Статья 326. Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства

СТ 326 УК РФ.

1. Подделка или уничтожение идентификационного номера, номера кузова, шасси, двигателя,
а также подделка государственного регистрационного знака транспортного средства в целях
эксплуатации или сбыта транспортного средства, использование заведомо поддельного или
подложного государственного регистрационного знака в целях совершения преступления либо
облегчения его совершения или сокрытия, а равно сбыт транспортного средства с заведомо
поддельным идентификационным номером, номером кузова, шасси, двигателя или с заведомо
поддельным государственным регистрационным знаком либо сбыт кузова, шасси, двигателя с
заведомо поддельным номером —
наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной
платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на
срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет,
либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной
группой, —
наказываются обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо
исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет,
либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 326 Уголовного кодекса

1. Предмет преступления: а) подлинный или поддельный идентификационный номер транспортного средства; б) подлинный или поддельный номера кузова, шасси, двигателя. Подлинные номера присваиваются транспортному средству, его конструктивным частям и агрегатам изготовителем; в) поддельный государственный регистрационный знак, заменяющий подлинный знак — номер, выдаваемый ГИБДД (см. комментарий к ст. 325.1 УК).

2. Объективная сторона характеризуется совершением одного или нескольких из указанных в законе действий с соответствующими предметами.

Подделка идентификационного номера, номера частей и агрегатов транспортного средства, государственного регистрационного знака — их изменение вытравливанием, перебивкой или другими способами либо нанесение (изготовление) полностью фиктивного номера (знака).

Уничтожение идентификационного номера, номера частей и агрегатов транспортного средства означает их необратимую полную ликвидацию.

Использование поддельного регистрационного знака заключается в его размещении на корпусе транспортного средства на месте подлинного.

Сбыт транспортного средства с поддельным идентификационным номером или номером частей и агрегатов, с поддельным государственным регистрационным знаком либо сбыт кузова, шасси, двигателя с поддельным номером образует их продажа или иное окончательное отчуждение, не обязательно возмездного характера.

Действия, входящие в объективную сторону, в частности уничтожение подлинных номеров или знаков, обеспечивавших правильную идентификацию транспортного средства, его узлов и агрегатов, могут повлечь последствия, но преступление имеет формальный состав, поэтому окончено в момент совершения указанных действий.

3. Квалификация отдельных действий предполагает установление особых целей их совершения: а) эксплуатации или сбыта транспортного средства (при подделке или уничтожении идентификационного номера, номера кузова, шасси, двигателя, а также подделке государственного регистрационного знака транспортного средства); б) совершения преступления либо облегчения его совершения или сокрытия (при использовании поддельного или подложного государственного регистрационного знака).

Приговор по статье 326 УК РФ (Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства)

Приговор мирового судьи судебного участка Алтуфьевского района города Москвы по части 2 статьи 326 УК РФ «Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой».

Именем Российской Федерации

город Москва 23 мая 2013 года

председательствующего – мирового судьи судебного участка № Алтуфьевского района города Москвы Е.А.С.,

при секретаре Л.М.В.,

государственного обвинителя – старшего помощника Бутырского межрайонного прокурора города Москвы С.О.В.,

защитника – адвоката К. А.П., предоставившего удостоверение и ордер,

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке судебного разбирательства уголовное дело в отношении

В. В.Д, не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 326 УК РФ,

В.В.Д. виновен в уничтожении идентификационного номера и номера кузова транспортного средства в целях сбыта транспортного средства, совершённое группой лиц по предварительному сговору, а именно:

25 января 2012 года в период времени с 10 час. 00 мин. по 17 час. 00 мин. В.В.Д., находясь в гаражном боксе №1 по адресу: г. *****, ул. *****, вл. *****, имея умысел на уничтожение идентификационного номера и номера кузова автомобиля Мазда 3 синего цвета с маркировочным обозначением номера двигателя «*****», с целью последующего сбыта транспортного средства, во исполнение задуманного вступил в преступный сговор с неустановленным дознанием лицом и, реализуя свой преступный умысел, совместно и согласованно с неустановленным соучастником при помощи заранее приисканных для преступной цели неустановленного предмета и многофункциональных пассатижей уничтожил маркировочное обозначение идентификационного номера и номера кузова указанного транспортного средства путём механического удаления части оригинальной маркируемой детали (щит передка) и механического удаления идентифицирующих обозначений с поверхности маркировочной таблички.

С предъявленным обвинением по части 2 статьи 326 УК РФ подсудимый В.В.Д. согласен в полном объёме.

Государственный обвинитель не возражал против рассмотрения дела в особом порядке.

Предусмотренные статьями 314 и 315 УПК РФ условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства соблюдены.

Суд считает, что обвинение, с которым согласился подсудимый В.В.Д., обосновано и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами.

Действия подсудимого В.В.Д. суд квалифицирует по части 2 статьи 326 УК РФ, так как он, заранее договорившись о совершении преступления, 25 января 2012 года совместно с неустановленным лицом уничтожил идентификационный номер и номер кузова автомобиля Мазда 3 синего цвета в целях последующего сбыта транспортного средства.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного Вороновым, личность виновного, который впервые совершил преступление, отнесённое законом к категории небольшой тяжести, в июне 2012 года и в марте 2013 года совершал административные правонарушения.

Суд также учитывает влияние назначаемого наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи.

Чистосердечное раскаяние, наличие у виновного двоих малолетних детей и положительной характеристики по месту жительства признаю смягчающими обстоятельствами в соответствии со статьёй 61 УК РФ.

Явки В.В.Д. с повинной (л.д. 76-77, 86-87, 97-98, 107-108) судом во внимание не принимаются и смягчающими обстоятельствами не признаются, так как изложенные в них сведения не имеют отношение к обстоятельствам преступления, совершённого 25 января 2012 года.

Обстоятельства, отягчающие наказание согласно статье 63 УК РФ суд не установил, поэтому исходя из общих начал назначения наказания пришёл к выводу о назначении Воронову наказания в виде ограничения свободы с установлением ограничений в соответствии со статьёй 53 УК РФ, не усматривая оснований и целесообразности для назначения подсудимому иного вида наказания и применения в отношении него положений статьи 64 УК РФ, так как эти условия будут способствовать его исправлению.

Вопрос о вещественных доказательствах разрешается судом в соответствии с частью 3 статьи 81 и статьёй 82 УПК РФ с учётом того, что уголовное дело в отношении неустановленного лица выделено в отдельное производство.

Процессуальные издержки в виде выплаченных сумм адвокату, участвующему в уголовном деле по назначению суда, распределяются в соответствии со статьями 131, 132, частью 10 статьи 316 УПК РФ и возмещаются за счёт средств федерального бюджета.

Руководствуясь статьёй 316 УПК РФ,

признать В.В.Д виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 326 УК РФ, и назначить ему наказание в виде ограничения свободы на срок 1 (один) год с возложением на него следующих ограничений и обязанностей: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории ***** района ***** области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы; являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации; не уходить из жилища в период с 22 часов до 6 часов следующих суток по местному времени.

Надзор за отбыванием осуждённым В.В.Д. наказания в виде ограничения свободы возложить на уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства осуждённого.

Меру пресечения В.В.Д. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении по вступлении приговора в законную силу – отменить.

По вступлении приговора в законную силу вещественные доказательства по делу:

— кузов автомобиля Мазда 3 синего цвета (л.д. 156) – оставить на ответственном хранении М.А.А.;

— светокопии заключения эксперта ЭКЦ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве, свидетельства о регистрации транспортного средства и паспорта транспортного средства (л.д. 159-169) – хранить при уголовном деле;

— пассатижи многофункциональные (л.д. 178) – оставить на хранении в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по Алтуфьевскому району города Москвы.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Бутырский районный суд города Москвы через мирового судью судебного участка № Алтуфьевского района города Москвы в течение десяти суток со дня его постановления с соблюдением требований статьи 317 УПК РФ.

В случае подачи апелляционной жалобы осуждённый вправе ходатайствовать о своём участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Статья 326 УК РФ. Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства (действующая редакция)

1. Подделка или уничтожение идентификационного номера, номера кузова, шасси, двигателя, а также подделка государственного регистрационного знака транспортного средства в целях эксплуатации или сбыта транспортного средства, использование заведомо поддельного или подложного государственного регистрационного знака в целях совершения преступления либо облегчения его совершения или сокрытия, а равно сбыт транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным номером, номером кузова, шасси, двигателя или с заведомо поддельным государственным регистрационным знаком либо сбыт кузова, шасси, двигателя с заведомо поддельным номером —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, —

наказываются обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

К вопросу об ошибках при квалификации деяний по статье 326 Уголовного кодекса Российской Федерации (Лебедев А.С.)

Дата размещения статьи: 10.07.2014

В теории уголовного права под ошибочной квалификацией понимается допущенное самим квалификатором установление и закрепление в соответствующем уголовно-процессуальном акте предусмотренности выявленного деяния составу преступления, которым на самом деле данное деяние не охватывается [8, с. 18]. В каждом уголовном деле возможно только одно единственно правильное решение вопроса о квалификации содеянного, соответствующее закону; все же иные решения могут быть только ошибочными [11, с. 44]. Однако на практике имеются факты ошибочной квалификации, в том числе и при квалификации деяний по ст. 326 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года (далее — УК РФ). Рассмотрим их причины и приведем рекомендации для правоприменительной практики по недопущению таких ошибок.
Основные причины квалификационных ошибок — недочеты законодательства и непрофессионализм правоприменителей [11, с. 44]. Субъектом ошибки правоприменителя в квалификации уголовно-правового деяния является лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья. Квалификационная ошибка совершается только в связи с установлением совпадения (соответствия) фактических признаков общественно опасного деяния и признаков состава преступления. Ошибка правоприменителя выражается не только в заблуждении относительно квалификации содеянного, но и в его неправильных действиях, основанных на этом заблуждении [12, с. 55].
25% из 263 респондентов на вопрос «Чем вызваны проблемы применения законодательства об ответственности за подделку или уничтожение идентификационного номера транспортного средства?» ответили, что несовершенством уголовного законодательства, 7,9% — отсутствием разъяснений Верховного Суда РФ, 16,7% — слабо наработанной судебной практикой применения ст. 326 УК РФ, 33,1% — слабо наработанной практикой подразделений криминальной полиции по установлению лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 326 УК РФ, и лишь 0,3% респондентов ответили, что проблем не возникает.
Анализ следственно-судебной практики применения ст. 326 УК РФ (288 уголовных дел) показал, что часто следственными органами и судами действия, охватываемые составом ст. 326 УК РФ, квалифицируются по статьям 158, 159, 161, 171, 174, 175 и даже 198 УК РФ.
Допускаются ошибки при квалификации деяний по ст. 326 УК РФ, связанные с ошибкой в объекте и предмете преступления, объективной стороне состава преступления, субъективной стороне состава преступления и даже субъекте. Нередко ошибки связаны с неверным выбором конкретной статьи, в которой содержится полное описание совершенного деяния.
Иногда правоприменителю приходится сталкиваться не только с организационными и тактико-криминалистическими проблемами при расследовании таких деяний, но и с трудностями, связанными с вступлением данной правовой нормы во взаимодействие с другими статьями состава преступления, поэтому для правильного их применения необходимо уяснить содержание первых и определить их соотношение и место в системе механизма уголовно-правового регулирования, сферу действия.
Сложность применения нормы обусловлена и тем, что в содеянном могут содержаться признаки нескольких норм, так как состав преступления, предусмотренного ст. 326 УК РФ, может с составом преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ, с одной стороны, совпадать, с другой стороны, по каким-то признакам различаться.
Ошибки в объекте, предмете и объективной стороне подделки или уничтожения идентификационного номера транспортного средства выражаются в неправильном понимании сути общественных отношений, охраняемых ст. 326 УК РФ.
Так, 29.03.2005 в г. Санкт-Петербурге Л. сбыл З. автомобиль «Chevrolet Нива» с заведомо поддельным идентификационным номером транспортного средства и государственным регистрационным знаком. Взамен З. ему передал автомобиль «Mercedes Benz E200». 01.04.2005 Л. в г. Петрозаводске сбыл данный автомобиль П. за 300 000 руб. Данные действия Л. суд квалифицировал по ч. 1 ст. 174 УК РФ как совершение сделки с имуществом, приобретенным лицом в результате совершения им преступления [5]. Подобная позиция судебных органов нелогична, так как непосредственным объектом ст. 174 УК РФ являются общественные отношения, складывающиеся по поводу осуществления основанной на законе предпринимательской деятельности, тогда как непосредственным объектом ст. 326 УК РФ признается работа государственных органов по регистрационной деятельности транспортных средств, самоходных машин и маломерных и водных судов.
Кроме того, в диспозиции ст. 174 УК РФ сказано о «совершении финансовых операций
и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом». Как видно, у субъекта имеется специальная цель, однако в случае со ст. 326 УК РФ правомерный вид владения, предположим, транспортным средством с поддельным идентификационным номером невозможен. Под правомерным владением транспортным средством понимается возможность его законной эксплуатации, реализуемой через государственную регистрацию, тогда как государственная регистрация транспортных средств с поддельной идентификационной маркировкой не производится [13].
В этом плане логичным выглядит решение по данному делу в суде вышестоящей инстанции. Суд, посчитав данное обвинение ошибочным, указал, что в действиях Л. отсутствует состав указанного преступления. Сбыт автомобиля с заведомо поддельными номерами не является имущественным преступлением. Объектом данного преступления является установленный порядок учета и регистрации транспортных средств. Сумма, полученная в результате сбыта автомобиля с заведомо поддельным номером, не является имуществом, приобретенным лицом в результате совершения преступления. В результате Л. был оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 174 УК РФ, за отсутствием состава преступления [4]. Таким образом, суд первой инстанции не разобрался с видом общественных отношений, на которые осуществляется посягательство, квалифицируемое по ст. 326 УК РФ. Вместе с тем суд в силу вероятной сложности понимания действий, которыми может быть выполнена объективная сторона ст. 326 УК РФ, ошибочно квалифицировал действия Л.
Следующий пример из судебной практики показывает, что судьи могут быть недостаточно оснащены теоретически. Вероятно, это связано и с тем, что число деяний, предусмотренных ст. 326 УК РФ, в сотни раз превышает количество рассмотренных в судах дел по ст. 326 УК РФ, недостаточно наработанная практика является косвенным тому подтверждением. Так, 08.10.2005 в г. Норильске С. похитил автомобиль «ВАЗ 21124». В собственности у С. имелся аварийный автомобиль «ВАЗ 21120». Он уничтожил номер двигателя на похищенном автомобиле, вырезав фрагмент с номером кузова аварийного транспортного средства, и установил его на похищенный автомобиль, после чего зарегистрировал в ГИБДД похищенный автомобиль с поддельным номером кузова и уничтоженным номером двигателя, затем его сбыл. Суд квалифицировал сбыт автомобиля по ч. 2 ст. 159 УК РФ, так как С. ввел в заблуждение относительно законности владения данным автомобилем, ранее похищенным у другого лица [6]. Такая квалификация действий С., направленных на сбыт транспортного средства, является ошибочной, так как имеется специальная норма ст. 326 УК РФ, в которой предусмотрена ответственность за сбыт транспортного средства с поддельным или уничтоженным идентификационным номером транспортного средства.
Кроме того, подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства (ст. 326 УК РФ) считается оконченным преступлением с момента, когда подделан идентификационный номер, номер кузова, шасси, двигателя, государственный регистрационный знак транспортного средства, т.е. искажения их действительного содержания. Эти действия служат средством придания легальности похищенному и входят в состав самостоятельного преступления. Подделка идентификационного номера не охватывается составами кражи, грабежа, мошенничества, поскольку она сама по себе не является обманом или введением в заблуждения, как это было озвучено выше.
Подделка идентификационного номера транспортного средства не может быть признаком другого состава преступления и поэтому всегда требует самостоятельной квалификации. С учетом отмеченного итоговая квалификация, на наш взгляд, должна осуществляться по ч. 1 ст. 326 УК РФ, ч. 3 ст. 158 УК РФ.
Аналогично ошибки совершаются и при квалификации хищения транспортных средств с целью последующего их сбыта без подделки идентификационного номера. Так, в г. Омске в 2001 году пять человек вступили в предварительный сговор между собой, создали организованную группу с целью совершения краж автомобилей ВАЗ последних моделей в г. Омске. После хищений транспортных средств один член этой группы подделывал идентификационные номера транспортных средств с целью реализации похищенных транспортных средств. Всего было похищено четыре транспортных средства, на двух из к
оторых впоследствии были подделаны идентификационные номера транспортных средств. Судом была указана следующая формулировка: органами предварительного следствия действия М., К., К., и А. дополнительно квалифицированы по ч. 2 ст. 326 УК РФ. Суд находит, что действия подсудимых в полном объеме образуют состав преступления, предусмотренный пунктами «а», «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ. По ч. 2 ст. 326 УК РФ подсудимые М., К., К., и А. подлежат оправданию за отсутствием состава преступления [7]. Верховный Суд РФ, на наш взгляд, аналогичную ситуацию урегулировал Постановлением Пленума от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», согласно п. 6 которого хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ и соответствующей частью ст. 159 УК РФ. В рассмотренном случае хищение транспортных средств было совершено с последующим использованием подделки идентификационного номера транспортного средства для облегчения сбыта похищенного имущества, соответственно, суд должен был квалифицировать такие деяния как совокупность преступлений, предусмотренных ст. 158 УК РФ и соответствующей частью ст. 326 УК РФ.
Приведем еще один пример ошибок в квалификации деяний по ст. 326 УК РФ по объективной стороне. В период с июня 1996 г. по декабрь 1997 года в г. Тольятти действовала организованная группа в составе семи человек, приобретавших похищенные транспортные средств с измененными идентификационными номерами транспортных средств, двигателей, подделывали документы и сбывали их в Астраханской и Саратовской областях. За этот период ими, таким образом, было приобретено и реализовано 73 автомобиля. Следственными органами данные действия были квалифицированы по пунктам «а», «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 326 УК РФ, пунктам «а», «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 2 ст. 327 УК РФ, п. «а» ч. 2 ст. 171 УК РФ, ч. 3 ст. 174 УК РФ, ч. 2 ст. 198 УК РФ. Суд же счел необходимым оправдать их за совершение преступлений, предусмотренных пунктами «а», «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 326 УК РФ, пунктами «а», «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 2 ст. 327 УК РФ, п. «а» ч. 2 ст. 171 УК РФ, ч. 3 ст. 174 УК РФ, ч. 2 ст. 198 УК РФ, за отсутствием в их действиях состава преступления. Суд переквалифицировал деяние с хищения на ч. 3 ст. 175 УК РФ, поскольку подсудимые совершали заранее не обещанное приобретение и сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, в отношении автомобиля, в крупном размере организованной группой [2]. При этом не ясно, почему суд исключил из обвинения ч. 2 ст. 326 УК РФ, отказавшись от квалификации деяний как сбыт транспортного средства с поддельными идентификационными номерами, и почему суд не счел нужным квалифицировать их действия по совокупности. Приобретение же транспортных средств, добытых преступным путем, действительно охватывается диспозицией ст. 175 УК РФ. Следственные органы в части квалификации вышеописанных действий по пунктам «а», «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 2 ст. 327 УК РФ, п. «а» ч. 2 ст. 171 УК РФ, ч. 3 ст. 174 УК РФ, ч. 2 ст. 198 УК РФ, по-видимому, до конца не разобрались в механизме причинения вреда такими деяниями.
Во-первых, в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.11.2004 N 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» указано, что в тех случаях, когда лицо, имея целью извлечение дохода, занимается незаконной деятельностью, ответственность за которую предусмотрена иными статьями УК РФ (например, незаконным изготовлением огнестрельного оружия, боеприпасов, сбытом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов), содеянное им дополнительной квалификации по ст. 171 УК РФ не требует. В рассматриваемом случае речь идет именно о незаконной деятельности.
Во-вторых, пунктом 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.11.2004 N 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» установлено, что сбыт имущества, которое было получено в результате совершения преступления (например, хищения) иными лицами, не образует состава легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества (ст. 174 УК РФ), если такому имуществу не придается видимость правомерно приобретенного. В зависимости от конкретных обстоятельств дела указанны
е действия могут содержать признаки состава преступления, предусматривающего ответственность за хищение (в форме пособничества), либо состава преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ. На этот счет мы уже установили, что видимость правомерного приобретения, в случае если затем на приобретенном транспортном средстве подделывается идентификационный номер, создать невозможно.
В-третьих, квалификация по ст. 198 УК РФ исключается еще и потому, что в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» указывается, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, является достигшее шестнадцатилетнего возраста физическое лицо (гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин, лицо без гражданства), на которое в соответствии с законодательством о налогах и сборах возложена обязанность по исчислению и уплате в соответствующий бюджет налогов и (или) сборов, а также по представлению в налоговые органы налоговой декларации и иных документов, необходимых для осуществления налогового контроля, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным. В частности, в силу ст. 11 Налогового кодекса Российской Федерации 1998 года им может быть индивидуальный предприниматель, зарегистрированный в установленном порядке и осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частный нотариус, адвокат, учредивший адвокатский кабинет, данные же лица в качестве предпринимателей не были зарегистрированы.
В литературе имеется мнение, согласно которому «в ситуации заранее не обещанного сбыта заведомо добытых преступным путем транспортного средства, кузова, шасси или двигателя с поддельными регистрационно-учетными номерами имеет место идеальная совокупность преступлений, требующая квалификации по двум статьям — 175 и 326 УК РФ» [1, с. 168]. Аргументирует такое утверждение А.А. Архипов тем, что квалифицировать рассматриваемый случай по одной из норм — ст. 175 или ст. 326 УК РФ — было бы неправильно, так как подобная квалификация не отражает того, что фактически содеянное посягает на два различных объекта уголовно-правовой охраны. В качестве дополнительного аргумента А.А. Архипов отмечает, что в числе имущества, добытого преступным путем, образующего квалифицирующий признак преступления по ст. 175 УК РФ, прямо назван автомобиль [1, с. 168]. Такой вывод, по его мнению, распространяется на сбыт транспортного средства или его агрегатов с заведомо поддельными регистрационно-учетными номерами, совершенный при одновременном наличии признаков легализации, что квалифицируется по совокупности статей 326 и 174 УК РФ [1, с. 168]. Пример из практики, свидетельствующий о необоснованности такого вывода, изложен выше.
Развеем теперь ошибочность квалификации по совокупности статей 326 и 175 УК РФ в ситуации заранее не обещанного сбыта заведомо добытых преступным путем транспортного средства, кузова, шасси или двигателя с поддельными регистрационно-учетными номерами.
Проанализируем состав ст. 326 УК РФ, смежный с составом ст. 175 УК РФ, в части сбыта транспортных средств с поддельным или уничтоженным идентификационным номером, когда такое транспортное средство добыто преступным путем. Законодатель при изложении составов преступлений, предусмотренных статьями 326 и ст. 175 УК РФ, предполагал, что они будут смежными. В целом же процесс образования специальных норм связан не только с тем, что из какой-либо общей нормы выделяются конкретные случаи, но и с тем, что зачастую вновь образуемая специальная норма приобретает дополнительные признаки, характеризующие данный вид преступления гораздо полнее, чем общая норма, так что этот новый состав весьма существенно выходит за ее пределы. При этом специальная норма выступает как комплексное образование и уже может быть отграничена от прежней общей нормы по ряду признаков, как смежная с ней [11, с. 224].
Рассмотрим это на конкретном примере. В г. Зарайске Московской области В. и П. приобрели похищенный автомобиль «ВАЗ 21093», подделали идентификационную маркировку и сбыли этот автомобиль. Судом их действия были квалифицированы по факту подделки по ч. 2 ст. 326 УК РФ, по факту сбыта — по пунктам «а», «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ [3]. На наш взгляд, подделку и сбыт транспортного средства с поддельными идентификационными номерами следовало бы квалифицировать по ч. 2 ст. 326 УК РФ, а приобретение транспортного средс
тва, добытого преступным путем, следовало бы квалифицировать по пунктам «а», «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ.
Вместе с тем нельзя согласиться с категоричностью предложенной судом квалификации действий В. и П. Представляется, что указанное выше деяние требует квалификации следующим образом. Во-первых, состав преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ, включает причинение вреда общественным отношениям, обеспечивающим законный переход права собственности на имущество от одного лица к другому [10, с. 167 — 172]. Состав преступления, предусмотренного ст. 326 УК РФ, призван охранять общественные отношения в сфере работы государственных органов по регистрационной деятельности транспортных средств, самоходных машин и маломерных и водных судов, именно сбыт транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным номером причиняет вред данным отношениям, так как транспортное средство устраняется с государственного учета транспортных средств.
Во-вторых, подобные действия более подробно прописаны законодателем в диспозиции ст. 326 УК РФ. В случае со ст. 175 УК РФ предметом сбыта является автомобиль, в то время как уголовная ответственность по ст. 326 УК РФ наступает, если предметом выступает транспортное средство, т.е. законодателем использовано более широкое понятие, чем автомобиль.
В-третьих, с точки зрения субъективной оценки В. и П. осознают, что транспортное средство было ранее похищено, что, по нашему мнению, свидетельствует о том, что деяние подлежит квалификации по пунктам «а» и «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ.
В-четвертых, позиция А.А. Архипова является необоснованной еще и потому, что квалификация сбыта транспортного средства или его агрегатов с заведомо поддельными регистрационно-учетными номерами по совокупности противоречит принципу non bis in idem, в соответствии с которым нельзя наказывать дважды за одно и то же деяние [9, с. 273].
В целом реализация уголовной ответственности в отношении лиц, совершивших подделку или уничтожение идентификационного номера транспортного средства, окутана проблемами в квалификации деяний по ст. 326 УК РФ. Такие проблемы связаны с наличием большого числа бланкетных формулировок в изложении диспозиции, отсутствием единообразия в научном и правоприменительном сообществе по вопросу единообразного применения закона. Назрела потребность в издании постановления Пленума Верховного Суда РФ по вопросу применения ст. 326 УК РФ, в котором требуется осветить проблемные вопросы квалификации деяний по данной норме, привести рекомендации судам по этому вопросу.
Резюмируем, что состав преступления, предусмотренного ст. 326 УК РФ, есть нечто большее, чем просто комплекс формальных действий, описанных в диспозиции. Он не является вспомогательным составом, позволяющим дополнить итоговую квалификационную палитру при квалификации хищений. Состав самостоятелен, является законной альтернативой ст. 175 УК РФ. Очевидно, что его значение и место в системе уголовно-правового регулирования недооценены. Осуществление преступных деяний, предусмотренных ст. 326 УК РФ, исключает возможность реализации умысла, имеющегося при совершении деяний, предусмотренных статьями 158, 159, 161, 171, 174, 175 и 198 УК РФ.

Список литературы

1. Архипов А.А. Уголовная ответственность за преступления, связанные с фальсификацией номерных регистрационно-учетных параметров транспортных средств: Дис. . канд. юрид. наук. Тюмень, 2011.
2. Дело N 1-220/2000 от 17.07.2000 // Архивные материалы Автозаводского суда г. Тольятти Самарской области.
3. Дело N 1-152/2005 от 18.11.2005 // Архивные материалы Зарайского городского суда Московской области.
4. Дело N 22-1248/2006 от 17.07.2006 // Архивные материалы Петрозаводского городского суда Республики Карелия.
5. Дело N 1-419/2008 // Архивные материалы Петрозаводского городского суда Республики Карелия.
6. Дело N 1-54/2007 от 07.12.2007 // Архивные материалы Талнахской постоянной сессии Норильского городского суда Красноярского края.
7. Дело N 1-452/2002 // Архивные материалы Центрального районного суда г. Омска.
8. Благов Е.В. Квалификация преступлений (теория и практика). Ярославль, 2003.
9. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002.
10. Волотова Е.О. Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем // Актуальные проблемы российского права. 2011. N 3.
11. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд. перераб. и доп. М., 1999.
12. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / Науч. ред. В.Н. Кудрявцев. М., 2007.
13. Сабитов Р.А. Ошибки в квалификации уголовно-правовых деяний // Вестник Челябинского государственного университета. Сер. 9 «Право». 2001. N 2.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Цель законопроекта — закрепление в гражданском законодательстве некоторых положений, отталкиваясь от которых, российский законодатель мог бы осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений (в обиходе — «токены», «криптовалюта» и пр.), обеспечивать условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, в том числе сделок, позволяющих предоставлять массивы сведений (информацию).

Законопроектом регулируются отношения по привлечению инвестиций коммерческими организациями или индивидуальными предпринимателями с использованием информационных технологий, а также определяются правовые основы деятельности операторов инвестиционных платформ по организации розничного финансирования (краудфандинга). Деятельность по организации розничного финансирования (краудфандинга) заключается в оказании услуг по предоставлению участникам инвестиционной платформы доступа к ее информационным ресурсам.

Законопроект направлен на усиление ответственности за нарушения в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд. Анализ правоприменения свидетельствует о наличии определенных пробелов в законодательном регулировании ответственности за злоупотребления в сфере госзакупок со стороны лиц, представляющих интересы государственных или муниципальных заказчиков, а также лиц, исполняющих государственные или муниципальные контракты.

Целью данного законопроекта является предоставление социально ориентированным некоммерческим организациям преференций при отчуждении из государственной собственности субъектов Российской Федерации или из муниципальной собственности недвижимого имущества, арендуемого этими организациями.

Цель данного законопроекта — уточнение оснований для обжалования в антимонопольный орган нарушений порядка осуществления в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, являющихся субъектами градостроительных отношений, процедур, включенных в исчерпывающие перечни процедур в сферах строительства, в том числе при проведении торгов. Вносимые изменения позволят антимонопольному органу оперативно восстанавливать нарушенные права юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, являющихся субъектами градостроительных отношений, во внесудебном порядке.

Статья 326. Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства

Статья 326. Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства

1. Подделка или уничтожение идентификационного номера, номера кузова, шасси, двигателя, а также подделка государственного регистрационного знака транспортного средства в целях эксплуатации или сбыта транспортного средства, использование заведомо поддельного или подложного государственного регистрационного знака в целях совершения преступления либо облегчения его совершения или сокрытия, а равно сбыт транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным номером, номером кузова, шасси, двигателя или с заведомо поддельным государственным регистрационным знаком либо сбыт кузова, шасси, двигателя с заведомо поддельным номером —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, —

наказываются обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 326. Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства

по ч. 2 ст. 326 УК РФ на 1 год;

по ч. 1 ст. 327 УК РФ на 9 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Ткачеву А.Ю. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.А. Бардышев оспаривает конституционность части первой статьи 326 УК Российской Федерации, которая устанавливает уголовную ответственность за подделку или уничтожение идентификационного номера, номера кузова, шасси, двигателя, а также подделку государственного регистрационного знака транспортного средства в целях эксплуатации или сбыта транспортного средства, использование заведомо поддельного или подложного государственного регистрационного знака в целях совершения преступления либо облегчения его совершения или сокрытия, а равно сбыт транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным номером, номером кузова, шасси, двигателя или с заведомо поддельным государственным регистрационным знаком либо сбыт кузова, шасси, двигателя с заведомо поддельным номером.

осужден по ч. 2 ст. 326 УК РФ с освобождением от наказания за истечением срока давности,

он же осужден к лишению свободы по:

— п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ в редакции ФЗ N 377 от 27.12.2009 г. к 14 годам с ограничением свободы на 1 год;

— по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 326 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы;

— по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 31 октября 2002 года N 133-ФЗ) к 6 годам 6 месяцам лишения свободы;

По факту подделки или уничтожения идентификационного номера 10.12.2012 возбуждено уголовное дело N 2101203577/75 по части 1 статьи 326 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое постановлением от 20.06.2015 прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

По факту подделки или уничтожения идентификационного номера 13.12.2012 возбуждено уголовное дело N 201203591/75 по части 1 статьи 326 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое постановлением от 20.06.2015 прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

29 сентября 2014 года истец обратился в уполномоченный орган с заявлением о перерегистрации на свое имя приобретенной автомашины. При осмотре транспортного средства и сверке номерных агрегатов установлено, что идентифицировать номер шасси невозможно. По данному факту была проведена проверка, по результатам которой вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии Попова Г.А. состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 326 Уголовного кодекса Российской Федерации.

04.02.2015, в результате осмотра транспортного средства было установлено, что номер шасси, указанный в паспорте транспортного средства, фактически отсутствует, в связи с чем, управление отказало заявителю в регистрации изменения сведений о собственнике и обратилось в орган дознания МОМВД России «Биробиджанский» о проведении проверки по признакам состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 326 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Постановлением от 10 ноября 2014 года было отказано в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 326 Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании пункта 1 части 1 статьи 24, статьи 148 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В ходе проверки было проведено исследование номерных агрегатов транспортного средства.

Как следует из представленных материалов, в рамках находящегося в производстве следственного органа при УВД Тверской области уголовного дела М.В. Баранову было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных частью четвертой статьи 159, пунктом «б» части второй статьи 175 и частью второй статьи 326 УК Российской Федерации, и избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Постановлением судьи Заволжского районного суда города Твери, вынесенным по ходатайству следователя от 19 сентября 2007 года, срок содержания М.В. Баранова под стражей, который истекал 23 сентября 2007 года, был продлен на два месяца. Суд кассационной инстанции, признав факт нарушения следователем установленного частью восьмой статьи 109 УПК Российской Федерации срока направления ходатайства в суд, вместе с тем оценил данный факт как не влекущий отмену решения суда первой инстанции. Надзорная жалоба защитника М.В. Баранова на данные судебные решения оставлена без удовлетворения.

Ст326 ук рф судебная практика