Состав 144 ук рф

Борис ПАНТЕЛЕЕВ,
юрист Центра экстремальной журналистики

Есть в ныне действующем Уголовном кодексе РФ 1996 года в разделе «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» весьма занятная статья, очень неприметная и почти невостребованная на сегодняшний день, но вызывающая массу вопросов при ближайшем рассмотрении. Речь идет о статье 144 «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», состоящей из двух частей.

В старом Уголовном кодексе с 1991 года также была ст.140-1 с тем же названием «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», состоящая из трех частей. Отечественные законодатели ранее относили это преступление к разделу «Преступлений против политических, трудовых и иных прав и свобод граждан». В качестве санкции предусматривались исправительные работы, штраф, а в особо сложных случаях — лишение свободы на срок до двух лет. Не могу утверждать, что эта статья была сильно востребована, опытные юристы относили ее к категории экзотических, но вполне пригодных к использованию в силу практической ясности.

Казалось бы, все совершенно ясно с этим составом в целом, поскольку он прямо корреспондирует со ст. 29 Конституции РФ 1993 года.

В соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. поиск, получение, производство и распространение массовой информации не подлежат ограничениям, за исключением предусмотренных законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации (ст. 1). Этот же Закон предусматривает уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в случаях ущемления свободы представителей средств массовой информации, то есть воспрепятствование в какой бы то ни было форме со стороны граждан и должностных лиц, а также государственных органов и организаций, общественных объединений.

Даже при первичном анализе старой и новой редакции статей, нового и новейшего комментариев к действующей норме замечаешь явные отличия. Что же произошло такого значительного в данной важной для всех сфере, что заставило законодателей существенно изменить конструкцию и содержание этой нормы? Особенно, видимо, интересно для журналистского сообщества какова динамика этих изменений?

Ответы на эти вопросы мы искали в официальных комментариях к действующему Уголовному кодексу. Конечно, желательно было бы обратиться непосредственно к правоприменительной практике. Однако, к большому сожалению, несмотря на все поиски мы не смогли найти за последние пять лет ни одного реального уголовного дела со вступившим в законную силу обвинительным приговором по ст.144 УК РФ.

Можно ли из этого сделать вывод, что такого рода правонарушений в России уже не совершается? Судя по текущим сообщениям СМИ — категорически нет! Может быть, дело в том, что у журналистов отказываются под различными предлогами принимать заявления о возбуждении уголовного дела? Это вряд ли! Так почему же имеющийся закон не применяется в полную силу?

Выпущенный в 1997 году под эгидой Генеральной прокуратуры РФ Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации под общей редакцией Генерального прокурора РФ, профессора Ю.И. Скуратова и Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева (Издание 2-е, измененное и дополненное) сообщает:

«Преступление, предусмотренное ст. 144 УК, посягает на свободу печати и других средств массовой информации. Объективная сторона преступления может быть выражена в действиях, которые препятствуют законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации. К воспрепятствованию законной профессиональной деятельности журналистов в соответствии со ст. 58 Закона о средствах массовой информации можно отнести: осуществление цензуры; вмешательство в деятельность и нарушение профессиональной самостоятельности редакции; незаконное прекращение или приостановление деятельности средств массовой информации; нарушение права редакции на запрос и получение информации; незаконное изъятие, а равно уничтожение тиража или его части; установление ограничений на контакты с журналистом и передачу ему информации, за исключением сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую тайну.

Этот перечень возможных форм воспрепятствования не является исчерпывающим. Все названные и другие действия, препятствующие законной профессиональной деятельности журналистов, образуют объективную сторону данного преступления лишь в случае, если воспрепятствование осуществлялось путем принуждения журналистов к распространению либо к отказу от распространения информации.

Под принуждением журналистов к распространению информации либо к отказу от ее распространения следует понимать самые различные способы воздействия, за исключением какого-либо насилия, повреждения имущества или его уничтожения, а также угроз насилием.

Способами воздействия на журналистов могут быть: шантаж, обещание продвинуть по службе либо, напротив, понизить и т.п.

Эти способы воздействия могут быть и способами принуждения журналистов к отказу от распространения информации. Здесь требование виновного состоит в нераспространении полученной журналистом информации, которую он хотел обнародовать.

Преступление, предусмотренное ст. 144 УК, считается оконченным с момента воспрепятствования путем принуждения журналиста к распространению либо к отказу от распространения информации.

Субъективная сторона этого преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что он своими действиями препятствует законной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации, и желает совершить эти действия.

Мотивы деятельности виновного и цель его деятельности не влияют на квалификацию содеянного, они могут быть самыми разнообразными.

Субъектом преступления могут быть любые лица, достигшие возраста уголовной ответственности и вменяемые.

В ч. 2 ст. 144 УК предусмотрена повышенная ответственность, если те же деяния совершаются лицом с использованием своего служебного положения (специальный субъект). В этом случае виновный использует свои возможности, которые вытекают из его должностного положения, а также он использует свои служебные связи».

Итак, только психическое насилие уже достаточно для квалификации «принуждения» и полное безразличие законодателя к мотивам преступления, что, на наш взгляд, облегчает труд следователя.

А вот Комментарий к тому же кодексу, выпущенный в 2002 году под эгидой Верховного Суда Российской Федерации, ответственный редактор — Председатель Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева (Издание 2-е, дополненное и исправленное), на наш взгляд, существенно изменяет толкование этой нормы:

Во-первых, уточняется, что ст.144 относится к преступлениям, посягающим лишь на социально-экономические права и свободы. Статус охраняемого объекта, таким образом, очевидно понижается.

Текст самого комментария весьма лаконичен:

«Воспрепятствование законной деятельности журналистов (ст. 144 УК) ведет к ограничению трудовых прав журналиста, а также свободы печати или других средств массовой информации.

Журналист — это лицо, занимающееся сбором, редактированием, созданием или подготовкой материалов для средства массовой информации, связанное трудовыми или иными договорными отношениями либо занимающееся такой деятельностью по уполномочию.

С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 144 УК, может заключаться либо в принуждении журналиста к распространению информации, либо в принуждении журналиста к отказу от распространения информации.

Принуждение заключается в незаконном психическом или физическом воздействии на журналиста. Чаще всего принуждение осуществляется путем угроз. Дача журналисту совета не публиковать ставшие ему известными сведения состава рассматриваемого преступления не образует.

Субъект рассматриваемого преступления — любое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Совершение данного деяния лицом с использованием своего служебного положения образует квалифицированный вид преступления (ч. 2 ст. 144 УК)».

Теперь, как видим, в этом комментарии приоритет отдаётся трудовым правам журналиста. На практике это может толковаться еще уже, как разновидности редакционных конфликтов и споры хозяйствующих субъектов. Первоначальный смысл появления в 1991 году специфической нормы в российском праве как практической формы защиты конституционных прав граждан на получение всесторонней и оперативной информации оказывается утраченным. Особая миссия журналистов как служителей интересам гражданского общества вообще не признаётся.

Следующим шагом логично предположить полную декриминализацию состава и отнесение подобных правонарушений к сфере трудового, гражданского или арбитражного права.

Говоря о физическом воздействии на журналиста как новом признаке, охватываемом составом ст.144 УК РФ, авторы комментария не указали на то, какой именно объем насилия может быть признан минимальным и максимальным без дополнительной квалификации по совокупности с другими статьями. На первый взгляд, степень защиты журналистов в целом повышается, а фактически механизм реализации нормы становится менее понятным. Это также не способствует прояснению ситуации в каждом конкретном случае возбуждения и расследования уголовного дела.

Также необходимо отметить, что в новейшем комментарии совсем нет разъяснения субъективной стороны описываемого преступления, но вместе с тем фактически легализуются различного рода заинтересованное вмешательство и дружеские советы. Можно сказать, что предлагается «спасательный круг», универсальная индульгенция любому подозреваемому в совершении этого преступления. Если он твердо заявит следователю, что не «давил», а лишь «советовал» журналисту из самых добрых побуждений (например, заботился о семье и детях потенциального автора скандальной статьи), то никогда не станет обвиняемым, а, тем более подсудимым. Полагаем, что такое «напутственное слово» авторитетных юристов и высокопоставленных судей придает мало оптимизма как потерпевшим журналистам, так и тем более оперативно-следственным работникам.

Формально оба комментария имеют в равной степени рекомендательный характер. По общему правилу более поздний текст считается более точным. На один текст, наверное, будут ссылаться адвокаты, на другой — с тем же успехом — прокурорские работники. Указанные противоречия в двух аналогичных комментариях даже при наличии доброй воли явно не способствуют выработке единообразной судебной практики по указанной статье. По своему статусу этот комментарий, несомненно, будет новой настольной книгой прокуроров и судей при поиске решения любых правовых коллизий.

Какой же выход можно предложить в подобной явно неблагоприятной для сотрудников СМИ ситуации?

Видимо, журналистскому сообществу наконец-то нужно реально взять данную категорию дел под свой контроль, отслеживать корпоративно, доходят ли подобные факты до правоохранительных органов, как оперативно и качественно расследуются дела, направляются ли они своевременно в суд. Если в результате данного мониторинга будет установлено, что уголовные дела подобного рода в принципе не имеют «судебной перспективы» из-за дефектов законодательной базы или несогласованности действий правоохранительных органов и суда, то нужно оперативно ставить вопрос об изменении действующей нормы УК, приведении ее в соответствие с потребностями практики.

Статья 144. УК РФ

Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарии к статье 144 УК РФ

Статьей 29 Конституции РФ гарантированы свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации. Реализация этого права во многом сопряжена с профессиональной деятельностью журналистов.

Основным объектом рассматриваемого преступления является конституционное право на свободу массовой информации, а также установленный порядок профессиональной деятельности журналиста. Дополнительным объектом выступает свобода печати и других средств массовой информации.

Потерпевшим от этого преступления может быть журналист, выполняющий свой профессиональный долг.

Под профессиональной деятельностью журналистов понимаются редактирование, создание, сбор или подготовка сообщений и материалов для редакции зарегистрированного СМИ на основе трудовых или иных договорных отношений журналиста с редакцией зарегистрированного СМИ либо по ее уполномочию .

Статья 2 Закона РФ «О средствах массовой информации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 7. Ст. 300.

Профессиональная деятельность журналистов в Российской Федерации осуществляется в соответствии с Законом РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации».

Статьей 47 этого Закона предусмотрены права журналиста. В частности, он имеет право:

1) искать, запрашивать, получать и распространять информацию;

2) посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы;

3) быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации;

4) получать доступ к документам и материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну;

5) копировать, публиковать, оглашать или иным способом воспроизводить документы и материалы при условии соблюдения требований ч. 1 ст. 42 настоящего Закона;

6) производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, предусмотренных законом;

7) посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение; присутствовать на митингах и демонстрациях;

8) проверять достоверность сообщаемой ему информации;

9) излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения, за своей подписью;

10) отказываться от подготовки за своей подписью сообщения или материала, противоречащего его убеждениям;

11) снять свою подпись под сообщением или материалом, содержание которого, по его мнению, было искажено в процессе редакционной подготовки, либо запрещать или иным образом оговаривать условия и характер использования данного сообщения или материала в соответствии с ч. 1 ст. 42 настоящего Закона;

12) распространять подготовленные им сообщения и материалы за своей подписью, под псевдонимом или без подписи.

Журналист пользуется также иными правами, предоставленными ему законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации.

Перечисленные и иные права журналиста являются реализацией конституционного права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ).

Объективная сторона преступления выражается в деянии в форме воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста, а также характеризуется способом воспрепятствования — принуждением к распространению либо к отказу от распространения информации.

Воспрепятствование — это противодействие со стороны других лиц путем принуждения журналистов к распространению информации. Принуждение может быть осуществлено как путем воздействия на орган массовой информации (угроза прекращения или приостановления его деятельности, уничтожение тиража или его части и иные подобные деяния), так и путем воздействия на самого журналиста. В частности, принуждение может выразиться в применении к самому журналисту или его близким насилия, в угрозе его применения, в уничтожении или угрозе уничтожения имущества, угрозе увольнения, понижения в должности, шантаже, т.е. угрозе разглашения нежелательных сведений, и других действиях, нарушающих законные права и интересы журналиста (распространения сведений, порочащих журналиста и его близких) и т.д.

Причинение вреда иным объектам при воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов потребует квалификации по совокупности преступлений.

Под распространением информации понимается любая форма доведения ее до неопределенно большого круга лиц, массового потребителя: опубликование, выступление по радио, по телевидению и т.п.

Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента совершения самого деяния независимо от того, удалось ли добиться от журналиста распространения или отказа от распространения той или иной информации.

Частью 2 ст. 144 УК РФ установлена повышенная ответственность за совершение преступления, совершенное лицом с использованием служебного положения.

Частью 3 ст. 144 УК РФ предусмотрен особо квалифицированный состав воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов. К особо квалифицирующим признакам рассматриваемого преступления законодатель отнес применение насилия к журналисту или его близким либо повреждение или уничтожение их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия.

Применение насилия в данном случае охватывает насилие любого характера и причинение легкого вреда здоровью и вреда здоровью средней тяжести. Причинение тяжкого вреда здоровью при совершении деяния требует дополнительной квалификации по ст. 111 УК РФ.

По ч. 3 ст. 144 УК РФ следует квалифицировать деяние не только в тех случаях, когда насилие реально применено, но и тогда, когда имела место угроза применения насилия.

Под уничтожением имущества следует понимать приведение его в полную негодность для использования по целевому назначению при невозможности восстановления имущества. Повреждение же предполагает приведение имущества в частичную негодность или полную негодность, но при возможности восстановления.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Лицо осознает, что препятствует законной профессиональной деятельности журналиста, применяя при этом принуждение к распространению либо к отказу от распространения информации, и желает выполнить такие действия.

Субъект основного состава преступления общий. Им является вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. В квалифицированном составе (ч. 2 ст. 144 УК РФ), субъект специальный — должностное лицо средства массовой информации, где работает журналист, или любое иное лицо, обладающее служебным положением, которое используется для воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста.

Состав 144 ук рф

Если обратить внимание на пропуска и удостоверения журналистов, то почти на каждом из них мы можем обнаружить надпись следующего содержания: «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов преследуется по закону (ст. 144 УК РФ)». Но, к сожалению, мало кто из журналистов знает, кого и за какие конкретные действия можно привлечь к уголовной ответственности по данному составу. Данная работа обращена в первую очередь к журналистам и посвящена именно разъяснению ст. 144 Уголовного кодекса РФ (далее — УК).

Согласно ст. 29 Конституции РФ « … каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается». Содержание ч. 4 статьи 29 Конституции РФ неразрывно связано с реализацией свободы мысли и слова. Гарантируемая свобода информации реализуется различными способами: устно, письменно, через средства массовой информации и иными законными способами. Наиболее распространенным способом поиска, получения, передачи, производства и распространения информации являются средства массовой информации, под которыми в соответствии с Законом «О средствах массовой информации» (далее – ФЗ «О СМИ») понимаются периодические издания, радио-, теле-, видеопрограммы, кинохроникальные программы, иные формы периодического распространения массовой информации.

Распространение информации законными способами предполагает соблюдение определенных ограничений к доступу информации, отнесенной к государственной тайне или к конфиденциальной. Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне» устанавливает сведения, относимые к государственной тайне, порядок засекречивания и рассекречивания сведений и их носителей, распоряжения этими сведениями, а также защиту государственной тайны. Должностные лица и граждане, виновные в нарушении законодательства о государственной тайне, несут уголовную, административную, гражданско-правовую или дисциплинарную ответственность в соответствии с действующим законодательством.

Закон «О государственной тайне» одновременно устанавливает перечень сведений, не подлежащих засекречиванию: о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан и их последствиях, о стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях; о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства, а также о состоянии преступности; о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина и др.

ФЗ «О СМИ» и «Об информации, информатизации и защите информации» запрещается распространять конфиденциальную информацию, касающуюся частной жизни, нарушающую личную или семейную тайну, сведения, составляющие коммерческую или иную охраняемую законом тайну.

Провозглашенная Конституцией свобода мысли и слова гарантируется свободой массовой информации и запретом цензуры. В ФЗ «О СМИ» установлено, что поиск, получение, производство и распространение массовой информации, учреждение средств массовой информации, владение, пользование и распоряжение ими, изготовление, приобретение, хранение и эксплуатация технических устройств и оборудования, сырья и материалов, предназначенных для производства и распространения продукции средств массовой информации, не подлежит ограничениям. Исключение может быть предусмотрено только федеральным законом. Воспрепятствование в какой-либо форме законной деятельности средств массовой информации со стороны граждан, должностных лиц, государственных органов, общественных организаций посредством установления цензуры, вмешательства в деятельность и нарушения профессиональной самостоятельности редакции, незаконного прекращения либо приостановления деятельности средств массовой информации ФЗ «О СМИ» определяет как нарушение свободы массовой информации, которое может повлечь ответственность — вплоть до уголовной.

Ущемление свободы массовой информации может принимать различные формы, основные из которых перечислены в ст. 58 ФЗ «О СМИ»: осуществление цензуры; вмешательство в деятельность и нарушение профессиональной самостоятельности редакции; незаконное прекращение деятельности средства массовой информации; принуждение журналиста к распространению или отказу от распространения информации и т.п.

В административном и уголовном законодательстве предусмотрена конкретизация этих положений, однако юридическая ответственность за посягательство на свободу массовой информации в качестве самостоятельного состава правонарушения установлена лишь ст. 144 УК.

О необходимости установления ответственности за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов говорилось на Европейском семинаре по укреплению независимых и плюралистических средств информации, организованном в Софии (Болгария) с 10 по 13 сентября 1997 г. Департаментом общественной информации ООН (ДОИ ООН) и ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО). На нем, в частности, отмечалось, что журналисты в ряде случаев являются жертвами преследований, физического насилия, угроз, пыток, похищений, убийств и пр. И это несмотря на ст. 19 Всеобщей декларации прав человека и Резолюцию 45/76 А Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1946 г., в которой указывается, что свобода информации является одним из основных прав человека.

В заявлении российского Уполномоченного к Всемирному Дню свободы печати (3 мая 2002 года) подчеркивалось, что события, происходящие вокруг некоторых средств массовой информации, показали сложности во взаимоотношениях власти и СМИ. На журналистов оказывается не только экономическое давление. Их преследуют, им угрожают. В регионах имели место изъятия и аресты тиражей газет, отключение эфира, причем часто это делалось демонстративно, с привлечением силовых структур — ОМОНа и РУБОПа. Борьба за влияние на прессу, радио, телевидение особенно обостряется во время предвыборных кампаний. Вместе с тем необходимо решение вопроса о недопустимости пропаганды насилия, порнографии, пьянства на государственных и частных каналах телевидения. Целесообразна корректировка закона о СМИ.

О необходимости защищать средства массовой информации говорилось и в докладах Уполномоченного по правам человека в Свердловской области. Участники заседания, организованного 28 октября Фондом защиты гласности при содействии партнеров фонда в регионе, пришли к выводу, что правоохранительные органы области не отличаются рвением в расследовании и раскрытии преступлений против журналистов и СМИ. Об этом публично заявили и Уполномоченный по правам человека, и руководитель Свердловского творческого Союза журналистов Д.П. Полянин, и председатель регионального отделения Медиасоюза О.А. Ракович.

Соответствующие заявления о фактах нападений на сотрудников средств массовой информации области были направлены летом 2004 года в ГУВД Екатеринбурга. Однако только по двум случаям нападения на журналистов получены ответы милицейского руководства. Об этом говорилось и на встрече президента Фонда защиты гласности А.К. Симонова с прокурором Свердловской области Б.В. Кузнецовым.

По данным Всероссийского фонда защиты гласности в 2002 году в Свердловской области зарегистрировано 9 нападений на сотрудников СМИ, в 2003 году их было уже пятнадцать. По числу произошедших нападений Екатеринбург оказался на втором месте после Москвы, где зарегистрировано 16 подобных случаев. В 2004 году известно о 9 нападениях на журналистов.

Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации посягает не только на конституционную свободу поиска, получения, передачи и распространения информации, но и на условия, обеспечивающие эту свободу, — профессиональную деятельность журналиста.

Под информацией в соответствии со ст. 2, 12 ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления. Действующее законодательство выделяет два вида информации в зависимости от формы ее существования: недокументированную и документированную (зафиксированную на материальном носителе с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать). Применительно к рассматриваемому составу имеется в виду любое из этих понятий, поскольку журналист может передавать в редакцию и текст своего репортажа, и телефонное сообщение о событиях, фактах.

Совокупность документированной информации образует информационные ресурсы, которые могут принадлежать государственным органам власти, органам местного самоуправления, частным лицам и организациям. В соответствии с законом журналист имеет право на свободный доступ к государственным информационным ресурсам и не обязан обосновывать перед владельцами этих ресурсов необходимость получения запрашиваемой ими информации. Исключение составляет информация с ограниченным доступом (ст. 12 ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»).

Непосредственным объектом ст. 144 УК являются общественные отношения, обеспечивающие свободу печати и других средств массовой информации. Ущемление свободы средств массовой информации, в том числе воспрепятствование законной деятельности журналистов, как отмечается в ФЗ «О СМИ», должно влечь уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность.

Потерпевшим при совершении этого преступления является журналист, т.е. лицо, занимающееся сбором, редактированием, созданием или подготовкой материалов для средств массовой информации, связанное с ними трудовыми или иными договорными отношениями либо занимающееся такой деятельностью по их уполномочию. Воспрепятствование деятельности журналиста путем применения к нему насилия или угрозы должно квалифицироваться по совокупности ст. 144 и ст. 111 (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) или 112( Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью) УК в зависимости от тяжести насилия либо ст. 119(Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) УК.

С объективной (внешней, видимой) стороны преступление, предусмотренное ст. 144, может иметь место в случаях воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста путем принуждения:

1) к распространению информации и

2) к отказу от распространения информации.

Воспрепятствование деятельности журналиста предполагает прежде всего воздействие как на самого журналиста, так и на близких ему лиц, с намерением помешать ему осуществить свою законную профессиональную деятельность. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности означает лишение возможности выполнять свои профессиональные обязанности и пользоваться предоставленными ему полномочиями по сбору информации, а также создание условий, которые существенно затрудняют профессиональную деятельность. Профессиональная деятельность ограничивается лишь той сферой, которая связана с поиском или распространением информации, а также выполнением других функций журналиста. Ответственность по ст. 144 УК наступает лишь в случае воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста. Законной является такая деятельность, которая не нарушает законодательства, прав и свобод других лиц. Для решения вопроса о признании деятельности журналиста законной необходимо обратиться к законодательным актам, регламентирующим деятельность журналистов и средств массовой информации в целом.

В соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации» журналист имеет право:

1. искать, запрашивать, получать и распространять информацию;

2. посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы;

3. получать доступ к документам и материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну;

4. производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, предусмотренных законом;

5. посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение; присутствовать на митингах и демонстрациях;

6. излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью;

7. отказаться от подготовки за своей подписью сообщения или материала, противоречащего его убеждениям;

8. снять свою подпись под сообщением или материалом, содержание которого, по его мнению, было искажено в процессе редакционной подготовки, либо запретить или иным образом оговорить условия и характер использования данного сообщения или материала (ст. 47). Журналист наделен также иными правами и обязанностями. Создание препятствий в реализации прав и выполнении обязанностей журналиста образует признаки состава преступления, предусмотренного ст. 144 УК. В ст. 144 УК законодатель уточняет, что воспрепятствование осуществляется путем принуждения.

Принуждение журналиста к распространению информации предполагает насильственное воздействие на него или его близких с целью заставить его обнародовать определенную информацию вопреки его воле. Не считается противоправным принуждением к распространению информации требование публикации предусмотренных законом обязательных сообщений, например редакция обязана опубликовать бесплатно и в предписанный срок вступившее в законную силу решение суда, содержащее требование об опубликовании такого решения через данное средство массовой информации ст. 35, 43 ФЗ «О СМИ». Не является принуждением к распространению информации и не подпадает под признаки рассматриваемого состава законное требование гражданина к журналистам редакции опровергнуть не соответствующие действительности и порочащие его честь и достоинство сведения, которые были распространены в данном средстве массовой информации. Такое право имеют также законные представители гражданина, если сам гражданин не имеет возможности потребовать опровержения.

Принуждение журналиста к отказу от распространения информации также заключается в воздействии на журналиста или близких ему лиц, но с обратной целью — заставить отказаться от обнародования известной ему информации.

Обычно принуждение осуществляется путем физического или психического насилия. Чаще всего это различного рода угрозы. Дача журналисту советов о целесообразности или нецелесообразности опубликования конкретных материалов при отсутствии принуждения уголовной ответственности не влечет.

Действующее законодательство предусматривает случаи, когда право журналиста на получение информации может быть ограничено. Такое основанное на законе ограничение не может рассматриваться как воспрепятствование деятельности журналиста. В частности, не образует состава преступления воспрепятствование публикации сведений, которые запрещены законом к распространению. Так, в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 12 ФКЗ от 30 мая 2001 г. «О чрезвычайном положении» на определенной территории указом Президента РФ вводится ограничение свободы печати и других средств массовой информации путем введения предварительной цензуры с указанием условий и порядка ее осуществления, а также временное изъятие или арест печатной продукции, радиопередающих, звукоусиливающих технических средств, множительной техники, установление особого порядка аккредитации журналистов. Ограничения свободы распространения информации возможны и в период объявления военного положения.

Не является преступлением воспрепятствование злоупотреблению журналистом свободой массовой информации. К таким злоупотреблениям согласно ст. 4 ФЗ «О СМИ» относится использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для осуществления экстремистской деятельности, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости.

Оконченным преступление, предусмотренное ст. 144 УК, является с момента воздействия на журналиста с намерением принудить его к совершению определенных действий или бездействию, независимо от того, добился ли виновный желаемого для него изменения профессиональной деятельности журналиста или нет.

С субъективной (внутренней) стороны данное преступление совершается только с прямым умыслом. Виновный сознает, что действия, выразившиеся в воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналиста, являются общественно опасными, и желает их совершить. Цель таких действий — изменить характер деятельности журналиста, при этом мотивы на квалификацию не влияют. Они могут быть личными (корысть, зависть и пр.), но могут носить и политический характер (например, стремление опорочить кандидата в депутаты).

Субъект преступления (физическое лицо, совершившее преступление и способное в соответствии с уголовным законом нести уголовную ответственность) — любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Часть 2 ст. 144 УК предусматривает ответственность за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста лицом, использующим для этого свое служебное положение.

Вместе с тем наличие этого признака может повлечь квалификацию по совокупности ст. 144 и ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями) или 201 УК (злоупотребление полномочиями) при наличии реальной совокупности.

В ч. 2 ст. 144 УК предусмотрена ответственность за квалифицированный вид воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов . Квалифицирующим признаком этого деяния законодатель называет совершение его лицом с использованием своего служебного положения. Таким лицом может быть должностное лицо, т.е. лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

Субъектом ч. 2 ст. 144 УК могут быть также лица, занимающие государственные должности Российской Федерации или субъектов федерации, а равно государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц (ст. 285 УК).

Совершение рассматриваемого преступления должностным лицом с использованием служебного положения представляет собой одну из форм злоупотребления должностными полномочиями, ответственность за которое предусмотрена ст. 285 УК. Однако для квалификации деяния по ст. 285 УК в отличие от ст. 144 УК требуется дополнительно установить наличие последствий в виде причинения существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства, а также специальный мотив совершения преступления — корыстную или иную личную заинтересованность.

Проблемы квалификации воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов

юридические науки

  • Курячая Евгения Валерьевна , студент
  • Омская юридическая академия
  • ЗАКОННАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  • ЗАКОН О СМИ
  • СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
  • ИНФОРМАЦИЯ
  • ЖУРНАЛИСТ
  • ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЕ
  • ПРИНУЖДЕНИЕ

Похожие материалы

Сегодня большинство юристов одинаковы в суждениях, что юридическая норма — воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов, практически малоприменима. Статистический материал последних лет показывает: судебная практика преступлений против работников прессы невысока. В то же время фиксируется большое количество нарушений в сфере деятельности работников масс-медиа уголовно наказуемого характера.

В своей статье к.ю.н., доцент В.В.Боровикова приводит статистику, которая поражает суровыми цифрами, отражающими современную действительность. В период с 1991 по 2010 годы по подсчетам специалистов погибло 330 журналистов. А за один только 2012 год в мире зарегистрировано 90 случаев убийства журналистов [1]. По сведениям Главного информационного центра МВД РФ, в 1998 году по статье 144 УК РФ зарегистрировано 12 преступлений, в 1999 и 2000 годах — 4 [2]. По данным сайта «РосПравосудие» в период с 2012 по 2017 годы вынесено 6 обвинительных приговоров по статье 144 УК РФ (по ч.1 ст.144 — 1 приговор, по ч.3 ст.144 — 5 приговоров) [3].

В последнее время все больше сообщений поступает с территории Украины, где сотрудникам российских и зарубежных редакций всячески препятствуют выполнять профессиональные обязанности. Политическая ситуация в этой стране вполне объясняет ситуацию. В нашей стране в прессе все чаще появляется информация о притеснениях журналистов. Достаточно привести несколько примеров. Например, участившиеся случаи о нападении на журналистов популярной передачи «Ревизорро» телеканала «Пятница» и уголовные дела, заведенные на владельцев и работников кафе, ресторанов. Функционирование подобных заведений является объектом пристального внимания неоднозначного шоу [4].

В электронных СМИ также раскрываются многочисленные факты воспрепятствования деятельности журналистов специальными субъектами –

должностными лицами, представителями власти, руководителями организаций, обслуживающим персоналом. Последний такой случай произошел в сентябре 2016 года в Калачинском районе Омской области на встрече с кандидатом Законодательного Собрания Омской области, где нападению подвергся журналист «Первого городского телеканала». Спор был разрешен в суде обвинительным приговором по части 3 статьи 144 УК РФ [5].

Специалисты отмечают, что статья, охраняющая законную деятельность журналистов, достаточно редкая и трудно доказываемая. Существует несколько проблем при квалификации рассматриваемого преступного деяния.

Автор-юрист Борис Пантелеев, представляющий Центр экстремальной журналистики, в статье «Журналист, помоги себе сам!», анализируя комментарии нескольких редакций, приходит к выводу, что перечень форм воспрепятствования не является полным. В комментариях, исследуемой статьи, нет четкого пояснения объема воздействия на журналиста, который может быть определен как минимальный или максимальный [6]. Это, по мнению автора, повышает уровень защиты работников прессы, но одновременно процесс применения нормы становится менее очевидным. Другим языком уголовный запрет включает ряд оценочных признаков, создающий сложности в определении понятия основного состава.

Исходя из диспозиции статьи 144 УК РФ, можно подытожить, что ответственность по уголовному законодательству за воспрепятствование журналистской деятельности в процессе сбора материалов не наступает, закон охраняет лишь процесс распространения собранного материала. Потому как в диспозиции указаны два способа совершения преступного деяния — принуждение к отказу от распространения и принуждение к распространению информации. В связи с этим возникают проблемы при определении квалификации общественно опасного деяния.

Малоизученным с точки зрения уголовно-правовой характеристики остается вопрос содержания информации, например, как расценивать факт содержания в информации ложных сведений. В том случае, когда мы ведем речь о воспрепятствовании деятельности журналистов способом принуждения к отказу от распространения информации, обязательным условием является — правдивая информация. Законной и профессиональной деятельность журналистов являться не может, если в ней содержатся сведения не соответствующие действительности [1]. Тогда встает вопрос, является ли преступным деяние обвиняемого, препятствующего распространению ложной информации?

На квалификацию рассматриваемого деяния влияет и профессиональная деятельность потерпевшего, являющаяся дополнительным признаком состава преступления. Этот признак является обязательным для доказывания в рамках статьи 144 УК РФ.

В главном Федеральном законе «О средствах массовой информации», регламентирующим работу СМИ, приводится понятие «журналист». В законодательном акте дается перечень признаков и условий, присущих именно журналисту. Под журналистом понимается лицо, занимающееся редактированием, созданием, сбором или подготовкой сообщений и материалов для редакции зарегистрированного средства массовой информации, связанное с ней трудовыми или иными договорными отношениями либо занимающееся такой деятельностью по ее уполномочию. В тоже время автор поясняет, что принципиального значения не имеет, как именуется должность лица, занимающегося редактированием, созданием, сбором или подготовкой сообщений. Это может быть «корреспондент», «специальный корреспондент», «комментатор», «обозреватель» или «репортер». Для квалификации значение имеет лишь содержание его обязанностей [7].

Другим сложным моментом при квалификации преступления по статье 144 УК РФ следует назвать отсылочный способ изложения данной нормы. Так, при рассмотрении дел необходимо учитывать сразу несколько нормативных документов: Конституцию Российской Федерации, Федеральные законы «О средствах массовой информации», «Об информации, информатизации и защите информации», «О рекламе», гражданский и уголовный кодексы, иные источники международного, федерального и регионального уровня. По подсчетам юристов, на территории России действуют более 30 законов, указов, постановлений прямо или косвенно регулирующих деятельность журналистов или СМИ. Этот факт значительно усложняет применение статьи, в связи с тем, что приходится постоянно ссылаться на законы и подзаконные акты.

Резюмируя вышесказанное, отметим, что, несмотря на то, что в уголовной практике чаще стали встречаться судебные решения по статье 144 УК РФ, однако, нельзя дать однозначного ответа, какие причины послужили этому. Можно предположить, что данный факт связан не только с ужесточением уголовно-правовой нормы и вводом квалифицирующих признаков, вниманием со стороны ученых-юристов к данной проблематике, но и не последнюю роль здесь играет прогрессирующее количество средств информации, которое по данным за 2016 год увеличилось на 24 % [8], ко всему прочему политическая и социальная обстановка в стране, закрытость должностных и официальных лиц от прессы и иные косвенные причины.

Проблемы квалификации воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов на сегодняшний момент решены не до конца. Законодателю следует обратить внимание первым делом на содержание информации, которая является предметом исследуемого деяния. Кроме того, остаются нерешенными вопросы объема и предела профессиональной законной деятельности журналистов.

Список литературы

  1. Боровикова В.В. О совершенствовании уголовно-правовой защиты профессиональной деятельности журналистов: научная статья, журнал «Бизнес в законе». М.: Издательский дом «Юр-ВАК», 2014.
  2. Рихтер А.Г. Правовые основы журналистики: учеб. для вузов. М.: Изд-во Московского университета, 2002.
  3. РосПравосудие [Электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/ .
  4. Международная информационная группа «Интерфакс» [Электронный ресурс]. URL: http://www.interfax.ru/russia/524381.
  5. Калачинский городской суд Омской области [Электронный ресурс]. URL: https://kalachinskcourt—oms.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=23982576&delo_id=1540006.
  6. Пантелеев Б.Н. «Журналист, помоги себе сам!»: статья, [Электронный ресурс]. URL: http://www.dzyalosh.ru/02-dostup/statii/komment_st144_UK_RF_0.htm .
  7. Ишамова Р.Д. Признаки потерпевшего от воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов: научная статья, журнал «Вестник Пермского университета». П., 2012.
  8. Информационное агентство России «ТАСС» [Электронный ресурс]. URL: http://tass.ru/obschestvo/2724751 .

Сетевое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

Состав 144 ук рф