Кудрявцев В.Л. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма: состав и отличие от иных смежных составов преступления // Вестник Южно-Уральского профессионального института. 2014. № 1 (13). С. 168-173.

В статье раскрывается состав преступления, предусмотренный статьёй 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», через объект, объективную сторону, субъекта и субъективную сторону преступления. Кроме того, рассматривается отграничение заведомо ложного сообщения об акте терроризма от иных смежных составов преступления.

Ключевые слова: уголовное право, преступление, заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

ЗАВЕДОМО ЛОЖНОЕ СООБЩЕНИЕ ОБ АКТЕ ТЕРРОРИЗМА:

СОСТАВ И ОТЛИЧИЕ ОТ ИНЫХ СМЕЖНЫХ

Объект преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ [1].

Общественная опасность данного преступления заключается в том, что в обществе сеется паника и страх, силы и средства правоохранительных органов отвлекаются на проверку заведомо ложного сообщения об акте терроризма, дезорганизуется деятельность органов власти, предприятий, учреждений, организаций, причиняется материальный ущерб и т.п. [6, с. 249-257].

Родовой объект – это общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности и общественного порядка или иначе общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности в широком смысле слова.

Видовой объект – это общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности в узком смысле слова.

Основной непосредственный объект – это общественные отношения в сфере обеспечения общей общественной безопасности.

Дополнительный непосредственный объект – это общественные отношения в сфере обеспечения здоровья людей, отношений собственности, нормальной деятельности предприятий, учреждений, организаций.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ.

Объективная сторона, преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, выражается в действиях в виде заведомо ложного сообщения о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Содержание сообщаемых сведений идентично содержанию аналогичных понятий, используемых в ст. 205 УК РФ «Террористический акт», поэтому для их уяснения необходимо обратиться к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 года № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности»[2], а также к работам, посвященным объективной стороне террористического акта[7, с. 131-148; 8, с. 193-201 ].

Заведомо ложное сообщение – это сообщение не соответствующее действительности, о чём достоверно знает лицо его сообщающее.

Подобное сообщение должно содержать сведения о готовящихся, то есть ещё не совершённых, взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Передано оно может быть устно, письменно, через средства технической связи, по электронной почте, лично, через других лиц, как подписано, так и анонимно и т.п.

Адресатами заведомо ложного сообщения об акте терроризма могут быть как те, кто обязан реагировать на такое сообщение в силу закона и иных правовых актов (напр., органы государственной власти, органы местного самоуправления правоохранительные органы и их должностные лица), так и те, кто находится якобы в месте акта терроризма (напр., сотрудники фирм, организаций, жильцы дома) или иные лица (напр., пользователи интернета, увидевшие на сайте информацию о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий).

Как показывает практика, наиболее частыми адресатами заведомо ложных сообщений об акте терроризма бывают правоохранительные органы и их должностные лица.

Так, приговором Белогорского городского суда Амурской области Т. была

признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, при следующих обстоятельствах:

«. Т., находясь по месту проживания в . по площадке . г. Белогорска Амурской области, по находящемуся в квартире стационарному телефону, абонентский номер . рассчитывая на соответствующее реагирование властей на её ложные сведения, с целью нарушения общественного спокойствия и нормального функционирования МУП «Тепловые сети г. Белогорска», расположенного по . г. Белогорска Амурской области, и отвлечения сил специальных служб, умышленно, осознавая противоправный характер своих действий, достоверно зная, что дает ложные сведения, то есть, что никакого акта терроризма не готовится, из хулиганских побуждений, позвонила в ОВД по г. Белогорску и Белогорскому району на абонентский номер «02» и сообщила ложные сведения о том, что на территории МУП «Тепловые сети г. Белогорска» заложено взрывное устройство, что могло бы создать опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба и наступление иных общественно опасных последствий. . года в 17 часов к территории МУП «Тепловые сети г. Белогорска», расположенной по . г. Белогорска Амурской области, прибыли: пожарная команда ГУ «4 ПЧ ФПС по Амурской области» с заместителем начальника Ч., оперуполномоченный отдела в г. Белогорске УФСБ РФ по Амурской области Т., ведущий специалист управления по делам ГО и ЧС г. Белогорска М., следователь СО при ОВД по г. Белогорску и Белогорскому району А., бригада скорой медицинской помощи. В ходе проверки территории и зданий МУП «Тепловые сети г. Белогорска» с 17 часов 05 минут до 19 часов 10 минут комиссией в составе: начальника отдела в г. Белогорске УФСБ РФ по Амурской области М., заместителя начальника пожарной команды ГУ «4 ПЧ ФПС по Амурской области» Ч., ведущего специалиста управления по делам ГО и ЧС г. Белогорска М., исполняющего обязанности главного инженера МУП «Тепловые сети г. Белогорска» Ф., следователя ОВД по г. Белогорску и Белогорскому району А. на территории и в зданиях МУП «Тепловые сети г. Белогорска» стандартных ВВ (снарядов, мин, бомб и т.д.), а также подозрительных предметов, содержащих в себе взрывчатые вещества, обнаружено не было, в результате чего был нарушен нормальный ритм жизни, что внесло элементы дезорганизации в деятельности МУП «Тепловые сети г. Белогорска» и отвлекло силы и средства правоохранительных органов, управления по делам ГО и ЧС г. Белогорска, ГУ «4 ПЧ ФПС по Амурской области», отдела в г. Белогорске УФСБ РФ по Амурской области от выполнения их прямых обязанностей и повлекло создание экстремальной ситуации в связи с введением в действие соответствующих сил и средств по предупреждению и устранению акта терроризма. Таким образом, Т. сделала заведомо ложное сообщение об акте терроризма»[3].

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма является формальным составом преступления, который считается оконченным в момент сообщения таких сведений адресату.

В тех случаях, когда действия лица, направленные на заведомо ложное сообщение об акте терроризма, в силу их пресечения правоохранительными органами либо по другим независящим от этого лица (лиц) обстоятельствам не привели к заведомо ложному сообщению об акте терроризма, они подлежат квалификации по части 3 статьи 30 УК РФ и части 1 статьи 207 УК РФ как покушение на заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ.

Субъективная сторона ст. 207 УК РФ характеризуется прямым умыслом.

Прямой умысел означает, что лицо осознавало общественную опасность такого своего действия как заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, и желало осуществлять именно такое действие.

Лицо должно осознавать, что оно сообщает заведомо ложные сведения, то есть сведения не соответствующее действительности, о чём оно достоверно знает.

Если лицо добросовестно заблуждается на счёт истинности сообщаемых сведений, то его действия не подлежат квалификации по ст. 207 УК РФ.

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма может быть совершенно по разным причинам, например, кто-то не захотел учиться в этот день или сдавать экзамен; кто-то на кого-то разозлился и решил таким способом досадить, дезорганизовать работу; кто-то не успевал (опаздывал) на самолёт и решил таким образом задержать рейс, чтобы улететь и т.п.

Так, по приговору Вяземского городского суда Смоленской области от «13» декабря 2010 года по ст. 207 УК РФ был осужден Синькевич В.К.

Он совершил заведомо ложное сообщение об акте терроризма при следующих обстоятельствах:

18 сентября 2010 года Синькевич В.К., находясь в состоянии алкогольного опьянения по месту своего жительства в доме ХХХ по ул. . г. . . области, на почве произошедшего с супругой С.С. конфликта, связанного с ее работой в столовой ОАО «ЗЗ» (далее «ЗЗ»), решил позвонить заведующей столовой и высказать ей претензии по поводу занятости жены на работе, что он и сделал в тот же день около 12.00 часов. В разговоре с заведующей столовой Г.С. он сообщил, что если она не отпустит его супругу домой, он придет и взорвет столовую. Не дождавшись возвращения супруги, подсудимый решил сообщить в органы внутренних дел заведомо ложную информацию об акте терроризма — о взрыве столовой ОАО «ЗЗ», расположенной по ул. . г. . С этой целью он 18 сентября 2010 года в 17 часов 05 минут, используя телефонный аппарат, абонентский номер ХХХ-ХХХ-ХХХ, произвел звонок в дежурную часть ОВД по . району и сообщил, что если его жену не перестанут вызывать на работу в выходные дни, он взорвет столовую[4].

Мотив преступления – месть, личные интересы, корыстный, хулиганский и т.п. на квалификацию не влияет, но учитывается при назначении наказания.

Субъект преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ.

Субъект преступления – это физическое вменяемое лицо, достигшее согласно ч. 2 ст. 20 УК РФ, 14 лет.

Постановлением следователя СО при Прокопьевском РОВД от 11.06.05г. на основании ч.1 ст.427 УПК РФ прекращено уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего Цернова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.207 УК РФ – заведомо ложное сообщение об акте терроризма, перед судом возбуждено ходатайство о применении к нему принудительных мер воспитательного воздействия.

Четырнадцатилетний Цернов, находясь в своей квартире, позвонил со своего сотового телефона, зарегистрированного на имя его матери, в учительскую Котинской средней школы, и умышленно, анонимно в устной форме сообщил заведомо ложные сведения об акте терроризма, а именно, что в помещении школы заложено взрывное устройство, при этом Цернов понимал, что сообщает заведомо ложную информацию. На сообщение Цернова из здания школы были эвакуированы все учащиеся и преподавательский состав. Из материалов дела следует, что мотивом действий подростка послужило желание «подшутить».

Суд, рассмотрев ходатайство следователя, принял решение о применении принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной п.«б» ч.2 ст.90 УК РФ – передать под надзор родителя – матери Цернова сроком на 1 год [5].

Субъектом преступления может быть гражданин РФ, иностранный гражданин и лицо без гражданства.

Отграничение заведомо ложного сообщения об акте терроризма от иных смежных составов преступления.

Отграничение заведомо ложного сообщения об акте терроризма /ст. 207 УК РФ/ от террористического акта /ст. 205 УК РФ/ можно провести по таким основным признакам как:

1) объективная сторона: если объективная сторона ст. 207 УК РФ заключается в заведомо ложном сообщении о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, то террористический акт выражается альтернативно в двух формах, одна из которых и будет приведена в силу сходности со сравниваемой – это угроза совершения взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий;

2) характер угрозы: заведомо ложное сообщение об акте терроризма предполагает отсутствие у лица не только реальной возможности причинения вреда путем совершения взрыва, поджога и т.д., но и отсутствие намерения совершить указанные действия. Угроза, предусмотренная ч.1 ст. 205 УК РФ, носит реальный характер, виновный не только намеревается привести ее в исполнение, но и имеет реальную возможность её осуществить;

3) наличие специальной цели как конструктивного признака субъективной стороны преступления: если ст. 207 УК РФ не предусматривает никакой специальной цели, то ч. 1 ст. 205 УК РФ в качестве специальной цели называет «в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями».

Именно по анализу этих признаков, разграничивающих преступления, предусмотренные ст. 207 УК РФ и ст. 205 УК РФ, в части выражения угроз можно дать правильную квалификацию по каждому из них в случае возникновения трудностей.

Отграничение заведомо ложного сообщения об акте терроризма /ст. 207 УК РФ/ от заведомо ложного доноса /ст. 306 УК РФ/ можно провести по таким основным признакам как:

1) родовой объект: если родовой объект ст. 207 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности и общественного порядка или иначе общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности в широком смысле слова, то родовой объект ст. 306 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения стабильности и нормального функционирования государственной власти;

2) видовой объект: если видовой объект ст. 207 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности в узком смысле слова, то видовой объект ст. 306 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения осуществления правосудия;

3) основной непосредственный объект: если основной непосредственный объект по ст. 207 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения общей общественной безопасности, то основной непосредственный объект ст. 306 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения нормальной деятельности органов предварительного расследования и суда;

4) объективная сторона: если объективная сторона ст. 207 УК РФ заключается в заведомо ложном сообщении о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, то объективная сторона ч.1 ст. 306 УК РФ выражается в заведомо ложном доносе о совершении преступления;

5) по возрасту привлечения к уголовной ответственности: если по ст. 207 УК РФ лицо привлекается к уголовной ответственности с 14 лет, то по ст. 306 УК РФ лицо привлекается к уголовной ответственности с 16 лет.

Именно по анализу этих признаков, разграничивающих преступления, предусмотренные ст. 207 УК РФ и ст. 306 УК РФ, можно дать правильную квалификацию по каждому из них в случае возникновения трудностей.

В литературе существует позиция, если сообщение содержит заведомо ложную информацию не только о готовящемся акте терроризма, но и о конкретном лице, якобы совершающем указанные действия, то содеянное в зависимости от умысла виновного требует дополнительной квалификации, например, по 306 УК[9, с. 199].

Представляется, что подобная позиция не основана на законе по следующим причинам.

Ст. 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма» является специальной нормой по отношению к общей норме, то есть к ст. 306 УК РФ «Заведомо ложный донос».

Согласно ч.3 ст. 17 УК РФ, «Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме».

Тем самым в выше приводимом примере совокупность преступлений отсутствует, а уголовная ответственность наступает только по ст. 207 УК РФ.

Если заведомо ложное сообщение связано не с готовящимся актом терроризма, когда деяние квалифицируется по ст. 207 УК РФ, а уже с совершённом актом терроризма и подобное сообщение поступает в правоохранительные органы, то действия виновного следует квалифицировать по ч.1 ст. 306 УК РФ, если же ещё при этом и называется конкретное лицо, совершившее террористический акт, то действия виновного надо квалифицировать по ч.2 ст. 306 УК РФ.

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «Консультант плюс»

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 года № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «Консультант плюс»

3. Архив Белогорского городского суда Амурской области 2010 года

4. Дело № 1-250/2010 // Архив Вяземского городского суда Смоленской области

5. Справка №01-19/336 от 15.06.06г. «О практике рассмотрения судами Кемеровской области уголовных дел по преступлениям, предусмотренным ст.ст.206, 207, 280, 282 УК РФ» ( Справка подготовлена по заданию Верховного Суда РФ от 19.05.2006г. и 26.05.2006г. №ОСП-06)

6. Кудрявцев В.Л. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма // Преступления террористического характера (ст. 205-207 УК РФ) // Энциклопедия уголовного права. Т.21. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка. – Издание профессора Малинина – СПб ГКА, СПб., 2013.

7. Кудрявцев В.Л. Террористический акт (ст. 205 УК РФ) // Преступления террористического характера (ст. 205-207 УК РФ) // Энциклопедия уголовного права. Т.21. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка. – Издание профессора Малинина – СПб ГКА, СПб., 2013.

8. Кудрявцев В.Л. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст. 205 УК РФ «Террористический акт»: некоторые вопросы теории и практики // Вестник Института законодательства Республики Казахстан. – 2013. – № 1-2 (29-30). //сайт МАСП — http://www.iuaj.net/node/1311

9. Лобов Я.В. Преступления против общественной (общей) безопасности // Преступления против общественной безопасности // Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. Практикум / Под ред. А.С. Михлина. – М.: Юристъ, 2004.

OBVIOUSLY UNTRUE REPORT ON THE TERRORISM ACT:

STRUCTURE AND DIFFERENCE FROM OTHER ADJACENT

In article the structure of a crime provided by article 207 of the criminal code of Russian Federation «Obviously untrue report on the terrorism act», through object, the objective party, the subject and the subjective party of a crime reveals. Besides, the otgranicheniye of obviously untrue report on the terrorism act from other adjacent structures of a crime is considered.

Keywords: criminal law, crime, obviously untrue report on the terrorism act.

КУДРЯВЦЕВ Владислав Леонидович – доктор юридических наук, профессор

Статья 207. УК РФ

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма

1. Заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, повлекшее причинение крупного ущерба либо наступление иных тяжких последствий, —

наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, сумма которого превышает один миллион рублей.

(примечание введено Федеральным законом от 05.05.2014 N 98-ФЗ)

Комментарии к статье 207 УК РФ

Объект преступления — общественная безопасность. При совершении данного преступления нарушается нормальная деятельность учреждений, органов, организаций, отвлекаются значительные силы и средства правоохранительных органов, причиняется вред интересам конкретных граждан.

Объективная сторона преступления состоит в сообщении любым лицам заведомо ложной информации о готовящихся взрыве, поджоге, иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, наступления иных общественно опасных последствий. Содержание сообщаемых сведений идентично содержанию аналогичных понятий, используемых в ст. 205 «Террористический акт» УК РФ.

Для состава рассматриваемого преступления необходимо, чтобы заведомо ложное сообщение содержало сведения именно о готовящемся акте терроризма, т.е. сведения о конкретных, хотя и не соответствующих действительности, угрозах (например, об изготовлении взрывного устройства, его установке, разработке плана осуществления террористического акта и т.п.). Поэтому заведомо ложное сообщение только о желании, намерении какого-либо лица совершить террористический акт состава преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, не образует.

Ложная информация может сообщаться как органам власти, так и любым физическим или юридическим лицам либо их представителям. Передача информации возможна устно, письменно, с использованием средств связи и другими способами. К примеру, как заведомо ложное сообщение об акте терроризма следует расценивать размещение в общественных и иных местах муляжей взрывных устройств.

Отличие рассматриваемого состава преступления от террористического акта в форме угрозы совершения общественно опасных действий в том, что применительно к ст. 205 УК РФ угроза носит реальный характер, виновный намеревается привести ее в исполнение и имеет реальную возможность сделать это. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма означает отсутствие реальной возможности причинения вреда путем совершения взрыва, поджога и т.д. и отсутствие намерения совершить указанные действия.

Состав преступления формальный, деяние окончено с момента доведения до адресата заведомо ложных сведений.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо знает о несоответствии сообщаемой информации действительности, но желает сообщить ее. Мотив действий может быть любым, например хулиганство, желание проверить «качество» работы правоохранительных органов, стремление отвлечь ложным звонком внимание от действительно готовящегося акта терроризма и т.д.

Субъект общий — вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Уголовная ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма

Терроризм — это публично совершаемые общеопасные деяния или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения в целях воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов.

В основе террористической деятельности лежит стремление посеять в обществе страх, создать ощущение постоянной опасности, нестабильности, дезорганизовать и парализовать деятельность государственных и общественных структур, организаций и предприятий.

Уголовная ответственность за совершение терроризма предусмотрена ст. 205 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) и предусматривает наказание на срок до 20 лет или пожизненное лишение свободы в зависимости от степени тяжести совершенного преступления.

В отличие от терроризма наказание за заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ) не превышает трех лет лишения свободы. Вместе с тем, данное преступление относится к преступлениям террористической направленности, поскольку заведомо ложное сообщение об акте терроризма хотя и не создает реальную опасность наступления последствий, характерных для терроризма, однако общественной безопасности причиняется ущерб.

Объективная сторона преступления выражается в заведомо ложном сообщении о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей и причинения имущественного ущерба, то есть лицо знает о том, что сообщает сведения не соответствующие действительности.

Сообщения имеют различные формы — по телефону, в письменном виде, через средства массовой информации, компьютерную связь и могут передаваться различным адресатам, как организациям и учреждениям, обязанным реагировать по роду службы на эти сообщения, например в правоохранительные органы, органы власти, так и в другие организации, либо отдельным гражданам.

Мотивы преступления могут быть различными: из чувства мести, из хулиганских побуждений, с целью привлечения к себе внимания, при этом преступление всегда совершается с прямым умыслом, поскольку преступники вполне осознают, что сообщают ложные сведения об акте терроризма и желают так поступить.

Несмотря на то, что у преступника отсутствуют те цели, которые присущи терроризму и указаны в ст. 205 УК РФ, последствия от данного преступления наступают серьезные. У людей возникает паника, страх, приостанавливается работа учреждений, предприятий, организаций, где по сообщению преступника должен совершиться акт терроризма. Для проверки факта об опасности привлекаются правоохранительные органы, другие службы (пожарная, медицинская и т.д.), проводится эвакуация людей, что, безусловно, влечет немалые материальные затраты.

Субъектами преступлений выступают как подростки, так и взрослые лица, которые совершают преступления, вполне осознавая последствия своих действий. Подростки, как правило, совершают преступления с целью избежать контрольной работы, отомстить учителям, не ходить в школу, сорвать экзамен. Взрослые лица, совершают преступления в большей степени из чувства мести к работодателям, работникам правоохранительных органов, органов власти, а иногда из хулиганских побуждений, находясь в состоянии алкогольного опьянения.

Уголовную ответственность за преступление, предусмотренное ст. 207 УК РФ, несут вменяемые лица, достигшие 14-летнего возраста, то есть с этого возраста лицо может быть осуждено. Материальную ответственность возмещение ущерба, причиненного в связи с проверкой сообщения об акте терроризма, несут родители за действия своих детей, которые не достигли возраста уголовной ответственности и за осужденное несовершеннолетнее лицо, у которого отсутствует свой источник дохода.

Преступление считается оконченным с момента, когда сообщаемые ложные сведения о готовящемся акте терроризма стали известны органам власти, их представителям.

Санкция ст. 207 УК РФ предусматривает следующие виды наказания: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев; обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов; исправительные работы на срок от одного года до двух лет; ограничение свободы на срок до трех лет; принудительные работы на срок до трех лет; арест на срок от трех до шести месяцев; лишение свободы на срок до 3 лет.

Наказание назначается с учетом общественной опасности и тяжести совершенного преступления, личности преступника, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Наряду со взрослыми лицами, преступления совершаются также подростками, которые не в полной мере отдают отчет своим действиям, в связи с чем образовательные учреждения и родители обязаны проводить разъяснительную беседу с подростками о серьезности последствий их деяний. Необходимо разъяснять, что за совершенный необдуманный поступок, который подростки порой оценивают «как шутку», наступают серьезные последствия -наказание в виде судимости для лиц, достигших уголовной ответственности. Судимость несет неблагоприятные уголовно-правовые и общеправовые последствия (ограничения прав) для лица, совершившего преступление, например ограничение на получение лицензии на оружие, при приеме на работу в правоохранительные, судебные органы и не только для них самих, но и их близких родственников, ограничения на получение визы при выезде за границу и т.д. Судимость, если она не погашена или не снята в установленном законом порядке, учитывается при рецидиве преступлений, назначении наказания в случае совершения повторных преступлений.

Последствия для подростков, не достигших возраста уголовной ответственности — 14 лет, заключаются в постановке их на учет в инспекцию по делам несовершеннолетних, что в дальнейшем отрицательно отражается на характеристике их личности.

Отличие заведомо ложного сообщения об акте терроризма от других преступлений. 1 страница;

Сложность при квалификации заведомо ложного сообщения определяется тем, что в УК РФ имеется достаточно много смежных с ним составов. К таким составам, по нашему мнению, следует отнести в первую очередь следующие: угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК); терроризм (ст. 205 УК); хулиганство (ст. 213 УК); заведомо ложный донос (ст. 306 УК).

На наш взгляд, ближе всего по своим объективным и субъективным признакам к заведомо ложному сообщению об акте терроризма стоит преступление, предусмотренное ст. 205 УК РФ – терроризм, поскольку оба эти преступления отнесены Федеральным Законом Российской Федерации “О борьбе с терроризмом” к группе террористических преступлений.[98]

Часть первая ст. 205 УК РФ гласит: “Терроризм, т.е. совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях”.

Таким образом, терроризм с объективной стороны может также состоять в угрозе совершить взрыв, поджог или иные действия, создающие опасность гибели людей, причинение значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма тоже по своей сути заключается в угрозе совершения действий, указанных как в диспозиции ст. 205, так и в диспозиции ст. 207 УК РФ. поэтому важно найти грань, разделяющую данные составы.

А.И. Рарог высказывает мысль, что следует разграничивать данные составы по наличию фактически выполненных виновным действий. То есть, если виновным совершаются какие-либо действия, реально создающие опасность для людей, например, приобретение взрывчатых веществ, взрывных устройств или других предметов, способных причинить вред интересам многих людей, установка взрывного устройства без намерения осуществить взрыв и т.д., то деяние следует квалифицировать по признакам преступления, предусмотренного ст. 205 УК.

Если же виновный не сопровождает сообщение об акте терроризма никакими действиями, реально создающими опасность для людей, то деяние содержит состав преступления, предусмотренного ст. 207 УК.[99] Аналогичные мысли высказывают и другие авторы[100], и данное разграничение представляется нам верным. Хотя и существуют иные точки зрения.

Так, Г.Н.Борзенков указывает, что если при заведомо ложном сообщении о готовящемся акте терроризма субъект преследует цель нарушения общественной безопасности, устрашение населения либо оказание воздействия на принятие решения органами власти, то налицо угроза совершения терроризма (ст. 205).[101] С этой точкой зрения согласиться трудно, так как несмотря на специальные цели, сообщение о готовящемся акте терроризма остается заведомо ложным.

Однако разграничение терроризма (ст. 205 УК) и заведомо ложного сообщения об акте терроризма (ст. 207 УК) существует только при научном толковании закона, а в самом законе какое-либо разграничение отсутствует, что представляется существенным недостатком ст. 205 УК. Так, в территориальный отдел милиции г. Астрахани неизвестный по телефону сообщил, что в помещении указанного отдела находится взрывное устройство, которое будет приведено в действие, если в указанный срок не будет освобожден Н., задержанный за совершение преступления.[102] В данном случае, на первый взгляд, налицо все признаки состава преступления, указанные в ст. 205 УК (терроризм в форме угрозы совершить взрыв в целях оказания воздействия на принятие решений органами власти). Однако при задержании у К., от которого и поступил звонок, не было обнаружено никаких предметов или веществ, пригодных к изготовлению взрывного устройства, ни каких-либо других следов приготовления к производству взрыва.

Другой пример. 16 июля 1998 г. от неизвестного гражданина в УВД г. Ростова-на-Дону поступило сообщение о том, что здание администрации Советского района заминировано и, если через две недели не будут выплачены детские пособия, будет взорвано при помощи радиоуправляемого устройства.[103] Приведенный случай свидетельствует о том, что Л. пытался оказать воздействие на принятие решения органами власти. При осмотре здания никакого взрывного устройства обнаружено не было, а поэтому его деяние, выраженное в заведомо ложном сообщении о готовящемся взрыве было квалифицировано по ст. 207 УК ввиду отсутствия реальности угрозы.

Как видно из приведенных примеров, мотивы и цели заведомо ложного сообщения об акте терроризма (ст. 207 УК) и терроризма (ст. 205 УК) могут совпадать, что еще более осложняет разграничение этих двух составов преступлений. Поэтому нам представляется целесообразным ч. 1 ст. 205 УК РФ изложить в следующей редакции:

“Терроризм, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы”.

Исходя из вышеуказанной позиции, выработанной судебной практикой и заключающейся в признании признаком “опасности гибели людей” также опасность гибели хотя бы и одного человека, следует провести разграничение заведомо ложного сообщения об акте терроризма от преступления, предусмотренного статьей 119 УК (Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), в частности в тех случаях, когда высказывается угроза лишить жизни одного человека путем взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей.

Диспозиция ст. 119 УК гласит: “Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.”

Уголовное законодательство не содержит определения угрозы. Отсутствие легитимного определения угрозы порождает споры о ее содержании как среди практических работников, так и в кругу ученых правоведов. В.И. Симонов считает, что угроза в уголовно-правовом смысле представляет собой более широкое понятие, чем психическое насилие, и отношение первого ко второму можно определить как общее и частное. По его мнению, угроза возможна путем запугивания причинением как физического, так и материального или морального вреда потерпевшему, в то время как при психическом насилии воздействие на потерпевшего осуществляется посредством запугивания применением только физической силы.[104]

На наш взгляд, приведенное разграничение не бесспорно. Этимологический анализ позволяет сделать вывод, что угрозу надо понимать как запугивание, обещание причинить неприятность, зло кому-нибудь.[105] Иными словами, угроза представляет собой ничто иное, как принудительное воздействие на психику человека и является, по существу, главным содержанием психического насилия. Следовательно, сущностью психического насилия в уголовно-правовом смысле выступает угроза. В зависимости от того, на какие конкретные блага направлена угроза, в литературе выделяются три вида психического насилия:

Угроза применения насилия в отношении потерпевшего или его близких;

Угроза повреждением или уничтожением их имущества;

Угроза оглашением позорящих сведений о потерпевшем или его близких.

Для состава заведомо ложного сообщения об акте терроризма характерны первые два вида угрозы, а для преступления, предусмотренного ст. 119 УК — только первый.

Существует и ряд других отличий рассматриваемых составов преступлений:

Во-первых, данные составы различаются между собой по объекту. В отличие от УК РСФСР, который относил данное преступление к числу посягательств на общественный порядок (ст. 207), УК РФ совершенно обоснованно включил его в главу 16 «Преступления против жизни и здоровья», поскольку оно непосредственно ставит в опасность жизнь и здоровье человека. Таким образом, непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 119 УК являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека. Потерпевшим от преступления может быть любое физическое лицо. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма, как мы уже говорили, посягает на общественный порядок как составную часть общественной безопасности. Жизнь и здоровье другого человека может выступать в данном составе в некоторых случаях лишь в качестве дополнительного объекта.

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма также можно определить как угрозу. Но при этом, угроза может быть направлена не только на причинение материального вреда, но и совершить убийство или причинить тяжкий вред здоровью.[106] Представляется верным в таких случаях провести разграничение по способу, которым виновный угрожает расправиться с потерпевшим. В случае угрозы применения общеопасного способа (например, путем производства взрыва либо поджога в квартире многоэтажного дома) деяние приобретает признаки заведомо ложного сообщения об акте терроризма. При этом угроза может подкрепляться какими-либо устрашающими действиями — например, подбрасыванием предметов, имитирующих взрывные устройства. Так, в г. Москве М., проживающим в многоэтажном доме, в его почтовом ящике была обнаружена коробка с выходящими проводками, напоминающая взрывное устройство. При обезвреживании работниками милиции данного предмета при помощи робота было установлено что данный предмет является имитацией взрывного устройства.

В данном случае угроза была направлена против одного человека, о чем свидетельствует расположение данного предмета в месте, доступном только М. и членам его семьи, однако способ дает основания опасаться за жизнь многих людей (помещение данного предмета в многоэтажном жилом доме). В подобной ситуации исключается квалификация данного деяния по признакам ст. 119 УК ввиду отсутствия реальности причинения смерти или тяжкого вреда здоровью, но, по нашему мнению, содержится состав заведомо ложного сообщения об акте терроризма. Способом сообщения в данном случае является оставление предмета, явно имитирующего взрывное устройство, в месте, доступном для других лиц.

Таким образом, ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК) отграничивается от угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК) тем, что в последнем случае угроза носит реальный характер, хотя чаще всего виновный и не намеревается привести ее в исполнение. Ложное же сообщение об акте терроризма полностью исключает приведение угрозы в исполнение.

Различаются указанные преступления также и тем, что заведомо ложное сообщение об акте терроризма, как правило, совершается анонимно. Так при исследовании судебно-следственной практикой не выявлено ни одного случая, когда сделавший сообщение, назвал бы свои реальные данные. Во всех случаях сообщения были либо анонимно, либо под вымышленным именем. Подобное поведение объясняется мотивами (чаще всего хулиганскими побуждениями) и характером угрозы (заведомая ложность). Угроза убийством – открытое преступление. Совершая данное преступление виновный преследует цель – запугать конкретного человека, поэтому потерпевший должен знать от кого исходит угроза, чтобы поверить в реальность осуществления данной угрозы. К сожаленью, законодатель не расшифровывает понятие “основания опасаться осуществления этой угрозы”

Поэтому большинство авторов в содержание данного понятия вкладывают реальность осуществления данной угрозы.[107] На практике толкование понятия «реальность угрозы» представляет определенную сложность как непременного условия правильного применения ст. 119 УК. Реальность угрозы можно определить как способность угрозы вызвать убеждение потерпевшего в ее осуществимости.

При решении этого вопроса следует исходить из того, что реальность угрозы связывается прежде всего с наличием объективных оснований опасаться приведения ее в исполнение; субъективное же ее восприятие потерпевшим играет подчиненную роль. Угроза, предусмотренная ст. 119 УК, должна быть проявлена вовне в любой понятной потерпевшему и другим лицам форме: устно, письменно, по телефону, телефаксу, телеграфу или иным путем. Угроза может быть высказана непосредственно потерпевшему, его родственникам, передана через соседей или знакомых либо даже адресована ему в публичном выступлении.[108]

Верховный Суд РСФСР подчеркнул, что ответственность за угрозу убийством наступает только в том случае, когда имелись достаточные основания опасаться приведения ее в исполнение[109]. На реальность угрозы указывают ее конкретная форма, характер и содержание, сопутствующая ей конкретная ситуация (место, время, вся обстановка этого деяния), способ осуществления и интенсивность выражения угрозы, предшествующие взаимоотношения виновного и потерпевшего (например, систематические преследования потерпевшего), характеристика личности виновного (например, его взрывной характер, устойчивая насильственная антиобщественная ориентация, бурные проявления злобы, ненависти, жестокости, обиды, систематическое пьянство, прежние судимости за насильственные преступления, экстремальное психическое состояние и проч.). Речь здесь по сути дела идет об индивидуальном криминологическом прогнозировании.[110]

Таким образом, из вышесказанного вытекает еще одно разграничение — заведомо ложное сообщение об акте терроризма направлено на запугивание больших масс людей, угроза убийством – на устрашение конкретного человека.

А. Кудаев высказывает мысль, что различны и мотивы данных двух составов преступлений — у заведомо ложного сообщения об акте терроризма мотивом являются хулиганские побуждения; при угрозе убийством – личные: месть, ревность, зависть и т.п.[111] Однако с этим трудно согласиться, так как при заведомо ложном сообщении об акте терроризма мотивы могут быть самыми разнообразными, в том числе и месть, ревность, зависть. Так, директору комбината хлебопродуктов г. Астрахани в его рабочий кабинет поступил телефонный звонок, что комбинат заминирован. Позже было установлено, что данное сообщение поступило от О., обиженного на директора на несправедливое, по его мнению увольнение с работы. В данном случае мотивом явилась месть.[112]

Другой пример, 18 июля 1998 г. в дежурную часть УВД г. Ростова-на-Дону поступило сообщение: “Это, милиция? Плохо работаете – на старом автовокзале – бомба. Это мой протест против невыплаты зарплаты, кто я такой не имеет значения”[113]. В данном случае мотивом явилось стремление высказать свое возмущение задержкой выплаты заработной платы. Таким образом, мотивы заведомо ложного сообщения об акте терроризма могут быть различны, а не только хулиганские побуждения.

С другой стороны, по мотивам содеянного заведомо ложное сообщение об акте терроризма наиболее тесно примыкает к хулиганству (ст. 213 УК). Последнее также посягает на общественный порядок и имеет мотив, который чаще всего имеет и ложное сообщение об акте терроризма – хулиганские побуждения.

Хулиганский мотив состоит в стремлении в неуважительное форме бросить вызов обществу путем показного пренебрежения к общественному порядку, людям, нарочитой грубости и наглости, жестокости, “удали”, “ухарства”, озорства, буйства, бесчинства, бесстыдства и т.д. В основе этого мотива, в лежит извращенный эгоизм, а также вульгарное понимание свободы. По мнению Бозиева Ю.М. в некоторых случаях хулиганство посягает на порядок управления и на общественную безопасность.[114]

Эти составы, на первый взгляд, имеют сходство и по объективной стороне. Объективная сторона хулиганства состоит в грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, сопровождающимся применением насилия либо угрозы его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.

Грубое нарушение общественного порядка, характеризующее хулиганские действия, означает существенное нарушение нормальных условий труда, быта, отдыха граждан либо деятельности учреждений, предприятий и организаций. При заведомо ложном сообщении об акте терроризма виновный также грубо нарушает общественный порядок, проявляя при этом явное неуважение к обществу (под этим понимается очевидное для каждого пренебрежение общественными интересами и понятное для всех противопоставление виновным своего поведения, своей личности — обществу и его интересам), сопровождая это угрозой применения насилия, уничтожением или повреждением чужого имущества.

Нарушение общественного порядка, как желаемый для виновного результат его действий выражается в разрушении в конкретном населенном пункте, районе, регионе и обществе в целом сложившегося микроклимата, с которым граждане связывают свое спокойное существование. в изменении баланса психологического равновесия и устойчивости, дестабилизации положения.

При совершении действий, описанных как в ст. 213 УК, так и в ст. 207 УК, у граждан возникает чувство тревоги, беспокойства, опасения за свою безопасность, срываются нормальные условия труда, быта, отдыха, работы государственных и иных учреждений, предприятий и организаций.

Как хулиганство, так и заведомо ложное сообщение об акте терроризма относятся к преступлениям с формальным составом. Они признаются оконченным с момента совершения действий, грубо нарушающих общественный порядок, независимо от наступления вредных последствий.

Но, на наш взгляд, эти два состава преступлений различаются характером действий. Хулиганство состоит в действиях, сопряженных с применением насилия к гражданам или угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. При хулиганстве насилие обычно проявляется в нанесении ударов, избиении, причинении легкого вреда здоровью, связывании. Уничтожение чужого имущества – это приведение его в полную негодность, например сожжение.

Повреждение имущества предполагает приведение его в такое состояние, при котором использование по назначению без ремонта невозможно. Угроза насилием выражается в обещании причинить физический вред потерпевшему, при этом угроза должна быть реальной, то есть должны иметься основания опасаться приведения этой угрозы в исполнение.

Для хулиганства, таким образом, характерно в основном физическое воздействие на человека и предметы материального мира с причинением им вреда. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма содержит лишь угрозу причинения им вреда, да и то ложную.

Уголовная ответственность за хулиганство без отягчающих обстоятельств (по ч. 1 ст. 213 УК РФ) наступает с 16, а за заведомо ложное сообщение об акте терроризма, как уже отмечалось, – с 14 лет.

По своей объективной стороне заведомо ложное сообщение об акте терроризма имеет большое сходство с составом преступления, предусмотренным статьей 306 УК (заведомо ложный донос). Объективная сторона преступления, предусмотренного статьей 306 УК состоит в заведомо ложном сообщении о совершении преступления.

Донос — это сообщение в любой форме (устно или письменно), сделанное от собственного имени, анонимно или от имени другого лица либо через третьих лиц, о факте совершения преступления.

Также как и при совершении преступления, предусмотренного статьей 207 УК РФ, сообщение при доносе является ложным, то есть не соответствует действительности. Это может относиться к событию преступления либо в приписывании его к определенному лицу, в обвинении в совершении фактически имевшего место преступления лица, к нему не причастного, или в более тяжком преступлении, чем то, которое совершено на самом деле, и т.п.

Однако между этими составами имеются существенные различия. В первую очередь в объекте преступления. Преступление, предусмотренное статьей 306 УК, посягает на нормальную деятельность органов суда, предварительного следствия и дознания. В составе преступления, предусмотренного статьей 207 УК РФ, объектом является общественная безопасность и как составная часть общественной безопасности — общественный порядок. В то же время, заведомо ложное сообщение об акте терроризма существенно нарушает нормальную работу правоохранительных органов, в частности органов милиции и ФСБ, поскольку в сообщении говорится о грядущей опасности, оно немедленно проверяется специальными подразделениями, оснащенными оборудованием, и с использованием натренированных животных. Но в составе заведомо ложного сообщения об акте терроризма порядок управления и правосудие является дополнительными объектами.

Оба рассматриваемых преступления имеют формальный состав.

По нашему мнению, наибольшая сложность при квалификации содеянного возникает в тех случаях, когда сообщается в правоохранительные органы заведомо ложная информация о подготовке другим лицом террористического акта с целью привлечения этого лица к уголовной ответственности. Сложность заключается в том, что в данном случае одним деянием одновременно:

Осуществляется посягательство и на правосудие, которое является объектом заведомо ложного доноса, и на общественный порядок как объект заведомо ложного сообщения об акте терроризма. При этом, обоим этим объектам причиняется равноценный вред, что не позволяет выделить основной и дополнительный объекты.

Сообщение содержит в себе заведомо ложную информацию о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, что является обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 207 УК, но, в то же время, закон не оговаривает содержание заведомо ложного доноса – это может быть сообщение о любом преступлении в том числе и о терроризме.

Сообщение является умышленным и заведомо ложным, что является обязательными признаками обоих рассматриваемых преступлений.

Целью является привлечение к уголовной ответственности другого человека, что является обязательным признаком заведомо ложного доноса, но, в то же время, закон не ограничивает цели при заведомо ложном сообщении об акте терроризма.

Сообщение делается в органы, правомочные принять решение о привлечении к уголовной ответственности, что опять-таки является обязательным признаком заведомо ложного доноса, но и при заведомо ложном сообщении об акте терроризма адресатом может быть как частное лицо, так и любые организации.

На наш взгляд, данное деяние представляет собой идеальную совокупность преступлений, предусмотренных ст. 306 и ст. 207 УК.

В целях более четкого разграничения заведомо ложного сообщения об акте терроризма от хулиганства и заведомо ложного доноса, мы считаем необходимым диспозицию ст. 207 УК РФ изложить в следующей редакции:

“Заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти.”

ГЛАВА 3. МЕРЫ БОРЬБЫ С ЗАВЕДОМО ЛОЖНЫМ СООБЩЕНИЕМ ОБ АКТЕ ТЕРРОРИЗМА.

3.1. Уголовно-правовые меры предупреждения заведомо ложного сообщения об акте терроризма.

Несмотря на массированное обсуждение проблемы терроризма, то и дело повторяющиеся сообщения о совершении акта терроризма, уголовная статистика достаточно редко фиксирует регистрацию деяний, предусмотренных ст. 205 УК РФ и аналогичных статей ранее действующего кодекса. На протяжении 1993 — 1996 г.г. в целом по России было зарегистрировано лишь одно преступление, предусмотренное ст. 66 УК РСФСР (террористический акт). Факт этот имел место в 1995 г., и лицо, совершившее данное преступление, установлено не было.

В 1997 г. регистрация преступлений, предусмотренных ст. 205 УК РФ (терроризм), была более активной — 32 преступления по России. В этот период было выявлено 10 лиц, совершивших акт терроризма. Криминологическая характеристика лиц, совершивших в 1997 г. преступления, предусмотренные ст. 205 УК, таковы: все преступники проживали по месту совершения преступления. Среди них в возрасте 14 — 15 лет был один преступник, 16 — 17 лет — один, 30 — 49 лет — 5, 50 лет и старше — 3.

Подавляющее большинство лиц, совершивших анализируемое преступление, — мужчины (9 из 10). В составе группы совершены 4 преступления. В двух группах принимали участие несовершеннолетние.

Отмечается довольно высокий образовательный уровень преступников: четверо из них имели высшее профессиональное образование, 1 — среднее профессиональное, 3 — среднее общее и 2 — незаконченное высшее.

В 1998 году было зарегистрировано 21 преступление, предусмотренное ст. 205 УК, из которых 14 остались нераскрытыми.

Статистика преступлений, предусматривающих ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ, ст. 213-4 УК РСФСР), значительно превышает статистику терроризма, несмотря на высокую латентность заведомо ложного сообщения об акте терроризма. С начала девяностых годов, а особенно после серии взрывов в Москве и Волгодонске, в правоохранительные органы России, в том числе и в дежурную часть УВД Астраханской области и УВД г. Ростова-на-Дону участились сообщения о якобы готовящихся взрывах. При этом указывались места наибольшего скопления людей: вокзалы, рынки, торговые центры, цеха заводов или объектов, отличающиеся высокой пожароопасностью, учебные заведения даже больницы.

По данным журнала учета заявлений о заминировании, который ведется в штабе УВД г. Ростова — на -Дону с 5 января 1999 г. по 31 декабря 1999 г. зарегистрировано 172 ложных сообщения об акте терроризма. Самое большое количество подобных сообщений пришлось на январь (28 сообщений) и апрель (27 сообщений), а наименьшее количество сообщений поступило в августе (1 сообщение), июне (2 сообщения) и в июле (4 сообщения). В среднем же на месяц приходится 15-23 ложных сообщений об акте терроризма.

Таким образом, “пик” заведомо ложного сообщения об акте терроризма приходится на весну, когда в школах, техникумах и ВУЗах начинаются итоговые контрольные, зачеты и экзамены. В г. Астрахани пик звонков пришелся на май — 43 сообщения.

Таким образом, прослеживается сезонность данного преступления: в летние месяцы количество ложных сообщений об акте терроризма значительно меньше. Это объясняется тем, что именно в это время года у школьников, учащихся и студентов техникумов и институтов каникулы. А наибольшее количество ложных сообщений поступало именно о заминировании учебных заведений (84 сообщения за 1999 год по г. Ростову-на-Дону и 73 по г. Астрахани). Отсюда можно сделать вывод, что в основном лицами, совершающими преступление, предусмотренное ст. 207 УК являются школьники, учащиеся и студенты, которые для срыва занятий сообщают в правоохранительные органы о заминировании соответствующих учреждений. Так, 18 января 1997 г. в 8 часов 30 минут неизвестный позвонил на вахту средней школы № 31 г. Ростова-на-Дону и сказал: “Передайте директору, что школа заминирована”.

На место происшествия по данному сообщению выехала следственно-оперативная группа совместно с ОМОН, кинологом и служебно-розыскной собакой.

В ходе выезда установить свидетелей, очевидцев, а также лицо, совершившее данное преступление не представилось возможным.

28 января 1997 г. в 7 часов 30 минут в среднюю школу № 31 в г. Ростове-на-Дону снова позвонил неизвестный и передал заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве. По данному факту возбуждено уголовное дело.

Принимая во внимание, что по характеру сообщения о взрыве в средней школе № 31 был сделан предположительный вывод о том, что сообщения делаются одним лицом, в связи с чем вынесено постановление о соединении данных уголовных дел.

4 февраля 1997 г. в 8 часов 30 минут неизвестный вновь позвонил в среднюю школу № 31 и передал заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве. По данному факту возбуждено уголовное дело, которое было соединено с предыдущими первыми двумя возбужденными уголовными делами.

В ходе расследования по уголовным делам были проведены следственные действия (осмотр места происшествия, допрос дежурного вахтера средней школы № 31, директора и завуча школы), оперативно — розыскные мероприятия, направленные на установление лица, сделавшего указанные сообщения.

Учитывая, что срок следствия истек, все следственные действия выполнены, а лица, подлежащие привлечению в качестве обвиняемых не установлены, данное уголовное дело приостановлено по ч.1 п.3 ст. 195 УПК РСФСР. Однако сотрудниками ОВД Советского района были проведены профилактические беседы с учащимися школы о недопустимости противоправного поведения и об ответственности за нарушение уголовного законодательства.

1 марта 1997 г. на “02” поступило сообщение о заминировании средней школы № 92 г. Ростова-на-Дону. В ходе выезда на место происшествия сотрудниками следственно — оперативной группы взрывных устройств не обнаружено. По данному факту следователем СО ОВД Советского района г. Ростова-на-Дону возбуждено уголовное дело[115].

В связи с неустановленнием лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого данное уголовное дело приостановлено в порядке п.З. ст. 195 УПК РСФСР.

Нередки в последнее время сообщения о заминировании вокзалов. Так, в линейный отдел железнодорожного вокзала г. Ростова-на-Дону поступило сообщение, что стоящий в отстойнике поезд “Ростов — Москва” заминирован. Но ничего не найдено. Поезд отошел от платформы с опозданием на полчаса. График движения был сбит. Железная дорога понесла большие убытки.

Сообщения о заминировании вокзалов, автовокзалов, аэропортов, речных вокзалов поступают в основном в летние месяцы, так как именно летом наблюдается наибольшее скопление людей. Мотивы лиц, совершающих данное преступления различны. К ним можно отнести: желание задержать вылет самолета, отправку поезда, когда лицо опаздывает на них; хулиганские побуждения и другие. Так только в январе 1998 г. в дежурную часть УВД г. Ростова-на-Дону поступили ложные сообщения о заминировании автовокзала — 4 сообщения, железнодорожного вокзала — 2 сообщения, аэропорта — 2 сообщения.

Ст 207 ук рф отграничение