Оглавление:

Статья 310. Разглашение данных предварительного расследования

Разглашение данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание , —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

Комментарий к статье 310

Основным объектом разглашения данных предварительного расследования являются интересы правосудия. В качестве дополнительного объекта могут выступать интересы личности.

Общественная опасность преступления состоит в том, что несанкционированное предание огласке данных предварительного расследования может существенно повлиять на интересы правосудия: обвиняемый может скрыться от следствия и суда, сокрыть добытое преступным путем, предупредить своих сообщников или другими способами воспрепятствовать установлению истины по делу; разглашение этих данных может создать неверное общественное мнение о лице, обвиняемом в совершении преступления, жертве преступления, других участниках процесса; оно может негативно сказаться на родных и близких как субъекта преступления, так и иных лиц.

Требование недопустимости разглашения материалов предварительного следствия содержится и в ст. 161 УПК РФ. Согласно ч. 2 указанной нормы следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со ст. 310 УК РФ. Нарушение требований, указанных в подписке, и является процессуальным основанием привлечения виновных к уголовной ответственности.

Что касается самих работников следственных органов, то сохранение служебной тайны является их профессиональной обязанностью.

Поскольку ст. 310 УК РФ (равно как и ст. 161 УПК РФ) не определяет перечень данных, которые не могут быть разглашены, к ним следует относить любые сведения, содержащиеся в уголовном деле.

Объективная сторона преступления состоит в разглашении данных предварительного расследования лицом, предупрежденным о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия прокурора, следователя или лица, производящего дознание. Деяние может быть совершено только путем действия.

Предварительное расследование производится следователями и дознавателями.

Под разглашением следует понимать противоправное предание огласке данных предварительного расследования независимо от формы такого сообщения (устно, письменно, в средствах массовой информации и т.п.) и наступления каких-либо последствий.

По конструкции объективной стороны данный состав является формальным. Преступление считается оконченным с момента огласки данных предварительного расследования, когда эти сведения стали известны хотя бы одному постороннему лицу, которое осознает смысл разглашенных сведений. Если указанное постороннее лицо не в состоянии осознать смысла разглашенных сведений в силу разных причин, то налицо неоконченное преступление — покушение на разглашение данных предварительного расследования (ч. 3 ст. 30, ст. 310 УК РФ).

С субъективной стороны разглашение данных предварительного расследования совершается с прямым умыслом.

Виновный осознает, что уполномоченное лицо наложило запрет на распространение данных предварительного следствия, что разглашение сделает соответствующие сведения достоянием третьих лиц, и желает довести данные следствия до посторонних.

Субъектом преступления является лицо, предупрежденное в установленном законом порядке о недопустимости разглашения сведений, составляющих тайну предварительного расследования (субъект специальный). Фактор предупреждения в данном случае является обязательным признаком состава преступления. Поэтому разглашение данных предварительного расследования при отсутствии предупреждения не образует состава преступления, предусмотренного ст. 310 УК РФ.

Разглашение данных предварительного расследования должностным лицом суда, органов следствия или дознания, которым подобная информация стала известна по роду служебной деятельности, может при наличии соответствующих условий влечь ответственность за должностное преступление: по ст. 285 УК РФ — при умышленной форме вины в форме умысла и по ст. 293 УК РФ — при неосторожной форме вины и при наличии последствий, указанных в диспозиции ст. 293 УК РФ.

Статья 310 УК РФ. Разглашение данных предварительного расследования

Новая редакция Ст. 310 УК РФ

Разглашение данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

Комментарий к Статье 310 УК РФ

1. Основным объектом преступного посягательства выступают общественные отношения, обеспечивающие тайну предварительного следствия и дознания как необходимое условие успешного осуществления расследования. Огласка соответствующих сведений может создать препятствия для обнаружения и закрепления доказательств, ограничить независимость следователя.

2. Предметом посягательства закон называет данные предварительного расследования. В качестве таковых необходимо рассматривать любую информацию, которой располагает дознание или следствие. Сюда могут быть отнесены не только данные о результатах следственных или иных процессуальных действий, но и сведения о принятых решениях, например о вынесении постановления о производстве обыска, о наложении ареста на имущество, о заключении под стражу и т.п. Важным является одно: недопустимость разглашения соответствующих сведений признана следователем, лицом, производящим дознание, на момент предупреждения об этом соответствующего субъекта. Разглашение сведений о мерах безопасности, принятых в отношении участников процесса, образует другой состав преступления (ст. 311).

3. Объективная сторона состава преступления выражается в разглашении данных без согласия прокурора, следователя или лица, производящего дознание.

3.1. Как и в других составах преступлений, разглашение есть деяние, в результате которого соответствующие сведения становятся достоянием хотя бы одного постороннего лица. В качестве последнего может быть признан любой гражданин, который, во-первых, не располагает данными сведениями, во-вторых, не обладает в силу своих служебных, процессуальных полномочий или характера порученной работы правом располагать указанными сведениями или получать их от данного лица, в-третьих, не относится к числу субъектов, относительно которых следователем, прокурором, лицом, производящим дознание, дано разрешение на передачу соответствующих сведений.

4. Обязательным условием привлечения к УО является то, что разглашение данных предварительного расследования осуществлено без согласия прокурора, следователя, лица, производящего дознание. Поскольку в УПК не определяется порядок дачи такого согласия, форма последнего может быть как устной, так и письменной.

5. Состав разглашения данных предварительного расследования сконструирован законодателем как формальный. Преступление окончено (составом) в момент, когда соответствующие данные стали достоянием хотя бы одного постороннего лица.

6. Субъект преступного посягательства — лицо, которое в установленном законом порядке предупреждено о недопустимости разглашения данных предварительного расследования. Такой порядок определен в ч. 2 ст. 161 УПК, где сказано: «Прокурор, следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших ему известными данных предварительного расследования, о чем от указанных лиц отбирается подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со ст. 310 Уголовного кодекса Российской Федерации».

7. Хотя перечень лиц, которых следователь может предупреждать о недопустимости разглашения без его согласия данных предварительного следствия, не является исчерпывающим, в него могут быть включены не любые граждане, а лишь присутствующие при производстве следственных действий. Субъектом посягательства, предусмотренного коммент. статьей, могут быть и должностные лица правоохранительных органов при условии, что их деяние не содержит признаков преступлений, предусмотренных в гл. 30 УК РФ. Нет оснований для исключения из круга субъектов преступного посягательства и лиц, которые являлись источником тех данных, которыми располагает следствие или дознание.

8. Субъективная сторона состава преступления характеризуется прямым умыслом. В содержание умысла виновного входит сознание того, что он, будучи предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости разглашения данных предварительного расследования, делает эти данные достоянием постороннего лица, не имея на то согласия следователя, прокурора, лица, производящего дознание, и желает совершить подобные действия.

9. Преступление отнесено законодателем к категории небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 310 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Предмет преступления — данные предварительного расследования. Ими могут быть сведения, полученные в ходе дознания или предварительного следствия, информация о мероприятиях, проводимых в рамках расследования, о лицах, привлеченных к участию в деле.

2. Объективная сторона состоит в разглашении этих данных без согласия следователя или дознавателя. Деяние заключается в сообщении указанных сведений хотя бы одному человеку. Оно может совершаться устно, письменно, при помощи конклюдентных действий.

Отсутствие согласия лица, осуществляющего предварительное расследование, означает, что последний не заявил о позволительности распространения информации. Разглашение сведений о частной жизни участников уголовного судопроизводства требует согласия не только следователя или дознавателя, но и названных лиц. В противном случае ответственность наступает по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 310 и 137 УК РФ.

Преступление окончено в момент, когда данные предварительного расследования восприняты третьим лицом.

3. Субъект преступления — специальный: лицо, предупрежденное в установленном порядке о недопустимости разглашения данных, составляющих предмет преступления (см. ст. 161 УПК РФ).

Должностные лица органов дознания и следствия, судьи при разглашении данных предварительного расследования несут ответственность за должностное преступление.

Статья 387. Разглашение данных досудебного следствия или дознания

1. Разглашение без разрешение прокурора, следователя или лица производившего дознание или досудебное

следствие, данных досудебного следствия либо дознания

лицом, предупрежденным в установленном законом порядке об обязанности не разглашать такие данные, наказывается штрафом от пятидесяти до ста не облагаемых налогом минимумов доходов граждан или исправительными работами на срок до двух лет.

работником органа дознания, оперативно-розыскного органа независимо от того, принимало ли лицо непосредственное участие в досудебном следствии либо дознании,

если разглашенные данные позорят человека, унижают

его честь и достоинство,наказывается штрафом от ста до трехсот не облагаемых налогом минимумов доходов граждан, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом

на срок до шести месяцев, с лишением права занимать

определенную должность или заниматься определенной

деятельностью на срок до трех лет.

1. Данные предварительного следствия могут быть преданы огласке только с разрешения следователя, прокурора или лица, производящего дознание, в том объеме, в каком они признают это возможным. Как правило, такие

должностные лица предупреждаются устно или письменно (свидетели, потерпевшие, гражданский истец или ответчик, защитник, эксперт, специалист, переводчик, поня806

тые или другие лица, присутствующие при производстве

следственных действий), об обязанности не разглашать без

их разрешения данных предварительного расследования

Разглашение представляет собой сообщение данных

предварительного расследования третьим лицам, с использованием различных способов (устно, письменно, публичное выступление и т.п.).

допрошенных по делу лиц, результаты следственных экспериментов, обысков, эксертиз и исследование вещественных доказательств.

Преступление, предусмотренное ст. 387, признается

оконченным с момента, когда данные предварительного

расследования или дознания разглашены без разрешения прокурора, следователя или лица, производящего дознание.

2. Разглашение данных предварительного следствия

или дознания характеризуется виной в форме прямого

умысла. Виновный сознает, что он разглашает данные преварительного расследования или дознания без соответствующего на то разрешения и желает это совершить. Неосторожное разглашение указанных сведений не составляет

состава преступления. Мотив и цель преступления на квалификацию не влияют (желание препятствовать проведению расследования, помощь обвиняемому и т.п.).

3. Субъектом преступления может быть свидетель, потерпевший, гражданский истец или ответчик, защитник,

эксперт, специалист, переводчик, понятой, а также иные

лица, которые присутствовали при производстве следственных действий (секретарь, педагог, врач и т.п.). Ответственность за данное преступление наступает с 16 лет.

Подозреваемый и обвиняемый ответственность за такие действия не несут.

В том случае, если данные следствия или дознания

разглашаются самими должностными лицами, производящими предварительное следствие или дознание, уголовная ответственность при наличии всех необходимых

признаков наступает за должностное преступление по ст.

К вопросу об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Ефремова М.А.

В статье исследуется круг проблем, связанных с применением ст. 310 Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующей ответственность за разглашение данных предварительного расследования . Анализируется юридическая конструкция данной статьи, выявляются ее несовершенства. Предлагается авторская позиция по устранению выявленных противоречий.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Ефремова М.А.,

Текст научной работы на тему «К вопросу об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования»

Казанского юридического института МВД России

К ВОПРОСУ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА РАЗГЛАШЕНИЕ ДАННЫХ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

В статье исследуется круг проблем, связанных с применением ст. 310 Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующей ответственность за разглашение данных предварительного расследования. Анализируется юридическая конструкция данной статьи, выявляются ее несовершенства. Предлагается авторская позиция по устранению выявленных противоречий.

Ключевые слова: информация, данные, тайна, предварительное расследование, тайна предварительного расследования, разглашение, уголовная ответственность.

Полнота и объективность предварительного расследования неразрывно связаны с обеспечением сохранения в тайне данных этого расследования. Тайна предварительного расследования выступает, с одной стороны, гарантией эффективного расследования и раскрытия преступлений, а с другой — одной из гарантий соблюдения законных прав и интересов граждан. Институт тайны предварительного расследования призван обеспечить информационную безопасность предварительного расследования. Сегодня информационная безопасность предварительного расследования имеет особую значимость в условиях сохраняющегося роста преступности. Борьба с преступностью, в свою очередь, является одним из направлений государственной политики, направленной на обеспечение национальной безопасности Российской Федерации. Поэтому информационная безопасность предварительного расследования является одной из составных частей национальной безопасности Российской Федерации. Уголовная ответственность за разглашение данных предварительного расследования, установлена ст. 310 Уголовного кодекса Российской Федерации. Как показывают статистические данные, уголовные дела по данной статье возбуждаются крайне редко. Этот факт, безусловно, свидетельствует о несовершенстве

положений этой статьи и о их расхождении с нормами уголовно-процессуального законодательства.

В соответствии со ст. 161 УПК РФ, данные предварительного расследования не подлежат разглашению, за исключением случаев, когда они могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия, а также данных о частной жизни несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста четырнадцати лет, без согласия его законного представителя не допускается. Следователь или дознаватель предупреждают участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со ст. 310 Уголовного кодекса Российской Федерации. В свою очередь, диспозиция ст. 310 УК РФ устанавливает уголовную ответственность

УГОЛОВНОЕ ПРАВО И КРИМИНОЛОГИЯ

за разглашение данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание.

Следует отметить, что диспозиция ранее действовавшей ст. 184 УК РСФСР 1960 г., предусматривавшей ответственность за разглашение данных предварительного следствия или дознания без разрешения прокурора, следователя или лица, производящего дознание, не содержала положений о предупреждении лица о недопустимости разглаше-нияданныхпредварительногорасследования. Однако о необходимости такого предупреждения с отбиранием соответствующей подписки говорилось в ст. 139 УПК РСФСР.

Разглашение означает предание гласности, несмотря на имеющийся запрет, закрепленный в процессуальном акте, в любой форме (устной, письменной, наглядно-демонстрационной, с использованием средств массовой информации либо технических средств), данных предварительного следствия или дознания. Разглашение состоит в сообщении таких сведений другому лицу.

Общественная опасность разглашения данных предварительного расследования заключается в том, что собранная по делу следствием доказательственная информация может стать достоянием заинтересованных в его исходе лиц и быть использована ими в целях противодействия установлению виновных и всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела в суде.

Действующая редакция ст. 310 УК РФ не определяет, разглашение каких именно данных предварительного расследования является уголовно наказуемым.

При этом не решен, пожалуй, основной вопрос о том, что же следует понимать под данными предварительного расследования.

Так, по мнению Ю.В. Францифорова, к тайне предварительного расследования следует относить информацию о результатах оценки доказательств, полученных при производстве следственных и иных процессуальных действий, о следственных версиях, о мерах безопасности, принятых в отношении участни-

ков уголовного судопроизводства, о данных оперативно-розыскной деятельности, находящихся в распоряжении следователя [1].

М.А. Новикова полагает, что под данными предварительного расследования следует понимать конфиденциальную информацию, имеющую значение для успешного раскрытия и расследования преступлений, преждевременное оглашение которой может причинить существенный вред интересам уголовного судопроизводства и безопасности его участников [2, с. 22].

А.С. Горелик, Л.В. Лобанова подчеркивают, что содержание понятия «данные предварительного расследования» не сводится к сведениям о предмете доказывания. Сюда относится любая информация, которой располагают дознание и следствие [3, с. 154].

А.Е. Маслов под тайной предварительного расследования понимает охраняемую уголовно-процессуальным и уголовным законом информацию (сведения), отражающую интересы расследования по уголовному делу, конфиденциальность которой определяется следователем или дознавателем и защищается в целях устранения реальной или потенциальной опасности причинения ущерба указанным интересам. При этом в зависимости от необходимости засекречивания сведений он выделяет:

1) сведения, которые должны составлять тайну предварительного расследования при расследовании каждого уголовного дела (информация о следственных версиях, тактике следственных действий, мерах безопасности, применяемых в отношении участников расследования);

2) сведения, отнесение которых к тайне предварительного расследования зависит от следователя, дознавателя (сведения о результатах отдельных следственных действий) [4, с. 39-40].

В то же время, по мнению автора, не могут составлять тайну предварительного расследования сведения: о факте совершения преступления; о возбуждении уголовного дела; о задержании, применении мер пресечения, предъявлении обвинения; об окончании расследования и составлении обвинительного заключения, прекращении

Казанского юридического института МВД России

дела либо его приостановлении; о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами [4, с. 72].

И.В. Смолькова отмечает, что предмет тайны предварительного расследования должен быть ограничен доказательственной информацией и следственными версиями, требующими проверки, а также тактической информацией, относящейся к условиям собирания доказательств. При этом в тайну не должны входить сведения о факте совершения преступления, его последствиях и лицах, в отношении которых возбуждено дело или состоялось предъявление обвинения [5, с. 232].

Солидаризуясь с позицией И.В. Смоль-ковой, тем не менее, отметим, что перечень сведений, относимых к категории тайны следствия, в настоящее время не только не определен, но может варьироваться в зависимости от тех или иных обстоятельств дела. В то же время следует поддержать М.А. Новикову, предлагающую закрепить понятие тайны предварительного расследования в УПК и указать там те сведения, которые не могут входить в ее содержание [2, с. 23].

Объективная сторона преступления, как уже говорилось выше, состоит в разглашении сведений, составляющих тайну предварительного расследования, путем предания их огласки любому лицу любым способом.

С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом. В то же время не всеми учеными разделяется данная позиция. В частности, П.С. Метельский утверждает, что разглашение данных предварительного расследования может быть совершено и с косвенным умыслом [6, с. 71]. А.И. Тархов и вовсе считает, что анализируемое преступление может совершаться не только с умыслом, в том числе косвенным, но и неосторожностью [7, с. 74]. Такая точка зрения не лишена здравого смысла. Вполне возможны ситуации, когда лицо разглашает данные предварительного расследования по небрежности, то есть не принимая должных мер для сохранения этой информации в тайне, несмотря на наличие соответствующей подписки.

Открытым также остается вопрос о субъектах уголовной ответственности за совершение данного преступления. Субъектом рассматриваемого преступления следует считать лицо, достигшее 16-летнего возраста и предупрежденное в установленном законом порядке о недопустимости разглашения данных предварительного расследования.

Установленный законом порядок предупреждения в данном случае предусмотрен в ст. 161 УПК РФ. Согласно ч. 2 указанной нормы следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования. Таким образом, положения уголовно-процессуального закона сужают круг субъектов рассматриваемого преступления, ограничивая их только участниками уголовного судопроизводства. Под участниками уголовного судопроизводства, согласно п. 58 ст. 5 УПК РФ, понимаются лица, принимающие участие в уголовном процессе.

Однако ст. 161 УПК РФ не конкретизирует, каких участников уголовного процесса следует предупреждать об уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ. Вместе с тем круг лиц, принимающих участие в уголовном процессе, включает потерпевшего, гражданского истца, законных представителей и представителей потерпевшего и гражданского истца, защитника, гражданского ответчика, представителя гражданского ответчика, свидетеля, специалиста, переводчика и понятого.

Достаточно много критики вызывает суждение о том, что по ст. 310 УК РФ в настоящее время могут быть привлечены к уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования и сотрудники средств массовой информации при условии, что они давали подписку о неразглашении этих данных. В связи с этим А.Е. Маслов считает недопустимым обнародование фамилий подозреваемых (обвиняемых), за исключением «публичных персон». Такие данные должны обнародоваться лишь с их согласия. Кроме того, пишет автор, нередко работники средств массовой инфор-

УГОЛОВНОЕ ПРАВО И КРИМИНОЛОГИЯ

мации (далее — СМИ) не только сообщают о факте совершения преступления, но и до судебного разбирательства публикуют информацию, из которой следует, что те или иные лица являются виновными в совершении этих преступлений. А журналист может нести уголовную ответственность по данной статье лишь в случае, если он присутствовал при производстве следственных действий [4, с. 67-77]. Другие же авторы полагают, что сотрудники СМИ к участникам уголовного процесса не относятся, следовательно, и не могут предупреждаться от недопустимости разглашения данных предварительного расследования. Более того, они подвергают сомнению и саму возможность присутствия при производстве следственных действий представителей СМИ [3, с. 159].

Спорной, на наш взгляд, является и точка зрения ряда авторов о включении в круг субъектов рассматриваемого преступления подозреваемых и обвиняемых. Уголовно-процессуальный закон не предполагает возложения на обвиняемого обязанности давать подписку о неразглашении без разрешения уполномоченных лиц ставших ему известными данных предварительного расследования и последующего привлечения к уголовной ответственности за их разглашение.

Так, А.В. Горелик и Л.В. Лобанова считают, что обвиняемые не могут быть полностью исключены из круга субъектов данного преступления. Если предупреждение обвиняемого позволяет предотвратить нарушение конфиденциальности данных предварительного расследования, то именно к этой мере следует прибегнуть для достижения целей расследования. Нет каких либо оснований для исключения из круга субъектов данного преступления лиц, явившихся источником тех данных, которыми располагает следствие [3, с. 159-160].

Не согласен с такой позицией А.Е. Маслов, который категорично заявляет, что подозреваемый или обвиняемый не являются субъектом рассматриваемого преступления [4, с. 77]. Зачастую интерес подозреваемого и обвиняемого отличается от интересов расследования и даже может быть ему противоположным. Предупреждение обвиняемого и

подозреваемого о недопустимости разглашения данных предварительного расследования не согласуется с их правом на защиту. Поэтому полагаем, что они не могут входить в круг субъектов данного преступления. Эта позиция нашла закрепление и в ряде определений Конституционного Суда Российской Федерации. Так, Конституционный суд отмечает, что «нормы, устанавливающие недопустимость разглашения данных предварительного расследования, подлежат применению в системном единстве с другими, базовыми для нее, уголовно-процессуальными нормами, определяющими правовой статус различных участников уголовного судопроизводства и определяющими статус подозреваемого ст. 46 УПК Российской Федерации, содержание которой аналогично нормам о статусе обвиняемого и не предполагает возложения на него обязанности давать подписку о неразглашении без соответствующего разрешения ставших ему известными в связи с участием в предварительном расследовании данных и последующего привлечения к уголовной ответственности за их разглашение» [8].

Следует обратить внимание на то, что в законодательстве не указан момент окончания действия следственной тайны. Распространена точка зрения, что сохранение данных предварительного расследования в тайне необходимо лишь до тех пор, пока оно не будет завершено направлением дела в суд с обвинительным заключением (актом) либо прекращением уголовного преследования. Однако наиболее логичным представляется считать моментом окончания действия тайны предварительного расследования вступление в законную силу соответствующего судебного акта. Ведь пока он не вступил в законную силу, а тем более пока дело еще рассматривается в суде, у заинтересованных лиц еще есть возможность повлиять на исход этого дела.

Подводя итог вышеизложенному, хочется еще раз подчеркнуть необходимость закрепления понятия тайны предварительного расследования в УПК. Кроме того, там следует указать те сведения, которые не могут входить в содержание тайны предваритель-

Казанского юридического института МВД России______________№ 4(22) 2015

ного расследования (сведения о факте совершения преступления, его последствиях и лицах, в отношении которых возбуждено дело или состоялось предъявление обвинения). А пока же вопрос о квалификации деяния по данной статье должен решаться в

каждом конкретном случае индивидуально, исходя из фактических обстоятельств дела, процессуального статуса этого лица, значимости разглашенной информации для полного, объективного расследования.

1. Францифоров Ю. В. Сочетание гласности и тайности при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства //Адвокатская практика. — 2007. — № 4.

2. Новикова М. А. Расследование разглашения данных предварительного расследования и сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении участников уголовного судопроизводства: дис. . канд. юрид. наук. — М., 2009. — С. 22.

3. Горелик А. С., Лобанова Л. В. Преступления против правосудия. — СПб., 2005. — С. 154.

4. Маслов А. Е. Следственная тайна как средство преодоления противодействия расследованию: дис. . канд. юрид. наук. — Воронеж, 2001. — С. 39-40.

5. Смолькова И. В. Проблемы охраняемой законом тайны в уголовном процессе: дис. . д-ра юрид. наук. — М., 1998. — С. 235.

6. Метельский П. С. Уголовная ответственность за разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УК РФ) // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Право. — 2008. — Вып. 1. — С. 71.

7. Тархов А. И. Диспозиции составов преступлений против правосудия // Законодательство. -2002. — № 10. — С. 74.

8. Определение Конституционного Суда РФ от 24 мая 2005 г. № 218-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Черемных Евгения Кузьмича на нарушение его конституционных прав статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СПС «Консультант-Плюс».

Статья 310 — разглашение данных предварительного расследования.

Рассмотрим, пожалуй, одно из самых латентных, нераспознаваемых общественно опасных деяний, которые в практике выявляются крайне редко, однако на самом деле носят не просто распространенный, а широкомасштабный характер, причиняя громадный вред интересам правосудия и другим охраняемым законом объектам. Но в силу ряда причин, даже «лежа на поверхности», признаки этого преступления крайне редко заставляют правоприменителя адекватно реагировать на них. Практика возбуждения уголовных дел против адвокатов по статье 310 УК РФ, по данным настоящего исследования, отсутствует.

Правовую, бланкетную основу уголовно — правового запрета, сформулированного в статье 310 УК, составляют нормы уголовно — процессуального закона.

В соответствии с ч. 2 ст. 53 УПК РФ защитник не вправе разглашать ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты данные предварительного расследования, но только в случае, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. В статье прямо указано, что за разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии со статьей 310 УК РФ.

Согласно ст. 161 УПК РФ данные предварительного расследования не подлежат разглашению (ч. 1). Исключением являются только случаи, когда следователь, дознаватель, в чьем производстве находится уголовное дело, либо надзирающий прокурор разрешат такое разглашение, однако только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Дополнительно, помимо согласия указанных должностных лиц, если данные относятся к частной жизни участников уголовного судопроизводства, их разглашение возможно только с согласия последних (ч. 3).

Прокурор, следователь или дознаватель предупреждают участников уголовного судопроизводства, в том числе и защитника, о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об уголовной ответственности по статье 310 УК РФ (ч. 2 ст. 161 УПК РФ).

Необходимо отметить, что, в отличие от ранее действовавшей статьи 139 УПК РСФСР, когда закон предписывал предупреждать участников уголовного судопроизводства только «в необходимых случаях» и соответственно сам субъект расследования решал, когда такой случай наступал, в новом УПК требование о предупреждении сформулировано без всяких оговорок. Полагаю, это означает, что следователь, прокурор и дознаватель во всех случаях всех без исключения участников, в том числе и защитника, обязан предупреждать о недопустимости разглашения каких-либо данных предварительного расследования. Можно возразить, что в статьях о порядке проведения конкретных следственных действий (допроса, очной ставки, опознания и др.), равно как и в общих правилах производства следственных действий (ст. 164 УПК РФ), прямо такое требование не сформулировано. Однако полагаем, что требование ст. 161 УПК РФ имеет общий, а не специальный характер. Именно поэтому подписка о неразглашении данных предварительного расследования введена в Приложения к УПК РФ как отдельный документ (за N 20) и должна быть взята у участника процесса отдельно, то есть помимо содержания протокола следственного действия.

Во всяком случае, нет никаких препятствий к тому, чтобы Генеральная прокуратура, другие правоохранительные ведомства в своих приказах и указаниях по применению УПК РФ требовали от субъектов расследования именно такого применения закона. Это положение имеет весьма важное значение для нейтрализации незаконного противодействия со стороны защитника и других участников процесса.

Поскольку ни ст. 310 УК, ни уголовно — процессуальный закон не определяют перечень данных, которые не могут быть разглашены, к ним следует относить все без исключения сведения, имеющие отношение к расследованию конкретного дела. То есть не имеют значения для квалификации преступления такие обстоятельства, как то, что указанная информация была в той или иной мере общедоступна или полностью «закрыта», составляла или нет государственную и иную охраняемую законом тайну, могла или не могла быть получена из других источников, помимо предварительного расследования (адресное бюро, история болезни из лечебного учреждения и т.п.), находится ли дело в досудебной (судебной) стадии или уже полностью закончено производством. Необходимо лишь доказать, что разглашенная без разрешения информация была получена субъектом именно в результате его участия в предварительном расследовании.

Однако при оценке преступности конкретных действий необходимо учитывать критерий малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ), причинен ли вред основному объекту — интересам правосудия и предварительного расследования.

Думается, что к данным, не подлежащим разглашению, то есть к предмету данного преступления, относятся не только закрепленные в протоколах и иных документах результаты, но и сам факт производства следственных и иных процессуальных действий, их процессуальное содержание, порядок, обстоятельства проведения.

Так, преступлением следует признать разглашение без разрешения защитником данных о том, кто участвовал в проверке показаний на месте, как выглядели участники, о чем говорили, что делали, даже если эти беседы и действия не были зафиксированы в протоколе следственного действия. К не подлежащим разглашению сведениям следует отнести и данные о перспективах расследования, следственных ситуациях, версиях и результатах их как процессуальной, так и непроцессуальной проверки. Очевидно, что такие сведения могут быть получены, например, в ходе бесед со следователем, оперуполномоченным, иными лицами, имеющими непосредственное отношение к делу, они могут быть подслушаны, что называется, «под дверью» кабинета следователя и т.п. В литературе встречаются мнения и о еще более широкой трактовке предмета данного преступления. Так, В.Н. Кудрявцев полагает, что если те или иные сведения сообщило само лицо, которое затем их разглашает (например, свидетель), то состав преступления все равно имеет место, если это лицо дало подписку о неразглашении таких данных .
———————————
Постатейный комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996. С. 423.

Таким образом, если защитник разглашает даже показания собственного подзащитного, которые тот дал на предварительном следствии, разумеется, не без согласования со своим адвокатом, то такие действия, помимо нарушения Закона об адвокатуре, профессиональной этики, при наличии соответствующих условий также могут быть квалифицированы по ст. 310 УК РФ. Перечень таких данных можно продолжить. Однако в условиях отсутствия легального толкования формулировки «данные предварительного расследования», отсутствия разъяснений Пленума Верховного Суда РФ и СССР правоприменители вправе широко трактовать ее значение.

Однако не будет лишним повторить, что необходимыми и важными критериями квалификации данного преступления являются степень общественной опасности конкретных деяний защитника, степень вреда, причиненного интересам правосудия, предварительного расследования, критерии малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ).

Совершенно недопустимы попытки привлечь к уголовной ответственности защитника, например, только за то, что он в самых общих выражениях, как говорится, «без имен и фамилий», посоветовался с более опытным коллегой о том, как наиболее эффективно законными средствами защитить своего клиента. Если разглашение соответствующих данных в ходе разговора двух адвокатов не представляет общественной опасности, если к тому же следователь выявил это разглашение и изобличил адвоката исключительно с целью «вывести неудобного защитника из дела», то к ответственности надо привлекать этого следователя, а не его процессуального противника.

Однако, если в приведенном примере адвокат советуется с более опытным коллегой о том, как незаконными, аморальными средствами реализовать линию защиты, при этом «делится», например, сведениями о личности свидетелей, потерпевших, излагает их показания, подробности тактики расследования и прочее — есть все основания привлечь недобросовестного защитника к ответственности, поскольку эти его действия наносят существенный вред интересам правосудия, а также законным интересам граждан и др.

Достаточно четкие критерии привлечения защитника к ответственности в подобного рода ситуациях предлагает Ю.Ф. Лубшев: «Разглашением являются те случаи, когда полученные адвокатом сведения становятся известными хотя бы одному постороннему лицу. Иногда адвокату требуется посоветоваться с коллегами. Их нельзя отнести к посторонним. Однако и в этом случае нужно стремиться к сдержанности, НЕ НАЗЫВАТЬ ДЕЛА, ФАМИЛИИ КЛИЕНТА ИЛИ СУДЬИ И Т.П. (выделено мной. — Ю.Г.) Надо избегать разглашения лишних сведений. Аналогичное положение должно быть и при обсуждении результатов проверки работы адвоката на заседании президиума или в юридической консультации и т.п.» .
———————————
Лубшев Ю.Ф. Адвокатура в России: Учебник. М., 2001. С. 268.

В отличие от преступлений, предусмотренных статьями 306, 307, 308 УК РФ, к уголовной ответственности за данное посягательство может быть привлечено только то лицо, которое предупреждено следователем, дознавателем или прокурором о недопустимости разглашения такой информации без разрешения. Это еще один довод в пользу того, что соответствующую расписку необходимо брать с защитника уже с момента его вступления в любое уголовное дело.

Примеров разглашения данных предварительного расследования со стороны адвокатов в следственной практике более чем достаточно. Многие из них уже приведены ранее, что говорит о том, что преступное разглашение очень часто совершается в совокупности с другими основными, а также и сопутствующими адвокатскими преступлениями.

Следует лишь вкратце перечислить их основные способы:

1. Передача данных о свидетелях, потерпевших членам ОПГ (ОПС), сообщение их места жительства. При этом адвокат понимает, что эти данные будут использованы преступниками для подкупа, понуждения к даче заведомо ложных показаний либо для похищения или даже убийства. То есть помимо разглашения налицо признаки соучастия в самых различных сопутствующих преступлениях (ст. ст. 309, 311, 307, 308, 294, 105, 126 УК РФ и др.).

2. Участие адвоката в допросе свидетеля (ст. 189, ч. 5 УПК РФ) и передача сведений, полученных на допросе, подозреваемому (обвиняемому) по делу, иным заинтересованным лицам, для целей защитительной деятельности или вопреки им.

3. Ознакомление посторонних лиц (родственников, друзей и близких обвиняемого, других защитников по делу и др.) с копиями процессуальных документов, официально полученных этим защитником или его подзащитным. Это могут быть копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого, об избрании меры пресечения, копии обвинительного заключения или обвинительного акта (п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений (п. 19 ч. 4 ст. 47 УПК РФ).

Особенно опасным может быть ознакомление защитником посторонних лиц с материалами уголовного дела, полную копию которого вправе получить адвокат после окончания предварительного расследования (п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), если следователь не ограничил выдачу этих копий и выписок. Поскольку у опытного адвоката в личном архиве может храниться множество томов копий уголовных дел, в которых он участвовал в качестве защитника, то возникает соблазн использовать их по меньшей мере для распространения опыта, обучения и т.п.

4. Разглашение сведений о показаниях обвиняемых, свидетелей и других процессуальных лиц для «согласования» позиций с соучастниками преступника, находящимися на свободе, с другими адвокатами, защищающими обвиняемых по тому же уголовному делу.

5. Передача адвокатом своему подзащитному (чаще всего арестованному) содержания показаний свидетелей и потерпевших, других обвиняемых, результатов выемок, обысков и других следственных действий, данных о вещественных доказательствах, результатах проверки и оценки доказательств и т.п., которые ему (защитнику) стали известны не только в ходе следственных действий с его участием, но и из бесед с причастными лицами, с коррумпированными работниками правоохранительных органов и т.п.

6. Передача из СИЗО и в обратном направлении записок, писем, иных посланий, содержащих информацию о расследовании дела. Не может быть квалифицирована как преступное разглашение передача записок от обвиняемого из СИЗО с просьбами, не касающимися расследования (принести продукты, теплые вещи и проч.) .
———————————
Хотя это является нарушением законодательства о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых. См. ст. 25 Федерального закона от 15.07.95 N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», в ред. от 25.10.2001.

7. Передача обвиняемому, другим заинтересованным лицам сведений о следственных версиях, результатах их проверки, предупреждение о планируемых обысках, выемках, иных следственных действиях, сведений о направленных следователем запросах о предоставлении тех или иных документов, характеристик, справок и т.п.

Те или иные сведения могут быть получены недобросовестным адвокатом не только в результате участия в процессуальных действиях, не только от коррумпированных следователей, дознавателей или оперативников (что бывает очень часто), не только от «болтуна» в нашей среде, который, как известно, «находка для шпиона». Утечка информации может стать результатом подслушивания разговоров, телефонных и иных переговоров, в том числе и путем применения специальных технических средств, путем наблюдения с применением тех же средств за членами следственной группы, оперуполномоченными,

Разглашение тайны следствия ук рф