В Крыму возбудили уголовное дело после смерти женщины и ребенка в ДТП

СИМФЕРОПОЛЬ, 22 мая – РИА Новости Крым. В Крыму по факту ДТП, в котором погибли женщина и ребенок, возбуждено уголовное дело. Об этом сообщает пресс-служба крымского управления Следкома.

«Один из участников ДТП — старший инспектор ДПС ГИБДД по Ялте, управлявший автомобилем Mercedes в свободное от службы время в состоянии опьянения, двигался со стороны пгт Гаспра в направлении автодороги Ялта — Севастополь. Не справившись с управлением, он совершил выезд на полосу встречного движения, где допустил столкновение с автомобилем КIA, который двигался во встречном направлении. После столкновения Mercedes продолжил движение и совершил столкновение с автомобилем ВАЗ», — рассказали в ведомстве.

Уголовное дело возбуждено в отношении сотрудника ГИБДД по ч. 6 ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц).

Водитель Mercedes задержан, с ним проводятся следственные действия. Назначены судебно-медицинские экспертизы и авто-техническая судебная экспертиза. В ближайшее время будет решен вопрос о предъявлении обвинения и избрании меры пресечения.

ДТП с летальным исходом — тюрьма или нет?

Самые страшные последствия автомобильной аварии – это гибель людей. Соответственно, и наказание виновнику такого ДТП установлено жесткое, а регулируется оно Уголовным кодексом РФ. Конечно, все аварии различаются, к водителю могут быть применены обстоятельства, смягчающие вину или отягощающие ее, поэтому в каждом конкретном случае меру пресечения выбирает суд, после того как ознакомится со всеми материалами дела и выслушает всех его участников.

Каким именно будет наказание за ДТП со смертельным исходом, зависит от поведения всех участников процесса на трех основных этапах: на месте аварии, во время уголовного расследования и на судебном процессе.

Действия на месте аварии, которые влияют на наказание

Авария, в результате которой есть пострадавшие, обязательно сопровождается вызовом скорой помощи. Обязанность каждого водителя сначала позаботиться об оказании помощи, а уже потом сообщать об аварии в полицию и в страховую компанию. Игнорирование этой законодательной нормы впоследствии может привести к переквалификации деяния, и речь уже пойдет не о нарушении ПДД, а о преступном бездействии.

Но в любом случае нельзя просто уехать с места столкновения. Даже если никто и не пострадал, то за оставление места ДТП предусмотрена админответственность в виде лишения прав или ареста. А когда речь идет о погибших, то разыскивать сбежавшего водителя будут как преступника, для суда же это будет поводом ужесточить наказание.

Когда нарушение ПДД квалифицируется как преступление

Уголовная ответственность наступает только тогда, когда в результате аварии ее участники получили средние или тяжелые повреждения, а также в случае если кто-то не выжил. Но не всегда сразу на месте ДТП можно говорить о наличии жертв с тяжелыми повреждениями, которые оказываются несовместимы с жизнью. Медиками фиксируются случаи, когда во время первичного осмотра у участника ДТП не было обнаружено серьезных повреждений, а на следующий день человек умирал. В таких случаях важно установить взаимосвязь между ДТП и смертью.

И наоборот, не всегда погибшие, найденные на месте аварии, умерли от столкновения. Человек со слабым сердцем вполне может умереть от инфаркта, испугавшись удара от подрезавшего его автомобиля.

По общему правилу водитель, виновный в нарушении ПДД, впоследствии приведшего к аварии со смертельным исходом, привлекается именно к уголовной ответственности, вопрос об административном проступке даже не ставится. А смерть должна быть вызвана именно столкновением. Но при этом у водителя не должно быть умысла другого участника движения. При выявлении таких обстоятельств, преступление будет квалифицироваться как убийство, а автомобиль будет выступать в качестве орудия.

Возможные варианты наказания

Последствия ДТП с летальным исходом расписаны в ст. 264 УК РФ. Когда суд установил, что водитель все же виновен в нарушении ПДД, что смерть потерпевшего имеет прямую связь со столкновением, он принимает во внимание все наличествующие смягчающие и отягощающие обстоятельства, чтобы принять решение. Вышеуказанная статья устанавливает следующие виды наказания, действующие в 2018 году:

  • Если умер один человек, тогда виновнику ДТП грозят принудительные работы (до 4 лет) или лишение свободы (до 5 лет). Вместе с этим он будет лишен водительских прав на срок до 3 лет.
  • Если водитель был пьян, тогда срок лишения свободы увеличен до 7 лет. О принудительных работах речь уже не идет, а прав лишают также на срок до 3 лет.
  • Если погибло два и более человека, тогда суд может назначить принудительные работы (до 5 лет), или лишение свободы (до 7 лет). Водителя лишают прав опять же на срок до трех лет.
  • Если погибло два и более человека, а водитель был пьян, тогда максимальный срок принудительных работ остается 5 лет, а вот срок лишения свободы увеличивается уже до 9 лет. Лишение прав при этом не может превышать 3 лет.

Стоит отметить, что в статье указаны только максимальные сроки наказания, которые суд не может превысить, зато имеет полное право уменьшить. Адвокат, представляющий интересы виновника ДТП, разрабатывая стратегию защиты своего подопечного, старается максимально задействовать смягчающие обстоятельства, перечисленные в уголовном законодательстве, а именно: наличие малолетних детей или беременность, незначительность нарушения ПДД и совершение его в первый раз, оказание помощи потерпевшему.

Ни о какой ответственности и речи быть не может, если сам виновник ДТП разбился насмерть. Но в российском законодательстве существует еще один способ избежать ответственности – это примирение с потерпевшими. Если договориться с родственниками погибшего, и компенсировать им ущерб, то можно стать освобожденным не просто от наказания, но и от уголовной ответственности.

Виновному в ДТП с летальным исходом, если он не сумеет договориться с родственниками погибшего, в первую очередь грозит наличие судимости. Меру наказания определяет суд, и зависеть она будет от множества деталей, но в основном от активности защитника, который должен добиваться смягчения наказания на всех этапах уголовного разбирательства.

Татьяна Колокольцева сомневается в объективности расследования гибели сына.

Следственный комитет проверит причины прекращения дела против сотрудницы прокуратуры, которая год назад в Волгограде насмерть сбила 7-летнего мальчика. Такое решение принято в пятницу, 21 мая, после того как мать погибшего ребенка разместила видеообращение к президенту России.

В июле 2009 года в центре городаљавтомобильљOpel совершил наезд на 7-летнего Сашу Колокольцева, который от полученных травм скончался на месте. За рулем машины находилась сотрудница областной прокуратуры. По сообщениям средств массовой информации, очевидцы трагедии рассказывали, что Opel двигался со значительным превышением скорости, а от вышедшей из автомобиля женщины разило алкоголем.

Происшествие получило тогда широкий резонанс, и теперь следственное управление следственного комитета при прокуратуре (СКП) России запросило все материалы по делу.

«Председатель следственного комитета дал указание изучить материалы уголовного дела, проверить полноту расследования, законность и обоснованность принятого решения о прекращении уголовного дела», — сообщил представитель СКП Владимир Маркин.

Дело открыто и закрыто

Год назад по факту происшедшего было возбуждено уголовное дело по статье «нарушение правил дорожного движения, повлекшее смерть человека».

Выступивший на пресс-конференции вскоре после аварии глава следственного управления СКП по Волгоградской области Михаил Мурзаев гарантировал, «что это уголовное дело будет объективно, качественно и оперативно расследовано. И по этому делу будет принято законное решение».

По словам Татьяны Колокольцевой, матери погибшего мальчика, неделю назад она получила из главного следственного управления СКП России по Северо-Кавказскому и Южному федеральным округам уведомление о прекращении дела в связи с отсутствием состава преступления в действиях сотрудницы прокуратуры.

В пятницу, 21 мая,љженщина обратилась с видеопосланием к президенту, которое разместила в интернете и в котором попросила Дмитрия Медведева помочь возобновить расследование обстоятельств гибели ее сына.

Колокольцева считает, что до сих пор дело расследовалось предвзято. «С самого начала мы сомневались в справедливом расследовании, но оно так и получилось», — сказала она.

Колокольцева утверждает, что в ее адрес поступали предложения материальной компенсации морального ущерба. «Я никогда не возьму никаких денег за смерть своего сына. Это неправильно, на мой взгляд. Я хочу приходить на могилу своего сына и спокойно, с чистым сердцем говорить: сыночек, я тебя не продала», — сказала женщина в видеообращении.

Обращения граждан к президенту в интернете в последнее время стали распространенным способом обратить внимание властей на свои проблемы. Наибольшую известность приобрел бывший майор милиции Алексей Дымовский, который в ноябре прошлого года обратился к Дмитрию Медведеву с информацией о злоупотреблениях его руководства.

ДТП на Тракторном: кто ответит за смерть ребенка?

Страшная трагедия произошла накануне Пасхи в Тракторозаводском районе Волгограда: многотонный самосвал насмерть сбил пятилетнего мальчика.

Около часа дня автомашина МАЗ-5551 под управлением 40-летнего мужчины двигалась по улице Шурухина со стороны улицы Ополченской. Напротив 18-го дома на нерегулируемом пешеходном переходе самосвал сбил мальчика, который отбежал от мамы. Травмы, полученные в результате аварии, оказались несовместимы с жизнью – малыш скончался на месте ДТП.

«В разгар выходного дня мама с пятилетним ребенком переходила дорогу со стороны рынка ТЗР, – рассказали 34auto.ru в ОГИБДД УМВД России по Волгограду. – В этот день семья ходила на рынок, чтобы купить ребенку новую одежду. Все знают, что переход этот очень оживленный, и в выходные дни там всегда многолюдно. Так вот толпа начала переходить дорогу, МАЗ уже почти проехал переход и остановился. В этот момент ребенок вырвался от мамы и побежал. Самосвал также тронулся, и мальчик попал под заднее левое колесо. На глазах у десятков людей грузовик протащил ребенка несколько метров и остановился».

Согласно данным ГИБДД, скорость грузовика была небольшой – приблизительно 15-20 километров в час. Также стало известно что маме погибшего мальчика около 30-ти лет. На форумах в Интернете в комментариях можно найти множество фраз о том, что мать была пьяна, разговаривала по телефону, даже когда ребенка сбили. По данным полиции, женщина действительно разговаривала по телефону, а вот состояние опьянения пока не подтверждается.

«Когда я прибыл на место ДТП, матери погибшего мальчика врачи уже оказали помощь, – говорит начальник отдела пропаганды и анализа причин ДТП ОГИБДД УМВД по Волгограду Марат Шарипов. – Женщина пребывала в состоянии шока, и под действием успокоительных, поэтому понять, выпивала ли она что-то спиртное, было трудно».

Сейчас по факту происшествия сотрудниками полиции проводится проверка. Эксперты уверены, что тяжесть последствий неразрывно связана с особенностями конструкции самого автомобиля.

«Обзор в районе колес у грузовиков всегда затруднен, поэтому их водители как правило обвешивают машину зеркалами, чтобы контролировать ситуацию на дороге с разных сторон, – говорит специалист в области безопасности дорожного движения Дмитрий Комаров. – 55-й МАЗ – машина не новейшей конструкции, и обзор в ней явно ограничен, так что водитель, даже если бы смотрел в зеркало, мог и не заметить ребенка. Трудно говорить об организации движения на этом участке – он сложный и его нужно прорабатывать. Но все-таки если пустить грузовой транспорт в объезд, угроза попасть под колеса машины со смертельным исходом снижается. На таком оживленном участке с пешеходами просто не должно быть большегрузов. Если бы ребенок попал под легковую машину на скорости в 20 километров в час, смерти удалось бы избежать».

Не утихают и споры о том, кто виноват в случившемся. Невнимательная мама мальчика, роковой пешеходный переход или водитель самосвала. Мнения здесь разделились – как среди комментирующих новости в Интернете, так и среди экспертов.

«Пешеходный переход там достаточно опасный, – продолжает Дмитрий Комаров. – К этому переходу стекаются сразу несколько потоков машин, которые хотят проехать. Это опасность номер один. Во-вторых, сам пешеходный переход идет наискось, а чтобы обеспечить безопасность пешеходов, нужно, чтобы переход был обозначен на проезжей части прямо. Нужно это для того, чтобы пешеход как можно меньше находился на проезжей части. Когда он идет по косой, то путь соответственно увеличивается, значит, шанс оказаться под машиной возрастает. Идем дальше. Проблема на этом переходе возникла не сегодня и даже не вчера: с центрального входа рынка ТЗР через дорогу уже не первый десяток лет перемещается большое количество людей. Но в последние годы на этом участке царит полный хаос: машины припаркованы на островках безопасности, на проезжей части не в один ряд. Двигаются как хотят, в том числе и по переходу задним ходом.

Сейчас, конечно, можно установить светофор вызывного действия, чтобы обезопасить пешеходов. Но это в свою очередь может создать и без того напряженную транспортную ситуацию. Боюсь, что сейчас спадет всеобщая напряженность случившимся, и о проблеме забудут. Прежде всего потому, что ее попросту некому решать. Нет проблемных лабораторий, которые бы могли заниматься грамотной организацией движения. В Волгограде пока что вся организация движения на вольную тему, эксперименты над участниками движения, без каких либо научных обоснований».

Автомобилисты считают, что детей в Волгограде часто сбивают именно потому, что родители в свое время не рассказали, как нужно вести себя на дороге.

«Трагедия, конечно, и для семьи погибшего малыша, и для водителя, который оказался в тот день за рулем МАЗа. – говорит общественный деятель, автомобилист Алексей Ульянов. – Судить никого не хочется, но, если мать не следит за ребенком, переходя дорогу, кто виноват? Вспомните девочек на Третьей Продольной, которых сбили за 20 метров до подземного перехода. Почему? Да потому что родители вовремя не рассказали, что лучше пройтись пешком, но до пешеходного перехода, чем сократить время и рисковать жизнью. В данной ситуации был дошкольник, с ним дорогу нужно переходить, держа крепко за руку, если нужно, то и на руки взять».

Тем временем водителю МАЗа грозит уголовная ответственность. Юристы уверены почти на 100 процентов, что эта история закончится колонией-поселением для 42-летнего мужчины.

«В волгоградской судебной практике 95 процентов случаев, когда сбивают на переходе человека насмерть, для водителя это значит одно – колония-поселение, – рассказывает адвокат Сергей Цымбалов. – Скорее всего, дело будет рассматриваться не в наличии-отсутствии технической возможности предотвратить аварию, а в элементарном несоблюдении правил дорожного движения. Водитель должен был убедиться в безопасности маневра. По статье 264-й УК РФ водителю может грозить от одного года до двух лет колонии-поселения. Когда дело касается сбитых насмерть детей, пожилых людей суд чаще всего назначит наказание с изоляцией от общества, а не условное, поскольку последнее вызовет сильный общественный резонанс. Условным сроком дело может завершиться, если у водителя есть кто-то на иждивении, если он возместил ущерб, признал вину, раскаялся, и родственники погибшего не настаивают на его заключении».

Согласно статистике городской ГИБДД, только за первые три месяца 2012 года на территории Волгограда произошло 14 дорожно-транспортных происшествий с участием несовершеннолетних, в которых один ребенок погиб и 14 получили травмы. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года количество происшествий и погибших в них детей увеличилось соответственно на 27,3% и 100%. Если включить в эту статистику половину текущего месяца, то произошло уже 18 ДТП, в которых 17 детей пострадали и один погиб.

Только за прошедшие три дня, вместе с ДТП в Тракторозаводском районе, зафиксировано пять происшествий с участием детей. На «Красном» водитель маршрутки сбил 12-летнюю девочку на переходе. В Красноармейском районе «девятка» сбила 11-летнего мальчика. В Советском районе под колеса «семерки» попал 12-летний школьник. Центр города не обошла эта волна: на верхней террасе Набережной прямо на пешеходной дорожке «Мазда» сбила девочку.

В полиции такой всплеск детского дорожно-транспортного травматизма связывают с приходом весны. В рекомендациях ГИБДД по этому поводу нет ничего экстраординарного.

«С приходом тепла на улицу высыпали люди, и дети в первую очередь, – говорит инспектор по пропаганде ОГИБДД УМВД по Волгограду Светлана Березина. – Хотелось бы напомнить водителям, что на них лежит ответственность за жизнь и здоровье юных волгоградцев. Нарушая правила дорожного движения, вы рискуете попасть в категорию преступника. Уступайте дорогу детям. Перевозя детей в качестве пассажиров, не забывайте, что ребенок до 12 лет должен находиться в специальном удерживающем устройстве или на заднем сидении, пристегнутым ремнем безопасности при помощи подручных средств. Соблюдение этих условий позволит сохранить жизнь и здоровье ребенка. Безусловно, нужно уделять нужное внимание и воспитанию малыша. Ребенку нужно демонстрировать собственным примером, где и как нужно переходить проезжую часть. И если родители переходят дорогу с ребенком, то нужно сконцентрировать все внимании на этом коротком действии, а не заниматься посторонними делами».

Смерть ребенка в дтп

В Башкирии водитель «КамАЗа», переехавшего 4-летнего мальчика в Давлеканово, скорее всего, будет освобожден от уголовной ответственности.

В Башкирии водитель «КамАЗа», переехавшего 4-летнего мальчика в Давлеканово, скорее всего, будет освобожден от уголовной ответственности. Об этом сообщает gorobzor.ru со ссылкой на главу республиканской Госавтоинспекции Динара Гильмутдинова.

24 июля на Элеваторской улице в городе Давлеканово был обнаружен труп ребенка, которого, по видимым признакам, сбила грузовая машина. 40-летнего водителя из Оренбургской области, предполагаемого виновника ДТП, в тот же день задержали в Альшеевском районе. Было установлено, что «КамАЗ», которым управлял мужчина, выехал из ворот хлебокомбината примерно в то же время, когда погиб мальчик. На прицепе были видны характерные для такого ДТП следы . По словам Гильмутдинова, сначала предполагалось, что водитель, раздавив малыша, скрылся с места происшествия.

После задержания выяснилось, что водитель даже не подозревал о трагедии. Вероятно, мальчик сам залез под заднее колесо прицепа припаркованной машины.

— Мужчина не видел мальчика и даже не заметил, что задавил кого-то, поэтому я не считаю, что водитель грузовика виновен, — объяснил свою позицию Динар Гильмутдинов.

По его словам, в ближайшее время будут известны результаты доследственной проверки. Остаются вопросы к родителям, которые оставили без присмотра маленького ребенка на улице.

Смерть ребенка в дтп