Субъективные права и законные интересы

Соотношение законных интересов и субъективных прав

Субъективное право в самом широком смысле определяется как «создаваемая и гарантируемая государством через нормы объективного права особая юридическая возможность действовать, позволяющая субъекту (как носителю этой возможности) вести себя определенным образом, требовать соответствующего поведения от других лиц, пользоваться определенным социальным благом, обращаться в случае необходимости к компетентным органам государства за защитой в целях удовлетворения личных интересов и потребностей, не противоречащих общественным» (Н. И. Матузов).
Общие черты между субъективными правами и законными интересами заключаются в том, что они:
1) обусловлены материальными и духовными условиями жизни общества;
2) содействуют развитию и совершенствованию социальных связей, фиксируя определенное сочетание личных и общественных интересов;
3) несут определенную регулятивную нагрузку, выступая своеобразными подспособами правового регулирования;
4) предполагают удовлетворение собственных интересов личности, выступая своеобразными юридическими средствами (инструментами) реализации данных интересов, способами их правового регулирования;
5) имеют диспозитивный характер;
6) выступают в качестве самостоятельных элементов правового статуса личности;
7) представляют собой юридические дозволения;
8) осуществляются в связи в основном с такой формой реализации права, как использование;
9) являются объектами правовой охраны и защиты, гарантируются государством;
10) определяют собой своего рода меру поведения, специфический критерий законных деяний (так, в ч. 2 ст. 36 Конституции РФ прямо установлено, что «владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц»).
Различия между субъективными правами и законными интересами состоят в том, что:
1) они не совпадают по своей сущности, ибо законный интерес, в отличие от субъективного права, есть простая правовая дозволенность, имеющая характер стремления, в которой отсутствует указание действовать строго зафиксированным в законе образом и требовать соответствующего поведения от других лиц и которая не обеспечена конкретной юридической обязанностью;
2) в законных интересах опосредуются только те запросы, которые нельзя еще обеспечить материально, финансово (в той же мере, как и субъективные права);
3) в законных интересах опосредуются стремления, которые право не успело «перевести» в субъективные права в связи с быстро развивающимися общественными отношениями (невозможность опосредовать интересы в «ширину» — пробельность) и которые нельзя типизировать в связи с их индивидуальностью, редкостью, случайностью и т.д. (невозможность опосредовать интересы в «глубину»);
4) в законных интересах отражаются менее значимые и существенные потребности;
5) з аконные интересы в большинстве своем формально в законодательстве не закреплены, не имеют четкой системы, менее конкретны, определенны;
6) з аконные интересы менее гарантированы, выступают менее совершенной формой опосредования потребностей субъектов и т.п.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Витрук Н. В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979.
2. Малеин Н. С. Охраняемый законом интерес // Советское государство и право. 1980. № 1.
3. Малько А. В. Теория государства и права. М., 2000. Гл. 15.
4. Малько А. В. Основы теории законных интересов // Ежегодник российского права. 2000. С. 202—210.
5. Малько А. В., Саломатин А. Ю. Теория государства и права: Учеб. пособие. 2-е изд., М., 2013.
6. Малько А. В., Субочев В. В. Законные интересы как пра-вовая категория. СПб., 2004.
7. Мальцев Г. В. Социалистическое право и свобода личности. М., 1968.
8. Матузов Н. И. Личность. Права. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Саратов, 1972.
9. Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1987.
10. Субочев В. В. Законные инетерсы. М., 2008.
11. Теория государства и права / под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. 3-е изд. М., 2012.
12. Шайкенов Н. А. Правовое обеспечение интересов личности. Свердловск, 1990.
13. Экимов А. И. Интересы и право в социалистическом обществе. Л., 1984.
14. Явич Л. С. Общая теория права. Л., 1976.

ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА — ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
СОДЕРЖАНИЕ

Соотношение субъективных прав и законных интересов

Законный интерес — это отраженное в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определенной степени гарантированное государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлениях субъекта пользоваться конкретным социальным благом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам — в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным.

Структура законного интереса включают в себя два основных элемента:

1) стремление субъекта пользоваться конкретным социальным благом;

2) обращаться в некоторых случаях за защитой к компетентным органам.

Законные интересы весьма разнообразны. Их можно классифицировать по различным основаниям.

Например, по субъектам их можно подразделить на законные интересы граждан, государственных, общественных, муниципальных, коммерческих и иных организаций.

В свою очередь, законные интересы граждан подразделяются на законные интересы потребителей, членов семьи и т. п.

Законные интересы в зависимости от отраслевой распространенности могут быть материально-правовыми — конституционными (интерес в здоровом подрастающем поколении, в улучшении системы здравоохранения, в повышении благосостояния общества и др.), гражданскими (интерес автора в высоком гонораре за опубликованную книгу и проч.) и т. д., и процессуальноправовыми — уголовно-процессуальными (например, если подсудимого принуждают к даче показаний, последний обращается за защитой законного интереса), гражданскими процессуальными (интерес истца в назначении судом повторной экспертизы, интерес больного свидетеля в том, чтобы он был допрошен судом в месте его пребывания).

В зависимости от их уровня законные интересы бывают общими (интерес участника процесса в принятии законного и обоснованного решения по делу) и частными (интерес гражданина в установлении конкретных фактов, доказывающих его невиновность в совершении правонарушения).

По характеру законные интересы подразделяются на имущественные (интерес в наиболее полном и качественном удовлетворении потребностей в сфере бытового обслуживания) и неимущественные (интерес обвиняемого в предоставлении ему свидания с родственниками).

В любом случае соответствующим государственным органам следует считаться с многообразием существующих законных интересов, с их непростой социально-юридической природой, с различными формами проявления в жизнедеятельности современного общества и грамотно использовать имеющиеся в наличии правовые средства для эффективной защиты данных феноменов.

Общие черты между субъективными правами и законными интересами:

1) они обусловлены материальными и духовными условиями жизни общества;

2) содействуют развитию и совершенствованию социальных связей, фиксируя в себе определенное сочетание личных и общественных интересов;

3) несут определенную регулятивную нагрузку, выступая своеобразными подспособами правового регулирования;

4) предполагают удовлетворение собственных интересов личности, выступая своеобразными юридическими средствами (инструментами) реализации данных интересов, способами их правового опосредования;

5) имеют диспозитивный характер;

6) выступают в качестве самостоятельных элементов правового статуса личности;

7) представляют собой юридические дозволения;

8) их осуществление связывается в основном с такой формой реализации права, как использование;

9) являются объектами правовой охраны и защиты, гарантируются государством;

10) определяют собой своего рода меру поведения, специфический критерий законных деяний (так, в ч. 2 ст. 36 Конституции РФ прямо установлено, что «владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц»).

Различия между субъективными правами и законными интересами:

1) они не совпадают по своей сущности, ибо законный интерес в отличие от субъективного права есть простая правовая дозволенность, имеющая характер стремления, в которой отсутствует указание действовать строго зафиксированным в законе образом и требовать соответствующего поведения от других лиц, и которая не обеспечена конкретной юридической обязанностью;

2) в законных интересах опосредствуются только те запросы, которые нельзя еще обеспечить материально, финансово (в той же мере, как и субъективные права);

3) в законных интересах опосредствуются стремления, которые право не успело «перевести» в субъективные права в связи с быстро развивающимися общественными отношениями (невозможность опосредствовать интересы в «ширину» — пробельность) и которые нельзя типизировать в связи с их индивидуальностью, редкостью, случайностью и т. д. (невозможность опосредствовать интересы в «глубину»);

4) в законных интересах отражаются менее значимые и существенные потребности;

5) законные интересы в большинстве своем формально в законодательстве не закреплены, не имеют четкой системы, менее конкретны, определенны;

6) законные интересы менее гарантированны, выступают менее совершенной формой опосредования потребностей субъектов и т. п.

Субъективные права и законные интересы

Объективно обусловленный интерес является движущей силой деятельности людей. В праве прежде всего выражены интересы господствующих классов. В какой мере они совпадают с интересами отдельных членов общества и с общественным интересом, зависит от характера строя и этапа его развития. Этот вопрос достаточно выяснен в марксистской литературе. Надо лишь иметь в виду, что само право – объективное и субъективное— не является интересом. Интерес динамичен, право, особенно объективное,— статично. Поэтому законодательство и содержащаяся в нем объективированная воля лишь в принципе совпадают с интересом класса (народа), который подвергается изменению быстрее, чем на это может реагировать правовая система. К тому же ведь всегда важно, чтобы законодатель мог и хотел верно понять действительный интерес тех, от имени которых он действует.

Применительно к субъективному праву проблема социального интереса имеет еще один существенный аспект. Во многих случаях для приобретения субъективного права и во всех слу-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 186

чаях его реализации играет первостепенную роль интерес субъекта, в том числе отдельной личности. Личный интерес может не иметь социального значения, и тогда он никак не отражен в субъективном нраве. Но личный интерес может иметь и очень часто имеет социальное значение. Такой интерес отражается и закрепляется в субъективном праве, на него оно опирается, и он является стимулом свободного действия управомоченного лица. Наделенное субъективным правом лицо заинтересовано в той или иной мере в использовании предоставленной ему юридической возможности. Если этой заинтересованности нет, то оно и не пользуется такой возможностью. В этом смысле можно, вероятно, говорить о примате интереса над волей в субъективном праве [1] . Воля поступать так или иначе, пользуясь предоставленной свободой действий, определяется интересом.

Однако личный интерес нельзя во всех случаях трактовать как выгоду субъекта, в сугубо эгоистическом плане и с односторонне субъективистских позиций – об этом мы уже говорили. Во-первых, социальный интерес личности немеет объективное основание и в этом смысле не так уж зависит от того, что данная личность думает о своем интересе. Во-вторых, для использования субъективного права всегда необходимо, чтобы имело место какое-то совпадение между интересом личности и социальным интересом, отраженным в праве объективом (интересом общекласоовым, общенародным и т.п.). В-третьих,, использование предоставленной юридической возможности в собственном интересе не означает использования к личной выгоде, во всяком случае не всегда означает действительно собственный интерес. Заинтересованность управомоченного может диктоваться интересами другого лица или общественными интересами. Сам по себе термин «собственный интерес» является в этом смысле неточным.

В юридической литературе долго шел спор: в чем ценность субъективного права для личности – в том ли, что оно позволяет действовать по своей воле, или в том, что позволяет действовать в своем интересе? По всей видимости, этот спор не имел никогда под собой достаточной научной и практической почвы. Без интереса нет волевых действий; без волевых действий не удовлетворить интереса. Социальная ценность субъективного права, как мы пытались доказать, заключается в гарантированной свободе действия личности.

Соотношение между интересом и субъективным правом лаконично и четко сформулировано С.Н. Братусем: «Субъективное право, опираясь на интерес, само интересом не является, хотя утеря социально значимого интереса и может привести к тому, что субъективное право утратит свое значение и свою

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 187

ценность» [2] . «Будучи за пределами субъективного права,— пишет Д. М. Чечот,— интерес есть предпосылка и цель субъективного права» [3] .

При всем антагонизме, непримиримости между частным и общественным интересом в досоциалистических формациях в субъективном праве оказывались формально совмещенными интересы личности, государства (господствующих классов, их властвующей группы) и общества. Объясняется это прежде всего тем, что право и государство никогда не могут полностью пренебрегать общими делами, поддержанием условий существования данного общества, его сохранением, хотя бы во имя интересов тех, кто осуществляет власть. Социализм создает наиболее благоприятные (для классового и государственно-организованного общества) объективные предпосылки гармонического сочетания личных и общественных интересов, что и должно находить выражение, в частности, в системе субъективных прав граждан социалистических государств.

Объективно необходимое совмещение, а при социализме и возможное совпадение общественных и личных интересов в праве создает специфическую и давным-давно подмеченную ситуацию, ‘Особо действенную в демократическом обществе. Отстаивая свои собственные юридические права, гражданин практически выступает в защиту действующего законодательства и правопорядка. Участвуя в охране правопорядка, гражданин борется тем самым и за незыблемость собственных прав.

Жизнь настолько разнообразна и подвижна, что постоянно возникающие потребности и интересы в самых различных сферах деятельности людей, организаций и учреждений не могут полностью охватываться и закрепляться в законодательстве, в субъективных правах и юридических обязанностях. Юридически закрепляются лишь наиболее социально значимые интересы. В тех случаях, когда не закрепленные в объективном и субъективном праве интересы признаются в качестве законных или законом охраняемых интересов, они подлежат защите в той же мере, что и субъективные права. Категория «охраняемые законом интересы» в советской юридической науке разработана слабо. Д. М. Чечот прав, когда замечает: «Нужно либо доказать, что никаких защищаемых законом интересов, помимо субъективных прав, не существует, а поэтому использованное во многих актах. понятие «охраняемый законом интерес» ошибочно, либо, признав правомерность этого понятия, подвергнуть его исследованию как в общетеоретическом плане, так и в сфере отраслевых дисциплин» [4] .

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 188

С общетеоретических позиций по поводу категории «законный интерес» можно сказать следующее. Во-первых, она связана с пробельностью материального права. Во-вторых, об охраняемом законом интересе («законном интересе») может идти речь только в случаях, когда объективное и субъективное право данный интерес так или иначе не опосредовало.

Необходимость охраны законных интересов может вместе с этим свидетельствовать о насущной потребности в формировании нового субъективного права и новой общей нормы. Категория законного интереса не должна восприниматься только в плане пробелов, ‘подлежащих восполнению. Незначительные пробелы практически трудно восполнять, и к тому же часть из «их связана с охраной быстро изменяющихся интересов отдельных субъектов права, интересов, которые не приобретают в данный период социальной значимости на уровне общеклассовых задач, но и не носят чисто личного характера.

С позиций режима законности важно, чтобы суды не использовали излишне широко предоставленную им возможность (и обязанность) охраны такого рода интересов, чтобы признание интереса законным не приводило к нарушению прямо предусмотренных ib объективном праве «юридических интересов», т.е. социальных интересов, находящихся под непосредственной защитой правовых норм.

Если отвлечься от некоторых возможных исключений, то можно все же считать, что указание в законодательстве об охране законных интересов является признанием пробельности системы субъективных прав, так же как указание на недопустимость отказа в рассмотрении спора за отсутствием закона является признанием пробельности объективного права. И в этом вопросе, так и в иных, ощущается неразрывная связь между субъективным и объективным правом.

Вот почему систематическое признание судебной практикой данного интереса субъектов права подлежащим охране, т.е. законным интересом, свидетельствует о процессе формирования соответствующего субъективного права в силу того, что этот интерес приобретает достаточно высокий уровень общезначимости. В странах, где судебная практика не признана источником права, такая систематическая однородная деятельность суда должна привести к принятию нормативного акта органом власти. В иных странах с этой проблемой справляются проще в силу действия прецедентного права.

Пробелы в субъективном праве неизбежны, но когда в системе прав субъектов их оказывается много или они становятся значительными по своему характеру, то возникает опасность сбоя в правовом регулировании, являющаяся следствием того, что законодатель недостаточно следит за изменением общественных отношений или не желает по каким-то привходящим

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 189

соображениям усовершенствовать правовые нормы, закрепить в законе соответствующие притязания. Но социально значимыми интересами нельзя пренебрегать в правотворчестве и при отправлении правосудия.

Важно понимать, что социальные интересы являются побудительными стимулами деятельности общественных образований (целых регионов обществ), классов и отдельных слоев населения, каждой личности. Именно социальные интересы побуждают их принимать участие в сохранении или достижении более благоприятных условий человеческого существования, бороться за коренные изменения в экономическом и политическом строе, устранять обстоятельства, которые тормозят социальное движение, прогресс.

Только своевременное отражение в правовой системе и системе субъективных прав назревших объективных потребностей и социальных интересов (объективной нуждаемости в экономических, политических и культурных благах) в состоянии поддерживать действенное правовое регулирование общественных отношений, правопорядок и законность. Сама жизнь и в первую очередь материальные условия формируют интересы личности и общества, интересы существуют в реальной действительности в качестве прежде всего взаимной зависимости индивидов, между которыми разделен труд [5] . В этом смысле интересы не зависят от представлений людей об этих интересах и лежащих в их основе потребностях. С ч ругой стороны, интерес предполагает осознание объективных потребностей и сознательно-волевую деятельность, направленную на достижение целей, выдвигаемых соответственно понятому интересу. Осознавать и своевременно выражать социальные интересы в праве не столь просто. Приходится иметь в виду и то, что политические, экономические, культурно-этические интересы одного и того же класса, одной и той же социальной группы не всегда полностью сочетаются. В силу одного этого обстоятельства охраняемые государственным аппаратом политические интересы тех, кто осуществляет власть, могут отодвинуть на второй план экономические, а тем более культурно-этические интересы. Разумеется, в конечном счете экономические потребности и интересы возобладают и найдут свое концентрированное выражение в государственной политике, но это лишь в конечном итоге, который может наступить и через довольно длительный период времени.

У каждой личности также есть самые разнообразные интересы, и нельзя думать, что при любой жизненной ситуации материальный интерес занимает господствующее положение. Во всяком случае всем прекрасно известны исторические факты, когда главнейшим стимулом человеческих поступков оказывают-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 190

ся этические ил« политические идеалы, ради которых люди могут жертвовать не только материальными интересами, но и самой своей жизнью. Только, если взять социальные общности и историю их развития в целом, выясняется, что в самом последнем счете основой духовных потребностей и интересов оказывались материальные условия жизни и назревшая необходимость их изменения.

Одной из задач юридической науки является выяснение, насколько система субъективных прав (юридических обязанностей) полно отражает и закрепляет реально существующие интересы граждан (организаций, учреждений) и какие из этих интересов требуют дополнительного юридического признания. По сути проблема та же, что и соотношение между притязаниями и моральными правами личности, с одной стороны, и юридического характера правами – субъективным правом – с другой стороны. Только в данном случае вопрос углубляется до выяснения лежащих в основе притязаний личности, классов, социальных групп, организаций объективных потребностей и обусловленных ими интересов. К тому же не всякого рода интересы могут найти свое выражение в определенных общезначимых притязаниях, моральных требованиях и общественном сознании, которое в качестве правосознания будет стимулировать формирование собственно права, охраняемого государством. Прежде всего ясно, что интересы должны носить социально значимый характер я не быть сугубо личными, а тем более асоциальными. Далее, эти интересы не могут противоречить интересам господствующих классов, господствующей воле. Наконец, это должны быть интересы, которые можно выразить не только в субъективном праве, но и гарантировать юридическими обязанностями. Если интересы не обеспечить внешне принудительной, государством установленной обязанностью – юридической обязанностью, то такие интересы и соответственно притязания не могут стать субъективным правом. Их даже нечего пытаться санкционировать законом и судом.

Надо оговорить, что подобный вопрос не представляет проблемы, когда речь идет о притязаниях (интересе) в имущественных отношениях. Притязание имущественного характера, связанное с отношениями собственности и товарооборотом, если есть на то государственная воля, всегда может быть обеспечено юридической обязанностью (разумеется, если таковая не противоречит объективным закономерностям данной формации, оправдана материальными условиями). В иных сферах общественной жизни, не связанных с фактическим владением вещами и обменом, не любые интересы и притязания могут быть поддержаны обязанностями, а потому и не любые из них даже могут стать правом. Во-первых, моральному притязанию не всегда соответствует моральный долг (обязанность) других считаться с этим притязанием. Кроме того, во-вторых, отнюдь не

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 191

любой моральный долг может быть закреплен как юридическая обязанность.

В свое время специфическая черта субъективного права имеющего своим коррелятом юридическую обязанность была подмечена Л.И. Петражицким, хотя и в совершенно неприемлемой для нас интерпретации: с точки зрения «императивно-атрибутивных» эмоций индивида.

Ни право, ни притязание, ни даже правосознание нельзя сводить к эмоциям индивида. Однако отличие правового сознания от нравственного состоит, в частности, действительно в том, что представления о юридически значимых правах непременно ассоциируются с юридическими обязанностями. Такая ассоциация отражает правовую реальность, связь субъективных прав с юридическими обязанностями.

Вероятно, подобная грань существует и между правосознанием и политическим сознанием. Политический интерес, притязание политического характера могут получить выражение в юридических правах только при условии, если им будут соответствовать юридически—признанные обязанности. Важно и то, что субъективное право всегда предполагает не только юридические обязанности других лиц, но и определенные юридические обязанности управомоченного лица. Общественные отношения, предполагающие сосредоточение у одной стороны всех прав, а у другой только одних обязанностей, не опосредуются законодательством, не нуждаются в правовом регулировании. Только в абстракции можно выделить отношение, у одной стороны которого субъективное право, а у другой юридическая обязанность. От подобной абстракции, полезной для анализа и часто употребляемой в теории, надо отличать фактическое положение и юридическую практику, да и историю (например, как отмечалось, отношения между рабовладельцем и рабом не нуждались в правовом опосредовании, первый полностью господствовал над вторым).

Таким образом, к числу необходимых предпосылок, без которых нельзя ожидать преобразования интереса личности, а точнее, ее притязаний, в субъективное право, можно отнести: приобретение интересом личности социальной значимости, его соотносимость с общественным интересом, возможность обеспечения такого интереса юридическими обязанностями иных участников общественных отношений. Когда интерес личности оказывается закрепленным в субъективном и объективном праве, последнее приобретает по отношению к породившему его интересу относительную самостоятельность. Интерес может исчезнуть, измениться, но право в связи с этим автоматически не отменяется. Более того, одно и то же право может часто использоваться для удовлетворения разных интересов.

Отвергая понимание субъективного права как защищенного интереса, нельзя игнорировать роль социальных интересов лич-

Общая теория права. Явич Л. С. – Л., Изд-во ЛГУ, 1976. С. 192

ности, господствующих классов, общества в формировании и реализации системы субъективных прав. Изучение проблемы интереса в субъективном праве должно быть продолжено. Подобные исследования особенно полезно осуществлять методами конкретно-социологического анализа. Общетеоретические основы изучения проблемы состоят в следующем: а) признание единства субъективного и объективного права; б) понимание того, что субъективное право позволяет развивать самодеятельность людей и коллективов [6] ; в) утверждение, что совокупность наличных прав субъектов обеспечивает им определенную сферу «индивидуальной автономии» [7] ; г) наконец, четкое представление о том, что в интересе лица может выражаться как его личный социально значимый интерес, так и интерес иных лиц, а также общественный интерес [8] . Последнее обстоятельство при исследовании субъективных прав в социалистическом обществе приобретает особое значение.

Интерес субъекта толкает его к приобретению и использованию субъективного права, он же приводит к существенным модификациям этого права, предусмотренным законодательством, в мотором выражены интересы классов или всего народа.

[1] Иоффе О. С. Правоотношение по советскому гражданскому праву Л., 1949; Толстой Ю. К. К теории правоотношения. Л., 1959.

[2] Братусь С Н. Субъекты гражданского права М, 1950, с. 20—21.

СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРАВА И ЗАКОНННЫЕ ИНТЕРЕСЫ. ФОРМЫ И СПОСОБЫ ИХ ЗАЩИТЫ, МЕХАНИЗМ ЗАЩИТЫ

«Субъективное право — это законная свобода человека что-либо делать или требовать…»

Борис Николаевич Чичерин

Выделяется объективное и субъективное право.

Структура субъективного права: 1.

Потребность, интерес. 2.

Правопритязание, правомочие. 3.

Корреспондирующая обязанность остальных. 4.

Юридическое образование в России, 1755 год – императорский указ об издании устава университета: Московский университет, Петербургский университет, Казанский университет. В них было богословско-нравственное отделение – учили правильному поведению, которое отличало бы целям правосознания. Преподавалось также естественное право, право знатнейших и нынешних народов, незначительный объем уделялся изучению истории развития права России.

Квалификационные требования к выпускникам: знание особенностей представителей различных сословий, их права, умение найти подход к представителю каждого сословия, умение проявлять толерантность к различным сословиям. Изучение собственно действующего законодательства (Соборное уложение) не требовалось в форме заучивания. Обучение было направлено лишь на приобретение навыков правильного толкования закона.

Концепция юридического образования меняется в 1835 году: ушел курс естественного права, психологии. Это привело к тому, что выпускники выходили из университетов неготовыми к государственной службе. Это отмечалось в докладах императору, выпускников отличала заносчивость, зазубривание действующего законодательства.

1863 год – новые указы императора, уклон в сторону фундаментальной подготовки студентов.

1833 год – новая редакция устава университета.

1906 год – выступления студентов. Преподавателей. Перепуганная царская канцелярия принимает временные акты, университеты подчиняются министерству образования во всех вопросах управления. Изменились правила приема.

1955 год – юридическое образование в основном стало заочным (МГУ, Свердловск, Ленинград, Иркутск). Действовал ВЮЗИ с его отделениями (Урал, Куйбышев).

В 90-е годы начинается массовое открытие юридических факультетов (Томск, Тюмень, Саратов).

Сегодня образовательный стандарт предусматривает, что преподаватель должен пройти школу управления в юридическом учреждении, совмещать практику с преподавательской деятельностью.

Субъективное право – гарантированный в нормах права вид дозволенного поведения, свобода. Проявление личности необходимо для того. Чтобы реализовать свободу. Без волевого фактора свобода не реализуется. Если субъективное право можно реализовать по доверенности, то свободу нельзя.

Законный интерес – это понятие и категория появились как предмет науки в отечественной доктрине на рубеже 80 – 90х гг. Это связано с процессом динамичного появления новых сфер отношений, когда правотворчество не успевало закрепить права и обязанности участников отношений.

Законный интерес – гарантированное в нормах право общее дозволение удовлетворение и защиты субъективных интересов лица, признаваемых в обществе общественной моралью и нравственностью.

Законный интерес – получить работу – реализовать право на труд. Сегодня регулирование в сфере труда такого, что за одну и ту же работу можно получать зарплату больше или меньше, например, юрист в страховой компании, помощник адвоката и юрист, работающий в нефтяной сфере.

Структура законного интереса включает в себя обеспеченность и гарантированность со стороны государства, ему гарантируются обязанности других лиц. Законный интерес в отличие от прописанного права подлежит изменению.

Термин «законный интерес» упоминается Суворовым, который, не будучи принятым в военную академию, подал прошение, в котором указал, что его законный интерес нарушен.

Формы защиты законных интересов: 1.

Юрисдикционные – обращение в органы власти

Существуют охраняемые законом интересы и просто законные интересы. К охраняемым законам относятся те интересы, за нарушение которых предусмотрены меры ответственности, это сфера охраны жизни и здоровья.

Примеров нарушения законных интересов в судебной практике очень много. Самый распространенный пример нарушения законных интересов неопределенного круга лиц – принятие НПА, связанных с отменой каких-либо субъективных прав и заменой их другими субъективными правами.

Способы защиты законных интересов и законных прав пересилены в ГК. Это самозащита, устранение препятствий к использованию объекта собственности.

Злоупотребление правом иногда образует состав правонарушения. Это использование своих прав и свобод во вред другим лицам, с нарушением прав других лиц.

Произвол в праве – наиболее опасная сфера нарушения законных интересов и прав. Облеченные в правовую форму деяния (оформленные протоколом), а по сути нарушающие права и свободы определенного или неопределенного круга лиц. Произвол в праве опаснее злоупотребления.

Злоупотребления и произвол снижают легитимность власти, способствуют распространению правового нигилизма.

Право, по Борису Николаевичу Чичерину, составляет неотъемлемую принадлежность всех обществ. Субъективное право — это законная свобода человека что-либо делать или требовать; объективное право — закон (совокупность норм), определяющий свободу и устанавливающий права

и обязанности участников правоотношений. Оба эти значения, писал Чичерин, неразрывно связаны, поскольку свобода выражена в форме закона, закон же имеет целью признание и определение свободы — «источник права не в законе, а в свободе».

Описывая право в предельно широком культурологическом контексте, Иммануил Кант подготовил условия для возникновения философии права в виде самостоятельной дисциплины. Для специальных юридических исследований важное значение имела содержащаяся в его трудах характеристика правовых отношений как взаимосвязанных субъективных прав и обязанностей. В догосударственном состоянии человек приобретает субъективные естественные права, в том числе право собственности, но они ничем не обеспечены, кроме физической силы индивида, и являются предварительными. Совокупность таких субъективных полномочий Кант вразрез с господствующей традицией назвал частным правом. Подлинно юридический и гарантированный характер частное право, по его мнению, приобретает только в государстве, с утверждением публичных законов.

Понятие права, утверждал Габриэль Феликсович Шершеневич, включает в себя только положительное, действующее право. Объективное право — совокупность правовых норм, субъективное право — «возможность осуществления своих интересов субъектом права». Шершеневич доказывал, что объективное и субъективное право — это не две стороны одного понятия, как утверждали Иеринг и другие представители социологической юриспруденции, а самостоятельные и совершенно различные понятия. Если субъективному праву всегда соответствует объективное право, то последнее может вполне существовать без субъективного права. Объективное право, по Шершеневичу, — основное понятие права, субъективное право — производное.

научная статья по теме Законный интерес и субъективное право: вопросы соотношения Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «Законный интерес и субъективное право: вопросы соотношения»

ЗАКОННЫЙ ИНТЕРЕС И СУБЪЕКТИВНОЕ ПРАВО: ВОПРОСЫ СООТНОШЕНИЯ

В.В. Субочев, зав. кафедрой государственно-правовых дисциплин Пятигорского государственного технологического университета, кандидат юридических наук

Существуют две юридические категории, которые непосредственно свидетельствуют о соответствующих правовых способах обеспечения интересов участников правоотношений: субъективные права и законные интересы.

Субъективные права и законные интересы, несмотря на свои общие и отличительные черты, как правило, употребляются законодателем в едином контексте. Вместе с тем, единства мнений относительно их соотношения в правовой науке нет. Еще в 1984 г. А.И. Экимов справедливо отмечает, что «по существу все советские юристы сходятся во мнении, что субъективные права отличны от законных интересов, но по-разному отвечают на вопрос, в чем заключается это отличие» [1, с. 82].

Причины существующих и «подогреваемых» в науке разногласий относительно исследуемого аспекта достаточно банальны: заведомо неверные методологические основы сопоставления категорий, не в полной мере адекватное понимание специалистами друг друга

и, как не странно, отсутствие желания достичь конструктивного и необходимого компромисса.

Попытаемся устранить обнаруженные погрешности и проанализировать субъективные права и законные интересы в их соотношении друг с другом.

Начнем с того, что данные понятия имеют между собой много общего. Данная «общность» проявляет себя в следующих концептуальных положениях:

1. Субъективное право и законный интерес личности предполагают удовлетворение ее собственных интересов. Они выступают своеобразными путями их реализации, имея при этом единые цели — удовлетворять данные интересы и потребности, не противоречащие в своей сути общегосударственным. Субъективное право и законный интерес — это две формы правового опосредования социальных интересов и их охраны. Они фокусируют в себе определенное сочетание личных и общественных интересов.

Под законными интересами мы понимаем стремление субъекта пользо-

ваться определенным социальным благом и в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения не противоречащих нормам права интересов, которое в определенной степени гарантируется государством в виде юридической дозволенности, отраженной в объективном праве либо вытекающей из его общего смысла.

2. Субъективное право и законный интерес имеют диспозитивный характер и находятся в сфере дозволенного. Их осуществление является правомерным поведением и связывается в основном с такой формой реализации права, как использование.

3. Субъективные права и законные интересы являются действенным способом управления и влияния на общественные процессы, складывающиеся и уже сложившиеся правоотношения между самыми разнообразными субъектами. Исследуемые категории несут определенную регулятивную нагрузку, выступая своего рода подспособами правового регулирования.

4. Рассматриваемые категории опираются на закон, на объективно существующее право и не могут содержать противоправных элементов, желаний.

5. Субъективные права и законные интересы опосредуют практически все сферы жизни общества. И если существуют определенные вопросы, которые не могут быть урегулированы субъективными правами, то в эту сферу однозначно проникают законные интересы. Точнее, они даже не проникают, они формируются в самой среде, какой бы «удаленной» от нормативно-правового регулирования она не была.

6. Законные интересы и субъективные права взаимодополняют и взаимозависят друг от друга. Законные интересы во многом производны от уже существующих прав, субъективные же права либо порождаются «типизацией» законных интересов, либо способствуют их надлежащей и эффективной реализации.

7. И то и другое средство пользуется признанием и защитой со стороны государства. Понятно, что степень защищенности прав и законных интересов различна, однако данные правовые феномены являются неотъемлемой составляющей механизма правового регулирования и правового статуса личности.

8. Обе исследуемые категории тесным образом сопряжены с юридическими обязанностями и ответственностью.

9. Они сочетают в себе личные, групповые, общественные и государственные интересы, опираются на диалектическое единство интересов личности, общества и государства.

Как субъективные права, так и законные интересы определяют своего рода меру поведения, специфический критерий законных деяний (так, в ч. 2 ст. 36 Конституции РФ прямо установлено, что «владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц»). Аналогичные требования содержатся и в ч.3 ст. 55 Конституции, а также в целом ряде нормативных актов. Например, в ст. 12 ВК РФ от 16

ноября 1995 г. закреплено, что «собственники, владельцы и пользователи земельных участков, примыкающих к поверхностным водным объектам, могут использовать водные объекты только для своих нужд в той мере, в какой это не нарушает права и законные интересы других лиц».

Субъективное право и законный интерес имеют «в своем основании» притязание на обладание определенным социальным благом. Однако следует полностью согласиться с М.Г. Смирновой в том, что «субъективное право и законный интерес — различные формы правового опосредования социальных интересов и притязаний. Законный интерес в отличие от субъективного права выступает не основным, но не менее важным средством закрепления социальных притязаний субъектов» [3, с. 9]. И если субъективное право выступает уже «признанной» государством формой притязаний на определенное благо при известной совокупности сопутствующих обстоятельств, то законный интерес — это еще ничем не закрепленное и конкретно не гарантированное притязание, которое, в силу сказанного, ничем «не хуже» притязания первого.

Потребность и формы ее удовлетворения, лежащие в основе социальных притязаний не только делают такие категории как права и законные интересы взаимосвязанными, но и взаимозависимыми друг от друга.

Именно взаимозависимость двух исследуемых явлений позволяет каждому из них в полной мере осуществлять свои функции, диалектически взаимодействуя друг с другом.

К примеру, ФЗ РФ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» 1998 г., говоря о субъективных правах детей, более тридцати раз оперирует термином «законный интерес», что позволяет не только всесторонне гарантировать надлежащий статус ребенка в государстве, но и всемерно содействовать реальному осуществлению зафиксированных прав в интересах защищаемой категории жителей.

Таким образом, субъективные права и законные интересы выступают определенным способом правового обеспечения интересов участников правоотношений, лежащим в сфере дозволенного и атрибутивным правомерному поведению субъектов регулируемых правом отношений.

Однако не все так просто. Зачастую, при анализе отличительных черт изучаемых правовых феноменов, приходится сталкиваться с многочисленными трудностями и спорными концепциями.

Нельзя не согласиться с Е.А. Флей-шиц, которая в одной из своих работ еще в 1941 г. отмечала, что «охранять известный интерес не всегда значит охранять соответствующее субъективное право» [4, с. 112-113]. Сам же факт, что защита интереса еще не есть право, разделялся А.Г. Певзнером, В.А. Тарховым, Н.И. Матузовым.

Следует согласиться с Н.И. Мату-зовым в том, что на начальных этапах исследования соотношения субъективных прав и законных интересов наибольшую активность проявляли представители отраслевых наук, особенно процессуальных [5, с. 115], формируя конкретные и однозначные выводы.

К примеру, А.Л. Цыпкин утверждал, что «не следует право и законный интерес рассматривать как одно и то же, необходимо установить, в каких случаях речь идет о законном интересе, хотя и основанном на праве, но не сформулированном как субъективное право участника процесса» [6, с. 15-16]. Бесспорно, данное положение относится не только к уголовному процессу, но и ко всем другим отраслям права; оно с полным основанием может считаться и общетеоретическим.

Не менее объективно и мнение Р.Е. Гукасяна, который пишет, что «вне понятия прав и свобод в широком смысле слова субъективные права и охраняемые законом интересы представляют собой различные правовые категории, и не различать их нельзя» [7, с. 25].

Однако некоторые авторы рассматривают понятия «охрана прав» и «охрана законных интересов» как синонимы или, во всяком случае, исходят из такого предположения.

Такое рассмотрение не дает вообще права на существование законному интересу, вызывает сомнение в его самостоятельном категориальном статусе и поэтому является шагом назад в исследовании данной проблемы.

Отметим, что основное различие субъективных прав и законных интересов заключается в том, что они представляют собой различные правовые дозволенности.

«Первые представляют из себя сложную дозволенность, возведенную законодателем в ранг правовой возможности. Субъективное право есть дозволенность высшей категории и по сути дела ценится уже не столько своей

дозволенностью, сколько возможностью, причем обязательно юридической. Благодаря этому субъективные права, как юридические возможности, обеспечиваются конкретной юридической необходимостью (обязанностью) других лиц. Если же правовая дозволенность не имеет либо не нуждается в юридически необходимом поведении других лиц как определенного правового средства своего обеспечения, то данная дозволенность является простой и не возводится законодателем в особую правовую возможность» [8, с. 70-71].

Н.И. Матузов считает, что «простая возможность (дозволенность) совершения тех или иных действий еще не образует того, что в правовой науке принято называть субъективным правом. Это значит, что в субъективном праве заключена не любая, а особого рода возможность, возможность, обеспеченная обязанностью других лиц и гарантируемая государством» [9, с. 101-102].

Объединяет позиции двух ученых и то, что реализацию субъективного права они

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Субъективные права и законные интересы