Оглавление:

Критерии оценки судебно-медицинской молекулярно-генетической экспертизы

Критерии оценки судебно-медицинской молекулярно-генетической экспертизы / Смоляницкий А.Г., Попов В.Л., Заславский Г.И. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

библиографическое описание:
Критерии оценки судебно-медицинской молекулярно-генетической экспертизы / Смоляницкий А.Г., Попов В.Л., Заславский Г.И. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

код для вставки на форум:

Вопрос оценки любой судебно-медицинской экспертизы последовательно возникает перед правоохранительными структурами (следователем, дознавателем), судебными инстанциями (судьей, представителями защиты и обвинения). От его объективного решения зависит та роль в системе доказательств, которая будет отведена экспертизе. Для судебных экспертиз, базирующихся на традиционных, устоявшихся областях судебно-медицинских знаний сложились стабильные критерии объективной оценки суммы проведенных исследований, формы представления результатов, соответствия сделанных выводов комплексу установленных характеристик. Молекулярно-генетическая экспертиза является относительно новой, развивающейся областью судебной медицины, поэтому стройная система ее анализа требует для своего формирования введения ряда критериев, вносящих объективные параметры оценки.

Новая наукоемкая отрасль знаний, каковой является молекулярно-генетическая идентификация личности, развивается чрезвычайно интенсивно. Объективная закономерность такого процесса очевидна:

  • · Наличие молекул ДНК во всех клетках человека дает возможность исследовать большинство биологических следов-улик, которые обнаружены на месте преступления;
  • · Высокая устойчивость структуры исследуемой молекулы ДНК к воздействию физико-химических факторов окружающей среды (в научном мире широко известен случай анализа ДНК египетской мумии, пролежавшей в саркофаге более 4000 лет) [1, 2];
  • · Возможность результативного генотипирования сильно деградированной ДНК, которая часто сопутствует биологическим объектам, подвергшимся гнилостным изменениям;
  • · Хорошо развитая группа методов позволяющая провести генетический анализ чрезвычайно низкого количества биоматериала (единичный волос, окурок сигареты, почтовая марка со следами слюны, отдельные сперматозоиды и другие) в сжатые сроки (при необходимости экспертиза может быть проведена за 48 часов) с конкретным вероятностным выводом [3].

Поэтому, в большинстве Западных стран принята законодательная база, которая не допускает судебного производства как по гражданским, так и по уголовным делам без данных молекулярно-генетического анализа.

Постепенное развитие отрасли происходит и в России. Уже к началу 1998 года в Российской Федерации только в системе Минздрава было зарегистрировано 20 специализированных молекулярно-генетических подразделений. Весной 1998 года на базе Ленинградского областного БСМЭ состоялось Первое Всероссийское совещание по судебно-медицинской генетике, давшее возможность скоординировать усилия по взаимодействию территориальных лабораторий. Все большее число судебных разбирательств по гражданским делам установления оспариваемого отцовства (спорного материнства, подмены детей, установления степени родства) проводятся с учетом данных молекулярно-генетических исследований. По уголовным преступлениям процент экспертиз выполненных с применением генетического анализа также неукоснительно возрастает.

Таким образом, на сегодняшний день, можно говорить о судебно-генетическая службе, руководство которой осуществляет Российский Центр СМЭ МЗ и СР РФ. Несмотря на отсутствие ряда регламентирующих нормативных документов, сделан ряд шагов, направленных на унификацию молекулярно-генетической экспертизы. Осуществляется контроль со стороны Российского Центра СМЭ МЗ и СР РФ за деятельностью региональных подразделений.

Однако, перечисленные выше факторы, безусловно способствуя повышению качества и весомости, не снимают необходимости иметь комплекс критериев оценки молекулярно-генетической экспертизы.

Основные из них, на наш взгляд, могут быть тезисно сформулированы следующим образом.

  • § Примененные при выполнении молекулярно-генетической экспертизы системы анализа должны быть стандартизованы и приняты в мировом сообществе судебных генетиков. Так как в России выбора и официального утверждения набора систем анализа пока не произошло, то наиболее целесообразно использовать американскую модель CODIS (FBI, USA, 13 STR loci), европейскую GSM (10 loci) или их сочетание.
  • § Способ представления результатов молекулярно-генетического исследования должен отражать не только количество и характеристики использованных систем генетического анализа, но и подробную таблицу результатов. Выявленные генетические признаки (аллели) приведенные в таблице, должны быть снабжены ссылкой на номенклатурный источник. Разница в обозначении аллелей по различным литературным источникам может привести к сложностям как интерпретации, так и возможного последующего сравнительного анализа результатов.
  • § Для грамотной интерпретации полученных результатов, расчета инкриминирующей вероятности или вероятности родства (как правило, отцовства) необходимо использование принятых в нормативных документах формул и алгоритмов [4, 5]. В ряде сложных случаев (например, в случае смешанных следов биологических материалов) алгоритмы расчетов в регламентирующих документах отсутствуют. В таких случаях, выбор формул должен быть аргументирован и приведена ссылка на литературный источник.
  • § Важной составляющей частью экспертного заключения является иллюстративный материал. Наличие в заключении демонстрационных фотографий (электронных фотографий, ксерокопий и т.д.) с результатами генотипирования регламентировано нормативными документами [6].
  • § При анализе экспертного заключения, необходимо обращать внимание на источник данных по частотам встречаемости генетических признаков. Взяты ли эти данные из региональной статистики, представляют ли они Российскую популяционную базу данных, или эксперт оперирует данными, полученными, например, для популяции белого населения США. Десять лет назад популяционных частот по регионам России было явно недостаточно, так как накопление и анализ таких данных происходил вместе с развитием судебной молекулярно-генетической службы страны. В настоящее время, накоплены и опубликованы популяционно-статистические данные на основе населения Москвы, Новосибирска, Санкт-Петербурга, Волгограда, Северо-Запада России и Российской Федерации в целом [7, 8, 9, 10, 11] по ряду распространенных, принятых в судебно-генетическом сообществе систем анализа. Необходимо отметить особо, что во всех случаях утвердительный ответ дается в вероятностной форме (инкриминирующая вероятность выражается в процентах), поэтому только данные генетических исследований не могут и не должны служить единственным и окончательным фактором доказательства вины подозреваемого. Напротив, весь комплекс доказательств, в том числе выводы молекулярно-генетической экспертизы, должен объективно анализироваться судом.

похожие материалы в каталогах

похожие статьи

Молекулярно-генетический анализ хромосомной ДНК в обожженных костях: миф или реальность? / Земскова Е.Ю., Бордюков М.М., Нарина Н.В., Ковалев А.В., Иванов П.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2016. — №6. — С. 4-9.

Стратегия методических подходов в производстве судебно-медицинских молекулярно-генетических экспертиз Текст научной статьи по специальности «Судебная медицина»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Савостина Е. П., Арсентьева Л. А.

В статье анализируются методические подходы в производстве судебно-медицинских молекулярногенетических экспертиз.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Савостина Е.П., Арсентьева Л.А.,

Текст научной работы на тему «Стратегия методических подходов в производстве судебно-медицинских молекулярно-генетических экспертиз»

ОИМ — 5 (31,3%), с прогрессирующей стенокардией — 11 (68,7%); 54 неврологических пациента (8,8%), из них ИИ -37 человек (68,5%), ПНМК — 13 (24,1%), ГИ — 4 (7,4%).

Для качественного статистического учета больных, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения и острый инфаркт миокарда, созданы и ведутся электронные регистры.

Заключение: Создание первичных сосудистых отделений несомненно является актуальным и перспективным направлением на данном этапе развития оказания

1. Основные показатели здоровья населения и эффективность использования ресурсов в системе здравоохранения Удмуртской Ре-

спублики за 2010 г.- Ответственные за выпуск: В.К.Гасников, И.В.Мальцева, О.А.Рукан. Ижевск. 2011. — 50 с.

2. Современные проблемы медицинского обеспечения больных с кардиологическими заболеваниями (по результатам проекта «Получение статистической информации о качестве и доступности медицинской помощи больным кардиологического профиля») Российский статистический ежегодник. Москва. 2009. -175 с.

3. Hasai D., Begar S., Wallentin L. et al. A prospective survey of the characteristics, treatments and outcomes ofpatients with acute coronary syndromes in Europe and the Mediterranean basin. The Euro Heart Survey of acute coronary syndromes (Euro Heart Survey ACS) // Eur. HeartJ. — 2002. — Vol. 15. -P. 1190-1201.

помощи пациентам с сосудистой патологией. ПСЦ на базе МУЗ МСЧ «Ижмаш» это новое подразделение в структуре больницы, но активно развивающееся. Развитие преемственности с региональными сосудистыми центрами и республиканским кардиологическим диспансером позволяет достигать показателей по лечению пациентов на уровне обще региональных.

© Е.П. Савостина, Л.А. Арсентьева, 2011 УДК 616-082.6

Е.П. Савостина, Л.А. Арсентьева СТРАТЕГИЯ МЕТОДИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ В ПРОИЗВОДСТВЕ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИХ МОЛЕКУЛЯРНО-ГЕНЕТИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ

ГУЗ «БСМЭ МЗ Саратовской области»

В статье анализируются методические подходы в производстве судебно-медицинских молекулярногенетических экспертиз.

Ключевые слова: судебно-медицинские экспертизы.

THE STRATEGY OF METHODOLOGICAL APPROACHES TO THE PRODUCTION OF FORENSIC MOLECULAR GENETIC EXAMINATIONS

E.P.Savostina, L.A. Arsent’eva This article analyzes the methodological approaches in the production of forensic molecular genetic examinations.

Key words: forensic examinations.

Известно, что геном человека представлен набором из 46 хромосом — палочковидными частицами, расположенными в клеточном ядре и несущими генетическую информацию. Все соматические клетки человека содержат в составе ядер двойной (диплоидный) набор хромосом и только половые клетки — сперматозоиды и яйцеклетки -несут половинный (гаплоидный) набор — 23 хромосомы. Из них 22 хромосомы имеют соответственную пару и одна хромосома, непарная, определяющая пол человека. В яйцеклетках это всегда «Х»- хромосома, в сперматозоидах это «X» или «У» хромосома.

Материальным носителем наследственной информации в хромосомах является суперскрученая спираль, состоящая из двух комплементарных цепей, дезоксирибонуклеиновой кислоты — ДНК (рис.1).

Генетическая информация может копироваться при разделении цепей, что позволяет каждой из них служить матрицей нового комплементарного партнера, поэтому ДНК даже умеренной длины способна обеспе-

чить колоссальное биологическое разнообразие, не говоря уже о ДНК типичной животной клетки, достигающей в длину 1 м (3х109 н.п.). Не говоря о существовании разных видов животных, многообразие даже внутри одного вида (в том числе и человека), обусловлено тем, что молекулы ДНК их клеток имеют различную последовательность нуклеотидов и, следовательно, различное информационное содержание генетического кода.

Анализ препаратов ДНК, выделенных из огромного множества различных видов, позволил сделать следующие выводы:

— препараты ДНК, выделенные из разных тканей представителя вида имеют одинаковый состав;

— этот нуклеотидный состав не з’ меняется с возрастом, не зависит от

вида жизнедеятельности и изменений окружающей среды.

Можно представить, каким многообразием генетического кода обладает новая особь Homo sapiens, получая в свой диплоидный набор хромосом сочетание отцовской и материнской генетической информации. Практически невозможно встретить двух людей, обладающих одинаковым генетическим кодом, исключение составляют только

Рис. 1 Структурная организация молекулы дезоксирибонукдеиновой кислоты — ДНК

однояйцовые или гомозиготные близнецы. Т.е. каждый человек имеет свой уникальный генетический паспорт. И, естественно, возникает вопрос, каким образом можно провести геномную дифференциацию личности и определить генетический профиль человека?

В 1985 году Jeffreys A.J. и соавт. обнаружили в геноме человека высокополиморфное семейство минисателлит-ных маркеров и впервые высказали идею о том, что изучение полиморфизма гипервариабельных локусов может иметь значение для судебной медицины. Дальнейшие исследования показали, что такую дифференциацию можно провести на выявлении индивидуальных генетических отличий, которые можно обнаружить, исследуя эти высокополиморфные участки молекул ДНК, например, участки с варьирующим числом относительно коротких нуклеотидных последовательностей, организованных в виде блоков тандемных повторов (мини- и микро-сателлитных участков ДНК гена(-ов) (Рис. 2). Высокий уровень вариабельности микро- и минисателлитов (т.н. феномен гиперполиморфизма) основан на том, что число полиморфных повторов, соединенных «голова к хвосту» в единую последовательность ДНК непостоянно и варьирует в разных аллелях данного локуса (участка или фрагмента гена хромосомы) от одного до нескольких десятков. Таким образом, для данного локуса обнаруживается набор аллелей, отличающихся числом повторяющихся единиц. У

хромосома матери 3 ПОВТ°Ра

Рис. 2. Схема структуры полиморфных повторов, соединенных «голова к хвосту» в единую последовательность ДНК в разных аллелях данного локуса. VNTR или STR повторы. Длина одного VNTR-повтора 7-10 н.п. Длина одного STR -повтора 1-7 н.п.

каждого индивидуума имеется по два аллели — материнский и отцовский, равной или разной длины (соответственно гомо- и гетерозиготное состояние), которые являются строго специфичными для данного субъекта и могут служить индивидуализирующими личность признаками. Класс тандемных полиморфных локусов условно разбит на два подкласса: минисателлиты или VNTR (Variable Namber Tandem Repead) — локусы, с длиной повтора более 7 пар нуклеотидов, и микросателлиты или STR (Short Tandem Repead) — локусы, у которых длина повторяющихся единиц от 1 до 7 пар нуклеотидов, которые наиболее значимы в производстве судебно-медицинских экспертиз.

Каким же способом можно выявить эти нуклеотидные последовательности для получения идентификационного геномного паспорта личности? Имеется несколько базовых технологий молекулярно-генетического (геномного) идентификационного анализа, из которых самым распространенным является определение полиморфизма длины амплификационных фрагментов (ПДАФ) с исполь-

зованием метода энзиматической амплификации молекул ДНК, более известному как полимеразная цепная реакция (ПЦР). Амплификация — есть изолированное умножение гена или его фрагмента. Это явление достаточно распространено в биологии клетки как способ ее выживания в жестких условиях, например действия противоопухолевых или антибактериальных препаратов. Метод ПЦР, позволяющий проводить такую амплификацию в пробирке, был разработан в 1980 г. американским исследователем Mullis. Этот метод используется как в решении задач молекулярной биологии и генетики, так и в практической медицине, в том числе и в судебной, оказавшись доступным в региональных экспертных лабораториях.

Молекулярно-генетический идентификационный анализ, в основе которого лежит ПДАФ-типирование ДНК, является одним из наиболее доказательных методов анализа биологического материала при идентификации. ПДАФ-типирование отличается высокой дифференцирующей способностью, специфичностью и чувствительностью, благодаря технологии ПЦР. При ПЦР-амплификации гипервариабельных мини- и микросателлитных генетических матриц (локусов), присущих в геноме каждого человека, в ходе реакции образуются фрагменты ДНК, которые у разных людей имеют различную длину и поэтому оказываются индивидуально-специфичными. Эти полиморфные по длине фрагменты, по сути представляющие разные аллельные варианты локусов геномной ДНК, становятся доступными для сравнительного анализа в качестве индивидуализирующих личность признаков. При этом важно, что каждый ПДАФ-вариант наследуется как простой менделевский кодоминантный признак, т.е. напрямую половину от отца, половину от матери. Все это создает хорошие предпосылки для решения экспертных задач, связанных с индивидуализацией и идентификацией, так и установлением биологических родственных связей индивидуума с другими лицами (установление факта отцовства или материнства.

Исследование вещественных доказательств биологической природы и идентификация личности, основанные на молекулярно-генетической индивидуализации человека достаточно широко внедряется в практику. Ключевым для судебной медицины явилась показанная в 1985 году Gill P. и соавт. возможность применения ДНК-анализа для исследования биологического материала

— сухой крови и выделений из других объектов судебномедицинской экспертизы. А в качестве доказательного этот метод впервые был использован с целью проведения судебно-медицинской экспертизы в Англии в 1989 г. Джагертом с соавт. был описан случай идентификации личности преступника методом типирования по VNTR-локусам. В небольшом городке была изнасилована и убита учительница местной школы. По требованию населения городка была проведена геномная дактилоскопия всего мужского населения репродуктивного возраста, и на основании сравнения ПДАФ-профиля спермальной фракции, выделенной в биологическом материале жертвы, и профилей ДНК исследуемых образцов крови, был выявлен преступник.

Судебно-медицинской экспертиза основанная на молекулярно-генетической индивидуализации человека имеет особенности в разделе исследовательской части и экспертного анализа.

Исследовательская часть судебно-медицинской экспертизы (исследования) включает следующие этапы:

• получение препаратов хромосомной ДНК из объектов судебно-медицинского исследования;

• ПЦР-амплификация на матрице этой ДНК;

• регистрация амплификационных сигналов;

• позиционный анализ амплификационных сигналов, установление амплификационного (ПДАФ) — профиля.

Экспертный анализ включает интерпретацию результатов генотипирования, оценку индивидуализирующего значения ПДАФ- профиля и вычисления вероятности генетической идентичности объектов экспертизы или вероятности отцовства с целью разрешения вопросов, поставленных перед экспертизой.

Предметом судебно-медицинского молекулярногенетического исследования являются объекты биологического происхождения от трупов и живых лиц, а также следы и иные вещественные доказательства, содержащие биологический материал. Хромосомная ДНК содержится во всех клетках человека, поэтому для исследования пригодны практически любые биологические субстраты, в которых сохранен ядерный материал: кровь, буккальный соскоб, сперма, высохшие следы крови и спермы, зубы и волосы человека, отчлененные части тела и фрагменты частей тела, фрагменты скелетированных трупов, отдельные кости и т.д. За время работы из множества объектов нам запомнились:

• зуб — дело «черной вдовы»;

• два волоса на в руке трупа — убийство на почве ревности;

• вагинальные и ректальные тампоны — «банное»

• жевательная резинка — убийство в машине.

Для получения препаратов хромосомной ДНК из объектов исследования используют методы представленные на схеме (Рис. 3).

Добавление литической смеси, лизис клеток

Осаждение клеточного дебриса,

депротеинизация, концентрирование и осаждение ДНК

Амплификация исследуемой ДНК

Нанесение проб (аликвот) на гель

В настоящий момент эксперты — генетики располагают рядом типовых протоколов получения препаратов ДНК из различных объектов — костей, мышечной ткани, волос, смешанных следов соматических (эпителиальных) и спермальных клеток при половых преступлениях (т.н. дифференциальный лизис), регламентированных стандартными операционными процедурами (РЦСМЭ Минздрава РФ, 1999).

Следующий этап — постановка ПЦР с полученными образцами ДНК. Чувствительность ПЦР настолько высока, что для получения молекулярных копий (ампликона) исследуемого локуса достаточно наличия в реакционной смеси 1-2 нг матричной ДНК- это 10-9 г. Специфическими компонентами реакции и амплификации в целом являются олигонуклеотидные (15-30 н.п.) праймеры. Важной характеристикой является именно их специфичность, т.е. только конкретная пара праймеров определяет, какой аллельный локус будет избирательно нарабатываться в данной ПЦР (праймеры называют молекулярногенетическими ПДАФ-системами).

В настоящее время разработано несколько десятков систем на основе микросателлитных полиморфных локу-сов. Именно эти системы, сконструированные на основе коротких тандемных повторов, имеют преимущество при исследовании малых количеств ДНК или ее деградирован-

а такие встречаются

ных останков, т.е.

«СОРК» РошегРіех 16 БИОТЕХ

СБР1РО Репй Е Дтеіодепіп

РОД Р18Б51 СБР1РО

ТН01 Р21Б11 Р2Б1338

ТРОХ ТН01 Р3Б1358

vWA Р3Б1358 Р5Б818

Р3Б1358 РОД Р7Б820

Р58818 ТРОХ Р8Б1179

Р7Б820 Р8Б1179 Р13Б317

Р8Б1179 vWA Р16Б539

Р13Б317 Дтеіодепіп Р18Б51

Р16Б539 Репй Р Р19Б253

Р18Б51 СБР1РО Р13Д01

Р21Б11 Р16Б539 Р13В

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970

Молекулярно-генетическая экспертиза

ДНК . Установление отцовства, материнства, родства методом исследования ДНК

(см. Контакты , Лицензии )

У нас самые низкие цены на Экспертиза ДНК , потому что мы их выполняем в собственной судебной лаборатории!

Судебно-медицинские молекулярно-генетические экспертизы /экспертиаз ДНК/ выполняются с целью установления (или отрицания) факта биологического родства (разрешение вопросов спорного происхождения детей, установление внутри семейных и родословных связей) Инструкция по забору буккального эпителия (слюны ) или для целей идентификации личности. Предметом экспертизы являются следы или иные объекты биологического происхождения от живых лиц и трупов, а также материалы уголовных и гражданских дел, при исследовании которых требуются спец. познания в области судебной медицины, молекулярной биологии и генетики. При этом лицензирование судебно-медицинских экспертиз (генетическая) является обязательным требованием : ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ от 22 января 2007 г. N 30 «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ЛИЦЕНЗИРОВАНИИ МЕДИЦИНСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»,ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ №99-ФЗ ОТ 04.05.2011Г. «О ЛИЦЕНЗИРОВАНИИ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ» и Приказа ОТ 12 МАЯ 2010Г. №346Н»Об утверждении порядка организации судебно-медицинских экспертиз» Лицензии , Отзывы. Полезные статьи

Наша лаборатория была лицензирована в 2006 году.

Перечень молекулярно-генетических экспертиз, выполняемых в судебно-медицинской лаборатории ООО «МЭО Дельта»:

  • 1. Установление биологического отцовства и (или) материнства в отношении одного или нескольких детей;
  • 2. Установления биологического родства (внуки, бабушки, дедушки);
  • 3. Составление генетического паспорта человека.
  • 4. Идентификация личности по биологическим объектам: кровь, слюна (буккальный эпителий), пот, сперма, зубы, кости и их фрагменты, мышцы с целью установления идентичности имеющихся биологических объектов на одежде, стекле, обуви, головного убора, платке, белье с кровью, потом, слюной конкретного человека. Э ти экспертизы выполняются по образцам крови из пальца или буккального эпителия (слюны), которые можно сдать непосредственно в нашей молекулярно-генетической лаборатории( Контакты ) или прислать нам по почте вместе с определением о назначении экспертизы по адресу, указанному на сайте и в приложении к Лицензии — место осуществления деятельности лаборатории: г. Курск, ул. Ломоносова, д. 3-Б. Мы гарантируем конфиденциальность любого обращения. Экспертные заключения выполняются с выдачей установленного законом документа, позволяющего заявителю, при необходимости, обратиться в суд с доказательством факта установления отцовства или его отрицания. Судебные экспертизы выполняются по определению суда направляются в адрес суда. Конфиденциальность судебной экспертизы определена законом.
  • 5. Судебно-медицинская экспертиза по материалам дела. Полезные статьи
    Фото судебно-медицинской лаборатории ООО «Межрегиональной экспертной организации Дельта» /г. Курск, ул. Ломоносова, д. 3-Б/

Перечень разрешаемых экспертизой вопросов.

1).Установлении отцовства (материнства)и родства: Исключается или не исключается отцовство (материнство) данного индивидуума (Ф.И.О., дата рождения) в отношении данного ребенка (Ф.И.О., дата рождения)? Если не исключается, то какова вероятность того, что полученный результат не является следствием случайного совпадения индивидуализирующих признаков не родственных лиц?

2). Идентификация личности по вещественным доказательствам: Имеются ли на представленных вещественных доказательствах биологические следы человека? Если имеются, то принадлежат они одному или нескольким индивидуумам? Если имеются, то принадлежат ли они конкретному индивидууму (Ф.И.О., дата рождения)? Экспертиза ДНК

ВАЖНО ЗНАТЬ о недопустимых доказательствах! Б о льшая часть организаций не соответствует требованиям Федерального закона №99-ФЗ от 04.05.2011г. и Приказа Минздрава РФ №346н от 12.05.2010г. о порядке производства судебно-медицинских молекулярно-генетических экспертиз, т.е. не имеют установленную законом Лицензию и являются посредниками, или же имеют лицензию с указанием «… об оказании поликлинической помощи, лабораторной диагностики, клинической лабораторной диагностики и (или) специализированной медицинской помощи по производству ……», что относится к «сестринскому делу», но не к судебно-медицинской экспертизе! Проведенная ими экспертиза ДНК будет однозначно являться недопустимым доказательством по делу и влечет за собой отмену или пересмотр решения суда, а в до судебном порядке проведенное ими исследование (или анализ ДНК или тест ДНК) не может иметь юридической силы. В следствии отсутствия у таких организаций соблюдения требований закона, они не могут гарантировать ни сам результат , ни степень ответственности!

/ Библия, Книга притчей Соломоновых. 4:14-19/». Не вступай на стезю нечестивых и не ходи по пути злых; потому-что они не заснут, если не сделают зла; пропадает сон у них, если они не доведут кого до падения. Они едят хлеб беззакония и пьют вино хищения. Путь беззаконных — как тьма; они не знают обо что споткнуться..

Молекулярно-генетическая экспертиза: как ловят маньяков

Да, речь идет о ДНК и молекулярно-генетической экспертизе. Всё вроде бы просто: берется ДНК из клеток, оставленных преступником, и сравнивается с ДНК из клеток подозреваемого. На самом деле, конечно, простота тут кажущаяся. Если некоторые живые клетки можно разглядеть в слабенький школьный микроскоп, а то и невооруженным глазом (пример — яйцо), то ДНК — объект микромира, и так просто «взять» ее не получится. То же со «сравнением». ДНК человека составляют 3,1 млрд пар оснований. Прочтение (секвенирование) всего этого объема информации — задача крайне трудоемкая.

Сколько надо клеток?

О том, как составляется уникальный генетический портрет человека и какие технологии при этом применяются, мы поговорили с представителями компании Gordiz — единственного в России производителя реагентов для проведения генетических судебно-медицинских экспертиз. Для начала хотелось узнать, какой минимум биологического материала должен оставить преступник на месте преступления, чтобы молекулярно-генетический анализ стал возможен.

Схема полимеразной цепной реакции показывает основные этапы многократного копирования интересующего участка ДНК (маркера). На этапе денатурации под воздействием нагрева цепочка ДНК распадается на две нити. На этапе отжига при охлаждении к отдельным нитям ДНК присоединяются метки-праймеры. На этапе элонгации фермент полимераза достраивает вторую нить исследуемому участку.

«Можно в принципе получить результат из одной клетки, — говорит специалист компании Сергей Леонов, врач-биохимик, несколько лет проработавший судмедэкспертом. — Есть, например, приборы — лазерные микродиссекторы, которые позволяют вырезать из исследуемых образцов единичные клетки. Однако работа с таким малым количеством генетического материала не относится к стандартным технологиям и процессам и не гарантирует высокую надежность. Для нормального процесса нужно как минимум 10−15 клеток, и на самом деле это очень маленькое количество. Одно прикосновение рукой к предмету оставляет на нем сотни клеток».

Да, человек щедро разбрасывается генетическим материалом, но уже на этапе поиска биологических следов преступника судмедэкспертов поджидает много проблем. Например, отличный материал для исследования — кровь, следы которой хорошо заметны и в них обычно много ДНК. Но в пятне крови могли смешаться кровь преступника и жертвы. Как отделить клетки друг от друга? Задача несколько упрощается, если преступник и жертва разнополы: тогда возможна предварительная сортировка по наличию или отсутствию Y-хромосомы. Вообще работа со смешанными объектами — это часто встречающаяся ситуация: как правило, предметы, к которым прикасался злоумышленник, трогал кто-то и до него, и там можно найти биоматериал, принадлежащий десяткам людей. Для выделения нужного материала порой используют количественный метод: след преступника самый свежий, а значит, если количество каких-то клеток на поверхности объекта хотя бы на порядок превышает число остальных, можно предположить, что это и есть искомый биоматериал.

Типичный случай: после изнасилования эпителиальные клетки жертвы смешаны со сперматозоидами преступника. Для этого случая создан специальный метод. Поскольку эпителий имеет меньшую структурную прочность по сравнению с мужскими половыми клетками, его можно разрушить специальными химикатами, оставив сперматозоиды невредимыми и получив чистую фракцию клеток насильника.

Таким образом, собственно молекулярно-генетическому исследованию предшествует поиск необходимого материала и выделение его из разных смесей. Существуют, например, химические методы поиска следов крови там, где эти следы пытались отмыть. Есть технологии поиска клеток, оставленных на бумаге и других материалах.

Отмывание ДНК

Другой вопрос — сохранность биоматериала. С одной стороны, прочитан геном неандертальца и мамонта, то есть ДНК может сохраняться десятки тысяч лет. А с другой — в пятне крови, оставленном преступником пару дней назад, ДНК может не оказаться вовсе. Как же так? «ДНК — это одна из самых устойчивых биомолекул, — объясняет Сергей Леонов. — Если есть условия для хранения, она может оставаться в целости почти неограниченное количество времени. Лучшие условия — это высушивание, например на бумаге. Лично мне приходилось участвовать в работах по идентификации останков солдат, погибших во время Великой Отечественной. ДНК, обнаруженные в останках, сравнивались с сохранившимися образцами ДНК с фронтовых писем, которые предоставляли родственники погибших в этих местах воинов».

ДНК быстро разрушается под воздействием разных биологических, химических и физических факторов. Если биоматериал попадает во влажную среду, тут же начинается гниение. Гниение — это не что иное, как поедание клеток бактериями. Бактерии к тому же выделяют особые вещества — нуклеазы, которые разрушают весь находящийся поблизости генный материал: это оружие борьбы с вирусами. Если платок с пятном крови стал объектом гнилостных процессов, может оказаться, что пятно крови есть, а ДНК в нем уже нет. Наличие и концентрация в образцах генного материала будут выявлены химическими методами в ходе химического анализа, однако до того, как это произойдет, необходимо экстрагировать ДНК из клеточной среды. «Для этого, — говорит Сергей Леонов, — применяются специальные реагенты, которые полностью разрушают материал клетки, оставляя лишь ДНК. Затем ДНК электростатически связывается с сорбентом, который извлекается, а затем смывается водой. Так получается чистый водный раствор ДНК». Если согласно дальнейшему анализу генный материал есть в растворе и в требуемом количестве, можно приступать к созданию генетического «отпечатка».

На схеме показана классическая схема генетического анализа с использованием агарозного геля. Маркеры двигаются под воздействием электрического поля в блоке геля. Поскольку маркеры меньшего размера встречают меньшее сопротивление геля, они вырываются вперед. Окончательная идентификация маркеров происходит с помощью лазерной подсветки, возбуждающей флюоресценцию.

Польза от молчания

Первым делом следует заметить, что сравнивать полностью две ДНК никакой нужды нет. Генетически все люди на Земле идентичны на 99,99%, и потому есть смысл анализировать лишь сходство-различие определенных участков генома, которые обладают полиморфизмом, то есть представлены у разных людей в нескольких разных видах. «Золотым стандартом» на сегодняшний день считается исследование полиморфных маркеров, имеющих переменную длину. Маркеры — это участки «молчащей» ДНК, которые не выступают в качестве действующих генов и не кодируют белки. Зато они имеют характерную структуру — одни и те же последовательности пар оснований повторяются в них несколько раз. Разное число повторов и формирует тот самый полиморфизм. Разумеется, число вариантов длины одного маркера не равно числу людей на Земле. Если у маркера есть (условно) десять вариантов, то обладание маркером определенной длины означает лишь принадлежность к одной из десяти групп человечества, численностью в сотни миллионов человек каждая. Но если мы добавим сюда данные по второму полиморфному маркеру, группа, где встречается такое сочетание длин, заметно сузится. Речь пойдет уже о миллионах человек. При добавлении новых маркеров будет, как говорят в науке, экспоненциально нарастать дискриминационный потенциал, и наконец, число маркеров можно довести до такого количества, когда сочетание данных по их длинам станет уникальным для отдельной личности, а вероятность повтора этого «рисунка» практически сведется к нулю. Ключ к идентификации личности — всего-то дюжина полиморфных маркеров. Но тут мы вспомним, что ДНК — объект микромира, и ни линейкой, ни штангенциркулем ее участки померить невозможно. Здесь на помощь приходит биохимия и электричество.

Конструктивный бульон

Молекулы, даже такие сложные, как цепочки ДНК, настолько малы, что для молекулярно-генетического исследования требуется не одна копия интересующего нас участка генома (маркер), и не десять, и не сто, а миллионы и миллиарды. Требуется, таким образом, значительная концентрация копий маркеров, которая сделает возможным физическую индикацию параметров. Ядро, самый сложный момент всей технологии идентификации личности — полимеразная цепная реакция (ПЦР), которая как раз и позволяет накопировать маркеров столько, сколько нужно. Реакция происходит в растворе, где присутствуют исследуемые ДНК, своеобразные метки-праймеры (фактически конструктивно идентичные небольшим участкам одной нити ДНК), находящиеся в «свободном плавании» формирующие ДНК азотистые основания — аденин (A), гуанин (G), цитозин ©, тимин (T), катализаторы и, наконец, главный действующий персонаж — фермент Taq-полимераза. Реакция происходит при переменных температурных режимах. Сначала с помощью нагрева ДНК денатурируется, то есть ее «двойная спираль» распадается на две нити, а пары оснований размыкаются. Затем при охлаждении праймеры отмечают границы интересующего нас маркера. Они примыкают к нитям ДНК, на небольшом участке как бы восстанавливая двойную структуру молекулы. После этого полимераза «берет» из раствора азотистые основания и, работая по одну сторону маркера, достраивает вторую нить для каждой из нитей денатурированной ДНК. В итоге вместо одной ДНК в растворе появляются две молекулы с частично восстановленной двойной структурой (в частности, для маркера). Затем все повторяется: денатурация с разделением двух нитей, праймеры и работа полимеразы. В результате цепной реакции мы получаем огромное количество копий имеющего нормальную двойную структуру маркера.

«ПЦР — очень сложный и дорогостоящий процесс, — говорит гендиректор компании Gordiz Владимир Орехов. — Количество компаний в мире, которые выпускают реагенты для такой реакции, можно посчитать на пальцах одной руки, и одна из них — наша — находится в России. Главная сложность в том, что в пробирке одновременно должны копироваться все маркеры и при этом не мешать друг другу. Сколько нужно маркеров? Американский стандарт CODIS включает в себя 13, европейский ESS — 12. Хотя маркеры из двух систем пересекаются, есть и отличия. Чтобы удовлетворить нужды специалистов, работающих в рамках разных стандартов, мы выпускаем реагенты для ПЦР с участием 19 маркеров. Такого количества хватит для идентификации уникальной личности, даже если население Земли вырастет на несколько порядков. Есть у нас и свое ноу-хау. Дело в том, что обычно реагенты для ПЦР выпускаются в жидком виде, что предъявляет особые требования к условиям хранения и транспортировки (в частности, нужна заморозка). Мы производим реагенты методом высушивания сырых смесей, и никаких особых условий для транспортировки им не нужно. Все это удешевляет процесс и упрощает задачу доставки реагентов, например, в отдаленные районы. Отмечу, что все сырье для реагентов отечественного производства».

Генетический анализатор — это аппарат, представляющий более продвинутую технологию сортировки выделенных из ДНК маркеров. Здесь маркеры двигаются в капиллярах из пористого полимера. На фото представлен прибор «НАНОФОР-05», выпущенный российской компанией «Синтол».

Гонки в поле

Продукт ПЦР — раствор с высокой концентрацией маркеров — это уже готовая база для проведения замеров. Методики могут несколько отличаться, но в основе их лежит процесс, знакомый многим, кто посещал кабинеты физиотерапии в поликлиниках. Это электрофорез — движение заряженных молекул в электрическом поле.

«До сих пор в России пользуются методом разделения продукта ПЦР на полиакриламидном геле, — рассказывает Сергей Леонов. — На смену этому методу, который берет начало с 1980-х, пришли генетические анализаторы. В них движение молекул происходит внутри капилляров из пористого полимера. Но суть одна: маркер, являясь катионом, при приложении электрического поля начинает двигаться, однако из-за сопротивления среды более длинная молекула тормозит, а короткая передвигается быстрее».

Таким образом, молекулы сепарируются по длине. Правда, некоторые маркеры могут иметь одинаковую длину (одинаковое число пар оснований), различаясь при этом по структуре размещения оснований. Чтобы избежать путаницы, потенциально схожие по размерам маркеры еще в процессе ПЦР получают флюоресцентную метку (одного из четырех или пяти цветов). В генетическом анализаторе маркеры подсвечиваются лазером, луч которого возбуждает свечение определенного цвета. После этого маркер может считаться окончательно идентифицированным. Итоговый документ анализатора — таблица, в которой цветом отмечено наличие в геноме тех или иных вариантов (аллелей) всех исследуемых маркеров. И это все?

Без свидетелей

«Нет, не все, — говорит Владимир Орехов. — Если совпадают образцы следа и живой ткани, возникает вопрос статистики — насколько вероятно совпадение. Теоретически вероятность существует, и по итогам молекулярно-генетических исследований вероятность 100% не выдается. Другое дело, что вероятность точной идентификации составляет 99% плюс много цифр после запятой. Но чтобы заключение имело все признаки научности, эту вероятность надо посчитать математически с учетом, например, популяционных частот для каждого признака (распространенный признак — больше вероятность совпадения, редкий — меньше). В связи с этим существует миф о том, что какие-то виды криминалистических экспертиз дают однозначный ответ «да» или «нет», а генетическая экспертиза дает лишь количественную оценку вероятности. Но на самом деле самый точный ответ дает именно генетика, а, например, почерковедение или дактилоскопия могут ошибаться, и такие случаи известны. Конечно, в генетическую экспертизу может вмешаться человеческий фактор (лаборант перепутал образец и т. п. ), но если исследование проведено правильно, оно дает строго научный и точный результат».

С течением времени молекулярно-генетическая экспертиза становится все более распространенным и все менее дорогим методом криминалистики. При этом эффективность ее крайне высока. С 1990-х годов в США, Германии, Великобритании действуют законы о геномной регистрации. Согласно этим нормативным актам исследуется и заносится в базу данных биологический материал, оставленный на месте преступления не установленными лицами. В эту же базу заносится генный «паспорт» людей, отбывающих наказание за особо тяжкие преступления. Такая база оказалась весьма эффективным средством раскрытия преступлений, в которых нет ни подозреваемых, ни свидетелей, так как в большом количестве случаев неопознанный генетический материал рано или поздно находил посредством базы своего хозяина или показывал связь с другими совершенными преступлениями. Такой закон принят в 2009 году и в России, однако финансирование его началось лишь недавно, и говорить о серьезном эффекте для нашей страны пока преждевременно.

Судебно медицинская молекулярно генетическая экспертиза