Автономная некоммерческая организация высшего образования «Белгородский университет кооперации, экономики и права»

Белгородский университет кооперации, экономики и права является одним из ведущих экономических вузов России, в котором создана многоуровневая система непрерывной подготовки кадров, включающая среднее профессиональное, высшее и дополнительное образование.

В университете функционируют 8 факультетов: экономики и менеджмента, общественного питания и товароведения, юридический, таможенного дела и информационных технологий, заочного обучения, второго высшего образования и магистерской подготовки, 2 факультета среднего профессионального образования, которые реализуют образовательные программы по подготовке бакалавров, специалистов, магистров по 17 направлениям подготовки бакалавриата и 3 специальностям высшего образования, 16 направлениям подготовки магистратуры, 13 специальностям среднего профессионального образования, 7 направлениям (10 профилям) подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре. А также функционирует подготовительный факультет для иностранных граждан. Численность студентов университета – около 20 тысяч человек.

Университет имеет 3 филиала: в Ставрополе, Липецке и Курске.

За годы существования вуза подготовлено более 100 тысяч специалистов с высшим образованием и средним профессиональным образованием. Высокий уровень подготовки и всестороннего развития студентов подтверждают достижения выпускников университета, которые достойно трудятся в кооперативных организациях, в государственных структурах разных уровней, налоговых и правоохранительных органах, банковской системе, туристических фирмах, рекламных агентствах, высших учебных заведениях.

Особое внимание в университете уделяется использованию информационных технологий в учебном процессе: в вузе созданы современные компьютерные классы, виртуальные предприятия, мультимедийные классы, а также видеоконференцзал.

Важным направлением деятельности университета является развитие его научного потенциала, научно-исследовательской и инновационной деятельности. В университете развивается 11 научных школ (научных направлений) по 6 отраслям наук.

Важным направлением научной деятельности университета является развитие инновационной деятельности проведение и участие в международных научно-практических конференциях, публикация научных работ в высокорейтинговых журналах в России и за рубежом. С 2002 года в университете издается Международный научно-теоретический журнал «Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права», который является центральным изданием и включен в перечень ВАК.

Активно развивается научная работа студентов. В университете функционируют Студенческое научное общество и Совет молодых ученых, более 50 студенческих кружков и секций. Студенты университета ежегодно являются победителями конкурсов научных работ и олимпиад. Участвуют в международных, российских и региональных научных конференциях.

Университет развивается в направлении интеграции в международное научно-образовательное пространство. Одним из важных направлений международного сотрудничества с зарубежными вузами является обмен преподавателями и студентами.

Учитывая большой вклад университета в развитие Международного кооперативного движения, в июне 2014 года по решению Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры («ЮНЕСКО») при Белгородском университете кооперации, экономики и права создана кафедра ЮНЕСКО «Образование для устойчивого развития кооперативов».

О статусе высшего учебного заведения

В течение вот уже нескольких лет обсуждается проблема изменения статуса 1 и превращения образовательных учреждений, в том числе и высших учебных заведений, в другую форму некоммерческих организаций — автономную некоммерческую организацию, в частности. По мнению авторов этого предложения, такое преобразование существенно расширит ряд возможностей учебного заведения в части управления и распоряжения ресурсами, создаст условия, необходимые для повышения общественной составляющей в его управлении, укрепит автономию образовательного учреждения. Одним словом, снимет все ненужные ограничения его самостоятельности, действующие в настоящее время. Добавим от себя, что такое преобразование существенно уменьшит влияние государственных органов на образовательные организации (называться образовательными учреждениями они уже не будут), особенно в части финансирования и распоряжения бюджетными средствами.

Возможность создания и функционирования учебного заведения в любой форме некоммерческой организации предусмотрена статьей 11.1 Закона Российской Федерации «Об образовании», правда, только для негосударственных учебных заведений. Для обозначения учебного заведения используется термин «образовательная организация».

Необходимо отметить, что в настоящее время разрабатываются подходы к законодательному определению указанного термина «образовательная организация» как некоей обобщающей формы некоммерческой организации, осуществляющей образовательную деятельность и включающей в себя образовательное учреждение наряду с организациями в иных формах [2]. Под указанным термином при этом понимается некоммерческая организация, осуществляющая образовательную деятельность.

Разумеется, определенный резон в таких предложениях есть.

По своему организационно-правовому статусу высшее учебное заведение, как и государственное и муниципальное учебное заведение иного уровня, является некоммерческой организацией, созданной в форме учреждения. Именно этим статусом, во многом, определяются порядок его финансирования, особенности отношений собственности, взаимоотношений с учредителем. Именно «благодаря» своему статусу образовательное учреждение:

  • получает бюджетные средства в режиме финансирования по статьям экономической классификации расходов бюджетов и строго по этим же статьям должно их расходовать в соответствии со сметой, утвержденной главным распорядителем бюджетных средств — вышестоящим органом управления;
  • может переносить бюджетные средства с одной статьи сметы на другую только после внесения в смету соответствующих изменений главным распорядителем бюджетных средств;
  • располагает переданным ему имуществом на праве оперативного управления и может распоряжаться им в весьма ограниченных пределах, особенно для целей получения доходов;
  • вынуждено зачислять доходы от своей самостоятельной и разрешенной законом деятельности, в т. ч. предпринимательской, на лицевой счет в казначействе (а не на расчетный счет в банке), превращая их в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации в «неналоговые доходы бюджета»;
  • строит некоторые отношения со своим учредителем на основе договора и т. д.

Именно реализация характерных черт учреждения позволяет говорить о последовательном ограничении государством установленной Законом Российской Федерации «Об образовании», т. е. тем же государством, самостоятельности образовательных учреждений в определении порядка использования всех своих бюджетных и внебюджетных средств, осуществлении самостоятельной приносящей доходы деятельности, осуществлении прав собственности на эти доходы.

Указанные выше и некоторые другие проблемы предполагается решить посредством изменения статуса. Попытаемся определить, насколько решается данная задача в рамках предлагаемых преобразований учебного заведения в иные формы некоммерческих организаций.

Для оценки того или иного варианта статуса вуза (как и иного учебного заведения) следует, как минимум, сопоставить их между собой. В данном случае эти статусы объединяет принадлежность к единому типу — некоммерческой организации. Как известно из статьи 50 Гражданского кодекса Российской Федерации, к некоммерческим относятся организации, не имеющие извлечения прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками. Некоммерческие организации могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом. Некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Понятие «некоммерческая организация» многократно и со всех сторон рассматривалось в экономической литературе (см., например, Жильцов Е. Н., Шишкин С. В., Юрьева Т. В., Якобсон Л. И. и др.) и стало привычным. Общим местом всех рассуждений на эту тему, по моему мнению, является утверждение о том, что отсутствие извлечения прибыли в качестве основной цели создания/функционирования организации достаточно для того, чтобы выделить такую организацию в самостоятельный тип. А если прибыль все-таки возникает в результате деятельности некоммерческой организации за определенный период времени, то эта прибыль не распределяется между учредителями, а используется на достижение целей, ради которых организация создана и функционирует. Таким образом, следуя этим рассуждениям, можно сделать вывод о том, что если у организации есть сформулированная основная цель «извлечение прибыли», то организация является коммерческой. Если сформулирована любая другая основная цель, но не эта, то организация является некоммерческой. Собственно, аналогичный подход содержится и в законодательстве 2 . Следовательно, для того, чтобы создать некоммерческую организацию, соответствующую цель (цели) такого создания необходимо обязательно сформулировать.

Не обсуждая вопроса о возможном количестве основных целей деятельности любой организации, будем считать, что основная цель любой деятельности и/или организации может быть только одна, по отношению к которой и будет позиционироваться организация, т. е. достигнутое состояние, итоги деятельности, вектор развития и др. количественные и качественные параметры.

Коммерческая организация в качестве такого ориентира выбирает прибыль, т. е. некоторый хозяйственный результат, полученный за определенный временной период и выраженный в денежной форме. Прибыль количественно измерима, качественно едина, соизмерима с затратами на ее получение, позволяет сравнивать результаты деятельности разных организаций. Деятельность, осуществляемая коммерческой организацией для достижения этого результата, в общем случае значения не имеет, поскольку с точки зрения достижения поставленной цели имеет значение не сама деятельность, а ее результат.

Некоммерческая организация — нечто иное. Федеральный закон «О некоммерческих организациях» (статья 2, пункт 2), в частности, предусматривает, что некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ.

Можно предположить, следовательно, что в качестве основной цели создания/функционирования некоммерческой организации выступает процесс, некая деятельность сама по себе, которую необходимо осуществлять по причинам, прямо не связанным (может быть, и вовсе не связанным) с получением результата в виде прибыли. Поэтому и позиционирование некоммерческой организации должно осуществляться относительно самой этой деятельности и, возможно, ее содержательных результатов 3 . Так или иначе, основная цель деятельности некоммерческой организации любой формы должна быть, как минимум, сформулирована.

Действующее законодательство не формулирует основной цели деятельности образовательных учреждений. В Федеральной программе развития образования определены 12 целей, достижение которых обеспечивается органами государственной власти, обществом, системой образования при ее (Программы) реализации [3]. Среди них трудно выделить основную цель, ради которой созданы и функционируют образовательные учреждения. Важно отметить, что все эти цели так или иначе направлены на поддержание и развитие образовательного процесса во всем его многообразии. Законодательство об образовании также специально не формулирует основную цель создания образовательных учреждений 4 . Воспользовавшись формулировкой статьи 8 Федерального закона Российской Федерации «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» о том, какое именно учреждение является высшим учебным заведением, можно предположить, что основной целью его создания является реализация в соответствии с лицензией образовательных программ высшего профессионального образования. Наверное, аналогично можно поступить и при определении основной цели создания образовательных учреждений других уровней образования.

Все другие цели, следовательно, могут быть представлены как результат декомпозиции основной цели, и являться частными или специфическими (конкретными) целями, на достижение которых направлена конкретная деятельность организации. Деятельность, направленная на достижение частных или специфических целей, способствует успешному достижению основной цели. Получение прибыли в рамках достижения основной цели деятельности некоммерческой организации может выступать только в качестве частной, конкретной цели, достижение которой способствует достижению основной цели и должно быть ей подчинено. Вот поэтому-то, очевидно, некоммерческие организации, как уже отмечалось выше, могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Таким образом, наличие основной цели деятельности связанной с образованием, предполагает некоммерческий статус организации.

Выбор формы некоммерческой организации для осуществления образовательной деятельности определяется тем, может ли та или иная некоммерческая организация осуществлять такую деятельность, т. е. самостоятельно реализовывать образовательные программы и/или осуществлять содержание воспитания обучающихся, воспитанников. Судя по тому, что законодатель разрешил создание негосударственных учебных заведений в любой форме, предусмотренной для некоммерческих организаций, этот вопрос решен однозначно, и любая некоммерческая организация может осуществлять образовательную деятельность.

Главными проблемами при этом вне зависимости от выбранной формы остаются отсутствие в законодательстве и сложившейся практике методологии декомпозиции основной цели и построения набора частных целей деятельности организации, порядка или критериев определения соответствия предпринимательской деятельности основной цели и т. п. Собственно, и основная цель создания образовательных учреждений (образовательных организаций) в законодательных и нормативных актах четко не сформулирована. Поэтому изменение формы некоммерческой организации проблемы формирования набора целей деятельности образовательной организации не решает.

Вопрос состоит еще и в том, чем предпочтительнее иные формы некоммерческих организаций, в частности, например, автономная некоммерческая организация, по сравнению с учреждением, для осуществления образовательной деятельности?

Первое, на что обращается внимание при сравнении учреждения и некоммерческой организации в другой форме, это связь с учредителем (собственником).

Учреждение создается, обыкновенно, для того, чтобы переложить на него исполнение некоторых функций учредителя. Это относится в первую очередь к функциям государства:

  • для осуществления государственного управления создаются соответствующие органы в виде учреждений;
  • для защиты от внешней агрессии создается армия в виде государственных учреждений;
  • для выполнения государственных обязательств в социальной сфере создаются учреждения здравоохранения, культуры, образования и т. п.

Можно считать учреждение организационно обособленным продолжением учредителя, выполняющим работу за учредителя и за счет средств учредителя. Кроме того, учреждение является единственной формой некоммерческой организации, не имеющей права собственности на переданное ей имущество, получающей финансовые средства от учредителя в режиме финансирования 5 и поддерживаемой субсидиарной ответственностью учредителя (собственника имущества).

Все «остальные» некоммерческие организации, больше похожие на обычные коммерческие организации, имеют следующие характерные черты:

  • Они по определению связаны с учредителем только фактом своего создания и, в случае возложения на них определенных функций, должны вступать с ним в договорные отношения;
  • Учредитель не может финансировать такие организации, поскольку эта возможность предоставлена только в отношении учреждений, и, следовательно, должен оплачивать оказываемые ими услуги, в том числе — образовательные (точнее — покупать эти услуги);
  • Имущество должно передаваться таким организациям только в собственность, т. е. отчуждаться от учредителя, в определенном смысле приватизироваться, что, в принципе, может привести к изъятию его из сферы образования. А именно опасения такого рода привели к запрету на приватизацию в системе государственного (муниципального) образования;
  • Некоммерческие организации, за исключением учреждения, должны сами отвечать по своим обязательствам имуществом и денежными средствами, что также повышает риск изъятия имущества из сферы образования 6 .

Поэтому преобразование образовательных учреждений в организации с указанными характеристиками потребует серьезных изменений в их деятельности и в ее законодательном оформлении, что в первую очередь отразится на характере финансовых отношений.

При соблюдении масштабов бесплатной подготовки специалистов 7 государство будет поставлено перед необходимостью резкого увеличения расходов на образование за счет средств бюджета. Это связано с тем, что в настоящее время высшее профессиональное образование по разным оценкам получает из государственного бюджета финансирование на уровне от 25 до 40 % от потребности. На это, кстати говоря, обращается внимание практически во всех публикациях, посвященных положению системы образования. Следует заметить, что впервые именно такой резкий разрыв между потребностями и реальным финансированием был рассчитан при подготовке Минобразованием России проекта бюджетной заявки на 1996 г. В основу расчета были положены все принятые к тому времени обязательства государства по финансированию образования. Приходится констатировать, что, несмотря на растущие объемы финансирования, указанный разрыв (хотя бы и в оценках) практически не уменьшается. Это означает, кроме всего прочего, что государство имеет возможность содержать систему образования «на голодном пайке», не компенсируя ее необходимые затраты.

При изменении статуса государство будет поставлено перед необходимостью покупать образовательные услуги хотя и у некоммерческих организаций, но по цене, соответствующей их затратам на оказание этих услуг. Это, безусловно, приведет к необходимости резкого (см. выше процент финансирования) увеличения расходов на образование, в частности — высшее. Само по себе это было бы и неплохо. Однако в условиях ограниченности бюджетных средств и невозможности увеличения расходов на образование в необходимом объеме придется всерьез решать проблему свертывания государственной системы образования, т. е. сокращения его доступности. Последствия такого шага могут быть весьма проблематичными.

Естественно, можно и при изменении статуса сохранить действующую практику компенсации бюджетного недофинансирования перераспределением внебюджетных средств. Об этом весьма прямо заявил, отвечая на вопросы, министр образования Российской Федерации В. М. Филиппов: «На самом же деле деньги платников в основном перераспределяются на обучение бюджетных студентов, на общелабораторную базу» [5].

Не обсуждая финансовую сторону вопроса, хотя она того заслуживает, считаю необходимым отметить некоторые обстоятельства общего порядка.

Недофинансируя образование, государство перекладывает эти расходы на «коммерческий» контингент учащихся, вынуждая тем самым платить за образование более высокую цену, нежели она могла бы быть в условиях нормального финансирования. В результате прибыль, получаемая государственным учебным заведением (т. е. государством) от коммерческого обучения, становится фактически источником пополнения бюджета. Причем не только в части средств на образование, но и бюджета в целом, поскольку эти средства в связи с отменой льготы по налогу на прибыль подпадают (точнее, должны подпадать) под соответствующее налогообложение. Государство, таким образом, осуществляет предпринимательскую деятельность в сфере образования, маскируя ее реинвестированием средств в образовательный процесс. Такая практика, на мой взгляд, идет вразрез с социальной справедливостью: государство расходует на образование студента меньше, чем частное лицо, причем из налогов, заплаченных этим лицом. Разумеется, это только схематическое обозначение проблемы, не претендующее даже на постановку.

В этом смысле представляется весьма показательным экспериментально проверяемое в настоящее время предложение о переходе на финансирование образования на основе государственных именных финансовых обязательств (ГИФО). Будучи в значительной степени первым этапом перехода на оплату образовательных услуг из двух источников (средств бюджета в виде ГИФО и средств семей в виде доплат) новая 8 система сохраняет практику оплаты государственных обязательств за счет средств студентов, которые должны доплачивать за свое обучение в дополнение к средствам ГИФО. Более подробно эту проблему следует изучить на основе данных о проведении эксперимента по переходу на новые условия финансирования высшего образования. Но даже простейшие расчеты показывают, например, что студенты, получившие ГИФО третьей категории, должны будут «переплачивать» за свое обучение для того, чтобы обеспечить бесплатное обучение 50 % учащихся, как это предусмотрено содержанием предложений по этой системе финансирования.

Изменив статус учебных заведений, государство будет поставлено перед необходимостью покупать образовательные услуги для обеспечения конституционных гарантий доступности образования. Последствия такого изменения можно определить следующим образом:

  • удорожание образовательных услуг (о чем говорилось выше);
  • введение конкурсных/конкурентных начал в размещении государственного заказа в условиях ограниченности ресурсов приведет к «отсечению» ряда государственных вузов от средств бюджета, а отсюда — необходимость дополнительных расходов для обеспечения выполнения ранее принятых обязательств по обучению;
  • возможность банкротства учебных заведений, т. е. сокращения образовательного пространства.

Разумеется, возможны и другие негативные последствия. В частности, можно упомянуть такое важное направление, как модернизация и развитие технической базы учебных заведений. Поскольку расходы на эти цели отнесены к расходам капитального характера, источником их возмещения могут быть либо средства государственного бюджета (при наличии соответствующих сметных назначений), либо внебюджетные средства, но только после уплаты налога на прибыль. Лишаясь, по существу, бюджетного финансирования, образовательная организация будет поставлена перед необходимостью зарабатывать средства на материальную базу, что, безусловно, приведет к удорожанию образовательных услуг, либо к сокращению масштабов их оказания. Государство же будет поставлено перед необходимостью компенсирования этих негативных последствий для сохранения уровня доступности образования.

Снятие с учредителя — государства субсидиарной (дополнительной) ответственности за результаты деятельности и переложение всей ответственности за результаты своей деятельности непосредственно на образовательную организацию в некотором смысле может рассматриваться как основная цель изменения статуса. При отсутствии субсидиарной ответственности будет легко требовать выполнения законодательно установленных гарантий системе образования непосредственно от образовательных организаций даже в условиях неполного финансового обеспечения их деятельности. О возможных последствиях такого шага уже говорилось выше — это прямой путь к банкротству образовательных организаций, порождающему ряд проблем, связанных с сокращением доступности образования, необходимости выполнения обязательств перед учащимися, приватизации собственности в системе образования и др. Создать какие-либо защитные механизмы от такого рода последствий, наверное, возможно, но вряд ли осуществимо.

В результате проведенного краткого анализа позволительно, на мой взгляд, сделать вывод о том, что менять статус образовательных учреждений вряд ли имеет смысл. Несмотря на некоторые положительные последствия такого изменения для учебных заведений в части усиления их самостоятельности, отрицательные последствия, выделенные даже в первом приближении, для системы образования и для государства выглядят более серьезно, поскольку касаются:

  • сокращения доступности образования;
  • роста расходов на образование как со стороны государства, так и со стороны частных лиц;
  • риска изъятия собственности из системы образования.
Примечания

1 Автор тоже обращался к этой проблеме. См.: О статусе образовательного учреждения // Современные проблемы и методы совершенствования управления: Сб. науч. работ. СПб.: Изд-во СПбГТУ, 1997.

2 Говоря формально, законодательство требует лишь отсутствия цели извлечения прибыли, но не обязывает формулировать иную основную цель. Тем не менее, цель создания организации все же должна быть.

3 Под содержательным результатом в данном случае понимается масштаб деятельности или ее качественная характеристика. Термин, наверное, не самый удачный, но, главное, что речь идет не о хозяйственных результатах, не о прибыли.

4 На отсутствие государственного целеполагания обращено внимание, например, в [1, с. 67].

5 В соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации финансироваться из бюджета могут только учреждения.

6 Для оценки такой возможности достаточно вспомнить недавние долги образовательных учреждений за энергоресурсы и коммунальные услуги, когда только принцип субсидиарной ответственности (точнее — его законодательная неопределенность) не позволил изъять государственное имущество в счет погашения задолженности.

7 Речь идет, в частности, о сохранении установленного Законом «Об образовании» уровня бесплатно обучающихся студентов вузов в 170 на 10 тыс. человек населения. В более общем виде — сохранении конституционных гарантий доступности и бесплатности образования.

8 ГИФО, на наш взгляд, не является чем-то особенно новым. Доплата за обучение в старших классах школ и вузах вводилась еще в 1940 г., имела фиксированную величину и использовалась в качестве дополнения к бюджетному финансированию. Правда, эта доплата не зависела от результатов сдачи экзаменов и имела в первую очередь социальную направленность.

Литература

1. Воронин А. А. Экономика высшего образования в новых условиях хозяйствования. М.: Научно-исследовательский институт высшего образования, 1999. 324 с.

2. Правовые проблемы модернизации образования / Отв. ред. И. А. Рожков. М.: ГУ ВШЭ, 2002. 192 с.

3. Федеральная программа развития образования. Утверждена Федеральным законом Российской Федерации от 10 апреля 2000 года (N 51-ФЗ) / Министерство образования Российской Федерации. М., 2000.

4. Федеральный закон от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (с изменениями от 10 июля, 7 августа, 27 декабря 2000 г., 30 декабря 2001 г., 25 июня, 24 декабря 2002 г., 10 января 2003 г.).

5. Филиппов В. О «средней температуре по госпиталю» // Российская газета. 2003. 16 июля. С. 2.

С. А. Беляков , 2003

Беляков С. А. О статусе высшего учебного заведения / С. А. Беляков // Университетское управление: практика и анализ. — 2003. — N 5-6(28). С. 52-57

Об университете

Информация
о переименовании
университета

Приказ об изменении
организационной
структуры РосНОУ (.pdf)

«Могут негосударственные вузы
дать такое же хорошее образование,
как ведущие государственные вузы?
Конечно. Вот РосНОУ точно может».
В.Е. Фортов

Автономная некоммерческая организация высшего образования «Российский новый университет» (АНО ВО «РосНОУ») основана в 1991 году.

Университет ведёт образовательную деятельность на основании лицензии (№ 2120 от 28 апреля 2016 года, бессрочная) и государственной аккредитации (№ 2046 от 24 июня 2016 года, срок действия свидетельства до 24 марта 2022 года).

С 2012 года Российский новый университет ведёт приём на обучение за счёт средств федерального бюджета.

В настоящее время РосНОУ признан эффективным вузом по результатам мониторингов Министерства образования и науки РФ, включён в Национальный рейтинг университетов по версии информационной группы «Интерфакс», в сотню лучших российских университетов по версии рейтингового агентства «Эксперт РА», в топ-200 рейтинга вузов СНГ, Грузии, Латвии, Литвы и Эстонии, стал членом Международной экспертной группы по рейтингованию IREG, включён в рейтинг университетов мира QS, вошёл в первый рейтинг российских вузов, составленный журналом Forbes, включён в список лучших вузов мира Round University Ranking (RUR) и вошёл в рейтинг RUR по техническим наукам (перейти в раздел «Достижения»).

Возглавляет Российский новый университет председатель совета Ассоциации негосударственных вузов России (АНВУЗ), доктор технических наук, профессор Владимир Алексеевич Зернов.

Научную деятельность Российского нового университета с 1999 по 2012 годы курировал профессор Сергей Петрович Капица (1928–2012). Сейчас научный руководитель РосНОУ — профессор, кандидат физико-математических наук, лауреат Государственной премии СССР Евгений Алексеевич Палкин.

В РосНОУ действуют 20 научных школ, 10 научных проектов внешней исследовательской деятельности и 4 внутренней, ежегодно проходит Международная научно-практическая конференция «Цивилизация знаний», работают научные семинары, издаются научные журналы «Вестник РосНОУ», Cardiometry. Ежегодно проводится конкурс на лучшую научно-исследовательскую работу студентов (НИРС) РосНОУ, с 2016 года проводится конкурс проектно-исследовательских работ студентов (ПИРС). Для подготовки специалистов высшей квалификации в Российском новом университете работает аспирантура. РосНОУ получил 15 патентов и вошёл в первую пятёрку российских вузов по международному наукометрическому показателю (индекс Хирша).

В РосНОУ работают 397 преподавателей, в том числе 75 докторов наук, 207 кандидатов наук, 9 лауреатов госпремий, 8 иностранных преподавателей. Кроме того, университет сотрудничает с ведущими преподавателями МГУ, МГИМО, МФТИ, других российских и зарубежных вузов.

За 25 лет работы Российский новый университет выпустил более 45 тысяч дипломированных специалистов. Сейчас в РосНОУ учатся 15 тысяч студентов.

Обучение в университете ведется по 161 аккредитованной образовательной программе (включая профили).

Учебный процесс (в двух корпусах РосНОУ — на ул. Радио, 22 и на м. «Планерная») проходит в 96 аудиториях. В их числе 14 компьютерных классов, 9 мультимедийных кабинетов и спортзал. Функционируют классическая и электронная библиотеки. На всех этажах университета работает бесплатный Wi-Fi. Есть собственное общежитие на 663 места.

Университет оказывает помощь в трудоустройстве, организует учебную, производственную и преддипломную практику студентов. По данным мониторинга Министерства образования и науки РФ, не менее 80% выпускников РосНОУ сразу по окончании вуза получают работу.

В Российском новом университете есть студенческий совет и студенческое научное общество, театральная, танцевальная и музыкальная студии, различные секции и кружки. Ежегодно проходят межфакультетские и межвузовские турниры по КВН, игра «Своя игра», конкурсы «Мисс РосНОУ» и «Мистер РосНОУ», фестиваль искусств, фестиваль дружбы народов, проводятся посвящения в студенты, организуются походы и экскурсии.

Для школьников университет организует открытые лекции, конкурсы, турниры, игру «Правовые волонтеры», другие интересные и полезные мероприятия.

РосНОУ — учредитель Общероссийского рейтинга школьных сайтов.

2.2 Особенности вуза как юридического лица

Статья 8 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании, как выше было отмечено, а также ст. 24 Закона об образовании в качестве организационно-правовой формы вуза как юридического лица называют образовательное учреждение. Несмотря на данные нормы, все же возникают определенные сомнения в отношении вида организационно-правовой формы вуза. Данные сомнения обусловлены следующими обстоятельствами. Во-первых, ст. 11-1 Закона об образовании предусматривает создание государственных и негосударственных образовательных организаций не только в форме учреждений, но и в иных организационно-правовых формах, предусмотренных гражданским законодательством для некоммерческих организаций. Во-вторых, хотя Закон об образовании и предусматривает создание государственных и негосударственных образовательных организаций и в иных организационно-правовых формах, предусмотренных гражданским законодательством для некоммерческих организаций, в статьях, посвященных отдельным видам образования (дошкольное, начальное общее, основное общее, среднее (полное) общее, начальное профессиональное, среднее профессиональное образование), речь идет только об образовательных учреждениях. Данная ситуация могла бы быть прокомментировано только тем, что статья 11-1 появилась в Законе об образовании значительно позднее после его принятия, а вытекающие из нее изменения не были произведены. Однако Закон № 122-ФЗ внес существенные изменения и дополнения как в Закон об образовании, так и Закон о высшем и послевузовском профессиональном образовании, но ст. 24 Закона об образовании, как и ст. 8 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании в этой части не претерпели изменений и дополнений. В связи с этим следует вывод, что действующим законодательством для вуза предусмотрен только один вид организационно-правовой формы – учреждение. Кроме того, даже если брать во внимание ст. 11-1 Закона об образовании, то вывод об организационно-правовой форме вуза не изменится в силу того, что Закон о высшем и послевузовском профессиональном образовании является специальным по отношению к Закону об образовании. А он предусматривает для вуза только одну организационно-правовую форму – учреждение. Данный вывод подтверждается и судебной практикой 58 .

Учреждением признается организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично (ст. 120 ГК РФ, ст. 9 Закона о некоммерческих организациях).

Для учреждения как организационно-правовой формы юридического лица характерно:

обладает специальной правоспособностью;

создается одним учредителем, т.е. по своей сути является унитарной организацией;

учредительным документом является устав;

относится к группе организаций, не основанных на членстве;

полностью или частично финансируется собственником;

относится к группе организаций, на имущество которых учредители имеют право собственности, а само учреждение обладает закрепленным за ним и приобретенным за счет доходов от разрешенной учредительными документами предпринимательской деятельности имуществом на праве оперативного управления и (или) хозяйственного ведения;

имущество, которым учреждение не вправе распоряжаться, закрепляется за ним на праве оперативного управления;

при недостаточности денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения несет собственник имущества;

не может быть признано банкротом.

Как следует из п. 3 ст. 120 ГК РФ и п. 3 ст. 9 Закона о некоммерческих организациях особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений определяются законом и иными правовыми актами. Особенности создания и деятельности образовательных учреждений закреплены в Законах об образовании, о высшем и послевузовском профессиональном образовании, Типовом положении об образовательном учреждении высшего профессионального образования и т.д. Нормы данных правовых актов весьма существенно отличаются от норм ГК РФ и Закона о некоммерческих организациях. Например, в соответствии с образовательным законодательством в основе создания негосударственного образовательного учреждения может лежать факт многоучредительства; учреждение должно отвечать по своим обязательствам не только денежными средствами, находящимися в его распоряжении, но и имуществом, учитываемом на отдельном балансе и т.д. Таким образом, нормы образовательного законодательства устанавливают для образовательного учреждения иной правовой режим 59 по сравнению с нормами ГК РФ.

Приведенные примеры относятся к разным институтам гражданского права: юридического лица и гражданско-правовой ответственности. Данное обстоятельство вызывает очередной вопрос: могут ли указанные правовые акты образовательного законодательства предусматривать для учреждения иной режим правового регулирования по сравнению с режимом, установленным ГК РФ?

Ответ на поставленный вопрос в большей мере зависит от того, что следует понимать под категорией «правовое положение». Легальное определение «правового положения» отсутствует, в теории права ему придают разный смысл. Чаще всего правовое положение субъекта соотносят с другой категорией – правовой статус. Это объясняется тем, что «статус» в переводе с латинского означает правовое положение, состояние 60 . Отдельные авторы не раскрывая понятия «правовое положение» и «правовой статус» полностью их отождествляют 61 ; другие исследователи, рассматривая эти две правовые категории как синонимичные, указывают на их составляющие элементы (основные права и обязанности, прямо закрепленные в законе, а также права-возможности по приобретению обязанностей и прав в конкретных правоотношениях) 62 . Наряду с указанными взглядами высказана точка зрения, что правовое положение субъектов определяется их правовым (юридическим) статусом. Сердцевину правового статуса составляют права и обязанности субъектов 63 .

Известный ученый С.С. Алексеев не проводит прямой аналогии между правовым статусом и правовым положением. К элементам правового статуса он относит правосубъектность, а также основные права и обязанности субъектов 64 ; к элементам правового положения – конкретные права и обязанности лица, связанные с наличием тех или иных юридических фактов 65 . Из этого можно предположить, что правовое положение лица в разные периоды будет различным: оно будет зависеть от конкретных юридических фактов, выступающих основанием вступления субъекта в те или иные правоотношения.

Приведем еще одну точку зрения, касающуюся понятия правового статуса: в правовой статус негосударственного вуза, исходя из его административно-правовой характеристики, включены цели и задачи; права, обязанности и гарантии их реализации; юридическая ответственность; организационно-правовая форма; наличие государственной аккредитации; вид высшего учебного заведения 66 .

Приведенный неполный перечень точек зрения о понятиях «правовое положение», «правовой статус» и об их составляющих свидетельствует, во-первых, о том, что в науке не сложилось единства взглядов по данному вопросу; во-вторых, большинство исследователей, как под правовым положением, так и под правовым статусом субъекта, понимают, в том числе, права и обязанности субъекта права.

Нет определенности по данному вопросу и в судебной практике. Суды при рассмотрении дел с участием образовательных учреждений, пытаясь обосновать применение норм Закона об образовании, касающихся института вещного права, и которые существенно отличаются от норм ГК РФ, чаще всего без пояснения, дословно воспроизводят п. 3 ст. 120 ГК РФ. В редких случаях ими даются толкование данной нормы. Так, например, Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении по Делу № КГ-А40/2596-00 от 28.06.2000 г. указал, что понятие «правовое положение» охватывает права учреждения по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему недвижимым имуществом 67 . Этот же суд в постановлении кассационной инстанции по проверке законности и обоснованности решений (определений, постановлений) арбитражных судов, вступивших в законную силу по Делу № КГ-А40/5835-01 от 22.10.2001 г. подчеркнул, что особенности правового положения учреждения могут проявляться, в том числе и в вопросах собственности 68 . Таким образом, на взгляд суда, «правовое положение» включает в себя институт вещного права и другие институты, которые суд так и не обозначил. Более того, правоприменитель считает, что ГК РФ и Закон об образовании являются равноценными законами, а Закон об образовании носит специальный характер и в связи с этим он может устанавливать в силу п. 3 ст. 120 ГК РФ любые особенности правового положения образовательного учреждения 69 .

Не ставя целью всесторонне исследовать данную проблему, все же считаем необходимым заметить, что правовое положение субъекта (юридического лица) не может быть представлено без следующих институтов: порядок создания; учредительные документы; структура органов, права и обязанности (в вещных, обязательственных отношениях); ответственность.

Как известно, учреждения подлежат классификации по различным основаниям, в том числе и по сферам деятельности. По данному критерию можно выделить образовательные, медицинские учреждения, учреждения культуры, спорта и т.д. В специальном законодательстве, посвященном указанным видам учреждений, на наш взгляд, не могут содержаться нормы, отличные от норм ГК РФ и касающиеся институтов вещного и обязательственного права. Так как в этом случае нарушается принцип единообразия в правовом регулировании имущественных отношений однопорядковых субъектов; кроме того, специальное законодательство не может вводить нормы, меняющие базовую основу организационно-правовой формы юридического лица (в противном случае происходит ее замена). В то же время, данным законодательством может быть учтена специфика сферы деятельности учреждения, его учредителей и их финансовых возможностей.

Из изложенного следует вывод, что смысл категории «правовое положение», обозначенной в п. 3 ст. 120 ГК РФ, заключается в том, что законы и иные правовые акты могут устанавливать по сравнению с ГК РФ другие правила, касающиеся только отношений между учредителем и учреждением, порядка создания и ликвидации учреждения. В порядке аналогии можно обратиться к п.п. 3 ст. 7.1 Закона о некоммерческих организациях, в котором закреплено, что в законе, предусматривающем создание государственной корпорации, должны определяться наименование государственной корпорации, цели ее деятельности, место ее нахождения, порядок управления ее деятельностью (в том числе органы управления государственной корпорации и порядок их формирования, порядок назначения должностных лиц государственной корпорации и их освобождения), порядок реорганизации и ликвидации государственной корпорации и порядок использования имущества государственной корпорации в случае ее ликвидации. Таким образом, в данной норме обозначены следующие элементы правового положения государственной корпорации: цели деятельности, порядок управления, порядок реорганизации и ликвидации, порядок использования имущества в случае ликвидации. Все эти составляющие правового положения относятся к институту юридического лица. Это лишний раз доказывает, что п. 3 ст. 120 ГК РФ предполагает возможность установления специальными правовыми актами особенностей учреждения, касающихся только вопросов института юридического лица.

Полагаем, что в целях устранения неоднозначного толкования понятия «правовое положение» редакция п. 3 ст. 120 ГК РФ должна быть изменена и выглядеть, например, следующим образом: «Законами и иными правовыми актами могут быть установлены особые правила, касающиеся определения предмета и целей деятельности учреждения, порядка его создания и ликвидации, имущественных отношений между учредителем и учреждением».

До 1 января 2005 г. в п. 3 ст. 12 Закона об образовании было закреплено, что образовательные учреждения по своим организационно-правовым формам могут быть государственными, муниципальными, негосударственными (частными, учреждениями общественных и религиозных организаций/объединений) 70 . Было очевидно, что в данном случае произошло смешение организационно–правовой формы юридического лица с формой права собственности. Однако это юридико-техническая ошибка законодателя позволила отдельным авторам сделать вывод, что образовательное учреждение выступает в качестве самостоятельной организационно-правовой формы юридического лица 71 . Если согласиться с вышеприведенным мнением, то придем к выводу, что и для иных отраслей (сфер) общественной жизни законодатель должен предусмотреть свое «отраслевое» учреждение (например, учреждение культуры, здравоохранения, спорта и т.д.). Полагаем, что это в корне неверно, так как при таком подходе «размывается» вся специфика учреждения как организационно-правовой формы и создаются лишние сложности для участников гражданского оборота. Кроме того, установление новых организационно-правовых форм юридических лиц, – это предмет ведения гражданского, а не образовательного законодательства.

Непростой вопрос о видах образовательных организаций усложняет, кроме того, налоговое и бюджетное законодательство. В частности, п/п. 14 п. 2 ст. 149 НК РФ ввел в юридический оборот новое понятие «некоммерческая образовательная организация». Представляется, что это только запутывает понятийный аппарат, так как теперь необходимо соотносить такие понятия, как «учреждение», «образовательное учреждение», «образовательная организация» и «некоммерческая образовательная организация». БК РФ также вводит в юридический оборот новое обозначение – «бюджетное учреждение», под которым понимается организация, созданная органами государственной власти РФ, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления для осуществления управленческих, социально-культурных, научно-технических или иных функций некоммерческого характера, деятельность которой финансируется из соответствующего бюджета или бюджета государственного внебюджетного фонда на основании сметы доходов и расходов (ст. 161). В п. 2 ст. 161 кодекса уточнено, что бюджетными учреждениями признаются организации, наделенные государственным или муниципальным имуществом на праве оперативного управления, не имеющие статуса федерального казенного предприятия.

Отдельными авторами была высказана мысль, что бюджетное учреждение представляет собой новый вид учреждения. Однако, из приведенного определения, на наш взгляд, следует лишь, что речь идет не о новом виде учреждения, а о способе финансирования одного из видов учреждений, созданных на основе государственного или муниципального имущества. Иными словами, в ст. 161 БК РФ речь идет о бюджетно-правовом, но никак не о гражданско-правовом статусе учреждения. Деятельность бюджетных организаций реализуется с целью обеспечения публичных интересов. В то же время эта деятельность проявляется также и в сфере гражданско-правовых отношений 72 .

Финансирование деятельности бюджетного учреждения осуществляется из соответствующего бюджета на основе сметы доходов и расходов. Смета – основной плановый документ для финансирования, в котором определяются объем, целевое назначение и поквартальное распределение бюджетных ассигнований на все расходы данного учреждения. В БК РФ закреплена казначейская система (система исполнения бюджета через лицевые счета), когда у бюджетных учреждений нет «живых денег». Функции у лицевых счетов те же, что и у банковских: учет движения денежных средств, но банковскими счетами они не являются.

БК РФ устанавливает ряд ограничений, а также иное правовое регулирование отдельных направлений экономической деятельности бюджетных учреждений по сравнению с гражданским законодательством (см., например, ст. 71–73 и др.). В связи с этим возникает вопрос: рассматривать ли эти ограничения, расхождения в правовом регулировании в качестве коллизий между федеральными законами (ГК РФ и БК РФ), или такая ситуация приемлема в силу п. 3 ст. 120 ГК РФ? Представляется, что в данном случае имеет место коллизия между двумя федеральными законами. В п. 3 ст. 120 ГК РФ речь идет об особенностях правового положения учреждения как юридического лица, а не об особенностях правового регулирования экономической деятельности учреждения. В то же время полагаем, что правовой режим экономической деятельности бюджетного учреждения может быть (а, возможно, и должен быть) отличным от правового регулирования деятельности других субъектов гражданского оборота. Но в этом случае в ГК РФ на этот счет должна быть сделана соответствующая оговорка (например, в виде диспозитивной нормы).

По связи с правом собственности действующее образовательное законодательство предусматривает создание вузов только двух видов: федеральные государственные образовательные учреждения (до 1 января 2005 г. государственные вузы могли создаваться на уровне Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципалитетов 73 ) и негосударственные образовательные учреждения 74 .

В соответствии со ст. 120 ГК РФ учреждение может создаваться только собственником, который при недостаточности имущества учреждения несет по его обязательствам субсидиарную ответственность. Согласно п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 24 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании федеральные государственные вузы создаются и реорганизуются Правительством РФ по согласованию с органами законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Общие вопросы создания, реорганизации и ликвидации федеральных государственных учреждений изложены в постановлении Правительства РФ «О создании, реорганизации и ликвидации федеральных государственных учреждений» 75 . В данном постановлении предусматривается, что решение о создании, реорганизации и ликвидации федеральных государственных учреждений принадлежит Правительству РФ. Иными словами, Правительство РФ выступает их учредителем. Однако проект решения Правительства РФ о создании или реорганизации федерального государственного учреждения подготавливаются федеральными органами исполнительной власти, на которые возложена координация и регулирование деятельности в соответствующей отрасли (сфере управления), по согласованию с Министерством имущественных отношений РФ, Министерством экономического развития и торговли РФ, Министерством труда и социального развития РФ и Министерством финансов РФ (п. 1 постановления). Такое привлечение «ответственных» органов на стадии создания учреждения в ситуации их недофинансирования и отсутствия у них денежных средств при привлечении учреждений к ответственности зачастую порождает вопрос о субсидиарном должнике. Как отмечает Е.Д. Волохова, данная проблема возникает вследствие того, что функции государства как учредителя учреждения в настоящее время распределены как минимум между тремя органами власти (Министерство государственного имущества РФ, Министерство финансов РФ и Министерство образования и науки РФ). В этой ситуации она считает целесообразным внести определенность и установить, какие органы государственной власти и при каких условиях привлекаются к ответственности в случае невыполнения учредителями своих функций по отношению к созданным ими образовательным учреждениям 76 . Однако из ст. 125 ГК РФ следует, что от имени Российской Федерации выступают органы государственной власти. В нашем случае – Правительство РФ. В то же время, после создания вуза полномочия учредителя переходят к Министерству образования и науки России. Следовательно, при соответствующих обстоятельствах оно и будет являться субсидиарным должником.

В инструктивном письме «О статусе образовательных учреждений» 77 Министерство образования РФ, ссылаясь на п. 1 ст. 214 и п. 1 ст. 215 ГК РФ, разъясняет, что в роли собственника-учредителя образовательных учреждений выступают не органы государственной власти, а соответствующие публично-правовые образования в целом – Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования. Однако в данных статьях ГК РФ речь идет о том, что в качестве государственных и муниципальных собственников выступают соответственно Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования. Более уместно, на наш взгляд, было бы в данном случае сослаться на ст. 125 ГК РФ.

Что касается негосударственных образовательных учреждений, то в качестве их учредителей могут выступать отечественные и иностранные организации всех форм собственности, их объединения (ассоциации и союзы); отечественные и иностранные общественные и частные фонды; общественные и религиозные организации (объединения), зарегистрированные на территории Российской Федерации; граждане Российской Федерации и иностранные граждане (ст. 11 Закона об образовании).

В силу ст. 120 ГК РФ учреждение является унитарной организацией, а следовательно, оно может быть учреждено только одним лицом. В то же время, ст. 11 Закона об образовании и ст. 10 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании для негосударственных образовательных учреждений предусматривают многоучредительство. Конечно, многоучредительство противоречит сущности учреждения как унитарной организации. И это одна из причин отрицательного к нему отношения со стороны отдельных авторов 78 . Тем не менее, для негосударственных образовательных учреждений многоучредительство вполне приемлемо. Для федеральных государственных образовательных учреждений многоучредительство в принципе невозможно, так как постановлением Правительства РФ «О создании, реорганизации и ликвидации федеральных государственных учреждений» конкретизирован вид учредителя – Правительство РФ.

Следует отметить, что Верховный Суд РФ в одном из своих Обзоров судебной практики прямо выразил свое отношение к многоучредительству образовательного учреждения. Правоприменитель подчеркнул, что такая возможность вытекает из ст. 11 Закона об образовании, который является специальным законом, определяющим отношения в области образования и регулирующим вопросы создания образовательных учреждений 79 .

Многоучредительство образовательного учреждения в действительности может привести к ряду серьезных проблем как правового, так и экономического характера. Прежде всего, между учредителями могут возникнуть проблемы распределения имущественного и финансового бремени по содержанию вуза. До настоящего времени такой механизм распределения расходов по содержанию учреждения отсутствует. Кроме того, в случае многоучредительства возникает правовая неопределенность в части распределения обязанностей по долевому закреплению имущества за учреждением, участия в его делах, несения ответственности по его обязательствам и т.д. Представляется, что происходящие в обществе социально-экономические изменения требуют пересмотра конструкции учреждения как унитарной организации и это должно найти свое отражение в ст. 120 ГК РФ. Кроме того, на уровне Правительства РФ должны быть разработаны общие положения о многоучредительстве учреждения.

Несмотря на вышеизложенные проблемы и действующее законодательство, в настоящий период многоучредительство выступает в качестве приоритетного направления политики государства в области образования. Так, например, в Концепции модернизации российского образования на период до 2010 года подчеркивается, что важным элементом формирования эффективных экономических механизмов модернизации и развития образования, обеспечивающих фактически новые принципы и систему финансирования отрасли, должно стать, в том числе, стимулирование соучредительства и многоканального финансирования учреждений профессионального образования. Более того, на практике отдельные негосударственные вузы, вопреки положениям ст. 120 ГК РФ, образуются путем многоучредительства.

Многоучредительство предполагает заключение учредительного договора между учредителями. В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 52 ГК РФ в учредительном договоре стороны (учредители, участники) обязуются создать юридическое лицо, определяют порядок совместной деятельности по его созданию, условия передачи ему своего имущества, участия в его деятельности и управления этой деятельностью, условия и порядок распределения между собой прибыли и убытков, а также выхода из состава юридического лица и приема новых участников. В литературе была высказана точка зрения, что институт учредительного договора к образовательным учреждениям не применим, так как анализ норм об учредительном договоре (п. 2 ст. 52, ст. 70, 83, п. 1 ст. 89, п. 2 ст. 122 ГК РФ) свидетельствует о том, что заключение учредительного договора возможно только, во-первых, при создании юридических лиц, являющихся собственником принадлежащего им имущества; во-вторых, в случаях, прямо предусмотренных ГК РФ. Так как учреждение не входит ни в одну из указанных групп, то договор между учредителями при создании учреждения не может рассматриваться как учредительный. По правовой природе исследуемый договор можно отнести к договорам об осуществлении права общей долевой собственности. При создании учреждения несколькими лицами имущество юридического лица принадлежит им на праве собственности, а размер долей определяется в зависимости от участия каждого в создании учреждения и в дальнейшем финансировании его деятельности 80 .

С данными аргументами вряд ли можно согласиться. Во-первых, в ГК РФ и Законе о некоммерческих организациях учреждение представлено в виде унитарной организации. В такой ситуации вполне объяснимо отсутствие в них норм об учредительном договоре учреждения; во-вторых, ГК РФ не предусматривает закрытый перечень организаций, учредители которых должны заключать учредительный договор; в-третьих, учредительный договор нельзя отнести к договорам об осуществлении права общей долевой собственности, так как его предметом является создание учреждения. В то же время, он может содержать и вопросы осуществления права общей долевой собственности учредителей.

Учредительный договор следует отличать от договора, заключаемого между учредителем и образовательным учреждением. Такой договор заключается в соответствии с п. 3 ст. 11 Закона об образовании, п. 5 Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования РФ. Министерством образования РФ была утверждена примерная форма договора между Министерством и подведомственным образовательным учреждением высшего профессионального образования 81 . Его целью является разграничение компетенции и ответственности между Министерством и образовательным учреждением в области подготовки специалистов с высшим образованием, подготовки научно-педагогических кадров, повышения квалификации преподавателей, организации и проведения фундаментальных и прикладных исследований, развития материально-технической базы вуза и других видов деятельности, направленных на достижение целей договора. В нем закреплены права и обязанности Министерства образования РФ и образовательного учреждения. Согласно п. 5 ст. 43 Закона об образовании в договоре должен быть оговорен размер дохода от использования закрепленных за образовательным учреждением объектов, направляемый собственнику. В п. 4.9 Примерной формы договора между Министерством и подведомственным образовательным учреждением высшего профессионального образования данный размер определен в размере 3 процентов от объема внебюджетных средств, полученных за календарный год. Обращает на себя внимание, что в ст. 296 ГК РФ право собственника на получение части дохода от использования закрепленных за учреждением объектов собственности не прописано, в отличие от ст. 295 ГК РФ. Так, в отношении права хозяйственного ведения в абз. 2 п. 1 ст. 295 ГК РФ закреплено, что собственник имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия. Можно предположить, что законодатель упустил аналогичную норму в ст. 296 ГК РФ по той причине, что учреждение как некоммерческая организация изначально не была предназначена для участия в гражданском обороте. Однако вносить соответствующие дополнения в ст. 296 ГК РФ нам представляется излишним, так как в данном случае ситуация вполне разрешима с помощью п. 3 ст. 120 ГК РФ.

Договор между учредителем и вузом должен включать и иные вопросы, которые вытекают из Закона об образовании (см., например, п. 6 ст. 39). Кроме того, в нем в обязательном порядке должны быть оговорены последствия недофинансирования учреждения со стороны учредителя.

Процедура регистрации образовательного учреждения в статусе юридического лица решает проблему собственности, защищает имущественный интерес образовательного учреждения и предоставляет возможность руководителям образовательных учреждений самостоятельно распоряжаться финансовыми ресурсами, развернуть работу по привлечению внебюджетных средств и самостоятельно распоряжаться заработанными деньгами, защищать права педагогических работников в судебных органах. Образовательное учреждение при отсутствии статуса юридического лица не имеет права на получение лицензии и образовательную деятельность 82 .

Для регистрации образовательного учреждения учредитель должен представить документы в соответствии с федеральным законом о государственной юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (п. 3 ст. 33 Закона об образовании):

заявление на регистрацию;

решение учредителя о создании образовательного учреждения или соответствующий договор учредителей;

устав образовательного учреждения;

документы об уплате государственной регистрационной пошлины.

Решение собственника о создании учреждения может быть самостоятельным документом, в котором объявляется о создании учреждения, определяются общие направления его деятельности, предоставляемые ему собственником права и имущество. Однако решение собственника о создании учреждения может быть выражено в утвержденном им уставе 83 .

К учредительным документам учреждения ст. 14 Закона о некоммерческих организациях относит: решение собственника о создании учреждения (заметим, что согласно ст. 52 ГК РФ решение собственника о создании юридического лица к учредительным документам не относится); устав, утвержденный собственником.

Устав образовательного учреждения является главным локальным актом 84 , на основе которого формируются все остальные документы, регламентирующие деятельность данного учреждения (приказы, распоряжения, правила, положения, инструкции, типовые формы заключаемых договоров и т.д.). Именно устав является отправной точкой для решения большинства гражданских и налоговых споров образовательного учреждения. Требования, предъявляемые к уставу образовательного учреждения, закреплены в ст. 13 Закона об образовании, а также в письме Министерства образования РФ «О направлении материалов по содержанию уставов высших учебных заведений, разработанных с учетом законодательства Российской Федерации» 85 .

По общему правилу устав юридического лица, в том числе и учреждения, подлежит утверждению учредителем(ями) (п. 1 ст. 52 ГК РФ, п. 1 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях). Образовательным законодательством предусмотрена более сложная процедура утверждения устава вуза. Она состоит из 2 этапов. На первом этапе устав подлежит принятию на общем собрании (конференции) педагогических и научных работников, а также представителей других категорий работников и обучающихся высшего учебного заведения (п. 1 ст. 12 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании, п. 51 Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования). На втором этапе происходит утверждение устава учредителем (п. 2 ст. 13 Закона об образовании, п. 51 Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования). Кроме того, устав должен быть согласован с Министерством имущественных отношений РФ и Министерством финансов РФ. В случае создания или реорганизации вуза устав до формирования ученого совета утверждается органом исполнительной власти, в ведении которого он находится, на срок не более 1 года (п. 55 Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования). После формирования ученого совета вуза устав (новый, измененный, в прежнем виде, – на наш взгляд, здесь возможны любые варианты) должен пройти также два этапа.

Образовательное учреждение вступает в правоотношения через свои органы. В ГК РФ отсутствуют нормы не только об органах учреждения, но и общие положения об органах юридического лица. В ст. 53 ГК РФ закреплено общее правило, согласно которому порядок назначения и избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами. Прежде всего, обратимся к Закону о некоммерческих организациях. В нем также отсутствуют нормы, посвященные органам учреждения. Для других видов некоммерческих организаций данный Закон предусматривает два вида органов: высший орган, который определяет стратегические направления деятельности организации, утверждает документы финансовой отчетности, вносит изменения в учредительные документы и т.д. (ст. 29); исполнительный орган, который осуществляет текущее руководство деятельностью организации (ст. 30).

Нормы специального законодательства (Законы об образовании и о высшем и послевузовском профессиональном образовании, Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования) также не дают ответ на вопрос о том, кто конкретно выступает в качестве таких органов. Однако из п. 2 ст. 12 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании следует, что общее руководство государственным высшим учебным заведением осуществляет выборный представительный орган – ученый совет. Состав, полномочия, порядок выборов и деятельности ученого совета определяются уставом высшего учебного заведения на основании Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования. Однако в данном Положении полномочия ученого совета не определены и поэтому вопрос об органе учреждения остается открытым. И только методом исключения можно сделать вывод, что именно ученый совет вуза и выступает в виде высшего органа управления. Представляется, что в Законе об образовании, Типовом положении об образовательном учреждении высшего профессионального образования должен быть закреплен статус ученого совета вуза и определен круг его полномочий.

В качестве исполнительного органа образовательного учреждения выступает ректор (п. 3 ст. 12 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании, п. 56 Типового положения о высшем и послевузовском профессиональном образовании). По общему правилу назначение на должность руководителя организации, которая не является собственником своего имущества, а владеет имуществом на праве хозяйственного ведения, является прерогативой собственника (п. 1 ст. 295 ГК РФ). В отношении субъекта права оперативного управления по данному вопросу в ГК РФ ничего не оговорено. Данный пробел восполнен Законом об образовании, который для гражданских образовательных учреждений предусматривает следующие способы избрания руководителя вуза: 1) избрание коллективом образовательного учреждения; 2) избрание коллективом образовательного учреждения при предварительном согласовании кандидатуры (кандидатур) с учредителем; 3) избрание коллективом образовательного учреждения с последующим утверждением учредителем (п. 4 ст. 35).

Закон о высшем и послевузовском профессиональном образовании (п. 3 ст. 12) и Типовое положение об образовательном учреждении высшего профессионального образования (п. 56) предусматривают один способ избрания ректора вуза – избирание путем тайного голосования на общем собрании (конференции) на срок до 5 лет по результатам обсуждения программ претендентов (претендента) на должность ректора или отчета действующего ректора. Утверждение кандидатуры, избранной на должность ректора, осуществляется органом исполнительной власти, в ведении которого находится вуз. Правовой статус ректора государственного высшего учебного заведения федерального подчинения закреплен на уровне постановления Правительства РФ 86 .

Определенной спецификой наделено образовательное учреждение и в вопросах ликвидации и реорганизации. Предусмотренные п. 4 ст. 34 Закона об образовании основания ликвидации образовательного учреждения значительно уже перечня оснований ликвидации юридических лиц, перечисленных в ст. 61 ГК РФ. В частности, в Законе об образовании отсутствуют, например, такие основания ликвидации учреждения, как признание судом недействительной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер; неоднократное или грубое нарушение закона или иных правовых актов; решение его учредителей либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами. В то же время, Закон об образовании содержит такое основание ликвидации, как осуществление деятельности, не соответствующей его уставным целям, которое по ГК РФ применимо только к общественной и религиозной организации. При этом в ГК РФ относительно этого основания выдвинуто дополнительное требование – систематическое осуществление этой деятельности (в Законе об образовании оно отсутствует). Представляется, что Закон об образовании может предусматривать дополнительные по сравнению с ГК РФ основания ликвидации образовательных учреждений (руководствуясь п. 3 ст. 120 ГК РФ), а при их ликвидации следует применять одновременно и ст. 61 ГК РФ и ст. 34 Закона об образовании. Из редакции ст. 61 ГК РФ следует, что основания ликвидации юридических лиц могут быть предусмотрены только ГК РФ, т.е. в данном случае законодатель не учел возможную специфику отдельных видов юридических лиц. В связи с этим считаем, что перечень оснований ликвидации юридических лиц, установленный ст. 61 ГК РФ, должен быть открытым.

При реорганизации государственного вуза в форме слияния, выделения, разделения и преобразования следует разработать учредительные документы вновь создаваемых юридических лиц; при присоединении – новые учредительные документы не разрабатываются. В устав действующего вуза вносятся изменения о том, что оно является правопреемником прекращенного юридического лица, а также другие изменения, вызванные конкретной ситуацией. В порядке аналогии и в качестве примера можно привести Закон РФ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» 87 . Он предусматривает, что в случае реорганизации в форме присоединения собственник имущества унитарного предприятия принимает решение об утверждении передаточного акта, о внесении изменений и дополнений в устав унитарного предприятия, к которому осуществляется присоединение (ст. 31).

Условия и последствия реорганизации юридического лица предусмотрены в ст. 60 ГК РФ. Представляется, что к образовательным учреждениям правила данной статьи в принципе не применимы, так как, например, вуз не в состоянии досрочно выполнить свои обязательства перед обучающимися. Закон об образовании предусматривает, что порядок реорганизации федеральных государственных образовательных учреждений устанавливается Правительством РФ (п. 1 ст. 34). На сегодняшний день в самом общем виде порядок реорганизации данных субъектов предусмотрен постановлением Правительства РФ «О создании, реорганизации и ликвидации федеральных государственных учреждений».

В Законе об образовании отсутствуют нормы о ликвидации и реорганизации негосударственных образовательных учреждениях. Из этого можно предположить, что при ликвидации и реорганизации данных учреждений применимы общие положения ГК РФ и Закон и некоммерческих организациях.

Как государственные, так и негосударственные вузы могут выступать в следующих видах: университет, академия, институт. Дифференциация вуза на указанные виды осуществляется по закрепленным в ст. 9 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании показателям.

Принципиальными отличиями университета и академии от института являются:

• наличие образовательной программы послевузовского профессионального образования (аспирантуры, докторантуры);

• реализация программ дополнительного профессионального образования на базе высшего образования;

• наличие фундаментальных и прикладных научных исследований;

• активная научно-методическая деятельность.

Преимущественными отличиями университета от академии являются:

• наличие широкого спектра направлений подготовки специалистов;

• реализация программ дополнительного профессионального образования на базе высшего образования в различных областях знаний;

• наличие широкого спектра (фундаментальных и прикладных) научных исследований;

• активная научно-методическая деятельность в широком спектре областей деятельности.

На основе анализа данных Центрального банка государственной аккредитации формализованы критерии отнесения высшего учебного заведения к определенному виду. Понятие «широкий спектр профессиональных образовательных программ», приведенный в п. 2 ст. 9 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании, подразумевает:

• для университетов – не менее 15 реализуемых групп направлений подготовки (специальностей);

• для технических и профильных институтов – не менее 9 реализуемых групп направлений подготовки (специальностей).

В качестве показателя, характеризующего широту спектра научно-исследовательской работы университета, может быть использовано количество научных школ (направлений) вуза. Характеристиками эффективности научной школы (направления) могут являться:

• количество аспирантов и докторантов, подготовивших и защитивших диссертации (кандидатские, докторские);

• количество изданных монографий и статей в реферируемых журналах;

• объем финансирования научных (фундаментальных и прикладных) исследований.

Таким образом, к характеристике университета следует отнести:

• реализует образовательные программы высшего профессионального и послевузовского образования по широкому спектру профилей (не менее чем по трем) и/или группам направлений и специальностей подготовки – как правило, не менее чем по 15;

• осуществляет подготовку, переподготовку и/или повышение квалификации работников высшей квалификации, научных и научно-педагогических работников;

• реализует не менее 7 групп программ научных специальностей послевузовского профессионального образования;

• выполняет фундаментальные и прикладные научные исследования по широкому спектру наук (как правило, не менее чем по трем профилям и /или по 7 группам научных специальностей);

• является ведущим научным и методическим центром в областях своей деятельности. В частности:

• доля ППС с учеными степенями и званиями составляет не менее 60 %;

• доля в ППС докторов наук, профессоров – не менее 10 %;

• доля финансирования научных исследований в расчете на единицу профессорско-преподавательского состава (ППС) – не менее 7,0 тыс.руб., в том числе фундаментальных и прикладных исследований – не менее 4,8 тыс. руб., и востребованность НИР из внешних источников на единицу ППС – не менее 3,65 тыс. руб.;

• количество изданных (в среднем за год) учебников и учебных пособий (с грифами) на 100 человек ППС с учеными степенями и званиями – не менее 1, 3.

В начале ХХ века С.И. Гессен сформулировал концептуальные положения об университетах: «Университет есть преподавание через производимое на глазах учащихся исследование … Единство исследования и преподавания означает, прежде всего, что наука в университетском преподавании всегда рассматривается как еще не совсем разрешенная проблема, как нечто находящееся в процессе исследования, тогда как школа учит готовыми и законченными познаниями» 88 .

Для академии характерно:

• реализует образовательные программы высшего профессионального и послевузовского образования по одному или двум профилям;

• осуществляет подготовку, переподготовку и/или повышение квалификации работников высшей квалификации, научных и научно-педагогических работников;

• выполняет фундаментальные и прикладные научные исследования в области своей деятельности (как правило, по 1–2 профилям);

• является ведущим научным и методическим центром в областях своей деятельности. В частности:

• доля ППС с учеными степенями и званиями составляет не менее 60 %;

• доля в ППС докторов наук, профессоров – не менее 11 %;
• доля финансирования научных исследований в расчете на единицу профессорско-преподавательского состава (ППС) – не менее 3,7 тыс. руб., в том числе фундаментальных и прикладных исследований – не менее 3,0 тыс. руб., и востребованность НИР (объем финансирования НИР из внешних источников на единицу ППС) – не менее 1,9 тыс. руб.;

• количество изданных (в среднем за год) монографий, учебников и учебных пособий (с грифами) на 100 человек ППС с учеными степенями и званиями – не менее 1,9.

Для института характерно:

• реализует образовательные программы высшего профессионального образования, а также, как правило, образовательные программы послевузовского профессионального образования;

• осуществляет подготовку, переподготовку и (или) повышение квалификации работников для определенной области профессиональной деятельности;

• ведет фундаментальные и (или) прикладные исследования;

• является ведущим научным и методическим центром в областях своей деятельности. В частности:

• доля ППС с учеными степенями и званиями составляет не менее 55 %;

• доля в ППС докторов наук, профессоров – не менее 8 %;
• доля финансирования научных исследований в расчете на единицу профессорско-преподавательского состава (ППС) – не менее 2,0 тыс.руб., востребованность НИР из внешних источников на единицу ППС – не менее 1, 2 тыс. руб.;

• количество изданных (в среднем за год) учебников и учебных пособий (с грифами) на 100 человек ППС с учеными степенями и званиями – не менее 0,5.

Однако, как отмечают специалисты в области образования, существует реальная опасность введения количественных значений при определении вида высшего учебного заведения, так как жестко заданные критерии могут стать прокрустовым ложем для инновационных процессов в образовании. В США, например, количественные показатели использовались только на первом этапе становления системы аккредитации, но сыграли положительную роль: помогли навести порядок в стихийном процессе появления новых образовательных учреждений 89 .

Вид вуза (институт, академия, университет) определяются по результатам его аккредитации. Слово «аккредитация» происходит от латинского «accredere» – доверять 90 . Из анализа действующего законодательства, регулирующего разнообразные сферы деятельности, следует, что целью аккредитации является установление государственного контроля за качеством продукции, товаров, производственных процессов, услуг. Согласно п. 2 Положения о государственной аккредитации высшего учебного заведения целью аккредитации вуза является установление (подтверждение на очередной срок) его государственного аккредитационного статуса по типу (высшее учебное заведение) и виду (институт, академия, университет) с установлением перечня образовательных программ высшего профессионального образования, по которым вуз имеет право выдавать выпускникам документы об образовании государственного образца 91 . В Законах об образовании и о высшем и послевузовском профессиональном образовании цель аккредитации прямо не обозначена. Косвенно она вытекает из п. 17 ст. 33 Закона об образовании. В данной норме речь идет о свидетельстве о государственной аккредитации образовательного учреждения, суть которого заключается в подтверждении его государственного статуса, уровня реализуемых образовательных программ, соответствии содержания и качества подготовки выпускников требованиям государственных образовательных стандартов, праве на выдачу выпускникам документов государственного образца о соответствующем уровне образования. В п. 7 Положения о государственной аккредитации высшего учебного заведения в отношении свидетельства установлено, что оно является документом, подтверждающим статус вуза, соответствие содержания и качества подготовки выпускников по аккредитованным программам требованиям государственных образовательных стандартов, право вуза на выдачу своим выпускникам документов государственного образца о соответствующем уровне образования.

При сопоставлении этих норм следует, что аккредитация вуза, во-первых, является подтверждением государственного статуса (статуса вуза); во-вторых, дает право вузу на выдачу выпускникам документов государственного образца; в-третьих, подтверждает уровень реализуемых образовательных программ; в-четвертых, свидетельствует о соответствии содержания и качества подготовки выпускников требованиям государственных образовательных стандартов.

Согласно п. 6 ст. 12 Закона об образовании государственный статус образовательного учреждения включает тип, вид и категорию образовательного учреждения, определяемую в соответствии с уровнем и направленностью реализуемых им образовательных программ; в соответствии с п. 5 ст. 9 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании статус высшего учебного заведения определяется в зависимости от его вида, организационно-правовой формы, наличия или отсутствия государственной аккредитации; пункт 2 Положения о государственной аккредитации высшего учебного заведения к аккредитационному статусу относит тип (высшее учебное заведение), вид (институт, академия, университет) и перечень образовательных программ высшего профессионального образования, по которым вуз имеет право выдавать выпускникам документы об образовании государственного образца. Таким образом, в трех правовых актах как название статуса вуза, так и его компоненты определяются по-разному. Представляется, во-первых, что во всех указанных выше нормах следует использовать единое обозначение – «статус», так как об аккредитационном статусе можно вести речь только в том случае, если результат аккредитации будет положительным; о государственном статусе – если речь идет о государственном вузе. Во-вторых, статус вуза должен включать: тип (высшее учебное заведение), вид (институт, академия, университет, университетский комплекс), организационно-правовую форму, перечень образовательных программ высшего профессионального образования, по которым вуз имеет право выдавать выпускникам документы об образовании государственного образца, наличие или отсутствие государственной аккредитации.

Аккредитация возможна двух видов: добровольная и обязательная. Основной целью добровольной государственной аккредитации является обеспечение доверия потребителей и государства к деятельности субъектов аккредитации по подтверждению соответствия продукции, услуг и других объектов установленным государственным требованиям 92 . В сфере образования предусмотрена аккредитация двух видов. Причем, для государственных образовательных учреждений аккредитация носит обязательный характер, так как в случае не прохождения аккредитации государственный вуз не сможет выдать выпускнику документ об образовании и (или) квалификации. Частные вузы проходят аккредитацию в добровольном порядке, что соответствует международной практике. В то же время образовательные организации стремятся получить статус аккредитованного учебного заведения для признания и доверия со стороны государства и общественности.

Аккредитация является важным этапом для вуза, так как только с момента ее прохождения у вуза возникает право на выдачу своим выпускникам документа государственного образца о соответствующем уровне образования, на пользование печатью с изображением Государственного герба Российской Федерации (п.п. 16, 17 ст. 33 Закона об образовании, п. 7 Положения о государственной аккредитации высшего учебного заведения). Кроме того, прохождение государственной аккредитации негосударственным вузом предоставляет студентам дневной формы обучения данного вуза право на отсрочку от призыва на военную службу 93 ; освоение лицом образовательной программы высшего профессионального образования соответствующей ступени является основанием для занятия им в государственной, муниципальной организации определенной должности, получения должностного оклада и надбавок к нему (п. 7 ст. 6 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании); документ государственного образца о соответствующем уровне образования является необходимым условием для продолжения обучения в государственном или муниципальном образовательном учреждении последующего уровня образования (п. 4 ст. 27 Закона об образовании). В то же время, пункты 4 и 5 ст. 11 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании данное право не увязывают с аккредитационным статусом вуза. В ранее действующей редакции Положения о подготовке научно-педагогических и научных кадров в системе послевузовского профессионального образования кадров 94 были закреплены нормы, аналогичные пункту 4 ст. 27 Закона об образовании (п. 38 и п. 71); 16.03.2000 г. 95 и 27.11.2000 г. 96 в п. 38 и 71 Положения были внесены изменения, и в результате содержание данных пунктов стало созвучно пунктам 4 и 5 ст. 11 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании. Поводом для внесения изменений в Положение о подготовке научно-педагогических и научных кадров в системе послевузовского профессионального образования послужило решение Верховного Суда РФ от 1.09.1999 г., которым было установлено, что правила п.п. 38, 71 Положения, по существу исключающие возможность приема заявлений о поступлении в аспирантуру (прикреплении в качестве соискателя) для лиц, получивших высшее профессиональное образование в вузах, не имеющих государственной аккредитации и которые не выдают дипломов государственного образца, противоречат требованиям федерального законодательства 97 .

Филиал вуза, прошедший аттестацию, проходит аккредитацию в составе высшего учебного заведения, структурным подразделением которого он является (п. 3 ст. 8 Закона о высшем профессиональном образовании, п. 12 Положения о государственной аккредитации высшего учебного заведения). В то же время в п. 24 ст. 33 Закона об образовании закреплено, что филиалы образовательных учреждений проходят государственную аккредитацию в общем порядке, установленном для образовательных учреждений, т.е. филиал вуза проходит аттестацию самостоятельно.

Для проведения аккредитации руководитель вуза направляет в Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки заявление, заверенное подписью и печатью учредителя (учредителей) или органа, осуществляющего полномочия учредителя, с приложением к нему показателей вуза по формам, утверждаемым данной службой, копию заключения об аттестации вуза.

Последовательность рассмотрения документов при проведении государственной аккредитации вуза изложена в Порядке рассмотрения документов при проведении государственной аккредитации высшего учебного заведения 98 .

Период рассмотрения документов, проведения аккредитации и принятия соответствующего решения не должен превышать четырех месяцев.

При проведении аккредитации члены аккредитационной комиссии руководствуются Перечнем показателей государственной аккредитации высшего учебного заведения 99 .

Анализ зарубежного опыта аккредитации образовательных учреждений и образовательных программ свидетельствует о том, что перечень показателей, определяемый, как правило, органом аккредитации, содержит от 6 до 16 показателей, которые формируются в единую систему оценки:

– показатели условий осуществления образовательной деятельности (концепция, кадры, учебные ресурсы, финансовая состоятельность);

– показатели процесса (управление вузом, содержание образовательных программ, социальная инфраструктура, механизм гарантии качества образования и т.д.);

– показатели результата (качество подготовки и востребованность выпускников, эффективность научно-исследовательской и научно-методической деятельности) 100 .

Вузы аккредитуются на срок не более 5 лет.

Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки своим распорядительным документом может приостановить действие либо аннулировать выданное им свидетельство (лишить вуз аккредитации) полностью или по отдельным указанным в приложении к свидетельству образовательным программам в случае:

а) представления учредителем (учредителями) или органом, осуществляющим полномочия учредителя, соответствующего заявления;

б) обнаружения недостоверных данных в документах, представленных для аккредитации;

в) нарушения вузом требований законодательства РФ в области образования;

г) приостановления действия лицензии либо аннулирования ее;

д) получение отрицательного заключения по результатам аттестации, проведенной в период действия свидетельства;

е) предъявления рекламации государственного органа, проводившего аттестацию вуза.

В случае изменения обстоятельств, повлекших за собой приостановление действия свидетельства, его действие по решению аккредитационного органа может быть возобновлено (п. 15 Положения о государственной аккредитации высшего учебного заведения).

В случае ликвидации или реорганизации вуза (слияния, присоединения, разделения, выделения), изменения его организационно-правовой формы, статуса аккредитация вуза утрачивает силу и выданное ранее свидетельство признается недействительным, о чем делается соответствующая запись в реестре аккредитованных вузов. Представляется, что в данном случае следовало вести речь об утрате юридической силы свидетельства, а не о его недействительности.

Действующее образовательное законодательство предусматривает возможность получения вузом общественной аккредитации (п. 25 ст. 33 Закона об образовании, п. 8 ст. 10 Закона о высшем и послевузовском профессиональном образовании). Под общественной аккредитацией понимается признание уровня деятельности высшего учебного заведения, отвечающего критериям и требованиям соответствующих образовательных, профессиональных, научных и промышленных организаций. Общественная аккредитация не влечет за собой финансовых обязательств со стороны государства. С определенной долей «натяжки» в качестве примера общественной аккредитации вуза можно назвать Ассоциацию инженерного образования и системы общественной аккредитации технических вузов, созданную по инициативе Томского политехнического университета. В первые годы ее существования было аккредитовано 50 программ в восьми вузах страны. Данный университет является инициатором введения аккредитации программ по европейскому образцу. В частности, несколько программ у них были аккредитованы специалистами известного агентстваAccreditationBoardforEngineeringandTechnology(ABET).

В мировом образовательном пространстве начала функционировать международная аккредитация вузов, которая осуществляется в рамках международной сети агентств по гарантии качества высшего образования, созданная в 1991 г. Основной целью создания этой сети стала необходимость в обмене информацией по оценке и совершенствованию механизма гарантии качества образования; распространению положительного опыта и обеспечению контактов между аккредитационными органами разных стран.

Сегодня только США обладает устойчивыми традициями и более чем столетним опытом аккредитации учебных заведений и учебных программ. В 1940-х годах ХХ века система аккредитации была создана в Японии, но и сегодня она существует наряду с системой государственного контроля. В ряде других государств система аккредитации начала создаваться с конца 1980-х – начала 1990-х годов. Все они различаются по структуре, технологиям и уровню развития. В настоящий период (с 1995 г.) толькоCATE(США) проводит аккредитацию отдельных программ в вузах разных стран. Что же касается международной аккредитации вуза в целом, то такого прецедента еще нет. Институциональная аккредитация развивается только в рамках национальных образовательных систем 101 .

Создание международной системы аккредитации приобретает особую актуальность для стран, присоединившихся к Болонской Декларации 1999 г. Система аккредитации вузов в Европе иная, чем в России. Только во Франции так же, как и в России, специалисты Министерства образования и науки аккредитуют вуз в целом.

За рубежом система аккредитации отдельных образовательных программ общепризнанными мировыми агентствами хорошо отработана. Их сертификат не только дает возможности молодому специалисту найти работу на родине, но и привлекает зарубежных студентов пройти обучение в престижном вузе другого государства 102 .

Целью создания учреждения является осуществление управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера. Деятельность учреждения может представлять интерес как для относительно узкого круга лиц (например, общественное учреждение), так и для всего общества в целом. К учреждениям, деятельность которых представляет особую социальную значимость и государственный интерес, относятся и образовательные учреждения. Выше уже шла речь о том, что образование представляет собой фактор национальной безопасности. Если в целом образование представляет публичный интерес, то и субъекты, осуществляющие образовательный процесс, должны рассматриваться в качестве публичных субъектов. Данная категория присуща законодательству и доктрине зарубежного правопорядка. Речь идет о делении юридических лиц на юридические лица публичного и частного права. К основным признакам юридического лица публичного права относят: 1) основанием их возникновения является публично-правовой акт; 2) создается в публичных интересах; 3) обладает властными правомочиями; 4) наличие особого характера членства. К юридическим лицам публичного права относят государство, административно-территориальные единицы, государственные учреждения и предприятия, торговые и промышленные предприятия.

Основные признаки юридического лица частного права: 1) основанием их возникновения является частноправовой акт; 2) действует в интересах и на усмотрение частных лиц.

Если руководствоваться указанными признаками публичных и частных юридических лиц, то образовательное учреждение, предусмотренное российским законодательством, не «вписывается» ни в одну из этих групп. К публичным юридическим лицам образовательное учреждение нельзя отнести в силу того, что оно не основано на членстве, не наделено властными полномочиями; в качестве частного не может рассматриваться по причине того, что основанием возникновения государственных учреждений является публично-правовой акт, а целью деятельности является удовлетворение общественных интересов.

Зарубежная доктрина о частных и публичных юридических лицах в силу происходящих в обществе изменений не является чем-то застывшим и неизменным. Находясь в динамике, она постоянно обогащается новыми теориями и положениями. Например, в настоящее время отдельные зарубежные исследователи к юридическим лицам публичного права относят не только государственные, но и частные юридические лица, осуществляющие общественно значимые виды деятельности (например, водоснабжение, землеустройство и т.д.) 103 .

Следует отметить, что в дореволюционной России юридические лица также подразделялись на публичные и частные 104 , а в ГК РСФСР 1922 г. особо были выделены частные учреждения (ст. 15). Однако в последующем от подобной градации юридических лиц законодательство и наука гражданского права отказались. Причина заключалась в том, что юридические лица публичного права вступают в разнообразные отношения, как публично-правовые, так и частноправовые. При этом вопросы организации, сферы деятельности, представительства регулируются нормами публичного права, а при участии в имущественном обороте на них распространяются нормы частного права 105 . В.В. Венедиктов по этому вопросу писал: «Когда буржуазные кодексы устанавливают те или иные положения о юридических лицах публичного права, они подходят к ним как к участникам гражданского оборота, т.е. как к носителям гражданской правоспособности, иными словами, – как к юридическим лицам именно гражданского права» 106 .

Подразделение юридических лиц на частные и публичные имеет не столько теоретическое, сколько практическое значение, так как от принадлежности к той или другой группе юридических лиц зависит вопрос о предоставлении им определенных государственных льгот. Более того, в отдельных государствах применение льгот, в частности, в области налогообложения, зависит даже от характера уставной цели деятельности юридического лица (т.е. преследует учреждение общеполезные, благотворительные или сугубо частные цели) 107 .

На наш взгляд, нам нет необходимости заимствовать из зарубежной доктрины деление юридических лиц на публичные и частные, основанное на вышеуказанных критериях, либо возвращаться к дореволюционной теории 108 . Во-первых, невозможно будет выбрать виды юридических лиц, которые одновременно отвечали бы всем признакам публичного юридического лица (особенно «мешает» признак – «членство»); во-вторых, любая научная классификация должна осуществляться не ради самой классификации, а с целью выявления признаков, от которых напрямую зависит правовое регулирование соответствующих отношений. Данная классификация в рамках российской правовой системы не повлияет на режим правового регулирования юридических лиц.

В юридической литературе модель публичного юридического лица была трансформирована на уровне учреждения. При этом под публичным учреждением понимается некоммерческая организация, созданная собственником (Российской Федерацией, ее субъектами или муниципальными образованиями) для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера или частично им финансируемая 109 . Как следует из данного определения, в основе деления учреждений на публичные и частные лежит категория учредителя. На наш взгляд, более перспективным было бы осуществлять классификацию учреждений по связи с реализуемыми ими социальными функциями. И в зависимости от их значимости для общества оказывать государственную поддержку учреждениям вне зависимости от вида их учредителя. Можно было бы сделать вывод, что если учреждение осуществляет публичную функцию (т.е. его деятельность представляет публичные интересы), то оно должно относиться к публичным учреждениям. Однако с римских времен не удается найти критерий разграничения публичного и частного интереса. В связи с этим, какой бы заманчивой не казалась идея классификации учреждений на публичные и частные – это занятие, на наш взгляд, малоперспективное.

Университет это коммерческая организация