Гражданский иск по данному уголовному делу не заявлен.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать М.В.В. виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ, и назначить ему наказание за каждое из них в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить М.В.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное М.В.В. наказание считать условным с испытательным сроком в течении 2 (двух) лет.

На основании ч.5 ст.73 УК РФ обязать осужденного в течение испытательного срока не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию в установленные инспекцией дни.

Меру пресечения М.В.В. – в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении – до вступления приговора в законную силу оставить без изменения, после вступления приговора в законную силу отменить.

Вещественные доказательства, содержащие копии записей телефонных переговоров бывшего заместителя начальника ОУР ОМВД России по ****** району ГУ МВД России по г. Москве М.В.В. электронные носители, имеющие серийные номера: 2247 35 R E 21810 и 019 4А А 04432, – а также соответствующие рукописные надписи – «3/102 н/с ГУСБ МВД России не секретно» и «3/103 н/с ГУСБ МВД России не секретно» — хранить при материалах уголовного дела.

Приговор Басманного районного суда города Москвы по части 1 статьи 285 УК РФ «Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства».

Приговор по статье 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями) опубликован на официальном сайте Московского городского суда.

Приговоры по 285 ук рф