Судебная защита прав и интересов несовершеннолетних детей (стр. 16 из 16)

[14] Геополитика и национальная безопасность. Словарь основных понятий и определений / Под общ. ред. В. Л. Манилова. — М., 1998. С.18.

[15] Тер-Акопов А. А. Безопасность человека. — М., 1998. С.19.

[16] Российская криминологическая энциклопедия / Под общей ред. А. И. Долговой. — М., 2000. С.70.

[17] Тер-Акопов А. А. там же. С. 21.

[18] Семейное право: проблемы и перспективы развития (Материалы «круглого стола») // Государство и право. 1999. N 9. С.93, 96.

[19] Спесивцева О. И. Права ребенка в Российской Федерации относительно Конвенции ООН о правах ребенка. — Челябинск, 1999. С. 7.

[20] Конвенция о правах ребенка 1989 г. — Нью-Йорк, 20 ноября 1989 г. Ст. 16, 19, 32-34, 37

[21] Там же. Ст. 4, 19, 33

[22] Беспалов Ю.Ф. Средства судебной защиты гражданских прав ребенка //Российская юстиция, 1997, N 3. С. 17.

[23] Ст. 48-50 Семейного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (в ред. от 28 декабря 2004 г.) //СЗ РФ от 1.01.1996 г. N 1 ст. 16.

[25] Ст. 65-68 Семейного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (в ред. от 28 декабря 2004 г.) //СЗ РФ от 1.01.1996 г. N 1 ст. 16.

[28] Там же. Ст. 80, 85.

[33] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. №138-ФЗ //СЗ РФ 2002, № 40. Ст. 3.

[34] Беспалов Ю.Ф. Средства судебной защиты гражданских прав ребенка //Российская юстиция, 1997, N 3. С. 18.

[35] Ст. 122, 123, 126, 169 Семейного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (в ред. от 28 декабря 2004 г.) //СЗ РФ от 1.01.1996 г. N 1 ст. 16.

[36] Типовое положение об образовательном учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Утверждено Постановлением Правительства РФ от 1 июля 1995 года N 676 // СЗ РФ. 1995. N 28; 1996. N 43, N 36, N 14.

[37] Ст. 121 Семейного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (в ред. от 28 декабря 2004 г.) //СЗ РФ от 1.01.1996 г. N 1 ст. 16.

[38] Беспалов Ю. Судебная защита семейных прав и интересов ребенка //Российская юстиция, 1996, N 12. С. 25.

[39] Беспалов Ю. Судебная защита семейных прав и интересов ребенка //Российская юстиция, 1996, N 12. С. 27.

[40] Семейное право: проблемы и перспективы развития (Материалы «круглого стола») // Государство и право. 1999. N 9. С. 96.

[41] Нечаева А. М. Судебная защита прав и интересов несовершеннолетних детей. – М. 2001 г. С. 182-184.

[42] Шерстюк В. М. Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел. — М.: Изд-во МГУ, 1995. С.7.

[43] Российская газета от 5 ноября 1996 г.

[44] Ст. 43, 44 Семейного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (в ред. от 28 декабря 2004 г.) //СЗ РФ от 1.01.1996 г. N 1 ст. 16.

[45] Там же. Ст. 101, 102

[46] Там же. Ст. 70, 72, 73.

[47] Ст. 28 Семейного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (в ред. от 28 декабря 2004 г.) //СЗ РФ от 1.01.1996 г. N 1 ст. 16.

[49] Там же. Ст. 70-73, 78.

[51] Сахнова Т.В. Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам. М., 1997. С. 111.

[52] Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 “О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей” // БВС РФ. 1998. № 7.

[53] Постановление Пленума Верховного Суда РСФСРот 21 февраля 1973 г. № 3 “О некоторых вопросах, возникающих в практике применения судами Кодекса о браке и семье РСФСР” // Сб. постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и РСФСР по гражданским делам. М., 1994.

[54] Сахнова Т.В. Судебно-психологическая экспертиза в гражданском процессе. — Красноярск, 1990. С. 120.

[55] Сахнова Т.В. Экспертиза в суде по гражданским делом. М., 1997 г. С. 118.

[56] Диана В. Помощь разведенным родителям и их детям. – М., 2005. С. 34.

[57] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 “О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей” // БВС РФ. 1998. № 7

[58] Сахнова Т.В. Зачем суду психолог. М., 1990. С. 89.

[59] Сахнова Т.В. Экспертиза в суде по гражданским делам. М., 1997. С. 90.

[60] Коваленко А.Г. Влияние субъективных причин на полноту материалов по гражданским делам. М., 1982. С. 34.

[61] Сахнова Т.В. Судебно — психологическая экспертиза в гражданском процессе. Красноярск, 1990. С. 89.

[62] Нечаева А. М. Судебная защита прав и интересов несовершеннолетних детей. – М., 2006 г. С. 93.

[63] Сахнов Т. В. Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам. — М., 1997. С. 10.

[64] Нечаева А. М. Судебная защита прав и интересов несовершеннолетних детей. – М., 2006 г. С. 93.

[65] Ст. 73, 74 Семейного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (в ред. от 28 декабря 2004 г.) //СЗ РФ от 1.01.1996 г. N 1 ст. 16.

[66] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 «О рименении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей». п. 18

[67] Нечаева А. М. Судебная защита прав и интересов несовершеннолетних детей. – М., 2006 г. С. 59.

[68] Постановление Верховного Суда РФ № 10 от 25 мая 1998 г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» п.14.

[69] Постановление Верховного Суда РФ № 10 от 25 мая 1998 г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» п. 15

[70] Нечаева А. М. Судебная защита прав и интересов несовершеннолетних детей. – М., 2006 г. С. 60.

[71] Нечаева А. М. Судебная защита прав и интересов несовершеннолетних детей. – М., 2006 г. С. 62.

[72] Постановление Верховного Суда РФ № 10 от 25 мая 1998 г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», п. 13.

[73] Качаева М., Черный В. Судебно-психиатрическая экспертиза по вопросам воспитания детей // Российская юстиция. 1998. № 9. С. 30

[74] Сахнова Т. В. Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам. – М., 1997. С. 99.

[75] Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 7 декабря 1979 г. №9 «О практике применения судами законодательства при решении споров, связанных с воспитанием детей» // Сб. постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и РСФСР по гражданским делам. М., 1994.

[76] Беспалов Ю.Ф. Семейно-правовое положение ребенка в Российской Федерации. Владимир, 2000. С. 138.

[77] Федеральная концепция обеспечения и защиты прав и свобод человека (проект). — М., 2000. С.49-50

[78] Ананиан Л.Л. Жестокость в семье. — М., 2000. С. 124.

[79] Нечаева А.М. Указ. соч. – М. 2001 г. С. 188.

Судебная защита прав ребенка Беспалов Юрий Федорович

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Беспалов Юрий Федорович. Судебная защита прав ребенка : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.03 : Москва, 1997 172 c. РГБ ОД, 61:98-12/8-2

Содержание к диссертации

Глава 1. Судебная защита как юрисдикционная форма защиты семейных прав ребенка 9

1.1. Предпосылки, сущность и особенности судебной защиты семейных прав ребенка.

1.2. Способы, при меняемые судом для защиты семейных прав ребенка 39

1.3. Средства судебной защиты семейных прав ребенка 44

Глава 2. Семейные права и законные интересы ребенка как объекты судебной защиты 52

2.1. Виды объектов судебной защиты.

2.2. Имущественные права ребенка как объекты судебной защиты62

2.3. Личные неимущественные права ребенка как объекты судебной защиты 81

Глава 3. Особенности гражданского судопроизводства по делам о защите семейных прав и законных интересов ребенка 111

3.1. Возбуждение гражданских дел о защите семейных прав ребенка, их подготовка к судебному разбирательству и судебное разбирательство.

3.2. Особенности разбирательства дел об установлении усыновления (удочерения) 139

Список использованной литературы 153

Введение к работе

Непременным условием построения демократического правового государства является наделение граждан широким комплексом прав и свобод, создающих возможности для достойной жизни, а также признание, соблюдение и эффективная защита этих прав. В специальной заботе и защите нуждаются дети, ввиду их физической и умственной незрелости.

Необходимость в особой защите прав ребенка предусмотрена Конвенцией ООН о правах ребенка (1989), Всемирной Декларацией об обеспечении выживания, защиты и развития детей(1990) и другими международными актами, признанными Российской Федерацией.

Указом Президента РФ от 1.06.1992 № 543 «О первоочередных мерах по реализации Всемирной Декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90 — ые годы» положено начало осуществления в Российской Федерации мероприятий, направленных на улучшение положения детей, их выживание, развитие и защиту1.

Правительством РФ разработана федеральная комплексная программа «Дети России», которая утверждена Указом Президента РФ №2 от 18.08.1994г. Действие этой программы продлено на 1996-1997 гг. Указом Президента №21 от 19.02.96 г.2 Кроме того, приняты основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в РФ до 2000 года (Национальный план действий в интересах детей)3, совершенствуется законодательство (принят Семейный кодекс, внесены существенные изменения в ГПК).

Однако принимаемые государством меры не оказывают в должной мере влияния на улучшение положения детей.

Сегодня, в конце XX века и в преддверии XXI веков можно констатировать, что в этот век общество и государство не создали условий для благополучного развития и достойной жизни детей. Взрослые граждане, должностные лица в полной мере не осознали то, что дети есть национальное достояние. От того, как мы,

взрослые, сегодня относимся к детям будет во многом зависеть жизнь грядущих поколений. Не осознали взрослые граждане и ответственность перед детьми.

Проблемы защиты прав ребенка в новых социально-экономических условиях обострились, положение детей стало крайне неблагоприятным.

Дети в РФ, численность которых на начало 1996 года составила 37915 тыс. чел. или 25,6% от всего населения страны1, остаются, как и прежде, самой незащищенной социальной группой.

О социально-правовой незащищенности детей неоднократно указывалось в литературе2.

Преодолеть нарастание негативных тенденций, стабилизировать положение детей, укрепить их правовую защиту и повысить ее эффективность — государственная задача. Одной из важнейших гарантий обеспечения эффективной и приоритетной защиты прав и законных интересов ребенка является судебная защита. В РФ наметилась и осуществляется линия на судебную защиту прав ребенка. Ее начало положено Конституцией РФ от 12.12.1993г. Особое значение в настоящее время имеет обеспечение судебной защиты семейных прав и законных интересов ребенка, поскольку экономическая и политическая нестабильность, безработица, ухудшение условий жизни и другие негативные явления сказались прежде всего на семьях и детях. Возрождается детская беспризорность, попрошайничество, растет число семейных правонарушений, а также количество детей, находящихся в особо тяжелых условиях.

Из года в год во Владимирской области и в Российской Федерации в целом увеличивается количество дел о лишении родительских прав родителей в связи с невыполнением или ненадлежащим выполнением родительских обязанностей, злоупотреблением родительскими правами, жестоким обращением к своим детям. Участилось бегство детей из семей.

В этих условиях возрастает роль суда, призванного урегулировать социальные конфликты, защищать семейные права детей.

Деятельность суда по защите семейных прав детей в последние годы значительно расширилась. Многие функции административных органов переданы Семейным кодексом судам общей юрисдикции. В частности, суд теперь разрешает вопросы передачи детей на воспитание в семью (усыновление), определяет место жительства детей при раздельном проживании родителей в случае спора и другие вопросы, касающиеся принудительной реализации семейных прав детей. Административная защита уступает место судебной, поскольку является менее эффективной и не гарантирует надлежащую защиту, не справляется с возникающими проблемами защиты прав детей.

Судебная защита семейных прав ребенка стала основной формой защиты. В судебном порядке в настоящее время может быть защищено любое нарушенное (оспоренное) право ребенка1, а также устранена угроза нарушения этого права.

Актуальность темы диссертации определяется проблемами, связанными со становлением судебной защиты как основной формы защиты семейных прав ребенка и вытеснением административной защиты; а также проблемами, касающимися реализации семейных прав и законных интересов ребенка, ростом посягательств родителей (лиц, их заменяющих) на семейные права ребенка, отсутствием комплексной концепции защиты прав детей, несовершенством гражданского процессуального законодательства, механизма судебной защиты.

Принятое новое семейное законодательство, а также изменения и дополнения, внесенные в Гражданский процессуальный кодекс, не устранили всех проблем, связанных с защитой семейных прав детей. Отдельные положения Конвенции ООН о правах ребенка не нашли закрепления в семейном и гражданском процессуальном законодательстве (ст.ст. 19, 24, 27). Судебная реформа, проводимая в Российской Федерации замедлилась. Многие положения Национального плана действий в интересах детей в Российской Федерации не выполнены. Действующее национальное законодательство не выражает в полной мере обеспечение приоритетной защиты прав ребенка как одной из важнейших задач государства.

Сущность судебной защиты семейных прав ребенка, ее особенности, тенденции развития, а также режим процессуальной деятельности судов общей

юрисдикции недостаточно исследованы. Имеющиеся труды от отдельных статей до монографий затрагивали лишь отдельные вопросы, касающиеся защиты прав детей1. Во многих работах исследовалось законодательство, утратившее в настоящее время силу. Проблемы судебной защиты семейных прав детей в этих условиях требуют комплексного исследования с целью повышения эффективности судебной защиты нарушенных (оспоренных) прав ребенка.

Целями данного исследования являются:

1. Изучение сущности, особенностей и условий осуществления судебной защиты семейных прав ребенка.

2. Расширение и углубление теоретических положений, касающихся механизма судебной защиты прав ребенка.

3. Изучение и классификация способов, применяемых судом для защиты прав ребенка, а также средств судебной защиты прав ребенка.

4. Анализ законодательства о правах ребенка и правоприменительной деятельности, выявление проблем и путей их устранения.

5. Выявление оптимального режима деятельности судов.

6. Совершенствование гражданского процессуального и семейного законодательства.

7. Выявление теоретических предпосылок и дальнейшее обоснование идеи о необходимости создания семейных судов в РФ.

Основное внимание сосредоточено на исследовании семейных прав ребенка и особенностях их судебной защиты. Предметом исследования стали современные проблемы защиты семейных прав ребенка, пути их устранения и повышения эффективности судебной защиты.

Исследован режим процессуальной деятельности судов общей юрисдикции.

Теоретической основой исследования являются положения общей теории права, изложенные в трудах С.С. Алексеева, М.И. Байтина, В.В. Лазарева, Н.С. Малеина, Н.И. Матузова и др.

В основу диссертации положены работы ученых, занимающихся проблемами защиты прав ребенка, нормами семейного права: М.В. Антокольской, A.M. Беляковой, Е.М. Белогорской, Я.Р. Веберса, Е.М. Ворожейкина, З.И. Ворониной, А.Т. Гойхбарга, Л.М. Звягинцевой, В.И. Данилина, М.Н. Ершовой, Ю.А. Королева, А.Е. Казанцевой, И.М. Кузнецовой, A.M. Нечаевой, В.П. Никитиной, З.В. Ромовской, А.И. Пергамент, Л.И. Пацевой, В.А. Рясенцева, А.М.Рабец, Г.М. Свердлова, Е.А. Чефрановой, В.А. Тархова, Е.Н. Тресцовой, Т.В. Шахматова, Я.Н. Шеченко, К.Б. Ярошенко и других.

Исследованы и положены в основу труды ученых — процессуалистов А.Т.Боннера, В.В.Бутнева, М.А.Гурвича, Р.Е. Гукасяна, М.А. Викут, Е.В.Васьковского, А.А. Добровольского, В.М. Жуйкова, И.М.Зайцева, С.А.Ивановой, П.Ф. Елисейкина, Н.М.Костровой, А.К.Кац, В.М. Кошкина, Л.Ф.Лесницкой, В.К.Пучинского, И.Г.Побирченко, И.М. Резниченко, В.А.Рязановского, М.К. Треушникова, П.Я.Трубникова, Д.М. Чечота, Н.А. Чечиной, М.С. Шакарян, С.А. Шишкина, В.В. Яркова и др.

Нормативно-правовую базу исследования составили: Декларация прав ребенка (1959), Конвенция о правах ребенка (1989), Конституция Российской Федерации, Семейный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс, ФКЗ от 26.12.96 №1 «О судебной системе в РФ», ЗРФ от 27.04.1993г., № 4866 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», ФЗ от 30.11.1995 г. №189 и от 21.08.1996 г. №124 «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР», Указ Президента РФ 14.09.1995 года №942, которым утвержден Национальный план действий в интересах детей и др. нормативные акты.

В диссертации использовались постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О подготовке дел к судебному разбирательству» от 14.04.1988года №2 с изменениями и дополнениями, в редакции постановления Пленума от 25.10.1996 года №10, постановление Пленума Верховного Суда РФ от

25.10.1996 года №9 «О применении судами Семейного кодекса РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4.07.1997 года №9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления».

Проанализированы также дела о защите семейных прав ребенка, рассмотренные судами Владимирской области в 1995-1997 г.г.

Методологической основой исследования являются: общенаучные методы исследования, а также частнонаучные методы: исторического и сравнительного правоведения, комплексного исследования, системного анализа и конкретных социологических исследований.

Данные методы исследования дают возможность обнаружить не только общие направления судебной защиты, а также ее особенности, пути повышения эффективности. Комплексный подход к исследованию позволяет выработать единую концепцию судебной защиты прав ребенка.

Научная новизна. Специальное исследование проблем, касающихся судебной защиты семейных прав ребенка, проведено впервые.

Разработана и обоснована концепция судебной защиты семейных прав ребенка как основной юрисдикционной формы защиты, обоснованы рекомендации по расширению судебной подведомственности, совершенствованию семейного и гражданского процессуального законодательства, механизма судебной защиты.

В работе дается понятие и классификация семейных прав ребенка, способов применяемых судом для защиты этих прав, а также средств судебной защиты.

Практическая значимость работы заключается в разработке теоретических положений о судебной защите семейных прав ребенка, углублении знаний о режиме процессуальной деятельности судов первой инстанции, выработке рекомендаций, направленных на повышение эффективности судебной защиты. Положения диссертации могут быть использованы в правоприменительной деятельности органов опеки и попечительства, прокуратуры и судов.

В диссертации разработаны следующие положения, выносимые на защиту:

1. Концепция судебной защиты семейных прав ребенка как основной юрисдикционной формы защиты.

2. Расширение судебной подведомственности (отнесение к компетенции суда требований об установлении опеки и попечительства, передаче детей на воспитание в приемную семью и др.).

3. Дано понятие, классификация способов, применяемых судом для защиты семейных прав ребенка, а также средств судебной защиты.

4. Классифицированы семейные права ребенка.

5. Поддержана и обоснована идея о создании семейных судов, разработана их компетенция и структура.

6. Получило дальнейшее развитие учение об особенностях взаимосвязи семейного и гражданского процессуального права при осуществлении судебной защиты семейных прав ребенка.

7. Доказана необходимость ограничения права родителей на изменение имени ребенку до достижения им шестнадцатилетнего возраста.

8. Обоснована идея о необходимости проверки семей органом опеки и попечительства с целью выяснения условий жизни детей.

9. Отстаивается положение о предоставлении суду возможности устанавливать испытательный срок до разрешения по существу требований об усыновлении (удочерении) и лишении родительских прав.

10. Обоснована идея об увеличении срока устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

11. Поддержана и развита идея о рассмотрении ребенка как самостоятельного субъекта семейных и гражданских процессуальных прав.

12. Отстаивается необходимость введения контроля за положением детей, переданных на усыновление, в том числе иностранным гражданам.

13. Обоснована идея о взыскании алиментов на содержание ребенка не в пользу родителей (лиц, их заменяющих), а в пользу самого ребенка (на счет в банке).

14. Обоснована идея о заключении с родителями (лицами, их заменяющими) договора о доверительном управлении имуществом ребенка.

15. Доказана необходимость введения в Гражданский процессуальный Кодекс отдельного раздела, именуемого «Производство по делам с участием ребенка», состоящего из нескольких глав, содержащих в частности правила возбуждения дел, подготовки их к разбирательству, судебного разбирательства, критерии признания лица заинтересованным в судебной защите прав ребенка, право суда на собирание доказательств по собственной инициативе и др.

16. Поддерживается идея о сочетании элементов состязательного и следственного процесса по делам о защите семейных прав ребенка

Апробация результатов исследования:

Диссертация выполнена на кафедре гражданско-правовых наук Российской правовой академии МЮ РФ.

Научные идеи высказаны перед студентами 2-3 курсов юридического факультета Владимирского государственного педагогического университета и Владимирского юридического института МВД РФ.

Отдельные положения диссертации доложены на заседании Президиума Владимирского областного суда, на совещании судей Владимирской области перед работниками органов опеки и попечительства Владимирской области, на научно-практической конференции во Владимирском юридическом институте в 1997 г. «Правовые отношения в условиях социально-экономических преобразований».

Автором проведено обобщение судебной практики по делам о защите семейных прав детей, результаты которого доложены совещании судей, а также использованы в работе.

Практическая значимость работы состоит:

— в просветительской, учебной роли;

— в совершенствовании правоприменительной деятельности.

Диссертация состоит из оглавления, введения, трех глав, каждая из которых подразделяется на отдельные параграфы, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Предпосылки, сущность и особенности судебной защиты семейных прав ребенка

Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью1. Это важнейшее конституционное положение соответствует Уставу Организации Объединенных Наций (1945), Всеобщей Декларации прав человека (1948), Международному Пакту о гражданских и политических правах (1966), Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод(1950), Конвенции о правах ребенка (1989),2 другим международно-правовым актам и нашло отражение в текущем законодательстве Российской Федерации.

Не менее важным положением является закрепление в Конституции обязанности Российской Федерации признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина.3 Эта обязанность, как справедливо отметил В.А. Кикоть, состоит в создании условий для их реализации и механизма их защиты.4 Российская Федерация определяет вид и объем прав и свобод, условия их реализации, формы, способы, средства и гарантии их защиты. Обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы призваны выполнять как федерация, так и все, входящие в нее субъекты, органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также действующие в стране, признанные законом общественные объединения. Кроме того, каждый гражданин имеет возможность самостоятельно защищать свои права и свободы.

Под государственной защитой прав и свобод понимается совокупность мер экономического, политического, социального, организационного и правового характера, используемых государством для реализации прав и свобод граждан, регулирования общественных отношений.

Государственная защита прав и свобод включает в себя деятельность управомоченных органов государства, общественных организаций и органов местного самоуправления как до нарушения прав и свобод, состоящую в создании условий для их реализации, так и после нарушения субъективных прав, заключающуюся в восстановлении /признании/ прав и свобод.

В литературе для обозначения мер, направленных на реализацию прав и свобод, употребляются такие термины как «охрана» и «защита» A.M. Нечаева охрану рассматривает как более емкое понятие, а под защитой понимает конкретные меры, применение которых позволяет восстановить нарушенные права.1

Охрану, как более широкое понятие по сравнению с защитой, рассматривают и другие ученые.2 По мнению Н.В. Витрука охрана охватывает меры, применяемые до нарушения прав и обязанностей, а защита — меры, принимаемые после правонарушения, для восстановления нарушенного права.3

В.И. Данилин под защитой понимает принудительный способ осуществления управомоченным лицом своего права в отношении обязанного лица, применяемый в судебном, административном порядке, либо самим управомоченным в целях восстановления нарушенного права.

О.В. Иванов рассматривает защиту как властный акт, приказ органа, осуществляющего юрисдикцию. Этот акт направлен на устранение всех препятствий к осуществлению принадлежащего управомоченному субъекту гражданского права, на обеспечение реального осуществления права.

Таким образом, большинство авторов охрану понимают как более широкое понятие. Вместе с тем понятия защиты и охраны, как справедливо указывает В.А. Тархов нередко смешиваются, хотя имеют различное значение.

Охрана каждого права существует постоянно и имеет целью обеспечить его осуществление, не допустить его нарушения. К защите прав прибегают лишь при их нарушении, оспаривании, либо угрозе нарушения.

Так, В.А. Тарасова признавала термины «защита» и «охрана» равнозначными.2

В настоящее время в законодательстве употребляется как термин «охрана», так и термин « защита». Так, в Конституции РФ о защите прав и свобод говорится в ст.ст. 2,38,45,46; об охране — в ст.ст. 21,35,41.

В Семейном кодексе также употребляются оба термина (ст.ст. 1,8,56,64,68 и некоторые другие).

Думается, что термин «защита» следует употреблять в том случае, когда речь идет о применении компетентными органами государства, органами местного самоуправления, либо лицом, чьи права нарушены (оспорены) мер для восстановления (признания) нарушенных, оспоренных прав и законных интересов, а также для устранения угрозы нарушения.

Виды объектов судебной защиты

Необходимо отметить, что, в юридической науке нет единого подхода к определению понятия и видов объектов защиты.

К числу объектов защиты в литературе относят субъективные права и охраняемые законом интересы, обязанности, правопорядок, правоспособность и дееспособность, семью, детство, правоотношение.

В законодательстве говорится о таких объектах защиты, как права, свободы и законные интересы.

Среди субъективных прав выделяют личные неимущественные и имущественные права.

В науке семейного права понятие и содержание субъективных прав исследовалось Е.М. Ворожейкиным, Я.Р. Веберсом, A.M. Нечаевой, .И. Данилиным, Р.П. Мананковой и другими учеными.

В юридической науке, в том числе и в науке семейного права дано несколько определений понятия субъективного права.

Наличие множества определений объясняется в частности тем, что субъективное право рассматривается в рамках конкретного правоотношения и вне правоотношениях.

Вопрос о существовании личных семейных прав лиц, которые еще не связаны брачно-семейными отношениями, относится, как отмечает A.M. Нечаева, к числу спорных.

Представляется, что существование субъективных семейных прав возможно лишь в рамках конкретных семейных отношений. Такой подход справедливо высказан В. Ы. Данилиным. Вне правоотношений существуют права, составляющие содержание правоспособности.

Субъективное право — сложное юридическое образование, имеющее содержание, которое состоит из юридических возможностей, предоставленных субъекту.

Большинство авторов понимает субъективное право как предусмотренную юридической нормой меру возможного поведения конкретного участника правоотношения.

Субъективное право включает в себя несколько правомочий:

1) правомочие обладать определенным благом;

2) правомочие на совершение определенных действий;

3) правомочие требовать от другого участника правоотношения юридической обязанности;

4) правомочие обращаться за судебной защитой в судебный орган.

Представляется, что четвертое правомочие существенно сужено, поскольку обращаться за защитой управомоченный субъект может не только в суд, но и в другой компетентный орган (например, в орган опеки и попечительства)

Надо отметить, что B.C. Ем выделяет лишь три правомочия: правомочие требования исполнения обязанным лицом обязанностей, правомочие на собственные действия, правомочие на защиту.

В.И. Данилин включает в содержание субъективного права вид и объем возможного поведения самого управомоченного лица, возможность требовать должного, юридически необходимого поведения от обязанных лиц, невыполненная обязанность может быть осуществлена в принудительном порядке. Думается, что наиболее полно содержание субъективного права определено Братько А.Г.

Если рассмотреть субъективное право ребенка, можно выделить определенные особенности, касающиеся его содержания.

Субъективное право ребенка есть предусмотренная нормами семейного права возможность ребенка осуществлять свое поведение в семейных отношениях лично либо через родителей (лиц, их заменяющих).

A.M. Нечаева различает 2 группы брачно-семейных прав: в первую входят права, принадлежащие лицам, которые намерены стать членами семьи; желают приобрести вполне определенный семейно-правовой статус: супруга, родителя, усыновителя, опекуна (попечителя), (право на брак, право быть усыновителем, опекуном).

Ко второй относят права членов семьи: право родителей на воспитание детей, право детей на воспитание в семье

Думается, первая группа есть права составляющие семейную правоспособность, а не субъективные семейные права. Вторая группа есть субъективные семейные права в конкретном правоотношении.

Возбуждение гражданских дел о защите семейных прав ребенка, их подготовка к судебному разбирательству и судебное разбирательство

Согласно ст. 8 СК РФ защита семейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства. Под гражданским судопроизводством понимается совокупность действий участников процесса, совершаемая в соответствии с нормами гражданского процессуального права и направленная на урегулирование споров и иных требований. Гражданское судопроизводство признается одной из процессуальных форм и состоит из нескольких самостоятельных стадий (возбуждение дела, подготовка дела к судебному разбирательству, судебное разбирательство, исполнительное производство1).

Следует отметить, что в литературе высказана идея о единстве процесса (гражданского, уголовного и административного), о рассмотрении процесса как единой научной дисциплины2, о судебном праве как комплексной отрасли, объединяющей судоустройство, гражданское и уголовное судопроизводство3. Эти предложения не нашли поддержки со стороны законодателя, а также подвергнуты справедливой критике.4

Гражданское процессуальное законодательство устанавливает особенности судопроизводства по делам, возникающим из семейно-брачных отношений. Много исключений из общих правил в порядке рассмотрения и разрешения дел о взыскании алиментов, расторжении брака, установлении отцовства, лишении родительских npae,s об установлении усыновления, о передаче ребенка на воспитание и др.

Возбуждение гражданского дела является первой самостоятельной стадией гражданского судопроизводства.

В науке гражданского процессуального права высказаны и другие точки зрения, согласно которым стадиями гражданского судопроизводства являются: производство в суде 1 инстанции, производство в суде 2 инстанции, производство по пересмотру решений, определений и постановлений в порядке надзора, производство по пересмотру решений, определений и постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, исполнительное производство2.

Возбуждение гражданского дела следует рассматривать как институт гражданского процессуального права, представляющий собой совокупность процессуальных норм, регулирующих отношения, возникающие между лицом и судом в связи с подачей иска (заявления, жалобы). Содержание этого процессуального правоотношения составляют права и обязанности лица, обратившегося в суд с заявлением (жалобой, иском) и суда (судьи).

Основанием (юридическим фактом) возбуждения дела является действие заинтересованного лица, состоящее в обращении к суду за защитой прав и законных интересов ребенка, либо аналогичные действия самого ребенка.

Согласно ст. 3 ГПК всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом обратиться в суд за защитой нарушенного или оспоренного права и законного интереса. Данная норма представляется вполне ясной и понятной, если речь идет о защите прав взрослого лица. А как быть в случае нарушения прав ребенка?

Думается, что на этой стадии важно четко определить:

1) критерии признания лица заинтересованным в судебной защите нарушенных прав и интересов ребенка;

2) совокупность действий, совершаемых лицом, обратившимся в суд за защитой нарушенных (оспоренных) прав и интересов, и судьей;

К их числу необходимо отнести:

— способность лица к участию в процессуальном правоотношении;

— требования к средствам судебной защиты (к заявлению, иску, жалобе), характерным этой стадии;

— наличие связи с ребенком (родство, опека, усыновление, приемная семья и др-);

— правила подведомственности и подсудности;

— перечень действий судьи.

Возможность быть участником всякого гражданского процессуального правоотношения определяется гражданской процессуальной дееспособностью, а именно, возрастом и состоянием психического здоровья лица.

Кроме того, необходимо наличие юридической связи с ребенком: родство, усыновление, опека (попечительство), приемная семья, предписание закона.

Как известно, гражданская процессуальная дееспособность в полном объеме наступает с совершеннолетия ребенка, то есть с восемнадцатилетнего возраста.

В связи с этим надо отметить, что правом на обращение в суд наделены лица, достигшие совершеннолетия, а также приобретшие полную дееспособность в порядке эмансипации, либо при вступлении в брак до достижения совершеннолетия (ст. 32 ГПК, ст.27 ГК РФ, ст.26,28 ГК РФ, ст. 13 СК РФ).

Особенности судебной защиты семейных прав ребенка (Нечаева А.М.)

Дата размещения статьи: 31.01.2018

К объектам защиты семейных прав ребенка, то есть несовершеннолетнего, относятся его права в семье. В наше время их предпосылкой служат международные акты, в частности Конвенция о правах ребенка 1980 г., Конституция Российской Федерации 1973 г. и Семейный кодекс РФ 1995 г. Другими словами, права ребенка в семье находятся «во власти» целого ряда правовых актов разного уровня, занимающих свое место в иерархии законов. Именно так государство защищает права своих граждан, в том числе несовершеннолетних. Тем более что «ребенок ввиду его физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения» (из преамбулы Конвенции о правах ребенка 1989 г.). Но, естественно, что эта Конвенция, будучи документом международного значения, содержит положения общего характера, подходящие для детей любого государства, к ней присоединившегося. Поэтому в ее тексте содержатся и права, которые, строго говоря, непосредственно к семейным правам ребенка не относятся. Например, его неотъемлемое право на жизнь (ч. 1 ст. 6), пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения и средствами лечения болезней и восстановления здоровья (ч. 1 ст. 24), право пользования благами социального обеспечения (ч. 1 ст. 26) и др.
Вместе с тем заметное место в этой Конвенции занимают общие положения, касающиеся судебной защиты прав ребенка. Так, «государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка» (ч. 1 ст. 9; а ч. 2 ст. 12 говорит о предоставлении ребенку возможности быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства).
В Конвенции о правах ребенка нет формулировки, раскрывающей их содержание. Отсутствует ясность и в понимании интересов ребенка, которые чаще трактуются как его благополучие, критерии которого в разных государствах не совпадают. Понятие «благополучие» используется (без расшифровки) в Докладе о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2016 год от 17 мая 2017 г. N 194 (7270).
———————————
РГ от 17 мая 2017 г. N 194 (72 — 70).

Такой термин можно расшифровать по-разному, поэтому в Семейном кодексе РФ он отсутствует. А права ребенка в семье обозначаются своеобразно — через перечень обязанностей родителей. Именно к ним обращается государство, предлагая обеспечивать либо признавать то или иное право ребенка, уважать его права.
Таковы общие предпосылки защиты прав несовершеннолетнего в семье. Чтобы можно было приблизить их к особенностям той или иной страны, в Конвенции в одних случаях это делается путем обезличивания отдельных ее положений, особенно когда речь идет об общепринятых правилах регулирования семейных правоотношений, в других — допускаются ссылки на национальное законодательство. Разрешается также принятие государством мер «в максимальных размерах имеющихся у них ресурсов и возможностей ребенка и лиц, несущих ответственность за содержание ребенка, а также любых соображений, связанных с получением благ ребенка от его имени» (ч. 2 ст. 26). Отсюда следует, что такой международный акт, как Конвенция о правах ребенка, отличается особой сложностью, поскольку она адресована государствам, имеющим разную экономическую основу, разную идеологию и традиции. Неслучайно работа над ее текстом длилась так долго (десять лет), так как требовала определенной гибкости в сочетании с правовой определенностью, что усложняло роль Конвенции как образца, ориентира в деятельности по защите семейных прав ребенка, в том числе и осуществляемой в судебном порядке. Иначе говоря, следуя этому образцу, заложенной в ней идее, принимаются и другие законы, подзаконные акты. В качестве примера можно привести Хартию прав умирающего ребенка, принятую в Триесте (Италия) в 2012 году . К ее соблюдению призывает Председатель Федерального собрания В.И. Матвиенко , ибо «каждый умирающий ребенок до конца своей жизни является личностью».
———————————
На русский язык она была переведена в 2016 году.
РГ от 21 апреля 2017 г. N 86 (7252).

Что же касается другой основы судебной защиты семейных прав ребенка — Конституции Российской Федерации, то ее влияние как Основного Закона на такую защиту очевидно. Правда, в действующей Конституции России также нет определения такого понятия, как «права ребенка», которые входят в общий перечень прав любого гражданина, в том числе и несовершеннолетнего. В их числе конституционные положения, которые ближе к судебной защите семейных прав ребенка, а другие связаны с нею косвенно. Но все равно и те и другие служат общей, причем обязательной, исходной основой для судебной защиты семейных прав ребенка. К первой относится ст. 7 Конституции, провозглашающая Российское государство социальным, в чью задачу входит «создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». В ч. 2 этой статьи говорится о государственной поддержке семьи, материнства, отцовства и детства, что не столь далеко от цели, заключающейся и в судебной защите семейных прав несовершеннолетнего. Говоря о неотчуждаемости основных прав и свобод гражданина, естественно и несовершеннолетнего, ст. 18 Конституции уточняет: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».
Налицо еще одно весомое доказательство непосредственной связи судебной защиты семейных прав ребенка с конституционными положениями. И, наконец, единственная в своем роде ст. 38 Конституции провозглашает: «Материнство и детство, семья находятся под защитой государства; забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей». Данные конституционные положения служат ориентиром и для судебной правоприменительной деятельности. Причем речь идет, во-первых, о сугубо общих положениях, во-вторых, имеющих более или менее конкретное содержание. К числу первых относится ст. 2 Конституции, где сказано: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства»; согласно ч. 2 ст. 17 «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения», «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием» (ст. 18).
И далее: «все равны перед законом и судом» (ч. 1 ст. 19); «каждый имеет право на жизнь» (ч. 1 ст. 20) и др. Все они при всей своей отдаленности от конкретной ситуации помогают понять их смысл, значение при использовании различных видов судебной защиты, в том числе семейных прав несовершеннолетнего.
К содержанию других, более близких к судебной защите его семейных прав относятся, например, ст. 25, предусматривающая неприкосновенность жилища; право каждого на жилище (ч. 1 ст. 40). К этой же группе можно отнести право каждого на охрану здоровья (ч. 1 ст. 41), на образование (ч. 1 ст. 43) и др.
Вместе с тем каждому «гарантируется судебная защита его прав и свобод» (ч. 1 ст. 46). Конституционные положения как сугубо общего порядка, так и имеющие прямое отношение к судебной защите семейных прав ребенка, адресуются и суду, чье решение не может противоречить Конституции как Основному Закону, имеющему высшую юридическую силу.
Результатом влияния Конвенции о правах ребенка стал обновленный Семейный кодекс 1995 года, где впервые появилась глава 11, посвященная правам несовершеннолетних детей. Согласно ч. 2 ст. 54 СК «каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам». Здесь же повторяется аналогичная мысль: «Ребенок имеет права на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства». Отсюда позволителен вывод о довольно сложном содержании ст. 54 СК, имеющей не во всем совпадающие термины. Но основная идея в данном случае выражена четко. К основополагающей, ключевой ее позиции относится воспитание ребенка, но не вообще, а именно в семье. Она складывается из нескольких понятий, образующих процесс семейного воспитания:
— жить в семье;
— знать своих родителей;
— испытывать на себе их заботу;
— находиться с ними вместе.
Одновременно, в самом общем виде, в ч. 2 п. 2 ст. 54 СК дается определение целей семейного воспитания: всестороннее развитие ребенка, уважение его человеческого достоинства. Любое из перечисленных понятий служит важным ориентиром судебной защиты семейных прав несовершеннолетнего. Но сама защита претворяется в жизнь благодаря судебной процедуре. И, естественно, каждая разновидность объекта такой защиты имеет свои особенности, сказывающиеся на судебной деятельности. Вместе с тем их объединяет много общего, прежде всего то обстоятельство, что речь идет именно о воспитании, семейном воспитании. Это миссия родителей, их предназначение, а не услуга государству. Выполняя свой родительский долг, они систематически, целенаправленно воздействуют на духовное, физическое развитие личности, прививают ей навыки должного поведения в обществе. А услугу по воспитанию оказывают учреждения, в чьи функции входит решение других задач, в частности образование, устройство осиротевших детей и др. Именно под таким углом зрения осуществляется судебная защита семейных прав ребенка. Другая, не менее важная особенность судебного рассмотрения споров о воспитании, куда входит защита прав ребенка в семье, заключается в обязательном участии в процессе органов опеки и попечительства, к чему обязывает ст. 78 СК, где сказано: «При рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, независимо от того, кем предъявлен иск, к участию в деле должны быть привлечены органы опеки и попечительства». Будучи органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации, они участвуют в судебном процессе в соответствии со ст. 47 Гражданского процессуального кодекса, посвященной участию в деле государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения по делу . Форм их участия в процессе существует несколько. Прежде всего им предстоит предоставить суду свое заключение по делу по вопросам, возникающим при рассмотрении иска. Причем крайне важно, чтобы эти вопросы относились к семейному воспитанию, а не страдали неопределенностью или концентрировали свое внимание на бытовых условиях жизни ребенка, а также лиц, претендующих на его воспитание.
———————————
Органами опеки и попечительства являются также органы местного самоуправления в случае, если законом субъекта Российской Федерации они наделены полномочиями по опеке и попечительству в соответствии с Федеральными законами (ч. 2 п. 2 ст. 121 СК).

Вместе с тем в любом случае не имеет смысла сосредоточивать внимание на мелких деталях, не имеющих правового смысла. Тем более они могут серьезно коренным образом изменяться, от чего выявление истинного положения вещей станет еще более затруднительным. Надо сказать, что такая детализация встречается в правоприменительной практике некоторых государств, где в случае конфликта между спорящими сторонами автором многостраничного заключения становятся квалифицированные юристы (адвокаты).
Качество заключения органов опеки и попечительства во многом зависит от ясности, определенности вопросов, заданных судом этим органам на стадии подготовки иска к рассмотрению. Тогда будут понятны получаемые на них ответы. Причем всякий раз суду предстоит сформулировать свои вопросы с учетом специфики рассматриваемого спора. Например, при лишении, ограничении родительских прав они будут одни, а при споре о месте жительства ребенка с одним из родителей — другие.
В центре внимания суда, рассматривающего иск, связанный с правом ребенка на жизнь и воспитание в семье, находятся интересы несовершеннолетнего. Но свои интересы в возникшем споре есть и у родителей, государства. И назвать их второстепенными никак нельзя. Но из текста Конвенции о правах ребенка вытекает, что приоритетный характер все-таки имеют интересы несовершеннолетнего . Между тем в наше время культивируется иная позиция, отдающая предпочтение родителям, что якобы соответствует сложившимся в России вековым традициям. В их возрождении видится эффективный способ защиты семейных прав несовершеннолетнего, с чем трудно согласиться. Тот факт, что ч. 1 ст. 18 Конвенции обращает внимание на то, что «наилучшие интересы являются предметом их (родителей) основной заботы» не означает лидерства приоритета родителей при судебной защите семейных прав ребенка. Что же касается родительского авторитета, во многом определяющего успех воспитания детей в семье, то его качество, направленность — удел педагогики, а не права.
———————————
При реализации ст. 54 СК допустим приоритет ребенка младшего возраста, сохраняющего физиологическую связь со своей матерью.

А стремление возложить все проблемы воспитания несовершеннолетних детей только на семью можно объяснить очевидной утратой воспитательных функций детскими учреждениями, сосредоточившими свое внимание лишь на образовании. Робкие попытки изменить положение вещей в данной сфере общественной жизни пока остаются в области пожеланий. Общеизвестно — легко разрушить, много труднее восстановить даже напрасно утраченное.
Еще одна форма обязательного участия органов опеки и попечительства в спорах о детях — присутствие представителя этих органов в судебном процессе. Ему предстоит подтвердить выраженную в заключении по спору позицию органов опеки либо изменить целиком или частично отдельные положения заключения в соответствии с добытыми в судебном процессе доказательствами.
Допустима и переквалификация иска, например, при рассмотрении иска о лишении родительских прав (ст. 69 СК) на ст. 73 СК, предусматривающую ограничение родительских прав. В любом случае отсутствие в судебном процессе представителя органов опеки и попечительства рассматривается как безусловное основание отмены судебного решения. И, наконец, нельзя обойтись без органов опеки и попечительства при принудительном исполнении судебного решения. При этом крайне сложном и в психологическом плане моменте, например, когда ребенок не хочет перейти в дом другого родителя или тот не способен расположить к себе несовершеннолетнего или тот боится судебного исполнения и прячется, убегает, переоценить роль представителя органов опеки и попечительства невозможно. Но он — лишь помощник судебного исполнителя, тогда как на практике нередко приходится выполнять не свойственные ему функции. Если же исполнить решение суда не удается — составляется обоснованный акт о неисполнении, после чего применяются органами опеки и попечительства меры устройства несовершеннолетнего как лишившегося родительского попечения. Во всяком случае, при исполнении подобных решений меры принуждения в отношении ребенка исключаются. Такова еще одна особенность судебной защиты семейных прав ребенка, в корне отличающая ее от исполнения судебных решений экономического характера.
Если говорить об особенностях судебного рассмотрения конкретных видов споров, связанных с защитой семейных прав ребенка, нельзя не сказать о том, что лишение родительских прав, безусловно, относится к исключительным мерам семейно-правовой ответственности. Между тем уже много лет они имеют широкое распространение. Объяснения причин столь негативного явления нет, во всяком случае, они неизвестны. Но практика показывает, что в числе истцов в делах подобного рода значительное число физических лиц (другого родителя, бабушки, других родственников, опекуна (попечителя)), у которых свои цели лишения родительских прав. Поэтому о лишении родительских прав иногда говорить не приходится. Тем не менее Семейный кодекс дает в ст. 70 широкий, практически неограниченный перечень возможных истцов, что не всегда соответствует тяжести данного вида ответственности.
Представляется, что целесообразнее наделить правом предъявления иска о лишении родительских прав только прокурора, органы опеки и попечительства, специально управомоченные на защиту прав ребенка, учреждения. Тем самым будет устранена еще одна существующая особенность судебного разбирательства таких исков, как не оправдывающая своего назначения.
Одна из немаловажных особенностей ст. 73 СК (ограничение родительских прав) и ст. 77 СК (отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью) вызвана существующей путаницей в определении условий их применения. Для ограничения родительских прав достаточно доказать существование опасности пребывания детей с родителями. Когда же существует непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью, допустимо применение ст. 77 СК, предполагающей защиту несовершеннолетнего не в судебном, а в административном порядке с последующим предъявлением иска о лишении родительских прав или об их ограничении. Но разве опасность, как грозящая бедой катастрофа или уже наступившее событие, по своей сути, не есть непосредственная угроза жизни ребенка? Между этими понятиями трудно обнаружить существенную разницу, особенно, если она связана с семейным воспитанием, то есть процессом не из легких со всех точек зрения.
Поэтому особенность, которая способствует разночтению, полезно устранить, от чего только выиграет судебная защита семейных прав несовершеннолетнего. Еще одна нежелательная особенность ст. 73 СК состоит в утверждении, что отобрание и ограничение родительских прав — тождественные понятия. На самом деле отобрание ребенка есть закономерное следствие лишения, ограничения родительских прав судом или итог действий, основанных на акте, доказывающем наличие угрозы для жизни, здоровья несовершеннолетнего. Убедившись в этом, органы опеки и попечительства осуществляют отобрание ребенка, после которого решаются проблемы, связанные с его устройством, установлением его правового статуса.
Путаница с определением таких понятий, как ограничение, отобрание, породила существующий хаос в защите семейных прав ребенка путем его отобрания у родителей, отчего необходимы соответствующие изменения в тексте Семейного кодекса, вносящие ясность в понимание сущности ювенальной юстиции.
Таков сравнительно небольшой перечень особенностей судебной защиты семейных прав ребенка. Его можно было бы расширить за счет более детального анализа, например, ст. 56 СК, предусматривающей право ребенка на защиту, или ст. 57 СК, посвященной праву ребенка выражать свое мнение. Но их понимание с точки зрения защиты семейных прав несовершеннолетнего как таковой нуждается в отдельном изучении. Что же касается рассмотренных особенностей судебного рассмотрения споров, связанных с семейным воспитанием ребенка, то необходимость обратить на них внимание уже назрела.

Судебная защита прав ребенка нечаева