Оглавление:

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насиль­ственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК).

Ответственность по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК наступает, во-первых, тогда, когда виновный, совершив какое-либо преступное деяние, причиняет смерть потерпевшему во избежание наказания за соде­янное (например, убийство свидетеля). При этом не имеет значе­ния, преступление какой категории скрывается. Скрываемое в ре­зультате убийства преступное деяние не охватывается п. «к» ч. 2 ст. 105 и требует дополнительной квалификации по соответствую­щей статье УК.

Следует отметить, что по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК необходимо квалифицировать причинение смерти человеку лицом, скрываю­щим таким образом факт совершения преступления другими ли­цами (например, родственниками, друзьями и т.д.). Если соверше­ние такого убийства было заранее обещано преступнику, деяние квалифицируется не только в соответствии с п. «к» ч. 2 ст. 105 УК, но и как пособничество в совершении скрываемого впоследствии преступления.

Во-вторых, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК применяется в ситуациях умышленного причинения смерти потерпевшему с целью облегче­ния процесса совершения иного преступления. Причем для квали­фикации не имеет значения, совершил впоследствии виновный желаемое преступление или же ему это сделать не удалось. Если преступление не совершено по не зависящим от виновного обстоя­тельствам, убийство с целью облегчить другое преступление необ­ходимо квалифицировать в соответствии с п. «к» ч. 2 ст. 105 и как приготовление к соответствующему преступному деянию (при ус­ловии, что оно относится к категории тяжких либо особо тяжких преступлений).

В-третьих, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК применяется в случае совер­шения убийства, сопряженного с изнасилованием и насильствен­ными действиями сексуального характера. По сути, речь здесь также идет либо о сокрытии названных преступных деяний, либо об облегчении процесса их совершения. Однако эти убийства могут совершаться и по иным мотивам, например, из мести потерпевшей (потерпевшему) за оказанное в процессе изнасилования, акта му­желожства сопротивление. Убийство и изнасилование (либо на­сильственные действия сексуального характера) подлежат само­стоятельной квалификации, т.е. по п. «к» ч. 2 ст. 105 и соответст­вующей части ст. 131 или 132 УК.

Квалификация убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение при юридической ошибке (Краев Д.)

Дата размещения статьи: 12.05.2015

Одним из квалифицирующих признаков умышленного причинения смерти другому человеку, предусмотренных п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, является его совершение с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение.
По п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство с целью сокрытия или облегчения преступления любой категории (небольшой, средней тяжести, тяжкого, особо тяжкого). Для квалификации убийства по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку «с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение» не имеет значения, удалось ли преступнику в результате совершения убийства достичь указанной цели — скрыть или облегчить совершение другого преступления. То есть достижение цели лежит за рамками рассматриваемого состава убийства: для квалификации по данному пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ достаточно установить лишь, что умышленное причинение смерти другому человеку было совершено в целях скрыть или облегчить другое преступление.
Рассмотрим вопрос о том, как квалифицировать действия виновного, когда он, убивая, думает, что скрывает или облегчает другое преступление, а оно таковым не является, т.е. скрывает или облегчает мнимое преступление.
Как справедливо указывает С.В. Павлуцкая, «исходя из принципа субъективного вменения, мы можем инкриминировать виновному только то, на что простирался его умысел, и только в тех пределах, в которых этот умысел реализован. В нашем случае это означает, что в ситуации, когда виновный убивает жертву, будучи уверенным, что тем самым скрывает другое преступление, но в действительности другого преступления не существует, квалифицировать эти действия по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК нельзя» .
———————————
Павлуцкая С.В. Убийства, совершаемые при отягчающих обстоятельствах, характеризующих особенности субъективной стороны: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Владивосток, 2009. С. 22.

Действительно, в этом случае лицо не может нести уголовную ответственность по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку в данном составе речь идет все же о цели облегчения или сокрытия другого преступления и предусмотрено повышенное наказание за связь убийства именно с преступлением, т.е. виновно совершенным общественно опасным деянием, запрещенным Уголовным кодексом РФ под угрозой наказания (ст. 14 УК РФ), а не дисциплинарным проступком, административным правонарушением и т.д. Если бы речь шла о связи убийства с правонарушением, законодатель прямо предусмотрел бы это, как, например, в п. «а» ч. 3 ст. 287 УК РФ, где установлена ответственность за отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации, сопряженном с сокрытием правонарушений, совершенных должностными лицами органов государственной власти. Н.А Бабий верно замечает, что «если нет преступления, то невозможно и скрыть его совершение» .
———————————
Бабий Н.А. Квалификация убийств при отягчающих обстоятельствах: Монография. М., 2014. С. 115.

В отличие от фактической ошибки, юридическая ошибка (error juris), т.е. заблуждение лица относительно юридических последствий деяния по общему правилу не влияет на решение вопроса об уголовной ответственности . По правилам юридической ошибки, как отмечает Б.В. Волженкин, «ошибочное представление субъекта о том, что его поступок является преступлением, естественно, не дает никаких оснований для привлечения этого лица к уголовной ответственности. Так, лицо, присваивая случайно найденное чужое ценное имущество, может считать, что это уголовно наказуемо, хотя по действующему УК присвоение находки преступлением не считается. «Мнимое преступление» уголовной ответственности повлечь не может в силу положений ст. 8 УК» .
———————————
Уголовное право России: Общая часть: Учебник / Под ред. И.Э. Звечаровского. М., 2010. С. 248.
Уголовное право России: Общая часть: Учебник / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб., 2006. С. 515.

В приведенном Б.В. Волженкиным примере квалификация содеянного как покушения на кражу исключена, так же как и квалификация как покушения на убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение в случае, когда виновный, убивая, думает, что скрывает или облегчает другое преступление, а оно таковым не является, т.е. скрывает или облегчает мнимое преступление. К тому же уголовно-правовая оценка содеянного по ч. 3 ст. 30 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ не учитывает наступление смерти потерпевшего в результате совершения преступления. Наиболее верной в рассматриваемом случае, на наш взгляд, будет квалификация действий виновного по ч. 1 ст. 105 УК РФ.
К такому же выводу приходят другие авторы ; это подтверждается и судебной практикой.
———————————
См., напр.: Лопашенко Н.А. Убийства: Монография. М., 2013. С. 397.

Так, Камчатским областным судом по уголовному делу N 2-15/2000 установлено, что Б. с целью тайного хищения чужого имущества проник в помещение школы и похитил аудиомагнитофон стоимостью 50 руб., чем совершил не являющееся уголовно наказуемым правонарушение, предусмотренное ст. 7.27 КоАП РФ. Завладев аудиомагнитофоном, Б. обнаружил, что на него смотрит сторож. Узнав, что сторож намерен сообщить о совершенном правонарушении, Б. решил убить его.
Б. был оправдан судом по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ за отсутствием в деянии состава указанного преступления, его действия по факту кражи аудиомагнитофона являются административным правонарушением, предусмотренным ст. 7.27 КоАП РФ. В связи с принятием такого решения суд «аннулировал» правовые основания, позволяющие инкриминировать Б. квалифицирующий признак, предусмотренный п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ — цель сокрытия другого преступления при совершении убийства, поскольку в данной правовой норме предусмотрено намерение скрыть не всякое правонарушение, а именно преступление. Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ .
———————————
Павлуцкая С.В. Указ. соч. С. 105. На момент рассмотрения данного уголовного дела ст. 7.27 КоАП была изложена как: «мелкое хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты — влечет наложение административного штрафа», т.е. наличие квалифицирующих признаков кражи не влияло на признание ее мелкой (значение имел лишь размер хищения).

В указанной ситуации суд справедливо исключил из обвинения п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку Б. совершил убийство с целью сокрытия административного правонарушения, а не преступления. Другое дело, если лицо убивает с целью скрыть или облегчить, как оно думает, не преступление, а, например, административное правонарушение, а на самом деле содеянное с уголовно-правовой точки зрения оказалось преступлением.
Например, совершая в магазине «простую» (неквалифицированную) кражу на 1100 руб. и полагая, что это административное правонарушение — мелкое хищение, лицо убивает покупателя, случайно увидевшего содеянное, в целях сокрытия своего деяния. В этом случае по правилам квалификации юридической ошибки, базирующимся на принципе, выработанном римским правом — ignorantia juris semper nocet («незнание закона не исключает ответственности»), действия виновного подлежат уголовно-правовой оценке по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 158 УК РФ. Сомнений в том, что в рассматриваемом случае лицо будет нести ответственность за оконченную кражу, не возникает. Таким же должен быть подход и к оценке убийства как совершенного лицом с целью скрыть свое конкретное деяние, т.е. преступление, предусмотренное ст. 158 УК РФ. Заблуждение виновного относительно юридической оценки своего конкретного деяния не может влиять на квалификацию содеянного: он хотел скрыть свое конкретное деяние, которое оказалось объективно преступлением, и убил жертву с целью сокрытия последнего, т.е. сокрытия кражи, таким образом, совершил два преступления — кражу и убийство с целью ее сокрытия.
Еще в начале XX века И.З. Геллер пришел к выводу, что никто не может отговариваться незнанием закона, а осознания противоправности не требуется для наличия умысла, и указывал, что требование знания закона как предпосылка ответственности за его последующее нарушение отдает предпочтение невежественному и необразованному человеку . П.П. Пусторослев также писал: «Руководствуясь интересами всестороннего, возможно большего народного благосостояния, требующими прочного господства права в народной жизни в борьбе с уголовными правонарушениями, мы должны признать в виде общего правила, что ошибка человека относительно постановлений действующего уголовного права о преступности деяния не может устранить вменение этого деяния в вину учинителю. Иначе господство правового порядка будет подорвано в пользу преступлений, в ущерб народного благосостояния. Все непреступное с точки зрения действующего уголовного права остается непреступным, хотя бы учинитель считал это преступным. Наоборот, все преступное с точки зрения действующего уголовного права остается по общему правилу преступным, хотя бы учинитель был другого мнения» . На заре XXI века уже А.И. Рарог отмечает, что неверная оценка совершаемого деяния как непреступного, в то время как в действительности оно предусмотрено законом в качестве преступления, «не исключает умышленной вины, ибо незнание закона не равнозначно непониманию общественной опасности деяния и не может оправдать лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние» .
———————————
Геллер И.З. Ошибка человека и ее значение при вменении деяния этого лица ему в вину. Юрьев, 1911. С. 93 — 96.
Пусторослев П.П. Русское уголовное право. Общая часть: Лекции. Юрьев, 1908. Вып. 1. С. 346.
Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2003. С. 172.

Умысел виновного здесь направлен на сокрытие своего конкретного деяния, которое объективно является преступлением, следовательно, имеет место юридическая ошибка, т.е. «неправильное представление лица о юридических характеристиках и правовых последствиях совершаемого им деяния: о его уголовной противоправности (преступности либо непреступности), уголовно-правовой квалификации, виде и размере наказания, которое лицо может понести за данное преступление» . Юридическая ошибка не влияет на квалификацию содеянного, и содеянное необходимо квалифицировать по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
———————————
Уголовное право России: Общая часть: Учебник / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб., 2006. С. 515.

Небезынтересен и вопрос о том, как квалифицировать действия виновного, направленные на умышленное причинение смерти другому человеку с целью сокрытия или облегчения деяния, которое в момент совершения убийства было преступлением, а на момент привлечения лица к уголовной ответственности перестало быть таковым в связи с изменением законодательства, либо когда лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности за скрываемое или облегчаемое убийством преступление в связи с истечением сроков давности или отсутствием заявления потерпевшего (по уголовным делам частного обвинения — ст. ст. 20, 147 УПК РФ).
Полагаем, что в этих случаях лицо должно нести ответственность по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, поскольку умышленное лишение жизни потерпевшего на момент причинения ему смерти обладало повышенной степенью общественной опасности именно из-за наличия цели, о которой идет речь в п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Что же происходит далее? Лицо уже фактически и юридически совершило убийство с целью скрыть другое преступление, например, небольшой тяжести, или облегчить его совершение, и по прошествии двух лет в связи с истечением сроков давности государство, согласно ст. 78 УК РФ, освобождает виновного от уголовной ответственности, но только за то преступление небольшой тяжести, с целью облегчения или сокрытия которого он совершал убийство, однако это не влечет исключение квалифицирующего признака самого убийства (для подобного правового решения нет оснований в УК РФ). Освобождение преступника от уголовной ответственности за указанное преступление небольшой тяжести (например, «простую» кражу) никоим образом не влияет на такое убийство, не минимизирует его последствия, не уменьшает степени и характера его общественной опасности. Оно как было, так и остается квалифицированным, и его нельзя признать «простым», т.е. посягающим исключительно на жизнь убитого человека без учета того, что при наличии цели скрыть другое преступление оно посягает в том числе и на интересы правосудия.
В связи с истечением сроков давности лицо освобождается только от уголовной ответственности за совершенное преступление, но само совершенное деяние от этого не перестает быть преступлением — законодатель прямо называет его в ст. 78 УК РФ «преступлением». Поэтому на квалификацию убийства, совершенного с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, истечение сроков давности по скрываемому или облегчаемому преступлению не влияет. Последнее обстоятельство не уменьшает также и степени повышенной общественной опасности самого убийцы, который в момент умышленного лишения жизни потерпевшего действует с целью, наличие которой увеличивает наказание за убийство.
Аналогично, на наш взгляд, должен решаться вопрос при изменении после совершения убийства законодательства, декриминализирующего скрываемое или облегчаемое преступление, а также при отсутствии заявления потерпевшего по делам частного обвинения.
Так, в ноябре 2003 г. Л., нарушив правила дорожного движения, причинил Т. вред здоровью средней тяжести. Опасаясь уголовной ответственности за совершенное преступление, Л. убил Т. и скрылся. Уголовное дело было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В сентябре 2004 г. Л. задержали. Однако Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ изменил редакцию ст. 264 УК РФ: причинение вреда здоровью средней тяжести при нарушении правил дорожного движения перестало быть преступным. В связи с этим Л., ссылаясь на ст. 10 УК РФ, заявил в суде ходатайство о прекращении уголовного дела по ч. 1 ст. 264 УК РФ и переквалификации его действий с п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство с целью скрыть другое преступление) на ч. 1 ст. 105 УК РФ. Ходатайство Л. суд удовлетворил частично: по ч. 1 ст. 264 УК РФ дело было прекращено, а юридическая оценка убийства оставлена без изменения, поскольку в момент его совершения умысел Л. направлен был на сокрытие деяния, являвшегося тогда преступным .
———————————
Улицкий С. Практика применения нового закона при совершении убийств // Уголовное право. 2005. N 3. С. 61.

В соответствии со ст. 20 УПК РФ «уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, 129 частью первой и 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым».
Примером квалификации действий виновного по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство с целью скрыть другое преступление) при отсутствии процессуальных оснований привлечения к уголовной ответственности за скрываемое преступление является следующее решение суда.
Приговором Санкт-Петербургского городского суда от 9 июля 2004 г. Ш. осужден по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство с целью скрыть другое преступление. 16 июня 2003 г. в период с 00.00 час. до 03.30 час. Ш., находясь в состоянии алкогольного опьянения, с целью скрыть преступление, предусмотренное ст. 116 УК РФ, — нанесение совместно с А. побоев Н. в период с 00.00 час. до 03.30 час., по которому уголовное преследование прекращено за отсутствием жалобы потерпевшего Постановлением Санкт-Петербургского городского суда от 9 июля 2004 г., умышленно с целью убийства Н. нанес ему не менее 10 ударов обутыми ногами по голове, не менее 2 ударов камнем в правый глаз, не менее 7 ударов камнем в голову, после чего с места преступления скрылся. Смерть Н. наступила на месте происшествия от открытой тупой черепно-мозговой травмы с множественными многооскольчатыми переломами костей черепа, очаговым разрушением и ушибом головного мозга .
———————————
Судебный вестник. Петрозаводск, 2005. Вып. 7. С. 124 — 135.

Несмотря на то что Ш. не был привлечен к уголовной ответственности по ст. 116 УК РФ в связи с отсутствием заявления потерпевшего, его действия по сокрытию побоев были квалифицированы по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство с целью скрыть другое преступление (т.е. побои), поскольку в момент умышленного лишения жизни жертвы Ш. действовал с указанной целью.
Если виновный, совершив убийство с целью облегчить совершение другого преступления, например, кражи с незаконным проникновением в помещение (п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ), добровольно откажется от совершения последней, то в соответствии со ст. ст. 30 и 31 УК РФ он все равно будет нести ответственность по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как на момент умышленного причинения смерти потерпевшему преследовал цель облегчить совершение другого преступления. Данная точка зрения поддерживается и другими авторами .
———————————
См., напр.: Гейн А.К. Цель как криминообразующий признак: Дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010. С. 113.

Возможны случаи, когда лицо совершает убийство с целью скрыть или облегчить другое преступление, за совершение которого оно впоследствии освобождается от уголовной ответственности согласно примечанию к статье Особенной части УК РФ. Например, виновный убивает потерпевшего с целью сокрытия факта своего участия в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, т.е. с целью сокрытия преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ, а через определенное время добровольно прекращает участие в незаконном вооруженном формировании и сдает оружие. В данном случае виновный будет нести ответственность по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как на момент лишения жизни потерпевшего преследовал цель скрыть другое преступление.
Иначе решается вопрос о привлечении лица к ответственности по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ за сокрытие деяния, совершенного при наличии предусмотренных главой 8 УК РФ обстоятельств (например, в состоянии необходимой обороны).
Так, приговором Верховного Суда Республики Марий Эл от 24 марта 2003 г. Т. осужден по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Он признан виновным в совершении убийства С. с целью скрыть другое преступление (скрыть свои действия в отношении Л., которому он причинил смерть, находясь в состоянии необходимой обороны). По ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ Т. оправдан за отсутствием в деянии состава преступления. Судебная коллегия Верховного Суда РФ своим Кассационным определением от 6 июня 2003 г. N 12-о03-13 приговор в отношении Т. изменила, переквалифицировала его действия с п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, указав следующее.
Вывод суда первой инстанции об отсутствии в действиях Т. состава преступления, о причинении им ранения Л. в состоянии необходимой обороны от его нападения на него и на С. основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, и мотивирован в приговоре. Так, из показаний Т. следует, что он был свидетелем ссоры между С. и Л., в ходе которой Л. прижал С. к веранде и размахивал перед ним ножом, ударил его, он увидел у С. кровь. Он сделал замечание Л., который был намного физически сильнее как С., так и его (Т.). Л. обругал его и ударил кулаком по голове. В другой руке у него был нож, лезвие которого было направлено в его сторону, а рука отведена как будто для удара. Л. был возбужден, кроме них и упавшего на землю С. рядом никого не было. Не видя другого выхода для себя, он надавил Л. на руку, выхватил выпавший из руки Л. нож и ударил им Л. в шею, выбросил нож в кусты. После нанесения удара ножом Л. на глазах С. он испугался, что тот сообщит о случившемся в милицию и решил привести его в бессознательное состояние. С этой целью он обмотал вокруг шеи С. шарф, туго стянул его и привязал концы шарфа к дереву, после чего сообщил Ф., что убил двух человек. Вернувшись вместе с последним на место происшествия, они увидели С. в том же положении.
Свидетель Ф. показал, что Т. сообщил ему о том, что убил двух человек. Пройдя на это место, они увидели одного С., привязанного шарфом к дереву. Они пытались развязать шарф, но не смогли, и он (Ф.) сообщил обо всем в милицию. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть С. наступила от механической асфиксии, возникшей вследствие сдавления органов шеи петлей при удавлении.
Правильно установив фактические обстоятельства дела, заключает судебная коллегия, суд первой инстанции дал неверную правовую оценку действиям Т. Придя к выводу о том, что в действиях Т. в отношении Л. не содержится признаков состава преступления, суд вместе с тем квалифицировал его действия в отношении С. как убийство с целью скрыть другое преступление. Однако другого преступления Т. не совершал, потому он не может быть признан виновным в убийстве по мотиву скрыть другое преступление, и этот квалифицирующий признак подлежит исключению из его осуждения .
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

Таким образом, суд установил, что Т. причинил смерть Л. в состоянии необходимой обороны, соответственно, в этой части в его действиях отсутствует состав преступления. Отсюда следует, что убийство С. было совершено с целью сокрытия непреступного деяния, поэтому оно не может квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ вне зависимости от ошибочного представления Т. о том, что причинение им смерти Л. явилось деянием уголовно наказуемым. В данном случае речь идет о рассмотренной нами выше ошибке, когда лицо, убивая, думает, что скрывает другое преступление, а оно таковым не является, т.е. скрывает мнимое преступление.

Пристатейный библиографический список

1. Бабий Н.А. Квалификация убийств при отягчающих обстоятельствах: Монография. М., 2014.
2. Гейн А.К. Цель как криминообразующий признак: Дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010.
3. Геллер И.З. Ошибка человека и ее значение при вменении деяния этого лица ему в вину. Юрьев, 1911.
4. Лопашенко Н.А. Убийства: Монография. М., 2013.
5. Павлуцкая С.В. Убийства, совершаемые при отягчающих обстоятельствах, характеризующих особенности субъективной стороны: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Владивосток, 2009.
6. Пусторослев П.П. Русское уголовное право: Общая часть: Лекции. Юрьев, 1908. Вып. 1.
7. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2003.
8. Уголовное право России: Общая часть: Учебник / Под ред. И.Э. Звечаровского. М., 2010.
9. Уголовное право России: Общая часть: Учебник / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб., 2006.
10. Улицкий С. Практика применения нового закона при совершении убийств // Уголовное право. 2005. N 3.

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК).

Убийство с целью скрыть другое преступление имеет место в тех случаях, когда виновным или другим лицом уже совершено какое-либо преступление.

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления , как правило, предшествует этому преступлению или совпадает с ним по времени.

Степень достижения целей, обусловливающих совершение убийства, значения для квалификации не имеет. Даже если убийство не привело к сокрытию другого преступления или облегчению его совершения, оно квалифицируется по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК как оконченное преступление. Наличие целей сокрытия или облегчения совершения другого преступления в составе убийства исключает возможность квалификации этого преступления по другим квалифицирующим признакам, предусматривающим иную цель или мотив совершения убийства. Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из

См. п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» (ВВС РФ. 2008. № 1).

78 КоробеееЛ. И. Простое убийство и сложности его квалификации // Уголовное право. 2001. № 2. С. 16.

корыстных или хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК.

Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера , как отмечается в и. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также убийство, совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений.

Таким образом, под убийством, сопряженным с изнасилованием или убийством, сопряженным с насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство:

1) в процессе совершения указанных преступлений (преодоление сопротивления потерпевших);

2) с целью скрыть совершенные преступления;

3) из мести за оказанное сопротивление.

Учитывая, что при этом совершаются два самостоятельных преступления, содеянное следует квалифицировать по и. «к» ч. 2 ст. 105 УК и в зависимости от конкретных обстоятельств дела по соответствующим частям ст. 131 или 132 УК.

Спорные вопросы квалификации убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Павлуцкая Светлана Владимировна

Статья посвящена проблемным вопросам квалификации убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить совершение другого преступления (п.«к» ч. 2 ст. 105 УК ). Проблемной является квалификация убийства с целью сокрытия мнимого преступления, а также с целью облегчить совершение иного правонарушения (не преступления). Автором предлагается в первом случае квалифицировать деяние как покушение на убийство с целью сокрытия преступления. Во втором квалифицировать все содеянное по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК нельзя. Если в первом случае, применяются правила юридической ошибки, то во второй ситуации говорить об ошибке уже не приходится. Поэтому при отсутствии иных квалифицирующих признаков содеянное подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Поскольку в законе указана специальная цель совершения данных преступлений, содеянное предполагает наличие у виновного только прямого умысла. Однако ситуация меняется, когда виновный действует с косвенным умыслом. Указание в законе на «цель» убийства (сокрытие или облегчение совершения другого преступления) и как следствие, обязательность прямого умысла преступника на совершение такого убийства порождают большинство затруднений при квалификации убийств. Поэтому автором предлагается сформулировать данный квалифицирующий признак как «убийство, сопряженное с сокрытием или облегчением совершения другого преступления».

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Павлуцкая Светлана Владимировна,

Текст научной работы на тему «Спорные вопросы квалификации убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение»

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВА С ЦЕЛЬЮ СКРЫТЬ ДРУГОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ИЛИ ОБЛЕГЧИТЬ ЕГО СОВЕРШЕНИЕ

Павлуцкая Светлана Владимировна, аспирант кафедры уголовного права Юридический институт Дальневосточного государственного университета (г. Владивосток)

Аннотация: Статья посвящена проблемным вопросам квалификации убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить совершение другого преступления (п.«к» ч. 2 ст. 105 УК).

Проблемной является квалификация убийства с целью сокрытия мнимого преступления, а также с целью облегчить совершение иного правонарушения (не преступления). Автором предлагается в первом случае квалифицировать деяние как покушение на убийство с целью сокрытия преступления. Во втором -квалифицировать все содеянное по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК нельзя. Если в первом случае, применяются правила юридической ошибки, то во второй ситуации говорить об ошибке уже не приходится. Поэтому при отсутствии иных квалифицирующих признаков содеянное подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Поскольку в законе указана специальная цель совершения данных преступлений, содеянное предполагает наличие у виновного только прямого умысла.

Однако ситуация меняется, когда виновный действует с косвенным умыслом. Указание в законе на «цель» убийства (сокрытие или облегчение совершения другого преступления) и как следствие, обязательность прямого умысла преступника на совершение такого убийства порождают большинство затруднений при квалификации убийств. Поэтому автором предлагается сформулировать данный квалифицирующий признак как «убийство, сопряженное с сокрытием или облегчением совершения другого преступления».

В пункте «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ объединены четыре квалифицирующих признака убийства (с целью скрыть другое преступление; облегчить совершение другого преступления; сопряженное с изнасилованием; сопряженное с насильственными действиями сексуального характера). Мы обратим внимание только на первые два. Результаты проведенного автором обобщения судебной практики в Дальневосточном федеральном округе позволяют утверждать, что в общей массе уголовных дел, получивших правовую оценку по ч. 2 ст. 105 УК РФ за период с 2000 г. по 2008 г, 15 % квалифицированы по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Причем в данной категории дел признак «с целью скрыть другое преступление» составляет 80 %, «облегчить совершение другого преступления» — 5%.

Повышенная опасность убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение обусловлена поставленной целью. О крайне отрицательных личностных характеристиках субъекта такого убийства свидетельствует то, что ви-

новный ради совершения преступления готов использовать любые средства, включая умышленное лишение жизни человека. Указанные цель и средство заслуживают отрицательной оценки. Эта негативная оценка еще более усиливается в случае их сочетания, что и получило отражение в действующем законодательстве.

Проблемными с точки зрения квалификации являются следующие вопросы: подпадает ли под действие п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ убийство с целью сокрытия мнимого преступления, а также с целью облегчить совершение иного правонарушения (не преступления)? Попытаемся ответить на эти вопросы.

В юридической литературе признано, что не имеет значения для квалификации по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, какой характер носило другое преступление, к какой категории оно относилось. Если виновный идет на причинение смерти человеку, чтобы скрыть преступление небольшой тяжести, опасность такого убийства не снижается. Также в литературе высказано мнение, что сказанное относится и к редким случаям убийства в целях сокрытия мнимого преступления, когда виновный ошибочно полагает, что ему грозит уголовная ответственность за действия, которые в действительности преступлением не являются1. В качестве примера приведем следующий случай:

Судом установлено, что Б. с целью тайного хищения чужого имущества проник в помещение школы и похитил аудиомагнитофон стоимостью 50 рублей, чем совершил не являющееся уголовно наказуемым правонарушение, предусмотренное ст. 7.27 КоАП РФ. Завладев аудиомагнитофоном Б. обнаружил, что на него смотрит сторож. Узнав, что сторож намерен сообщить о совершенном правонарушении, Б. решил убить его. Судом Б. был оправдан по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ за отсутствием в деянии состава указанного преступления, его действия по факту кражи аудиомагнитофона являются административным правонарушением, предусмотренным ст.7.27 КоАП РФ. В связи с принятием такого решения коллегия «аннулировала» правовые основания, позволяющие инкриминировать Б. квалифицирующий признак, предусмотренный п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ — цель сокрытия другого преступления при совершении убийства, поскольку в данной правовой норме предусмотрено намерение сокрыть не всякое правонарушение, а именно преступление. Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ2.

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт-Издат, 2005. // Справочно-правовая система Консультант Плюс — Комментарии законодательства.

2 Архив Камчатского областного суда. Дело № 2-15/2000.

Проведенное нами исследование показало, что в литературе этой проблеме практически не уделено внимания. В п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрена наказуемость убийства с целью сокрытия именно преступления, независимо от категории тяжести. Поэтому безотносительно к тому, совершил ли убийца преступление небольшой тяжести или особо тяжкое, если он пытается скрыть его путем убийства другого человека, ответственность будет наступать по п «к».

Что касается попытки сокрытия таким путем административных правонарушений или мнимых преступлений, то здесь, думается, решение будет иным. Хотя общественно опасные последствия равнозначны при убийстве с целью сокрытия преступления и убийстве с целью сокрытия административно наказуемого деяния, тем не менее вопрос решается неоднозначно. Исходя из принципа субъективного вменения, мы можем инкриминировать виновному только то, на что простирался его умысел, и только в тех пределах, в которых этот умысел реализован. В нашем случае это означает, что в ситуации, когда виновный убивает жертву, будучи уверенным, что тем самым скрывает другое преступление, но в действительности другого преступления не существует, квалифицировать эти действия по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК нельзя. Рассматривать деяние как оконченное простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК) невозможно, поскольку умысел виновного простирался на лишение жизни потерпевшего именно с целью скрыть другое преступление. Расценивать это преступление как покушение на убийство с целью скрыть другое преступление тоже, строго говоря, некорректно, так как смерть человека все же наступила. Общее правило для оценки таких ситуаций сформулировал А.И.Рарог: «При квалификации преступлений, совершенных с ошибочным предположением о наличии квалифицированных обстоятельств, которые фактически отсутствуют, допускается юридическая фикция: фактически оконченное преступление квалифицируется как покушение. Эта фикция оправдана тем, что хотя общественно опасное последствие и наступило, но все же в реальной действительности оно не сопровождалось тем квалифицированным обстоятельством, которое охватывалось сознанием виновного и которое в соответствии с направленностью умысла обосновывает усиление ответственности»3. На наш взгляд норма о неоконченной преступной деятельности в данном случае наиболее правильно будет отражать существо дела. Она показывает направленность действий виновного и то, что результат, к которому он стремился, не наступил по причинам, не зависящим от его воли.

3 Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2003. С. 183.

В тех же случаях, когда виновный точно знает, что совершает не уголовно наказуемое деяние, а иное правонарушение (например, дисциплинарный или административный проступок) и пытается скрыть это путем совершения убийства другого человека, тем более квалифицировать все содеянное по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК нельзя. Умысел виновного заведомо был направлен на сокрытие именно правонарушения, а не преступления. Если в первом случае, когда виновный заблуждается относительно правовой природы содеянного, при квалификации мы применяем правила юридической ошибки, то во второй ситуации говорить об ошибке уже не приходится. Поэтому при отсутствии иных квалифицирующих признаков содеянное, на наш взгляд, подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

При изучении приговоров выявлено, что чаще всего по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируются убийства, когда они направлены на сокрытие следующих преступлений: побоев; причинения легкого вреда здоровью; причинения вреда здоровью средней тяжести и тяжкого; разбойного нападения; убийства; грабежа; кражи; изнасилования. Во всех случаях мотивом послужила боязнь того, что потерпевший сообщит о преступлении в правоохранительные органы; в некоторых случаях потерпевшими от преступления явились очевидцы ранее совершенного преступником деяния, мотив совершения тяжкого убийства тот же — «опасение, что очевидец преступления сообщит в правоохранительные органы». С.В. Бородин указывал, что чаще всего данное убийство направлено на сокрытие завладения имуществом4, А.И. Стрельников — на сокрытие ранее совершенного изнасилования5. Как нам кажется, данные утверждения в равной степени являются верными, однако, на наш взгляд, не стоит выделять специально какой-либо вид преступлений, на сокрытие которого направлен умысел виновного.

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления характеризуется тем, что виновный, лишая потерпевшего жизни, преследует цель создать условия, облегчающие совершение задуманного преступления. Путем убийства преступник стремится облегчить совершение преступления, осуществляемого как им самим, так и другими лицами. Такие действия виновный может осуществить как до совершения намеченного преступления, так и в процессе его осуществления. Поскольку в законе указана специальная цель совершения данных преступлений («с целью скрыть другое

4 Бородин С.В. Преступления против жизни. М.: Юрист, 2000. С. 152.

5 Стрельников А.И. Ответственность за убийство, совершенное при обстоятельствах, отягчающих наказание. М.: Частное право, 2002. С. 90.

преступление или облегчить его совершение»), содеянное предполагает наличие у виновного только прямого умысла. Как указывают А.И. Стрельников и А.Н. Красиков, убийство с целью облегчить совершение другого преступления, как правило, совершается до начала исполнения другого преступления6.

В этой связи А.Н. Красиков, полагал, что с прямым умыслом всегда совершается только убийство с целью скрыть другое преступление. Потерпевшими от такого посягательства являются, как правило, лица, пострадавшие от первого преступления, или его очевидцы. Однако ситуация меняется, когда для облегчения совершения преступления виновный применяет к потерпевшему или очевидцам насилие, которое по характеру и интенсивности может на время лишить их способности препятствовать преступнику либо привести к смертельному исходу. При этом преступник не желает наступления смерти потерпевшего, безразлично относясь к любым последствиям, словом, действует с косвенным умыслом. Если насилие такого характера имеет место в отношении насилуемой женщины и в результате наступает ее смерть, то содеянное квалифицируется как убийство, сопряженное с изнасилованием. Квалификация аналогичного деяния, повлекшего те же самые последствия при совершении, например, корыстного преступления (смерть от асфиксии сторожа, оставленного преступником связанным с кляпом во рту) вызывает затруднения. Прямой умысел на убийство в подобных случаях не усматривается, а значит, содеянное не может квалифицироваться как убийство, предусмотренное п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ7. А.Н. Красиков рассматривает связывание сторожа как действие, облегчающее совершение преступления, охватываемое умыслом виновного. На наш взгляд, действия по связыванию сторожа поглощаются объективной стороной совершения разбоя, при этом доминирующим мотивом является завладение имуществом. Поскольку убийство, сопряженное с разбоем, возможно с косвенным умыслом, то места для квалификации содеянного в приведенном примере по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ действительно не остается.

Убийства с целью скрыть и облегчить совершение преступления квалифицируются по совокупности деяний, предусматривающих ответственность по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и соответствующей

6 См.: Стрельников А.И. Ответственность за убийство, совершенное при обстоятельствах, отягчающих наказание. М.: Частное право, 2002. С. 90; Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь: в аспектах de lege lata u de lege ferenda. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1999. С. 110.

7 Красиков А.Н.Преступления против права человека на

жизнь: в аспектах de lege lata u de lege ferenda. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1999. С. 111-112.

статье Уголовного кодекса за другие преступления. На практике возникают трудности квалификации действ и й виновного по признаку «с целью сокрытия другого преступления» при совершении этим лицом двух последовательных убийств, а именно: совершалось ли второе убийство с умыслом на сокрытие первого, или преступник действовал по другим мотивам.

Так, Ф. в состоянии алкогольного опьянения находился в баре, где в ходе распития спиртных напитков между Ф. и его знакомым С. возникла ссора. Не желая ссориться и продолжать выяснение отношений, С. совместно со знакомой ему Т. вышли из бара. Ф., испытывая личные неприязненные отношения, возникшие у него в ходе ссоры к С., вышел из бара, догнал его около дома и с целью убийства имевшимся при нем ножом умышленно нанес режущий удар в область шеи С. После полученного ранения С. отпрянул в сторону и убежал в травмпункт, где ему своевременно была оказана медицинская помощь.

Находившаяся рядом потерпевшая Т. схватила Ф. за куртку и потянула на себя. Ф., испытывая личные неприязненные отношения, умышленно с целью убийства нанес множество, не менее 16, ударов Т. в различные части тела имевшимся при нем ножом, в результате чего причинил смерть.

Действия подсудимого Ф., по мнению суда, правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, так как он покушался на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, однако свой преступный умысел по независящим от него обстоятельствам до конца довести не смог в силу того, что потерпевший С. после нанесенного ему ножом удара скрылся с места происшествия и в последующем ему своевременно была оказана медицинская помощь. Суд исключил из обвинения Ф. квалифицирующий признак — совершение им убийства Т. с целью сокрытия другого преступления, за недостаточностью, поскольку посчитал, что мотивом совершения убийства Т. явился тот же мотив, что и при покушении на убийство С., а именно личные неприязненные отношения, которые возникли после того, как Т. схватила его за куртку и попыталась тянуть8.

Из изложенного видно, что именно указание в законе на «цель» убийства (сокрытие или облегчение совершения другого преступления) и как следствие, обязательность прямого умысла преступника на совершение такого убийства порождают большинство затруднений при квалификации убийств. Нами поэтому предлагается сформулировать данный квалифицирующий признак как «убийство, сопряженное с сокрытием или облегчением совер-

8 Архив Приморского краевого суда. Дело №2-56/2003 г.

шения другого преступления». Реализация это предложения, во-первых, позволит квалифицировать рассматриваемые убийства по правилам о совокупности преступлений; во-вторых, дает возможность привлекать к уголовной ответственности виновных за совершение ими анализируемой категории убийств с косвенным умыслом.

на стжтио Павлуцкой С В.. направляемую для опубликования о журнале «Черные дыры» в

Представленная на рсистию статья «Спорные вопросы квалификации убийства с целью скрыть другое преступление нлн облегчить его совершение ». выполнена аспиранткой кафедры уголовного права Дальневосточного государственного университета н посвяикна исстсловаиию актуальной темы, имеющей несомненное практическое значение.

При подготовке работы обобщен обширный материал судебной практики Дальневосточного федерального округа по поставленной проблеме. Кроме того, автором оналишруются существующие в правовой науке ючкн зрения на во1можиые варианты квалификации хбнйствл с »елью скрыть другое прссгуакннс или облеппгть СП» совершение. На основе аналиы автор предлагает решение нескольких проблемных вопросов В частности, вносится предложение об исключении из пу нкта «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ указание на специальную цель совершения убийства, что представляется вполне оправданным.

11¡»стоящая работа является самостоятельным творческим исследованием избранной автором темы, соответствует теме диссертационною исследования, выполняемою Павлуцкой С.В. на кафедре уголовного права Дальневосточного государственного университета.

Исходя из наложенного, статья Павлуцкой С.В. рекомендуется к опубликованию в журнале «Черные лыры » в российском законодательстве».

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

mvwnmaavtn>n.wi hw.iiим ■ишщчмпчииццчятячм ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА

Оггабукш j л- Д. 2). Паамст *909*0. тьч*ж

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970

Статья убийство с целью скрыть другое убийство