Статья 116 УК РФ. Побои

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Комментарии к ст. 116 УК РФ

1. Объектом преступления в точном смысле слова является не здоровье, а более широкий круг отношений — телесная неприкосновенность личности.

2. Действия, входящие в объективную сторону, также шире, нежели это следует из заголовка статьи. Их составляют: а) нанесение побоев или б) совершение иных насильственных действий.

3. Побои, характеризующиеся многократным нанесением ударов (не менее трех), не образуют особого вида повреждений: в одних случаях они выступают в качестве способа действия и причинения вреда (например, легкого вреда здоровью, истязания, хулиганства и т.д.), в других — самостоятельных преступных актов поведения, наказуемых по ст. 115 УК.

4. Если от побоев возникает вред здоровью (тяжкий, средней тяжести или легкий), то такие действия не рассматриваются как побои, а оцениваются как причинение вреда здоровью соответствующей тяжести (ст. ст. 111, 112 УК и др.).

5. Побои могут оставить после себя следы на теле потерпевшего (ссадины, царапины, кровоподтеки, небольшие раны и т.п.), но могут быть и без каких-либо видимых повреждений. Повреждения фиксируются экспертом; он их описывает, отмечая характер, локализацию, признаки, свидетельствующие о свойствах причинившего их предмета, давности и механизме образования. При этом указанные повреждения не квалифицируются как вред здоровью и тяжесть их не определяется.

6. Если побои не оставляют после себя объективных следов, то в экспертном заключении отмечаются жалобы потерпевшего, в том числе при пальпации тех или иных частей тела, отсутствие объективных признаков повреждений. Тяжесть вреда здоровью при этом также не определяется. В подобных случаях установление факта побоев осуществляется органами предварительного расследования, прокурором и судом на основании немедицинских данных.

7. К иным насильственным действиям могут быть отнесены заламывание и выкручивание рук, щипание, сдавливание частей тела, связывание, защемление кожи, вырывание клока волос и т.п.

Они получают уголовно-правовую оценку по ст. 116 УК при наличии двух условий: 1) не повлекли последствий, указанных в ст. 115 УК, т.е. легкого (и тем более средней тяжести или тяжкого) вреда здоровью; 2) причинили физическую боль потерпевшему. Физической боли могут сопутствовать и психические переживания, страдания, однако обязательным признаком является причинение насильственными действиями физической боли. Если, например, не крепко связанному веревкой лицу такой боли не причиняется либо на потерпевшего оказывается лишь психическое воздействие, то ст. 115 УК неприменима.

8. Помимо возможности освобождения от уголовной ответственности по данной категории дел на основании ст. ст. 75 и 76 УК необходимо иметь в виду положения ч. 2 ст. 14 УК, которые должны применяться в силу обнаружившейся малозначительности (например, при единичных актах щипания, заламывания рук).

9. Побои как многократное нанесение ударов следует отграничивать от истязания, совершаемого путем систематического нанесения побоев (ст. 117 УК), в последнем случае речь идет о нескольких актах избиения, разделенных во времени. Побои же как самостоятельный вид преступления предполагают совпадение во времени наносимых ударов потерпевшему.

10. Преступление совершается с прямым умыслом; виновный осознает общественную опасность наносимых многократных ударов или применения иных насильственных действий, предвидит возможность или неизбежность того, что ими причиняется потерпевшему физическая боль, и желает этого.

11. При наличии обстоятельств, названных в ч. 2 комментируемой статьи, имеет место квалифицированный вид преступления. Содержание квалифицирующих признаков аналогично содержанию одноименных признаков в других преступлениях против личности.

Статья 117 УК РФ. Истязание

1. Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;

д) с применением пытки;

е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Примечание. Под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях.

Комментарии к ст. 117 УК РФ

1. Преступление описано в законе с помощью негативных и позитивных признаков. Так, ст. 117 УК применяется, если описанное в ней деяние не повлекло последствий, указанных в ст. ст. 111 и 112 УК. Это означает, что комментируемой статьей охватывается причинение истязанием легкого вреда здоровью и в таком случае дополнительной квалификации по ст. 115 УК не требуется. Если деяние повлекло причинение умышленно тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, напротив, применению не подлежит ст. 117 УК, здесь истязание рассматривается в качестве способа и квалифицирующего причинение такого вреда обстоятельства (п. «в» ч. 2 ст. 112 УК).

2. Объективная сторона преступления слагается из:

систематического нанесения побоев или иных насильственных действий;

физических или психических страданий.

3. Сопоставление ст. ст. 116 и 117 УК показывает, что способы действия в описанных в них деяниях сходные. Ими являются побои и иные насильственные действия.

Отличие заключается в том, что истязание выражается в систематическом нанесении побоев, т.е. нанесении ударов более двух раз. При этом важна не только формальная, количественная характеристика (сколько раз), но и интенсивность воздействия на потерпевшего, восприятие последним многократных актов как нечто непрекращающегося, непрерывного, постоянного. В силу этого такие акты не должны значительно отстоять во времени друг от друга. Неоднократное нанесение побоев не может рассматриваться как истязание, если по одному или нескольким эпизодам, дающим основание для квалификации действий как систематических, истек срок давности привлечения к уголовной ответственности либо к лицу за эти действия ранее уже были применены меры административного наказания и постановления о применении таких мер не отменены.

По конкретному делу указано, что нанесение побоев с интервалом в год, т.е. через большие промежутки во времени, не может рассматриваться как истязание путем систематического нанесения побоев .

БВС РСФСР. 1965. N 1. С. 11.

4. Иные насильственные действия как второй способ истязания текстуально совпадает с указанным действием в ст. 116 УК. Однако содержание их неравнозначно. При истязании под ними понимаются прочие насильственные действия (помимо систематических побоев), как то: длительное причинение боли (щипанием, сечением и т.п.), нанесение множественных (в том числе небольших) повреждений, воздействие термических факторов (например, прижигание раскаленным утюгом), другие аналогичные действия, в том числе длительное лишение воды, пищи, тепла, подвешивание вниз головой, порка и т.д.

Таким образом, иные насильственные действия при истязании в количественно-качественном отношении (многократность, длительность) заметно разнятся от одноименных действий, указанных в ст. 116 УК.

5. Физические или психические страдания должны быть причинно обусловлены систематическим нанесением побоев либо иными насильственными действиями, вытекать из них. Для истязания характерны именно страдания потерпевшего, т.е. физические и психические переживания.

6. В отличие от разовой физической боли (ст. 116 УК), страдания как состояние человека имеют протяженность во времени, поскольку побои наносятся систематически, возобновляя, подкрепляя и усиливая переживания; иные насильственные действия также предполагают не одномоментность насилия, а многократность и некоторую его протяженность, длительность.

М. в ответ на отказ жены дать денег на водку привязал ее к кровати и в течение двух часов допытывался, где она спрятала деньги. Наносил ей удары руками, бил головой о спинку кровати, прижигал горящей сигаретой ей лицо, мочился на нее, таскал за волосы, имитировал удушение ее веревкой, надевал полиэтиленовый пакет ей на голову и т.д. Потерпевшая испытывала при этом не только физические, но и психические страдания (в частности, при имитации лишения жизни).

7. Субъективная сторона истязания выражается в прямом умысле. Виновный осуществляет насильственные действия, осознавая, что они причиняют потерпевшему физические или психические страдания, и желает этого.

8. Большинство квалифицирующих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 117 УК, совпадает с рассмотренными выше при анализе квалифицированных составов убийства (ч. 2 ст. 105 УК), умышленного причинения тяжкого (ч. ч. 2 и 3 ст. 111 УК) и средней тяжести (ч. 2 ст. 112 УК) вреда здоровью.

9. Под несовершеннолетним, истязание которого влечет повышенное наказание (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК), понимается лицо, заведомо не достигшее на момент истязания 18-летнего возраста.

10. Материальная или иная зависимость потерпевшего от виновного ограничивает способность лица противостоять посягательству и облегчает совершение истязания, что осознается виновным. Под материальной зависимостью принято понимать ситуацию, когда потерпевший находится на полном или частичном иждивении посягающего, проживает на его жилой площади и т.д. Под иной понимается служебная зависимость, а также та, которая проистекает из родственных или супружеских отношений, основана на законе или договоре (например, зависимость от опекуна и попечителя, обвиняемого — от работника дознания и т.д.). Во всех случаях зависимость должна быть существенной, т.е. способной серьезно затруднить либо даже подавить волю потерпевшего к противодействию.

11. Усиливает наказание истязание лица, похищенного (ст. 126 УК) либо захваченного в качестве заложника (ст. 206 УК). В таких случаях речь идет о реальной совокупности преступлений, действия виновного надлежит квалифицировать по п. «г» ч. 2 ст. 117 УК и по ст. 126 либо ст. 206 УК.

12. Специфическим квалифицирующим обстоятельством истязания выступает применение пытки. Понятие ее содержится в примечании к ст. 117 УК. Пытка означает, что виновный совершает насильственные действия (множественные или продолжительные), причиняя физические или психические страдания потерпевшему, чтобы принудить последнего к выдаче сведений или признанию в совершении чего-то (например, имел ли место факт супружеской измены).

Статья 24. УК РФ

Формы вины

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Комментарии к статье 24 УК РФ

Вина является необходимой субъективной предпосылкой уголовной ответственности. Виновность деяния — неотъемлемая составляющая понятия преступления (см. комментарий к ст. 14 УК РФ). Уголовной ответственности без вины быть не может, так как вменение в вину лицу деяния, совершенного невиновно (объективное вменение), не допускается (ч. 2 ст. 5 УК РФ). В соответствии с принципом субъективного вменения лицо подлежит уголовной ответственности только за общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ч. 1 ст. 5 УК РФ). Уголовная ответственность может наступать только при наличии вины в отношении общественно опасных действий лица. Невиновное причинение вреда независимо от характера и размера наступивших последствий полностью исключает уголовную ответственность (см. комментарий к ст. 28 УК РФ). Отсутствие вины влечет отсутствие состава преступления, так как вина — основной признак субъективной стороны состава преступления (см. комментарий к ст. 8 УК РФ).

Понятие вины в УК РФ отсутствует, комментируемая статья называет лишь ее формы. Понятие вины выработано доктриной уголовного права и основано на том, что человек совершает деяния, обладая полной свободой воли, способностью к саморегуляции и самодетерминации поведения, позволяющей принимать решения, руководствуясь сложившимися в сознании индивида понятиями и представлениями. Эта способность включает в себя интеллектуальный (познавательный) и волевой (характеризующий внутренний самоконтроль) элементы, поэтому виновным по уголовному праву признается только то лицо, которое в момент совершения преступления могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и свободно реализовывать свою волю в отношении производства этих действий (руководить ими), — вменяемое лицо (см. комментарий к ст. 21).

Вина — это внутреннее психическое отношение лица в форме умысла и неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию и к его последствиям. Это отношение проявляется в интеллектуальной и волевой составляющих деятельности человека, которые именуются интеллектуальным и волевым моментами (элементами) вины.

Вина образуется совокупностью (единством) двух моментов: интеллектуального и волевого. Интеллектуальный момент вины отражает осознание характера объекта. В преступлениях с материальным составом интеллектуальный элемент также включает в себя предвидение общественно опасных последствий и осознание развития причинной связи между своими действиями (бездействием) и их последствиями. В преступлениях с формальным составом, когда для наличия оконченного состава преступления не требуется учет наступивших общественно опасных последствий, он включает в себя только осознание общественной опасности соответствующих действий.

Действия человека всегда мотивированы и преследуют достижение определенных целей. Мотив и цель хотя и являются самостоятельными признаками субъективной стороны преступления, но наряду с виной они определяют составляющие психического отношения лица к совершаемому преступлению, свидетельствуют о целеполагании лица при совершении этого деяния, дают возможность выяснить, из каких побуждений виновный совершил преступление. Цель преступления, возникая на основе преступного мотива, вместе с мотивом в наибольшей степени детерминирует наличие вины в момент совершения преступления. Мотив и цель свойственны умышленным преступлениям, а применительно к неосторожным преступлениям закон не содержит в себе эти признаки. Если состав преступления предполагает учет факультативных объективных признаков, характеризующих обстоятельства совершения преступных действий (место, время, обстановка и др.), или учет мотива и цели совершения преступления, то осознание этих обстоятельств также имеет уголовно-правовое значение. Например, Пленум Верховного Суда РФ неоднократно указывал на необходимость при оценке общественной опасности содеянного и назначении наказания учитывать все обстоятельства, при которых совершено преступление: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 7, от 3 апреля 2008 г. N 4) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 3; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 7) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 5.

Характер и содержание волевого момента вины определяется конструкцией состава каждого конкретного преступления. Волевой момент вины в умышленных преступлениях заключается в сознательном направлении интеллектуальных и физических усилий на достижение намеченного или предполагаемого результата (желание). Волевой момент вины при неосторожных преступлениях состоит в том, что лицо не направляло необходимые усилия на предотвращение наступления общественно опасных последствий своего деяния, хотя должно было и могло это сделать (нежелание). В этом случае лицо при совершении действий или, наоборот, при их несовершении проявляет небрежность, неосмотрительность, легкомыслие.

Две формы вины — умысел (ст. 25 УК РФ) и неосторожность (ст. 26 УК РФ) — образуются путем различного сочетания интеллектуального и волевого моментов вины. Умысел и неосторожность, в свою очередь, делятся на виды: умысел — на прямой и косвенный, а неосторожность — на легкомыслие и небрежность. Отражение форм вины в нормах Особенной части УК РФ может быть различным. Форма вины может быть прямо указана в диспозиции статьи (умышленное причинение смерти (ст. 105 УК РФ) или причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ)) либо подразумеваться, когда характер действий или их цель указывает на то, что преступление может совершаться только умышленно, например истязание (ст. 117 УК РФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ), кража (ст. 158 УК РФ), террористический акт (ст. 205 УК РФ). Так, заведомая незаконность действий (бездействия) при уклонении от уплаты налогов (ст. ст. 198, 199 УК РФ) невозможна без наличия умысла лица на их совершение. Часть 2 комментируемой статьи определяет, что, если деяние совершается только по неосторожности, оно может быть признано преступлением, когда такая форма вины указана в диспозиции статьи Особенной части УК РФ. Например, преступление, предусмотренное ст. 168 УК РФ (уничтожение или повреждение имущества по неосторожности), совершается только по неосторожности.

Формы вины позволяют разграничить преступное и непреступное поведение; преступления, сходные по объективным признакам (объекту и объективной стороне). Они являются критериями классификации преступлений (ст. 15 УК РФ), предопределяют назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст. 58 УК РФ), обуславливают признание в действиях лица рецидива преступлений (ст. 18 УК РФ).

Статья 117. Истязание

1. Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, —
наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:
а) в отношении двух или более лиц;
б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;
д) с применением пытки;
е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
ж) по найму;
з) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы , —
наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Примечание. Под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях .

Комментарий к статье 117 Уголовного Кодекса РФ

Признаки объекта и потерпевшего в составе истязания идентичны рассмотренным выше признакам объекта основного состава причинения тяжкого вреда здоровью (см. комментарий к ст. 111 УК РФ).

В соответствии с законом истязанием признается причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев или иными насильственными действиями. Это определение позволяет решать задачи отграничения данного преступления от побоев, квалифицируемых по правилам множественности преступлений, от побоев как продолжаемого преступления, а также от причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершаемых с особой жестокостью, мучениями или издевательством.

Объективная сторона истязания выражается деянием в форме активных действий, последствием в виде физических или психических страданий потерпевшего и причинной связи между ними.

Закон в составе преступления указывает на два альтернативных действия: а) систематическое нанесение побоев и б) иные насильственные действия (о понятии побоев и иных насильственных действий см. комментарий к ст. 116 УК РФ).

Систематичность как признак побоев в составе истязания обладает количественной и качественной характеристиками. Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановлении от 25 сентября 1979 г. N 4 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» (Постановление признано утратившим силу Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 8) указывал, что систематичность предполагает нанесение более двух раз побоев, характер которых свидетельствует об умысле лица на причинение потерпевшему особой мучительной боли или страданий. Представляется, что эта рекомендация может быть использована и в современной практике. Количественная сторона систематичности — трех- и более кратное нанесение побоев. Качественная сторона систематичности — связанность всех фактов побоев единым умыслом виновного: они направлены против одного потерпевшего, отражают общую линию поведения виновного в отношении жертвы, выступают в качестве специфического способа реализации его умысла на причинение психических или физических страданий.

Иные насильственные действия могут выражаться в вырывании волос, длительном причинении боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших, повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другими аналогичными действиями. Эти действия могут носить как систематический, так и несистематический характер; в последнем случае они представляют собой единый непрерывный процесс, причиняющий потерпевшему особые мучения и страдания. Представляется, что понятием «иные насильственные действия» может охватываться не только физическое или иное воздействие на тело потерпевшего, но и информационное воздействие на его психику, носящее характер насилия, например систематические угрозы, оскорбления, травля, если они отражают умысел виновного на причинение жертве психических страданий.

Систематические побои или иные насильственные действия оцениваются как истязание при условии, если они влекут за собой последствия в виде физических или психических страданий. Это оценочный признак, который устанавливается на основе всей совокупности данных по делу. Страдания — это в первую очередь физическая боль или психическая травма, которые носят глубокий характер, причиняют жертве мучения и особые переживания. Они связаны не только с переживанием боли в момент совершения виновным действий, но и с возникновением чувства неуверенности и страха за свое будущее, ощущения неизбежности повторного насилия со стороны виновного.

Важно, что истязание не является особым видом вреда здоровью, а потому установление того, что действия виновного носили характер истязания, входит в компетенцию правоприменителя, а не судебно-медицинского эксперта. Последний констатирует только характер повреждений и размер причиненного здоровью вреда. Законодатель прямо указывает на максимально допустимый в составе истязания размер вреда, причиняемого здоровью потерпевшего, — легкий вред. Причинение в процессе истязания вреда здоровью средней тяжести или тяжкого выходит за рамки состава преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ, и требует квалификации по соответствующей части ст. ст. 112 и 111 УК РФ с учетом квалифицирующего признака «особая жестокость». Из последствий как признака состава истязания исключается самоубийство потерпевшего; неквалифицированное истязание, в результате которого потерпевший совершает самоубийство или покушение на самоубийство, квалифицируется по ст. 110 УК РФ.

С субъективной стороны истязание — это преступление, характеризующееся прямым умыслом. Виновный осознает, что своими действиями причиняет потерпевшему физические или психические страдания, предвидит неизбежность наступления их в результате систематического нанесения побоев или совершения иных насильственных действий и желает их причинения.

Мотивы и цели преступления могут быть различными — ненависть, месть, ревность и т.д.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Квалифицирующие признаки истязания, предусмотренные пп. «а», «б», «в», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 117 УК РФ, аналогичны соответствующим признакам убийства. Кроме того, квалифицированными составами истязания закон признает истязание в отношении заведомо несовершеннолетнего либо лица, находящегося в материальной или иной зависимости от потерпевшего (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ), истязание с применением пытки (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ).

Истязание в отношении заведомо несовершеннолетнего предполагает, что действия виновного направлены против лица, не достигшего на момент совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, при условии что субъект достоверно знает о возрасте потерпевшего (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или когда внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствовал о его возрасте. Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к восемнадцатилетию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака .

———————————
По аналогии с рекомендациями Пленума Верховного Суда РФ, данными в п. 14 Постановления от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Истязание в отношении зависимого лица предполагает, что между виновным и потерпевшим существуют отношения материальной или иной зависимости. Под материальной зависимостью следует понимать ситуации, когда потерпевший находится на иждивении виновного или получает от него существенную материальную поддержку (например, материальной является зависимость нетрудоспособных родителей от трудоспособных детей или нетрудоспособного супруга от второго и т.д.). Иная зависимость может иметь различные основания: зависимость подчиненного от начальника, зависимость лица, находящегося в рабстве или подневольном состоянии, зависимость, вытекающая из факта совместного проживания, и т.д. Виновный осознает факт этой зависимости и часто мотивирует им свое поведение.

Истязание с применением пытки предполагает в соответствии с примечанием к ст. 117 УК РФ, что причинение физических или нравственных страданий потерпевшему осуществляется в целях понуждения его к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях . Представляется, что особенность пытки состоит не в характере действий субъекта, которые по своим объективным признакам не отличаются от истязания, предусмотренного ч. 1 ст. 117 УК РФ . Ее специфика заключается в содержании вины. Обязательным признаком субъективной стороны пытки выступает цель: получение определенной информации (в том числе и показаний), наказание, принуждение к каким-либо действиям. Деяние может быть квалифицировано как пытка как в том случае, когда виновный стремится достичь своей цели посредством действий самого потерпевшего, так и в том случае, когда получение информации или выполнение действия ожидается им от третьих лиц. Субъект пытки в ч. 2 ст. 117 УК РФ — общий. Законом установлена ответственность и за специальные составы пытки (ч. 2 ст. 127.2 УК РФ, ч. 2 ст. 302 УК РФ). Возможная конкуренция в силу требований ч. 3 ст. 17 УК РФ разрешается в пользу специальной нормы.

———————————
Следует признать определенное расхождение понятия пытки в национальном и международном праве. Согласно ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (10 декабря 1984 г.) пытка означает «любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия».

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации — ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (издание третье, измененное и дополненное).

Ошибочным, на наш взгляд, является утверждение, что пытка представляет собой особо изощренные способы воздействия на организм потерпевшего. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. С. 269 (автор — профессор Э.Ф. Побегайло).

Другой комментарий к статье 117 УК РФ

1. Объективная сторона преступления заключается в деянии, выраженном в форме следующих альтернативных действий:

1) систематическом нанесении побоев (не менее трех раз нанесение многократных ударов);

2) иных насильственных действий, причиняющих физические или психические страдания (длительное причинение боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших, повреждений тупыми или острыми предметами; воздействием термических факторов; длительное лишение пищи, питья или тепла; помещение (или оставление) потерпевшего во вредных для здоровья условиях либо другие сходные действия).

2. Систематическое нанесение побоев представляет собой цепь взаимосвязанных действий, объединенных общей линией поведения виновного по отношению к потерпевшему и стремлением причинить ему физические или психические страдания. Именно систематичность побоев вызывает у потерпевшего не только физические, но и психические страдания, сопровождаемые чувствами унижения, обиды и т.д. Поэтому нельзя считать истязанием нанесение даже неоднократных побоев, если они имели разрозненный характер.

3. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью охватывается нормами ст. ст. 111 или 112 УК и дополнительной квалификации по ст. 117 не требует.

4. Не рассматривается как истязание причинение психических страданий путем систематического унижения человеческого достоинства или путем угроз. В соответствующих случаях указанные действия могут образовать другие преступления против личности (ст. 119 УК).

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

6. Под материальной или иной зависимостью понимается зависимость виновного от лица, у которого он находится на иждивении, проживает на его жилплощади, не имея собственной, и т.д. К иной относится, например, служебная зависимость, основанная на подчинении потерпевшего виновному. Такая зависимость может возникать в самых различных случаях (например, зависимость ученика или студента от преподавателя, свидетеля или подследственного от следователя).

7. Применительно к комментируемой статье пытку следует толковать ограничительно; если причиняются физические или нравственные страдания в целях понуждения к даче показаний, то уголовная ответственность будет наступать по ст. ст. 302 или 309 УК.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2015 г. N 56 г. Москва «О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)»

Комментарии Российской Газеты

В целях обеспечения единства практики рассмотрения судами уголовных дел о вымогательстве, а также в связи с вопросами, возникающими у судов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации и статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного статьей 163 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), определяется направленностью посягательства на отношения собственности и иные имущественные отношения, а также на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы). Необходимо учитывать, что при вымогательстве виновное лицо действует с умыслом на получение материальной выгоды для себя или иных лиц.

2. К предмету вымогательства по смыслу статьи 163 УК РФ относится, в частности, чужое (то есть не принадлежащее виновному на праве собственности) имущество, а именно вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе права требования и исключительные права.

Под правом на имущество, с передачей которого могут быть связаны требования при вымогательстве, в статье 163 УК РФ понимается удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества.

3. К другим действиям имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве, относятся действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав (в частности, производство работ или оказание услуг, являющихся возмездными в обычных условиях гражданского оборота; исполнение потерпевшим за виновного обязательств).

4. Потерпевшим от вымогательства может быть признан не только собственник или законный владелец, но и другой фактический обладатель имущества (например, лицо, осуществляющее охрану имущества либо имеющее к нему доступ в силу служебных обязанностей или личных отношений), которому причинен физический, имущественный или моральный вред.

5. По смыслу части 1 статьи 163 УК РФ к близким потерпевшего следует относить его близких родственников (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки), родственников (все иные лица, за исключением близких родственников, состоящие в родстве с потерпевшим), а также лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим, или лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

6. Судам необходимо иметь в виду, что вымогательство, предусмотренное частью 1 статьи 163 УК РФ, предполагает наличие угрозы применения любого насилия, в том числе угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Угроза, которой сопровождается требование при вымогательстве, должна восприниматься потерпевшим как реальная, то есть у него должны быть основания опасаться осуществления этой угрозы. Для оценки угрозы как реальной не имеет значения, выражено виновным намерение осуществить ее немедленно либо в будущем.

7. Вымогательство является оконченным преступлением с момента, когда предъявленное требование, соединенное с указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, доведено до сведения потерпевшего. Невыполнение потерпевшим этого требования не влияет на юридическую оценку содеянного как оконченного преступления.

8. Не образуют совокупности преступлений неоднократные требования под указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом или правом на имущество либо на получение материальной выгоды от совершения одного и того же действия имущественного характера. Как единое преступление следует квалифицировать и требование, направленное на периодическую передачу потерпевшим имущества (например, ежемесячную передачу определенной денежной суммы).

9. Если вымогательство сопряжено с побоями, совершением иных насильственных действий, причинивших физическую боль, а также с причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью, истязанием, то такие действия виновного следует квалифицировать по пункту «в» части 2 статьи 163 УК РФ без дополнительной квалификации по статьям 112, 115, 116 или 117 УК РФ.

В случае умышленного причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью содеянное квалифицируется по пункту «в» части 3 статьи 163 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по статье 111 УК РФ.

Если при вымогательстве причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего повлекло по неосторожности его смерть, содеянное следует расценивать как совокупность преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 3 статьи 163 УК РФ и частью 4 статьи 111 УК РФ.

Вымогательство, сопряженное с убийством, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 3 статьи 163 и пунктом «з» части 2 статьи 105 УК РФ.

10. При решении вопроса об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, судам следует учитывать, что при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, тогда как при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, а при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

В случаях, когда вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, при наличии реальной совокупности преступлений эти действия в зависимости от характера примененного насилия должны дополнительно квалифицироваться как грабеж или разбой.

11. Уничтожение или повреждение в ходе вымогательства чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение потерпевшему значительного ущерба, образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 163 и 167 УК РФ.

12. По смыслу части 1 статьи 163 УК РФ под сведениями, позорящими потерпевшего или его близких, следует понимать сведения, порочащие их честь, достоинство или подрывающие репутацию (например, данные о совершении правонарушения, аморального поступка). При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой распространения которых совершается вымогательство.

К иным сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких, относятся, в частности любые сведения, составляющие охраняемую законом тайну.

Распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство потерпевшего и (или) его близких или подрывающих его (их) репутацию, незаконное распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, образуют совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 128 1 , 137, 155 или 183 и статьи 163 УК РФ.

13. Если требование передачи имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера является правомерным, но сопровождается указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, то такие действия не влекут уголовную ответственность за вымогательство. При наличии признаков состава иного преступления (например, угрозы убийством, самоуправства) содеянное следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

14. В случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками вымогательства в соответствии с распределением ролей каждый из них совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону вымогательства (высказывает требование либо выражает угрозу, либо применяет насилие), все они несут уголовную ответственность за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Если лицо осуществляет заранее обещанные передачу исполнителю преступления полученного в результате вымогательства имущества или оформление прав на него, то, при отсутствии признаков участия в составе организованной группы, его действия квалифицируются как пособничество по соответствующей части статьи 163 УК РФ и части 5 статьи 33 УК РФ.

15. Вымогательство считается совершенным в крупном либо особо крупном размере, если требование направлено на передачу чужого имущества, права на имущество, производство работ или оказание услуг, стоимость которых на момент предъявления требования превышает стоимость, указанную в пункте 4 примечания к статье 158 УК РФ.

16. Рекомендовать судам при рассмотрении уголовных дел о вымогательстве выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, и в соответствии с частью 4 статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

17. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившими силу:

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 мая 1990 года N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 года N 10, от 21 декабря 1993 года N 11, от 25 октября 1996 года N 10);

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 года N 10 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению законодательства об ответственности за вымогательство».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации

Ст117 ук рф пленум