Статья 74. Доказательства

СТ 74 УПК РФ

1. Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

2. В качестве доказательств допускаются:

1) показания подозреваемого, обвиняемого;

2) показания потерпевшего, свидетеля;

3) заключение и показания эксперта;

3.1) заключение и показания специалиста;

4) вещественные доказательства;

5) протоколы следственных и судебных действий;

6) иные документы.

Комментарий к Статье 74 Уголовно-процессуального кодекса

1. При доказывании определенного круга обстоятельств, входящих в предмет доказывания, используются любые сведения, из которых выводится существование доказываемых обстоятельств. Данное положение носит название доказательств в уголовном судопроизводстве (factaprobandes). По свой сущности доказательство является единственным средством, используя которое дознаватель, следователь, прокурор и суд устанавливают обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

2. Существенными для комментируемой статьи являются два положения. Речь в данном случае идет о самих доказательствах как соответствующих сведениях об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, а также об источниках данных сведений. При этом ст. 87 УПК РФ требует при проверке доказательств их сопоставления с другими доказательствами, как соответствующими определенным сведениям, а также установления и их источника. Поэтому в уголовном судопроизводстве в вопросах доказательств необходимо выделять сами сведения, которые соответствуют определенным требованиям, а также источники этих сведений. Кроме того, все источники соответствующих доказательств рассматриваются в уголовном судопроизводстве в виде определенного процессуального статуса участника процесса (подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего и т.д.) либо процессуального акта, который был получен посредством производства следственных и иных процессуальных действий (протокол допроса, выемки, обыска и т.д.). Таким образом, в уголовном судопроизводстве сущность любого доказательства определяется соответствующими сведениями об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, или обстоятельствами, имеющими значение для уголовного дела, а также соответствующими источниками этих сведений.

3. Но прежде чем данные сведения стали доказательствами, они должны быть исследованы и проверены, а также оценены как судом, так и другими участниками уголовного судопроизводства, а не приниматься за основу как уже свершившийся факт, который не подлежит оценке. Кроме того, данные сведения должны быть воплощены в соответствующую процессуальную форму. Прежде чем любые сведения станут доказательствами в уголовном судопроизводстве, они должны соответствовать определенным требованиям .
———————————
Многие ученые-процессуалисты разделяют понятие «требования и свойства доказательств». Так, к примеру, И.Л. Петрухин определяет их как свойства доказательств. См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. И.Л. Петрухин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009. С. 191 — 195 (автор — И.Л. Петрухин); Фаткулин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 121, 130. Другой позиции придерживается Е.А. Доля, который определяет, что доказательства должны соответствовать только правовым требованиям — относимости и допустимости. См.: Доля Е.А. Формирование доказательств на основе результатов оперативно-разыскной деятельности: Монография. М.: Проспект, 2009. С. 55 — 57. По нашему мнению, в данном случае требования и свойства доказательств по своей правовой сущности имеют одинаковое значение.

4. Если сведения не соответствуют определенным требованиям, то мы можем рассматривать их лишь как сведения, которые не стали доказательствами в силу того, что они не соответствуют предъявленным требованиям. Уголовно-процессуальное законодательство выделяет следующие правовые требования к доказательствам: относимости доказательств (ч. 1 комментируемой статьи, ч. 1 ст. 88 УПК), допустимости доказательств (ст. 75, ч. 1 ст. 88 УПК), достоверности доказательств (ч. 1 ст. 88 УПК), а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК).

5. Источник сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, либо об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, представляет собой соответствующий процессуальный источник. При этом данный источник является неразрывной составляющей самого сведения, представляющего при соответствии определенных требований доказательство. Кроме того, данное положение закреплено и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1, согласно которому под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, понимается не только ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств, поскольку в силу ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу .
———————————
См.: Постановление Пленума ВС РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (в ред. от 30 июня 2015 г.) // .

6. Любой источник сведения о тех или иных обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, свидетельствует об определенных способах и процессуальном порядке закрепления и проверки соответствующего доказательства, которые установлены в УПК РФ. При этом все источники соответствующего сведения в уголовном процессе должны иметь определенный процессуальный статус, который они получают посредством производства следственных и иных процессуальных действий. К примеру, ч. 2 комментируемой статьи не содержит такого вида доказательств, как показания подсудимого, но исходя из родового понятия, которое определено в ч. 2 ст. 47 УПК РФ, одно и то же лицо может являться как обвиняемым, подсудимым, осужденным, так и оправданным. В данном случае имеет место наложение на одно и то же лицо различных процессуальных статусов участников уголовного судопроизводства. Но соответствующий статус они приобретают на разных стадиях уголовного судопроизводства при наличии к тому процессуальных оснований. Так, например, на стадии досудебного производства статус обвиняемого появляется с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, и т.д. (ч. 1 ст. 47 УПК РФ). При этом основные права и обязанности данных участников уголовного судопроизводства определены только в ст. 47 УПК РФ. Кроме того, законодатель в п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ косвенно подтверждает, что независимо от досудебной либо судебной части уголовного судопроизводства родовым понятием во всех уголовно-процессуальных отношениях, в том числе и возникающих при даче показаний, является понятие «обвиняемый». Поэтому в ч. 2 комментируемой статьи в качестве вида доказательства названы показания обвиняемого, который может быть в зависимости от стадии уголовного судопроизводства также и подсудимым, и осужденным. При этом допрашивать соучастника преступления, в отношении которого уже вынесен обвинительный приговор и который по своему статусу является осужденным, мы должны не по правилам допроса свидетеля, а по правилам допроса обвиняемого, подсудимого, так как в качестве источника сведений выступает не свидетель, а обвиняемый. В том случае, если уголовное дело уже принято судом к своему производству, он является подсудимым, а в случаях, когда в отношении подсудимого вынесен оправдательный приговор и данный участник в соответствии со ст. 29 УПК РФ признан невиновным в совершении преступления, то он уже приобретает статус свидетеля. В данной ситуации его должны и допросить уже по правилам допроса свидетеля по уголовному делу. При этом данный свидетель может в соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ, обладая свидетельским иммунитетом, не давать показания против себя и своих близких. Данное положение распространяется и на случаи, когда уголовное дело прекращено по реабилитирующим основаниям.

7. Кроме того, любые сведения, которые входят в предмет доказывания, в соответствии со ст. 73 УПК должны быть получены из источников, перечисленных в ч. 2 комментируемой статьи. Такими источниками могут быть: свидетели; потерпевшие; обвиняемые; подозреваемые; эксперты; специалисты; гражданские истцы; гражданские ответчики; представители потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика; физические, должностные лица государственных органов и юридических лиц, от которых исходит тот или иной документ; участники уголовного судопроизводства (понятые, переводчики и т.д.), участвующие в производстве того или иного следственного (процессуального) действия; лица, представившие вещественные доказательства.

8. Источник получения сведения должен соответствовать процессуальному статусу того участника уголовного судопроизводства, который предоставляет соответствующие сведения. Не будут признаваться допустимыми доказательствами показания подозреваемого, полученные от лица, который по своему процессуальному статусу еще не является таковым либо показания свидетеля будут являться недопустимыми доказательствами, которые получены от лица, который по своему процессуальному статусу уже является подозреваемым (возбуждено уголовное дело по факту и в отношении конкретного лица, лицо задержано в порядке ст. ст. 91, 92 УПК, и т.д.). Так, суд надзорной инстанции, отменяя приговор, сослался на то, что суд первой инстанции в ходе судебного заседания допросил эксперта В. как свидетеля, а не как эксперта, что, по мнению суда надзорной инстанции, является существенным нарушением требований ст. ст. 73 и 74 УПК .
———————————
См.: БВС РФ. 2008. N 10. С. 28.

9. Не могут рассматриваться как доказательства сведения, носящие характер слухов, догадок, даже если они получены от лиц, являющихся свидетелями, экспертами, либо изложены в документах и т.д. Кроме того, сведения, собранные при помощи ОРМ, до их проверки и подтверждения следственными и иными процессуальными действиями, где в обязательном порядке должен быть указан источник получения данных сведений, имеют лишь ориентирующее значение и могут указывать на определенные версии, местонахождение иных доказательств и т.д. Представляемые дознавателю, следователю или суду справки, содержащие обзор сведений, полученных в результате ОРМ, без указания на источник, являются недопустимыми в качестве доказательств, хотя и могут стимулировать принятие решения о производстве иных следственных и иных процессуальных действий при производстве по уголовному делу.

10. Во всех случаях все доказательства по уголовному делу должны быть получены только теми способами, которые установлены в УПК РФ. Речь идет о получении соответствующих доказательств по уголовному делу только посредством производства следственных или иных процессуальных действий. (Более подробно см. комментарий к ст. 86 УПК РФ.)

11. Положения ч. 1 комментируемой статьи связаны с одним из требований, предъявляемых к доказательствам по уголовному делу. Речь идет о требовании к относимости доказательств. По своей сущности требование относимости связано с процессом отражения. В связи с тем что все предметы и явления отражают происшедшее событие, то между конкретным происшедшим событием и предметами (явлениями) должна существовать причинно-следственной связь. Причина, по сути, направлена на порождение следствия. Причем причина вызывает не любые, а определенные, соответствующие им следствия. Кроме того, любые сведения, которые и устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, как раз и свидетельствуют о наличии определенной причинно-следственной связи данных сведений с определенными обстоятельствами.

12. Относимость доказательств зависит от многих факторов, обстоятельств уголовного дела. Заранее установить круг обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, невозможно. Эти обстоятельства определяются дознавателем, следователем, прокурором и судом, но устанавливаются в первую очередь дознавателем, следователем путем разработки и проверки соответствующих версий происшедшего события. Сравнительно просто определить относимость доказательств, когда они направлены на подтверждение или опровержение юридических фактов, прямо предусмотренных гипотезами норм и точно ориентированных во времени и пространстве. Сложнее решать эти задачи при использовании косвенных доказательств, поскольку не всегда сразу очевидно, связаны ли устанавливаемые ими побочные факты с главными обстоятельствами. В этом случае возникает своеобразная условная относимость, которая по мере движения дела становится безусловной или опровергается. Позитивное значение конструкции относимости заключается в заложенном здесь требовании о том, что при доказывании обстоятельств, входящих в предмет доказывания уголовного дела, дознавателю, следователю, прокурору и суду надлежит получить, проверить и оценить те относящиеся к делу доказательства, которые необходимы и достаточны для вынесения обоснованного процессуального решения. По мнению многих исследователей , современные стандарты относимости доказательств, которые имеют место в современном уголовном судопроизводстве, позволяют злоупотреблять властью со стороны участников уголовного судопроизводства, ответственных за производство по уголовному делу, исключая тем самым якобы не относимые доказательства по уголовному делу.
———————————
Фролов С.А. Свойство относимости уголовно-процессуальных доказательств: проблемы теории и практики: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2008. С. 15.

13. В положениях ч. 2 комментируемой статьи представлен определенный перечень видов доказательств в уголовном судопроизводстве. Причем в данном перечне доказательств четко проявляются два основных элемента любого доказательства при производстве по уголовному делу. Это определенные сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, или иных обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, которые рассматриваются в виде показаний тех или иных участников уголовного процесса либо содержания протоколов следственных и иных процессуальных действий. Вторым элементом выступают источники данных сведений, которые связаны с определенными участниками уголовного судопроизводства либо определенными видами протоколов следственных и иных процессуальных действий.

14. Данный перечень видов доказательств не является исчерпывающим при производстве по уголовному делу. Так, в соответствии с п. п. 3, 5 ч. 4 ст. 44 УПК РФ гражданский истец вправе давать показания по поводу предъявленного иска, а также объяснения и показания по всем обстоятельствам, имеющим значение для уголовного дела. Поэтому отдельным видом доказательств будут являться показания гражданского истца. Они представляют собой определенные сведения не только по поводу предъявляемых требований гражданского истца в части предъявляемого гражданского иска, но и иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Данные сведения должны соответствовать определенным требованиям. Кроме того, для показаний гражданского истца, как вида доказательств, должен быть соответствующий источник. Для этого необходимо наличие лица с соответствующим процессуальным статусом, который будет давать показания в виде определенных сведений. Речь в данном случае идет о лице, который имеет статус гражданского истца.
———————————
Объяснение гражданского истца в данной ситуации рассматривается как разъяснение в части выдвижения требований по поводу возмещения вреда, причиненного преступлением. При этом с точки зрения уголовного судопроизводства гражданский истец может давать только показания в процессе допроса. Дело в том что статус гражданского истца лицо приобретает только после возбуждения уголовного дела. Поэтому дача объяснений гражданским истцом до возбуждения уголовного дела действующим УПК РФ не предусмотрена.

15. В качестве отдельного вида доказательств выступают и показания представителя гражданского истца. В соответствии с п. 8 ч. 4 ст. 44 УПК РФ гражданский истец вправе иметь своего представителя. Кроме того, ч. 3 ст. 45 УПК РФ установлено, что представитель может иметь те же процессуальные права, что и представляемые ими лица. Следовательно, если гражданский истец вправе давать показания по поводу предъявленного иска, то и данный представитель может давать соответствующие показания только в части гражданского иска. Кроме того, предметом данных показаний будет являться и выполнение данным представителем своих процессуальных полномочий. Источником данного вида доказательств будет являться наличие процессуального статуса представителя гражданского истца, которое лицо приобретает в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 45 УПК РФ.

16. Отдельным видом доказательств будут являться и показания представителя потерпевшего, представителя частного обвинителя. Кроме того, ч. 3 ст. 45 УПК РФ устанавливает, что представители данных участников уголовного судопроизводства могут иметь те же процессуальные права, что и представляемые ими лица. Следовательно, они вправе давать показания, но только в части выполняемых ими процессуальных полномочий. Поэтому они вправе в своих показаниях предоставлять только сведения, которые касаются выполняемых ими процессуальных полномочий в качестве представителя участника уголовного судопроизводства. Кроме того, они должны, как соответствующий источник определенного вида доказательств, иметь статус представителя потерпевшего, частного обвинителя, который они приобретают в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 45 УПК РФ.

17. Отдельным доказательством, как правило, в ходе судебного производства по уголовному делу, могут выступать показания дознавателя (начальника подразделения дознания), следователя (руководителя следственного органа), оперативного сотрудника (начальника органа дознания). Но при этом их показания будут показаниями свидетеля. Дело в том что при реализации своих процессуальных полномочий данные участники уголовного судопроизводства могут представлять в ходе судебного производства сведения, которые имеют определенное значение для уголовного дела. Кроме того, как источник данных видов доказательств, они должны соответствовать определенному статусу участника уголовного судопроизводства. Косвенно данное положение было определено и в решении Конституционного Суда РФ. Так, в своем Определении от 6 февраля 2004 г. N 44-О Конституционный Суд РФ указал, что не исключается возможность допроса дознавателя, следователя, производивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий .
———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. N 44-О «По жалобе гражданина Демьянченко Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав статьями 56, 246, 278, 355 УПК РФ» // .

18. Видом доказательств являются и показания гражданского ответчика. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 54 УПК РФ гражданский ответчик вправе давать объяснения и показания по существу предъявленного гражданского иска. Поэтому отдельным видом доказательств будут являться показания гражданского ответчика. Они представляют собой определенные сведения только по поводу предъявляемых требований гражданским истцом, которые определены в предъявляемом гражданском иске. Данные сведения должны соответствовать определенным требованиям (ст. 88 УПК РФ). Кроме того, показания гражданского ответчика, как соответствующий вид доказательств, должны содержать и определенный источник данного вида доказательств. Для этого необходимо наличие соответствующего процессуального статуса, который будет давать соответствующие показания. Речь идет о лице, который должен имеет статус гражданского ответчика.
———————————
Объяснение гражданского ответчика в данной ситуации рассматривается как разъяснение в части требований по поводу возмещения вреда, причиненного преступлением. С точки зрения уголовного судопроизводства гражданский ответчик может давать только показания в процессе допроса. Дело в том что статус гражданского ответчика лицо приобретает только после возбуждения уголовного дела. Поэтому дача объяснений гражданским ответчиком до возбуждения уголовного дела действующим УПК РФ не предусмотрена.

19. Видом доказательства являются и показания представителя гражданского ответчика. В соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 54 УПК РФ гражданский ответчик вправе иметь своего представителя. Кроме того, ч. 2 ст. 55 УПК РФ устанавливает, что представитель гражданского ответчика может иметь те же процессуальные права, что и представляемый ими гражданский ответчик. Следовательно, если гражданский ответчик вправе давать показания только по существу предъявленного иска, то и данный представитель может давать показания только по существу предъявленного гражданского иска. Кроме того, предметом показаний будет являться и выполнение данным представителем своих процессуальных полномочий. Источником данного вида доказательств будет являться наличие статуса представителя гражданского ответчика. Данный статус лицо приобретает в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 55 УПК РФ.

20. Отдельным доказательством по уголовному делу выступают показания законных представителей несовершеннолетних подозреваемого и обвиняемого. Действующий УПК РФ не определяет их в качестве отдельного вида доказательств. Показания законных представителей несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого выступают в качестве такого вида доказательств, как показания свидетелей. Данные участники уголовного судопроизводства могут представлять сведения только в части обстоятельств, связанных с рождением несовершеннолетнего лица, его воспитанием, обстоятельствами жизни и т.д. Кроме того, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 определено, что суд может принять решение о допросе законного представителя в качестве свидетеля при его согласии, о чем выносит постановление (определение), разъясняя ему права, указанные в ч. 4 ст. 56 УПК РФ .
———————————
См.: п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности наказания несовершеннолетних» // .

21. В качестве отдельного вида доказательств, предусмотренных в ч. 1 ст. 144 УПК РФ, могут выступать и объяснения граждан, а также другие сведения, полученные в результате производства следственных и иных процессуальных действий при проверке сообщений о преступлениях в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ . При этом действующим УПК РФ получаемые доказательства и их источники четко не определены и не разграничены.
———————————
На практике проводимая проверка в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ именуется доследственной проверкой.

22. Так, в качестве определенных сведений выступают такие сведения, которые получены в результате проведения следственных действий, перечень которых предусмотрен в ч. 1 ст. 144 УПК РФ. Речь идет о таких следственных действиях, которые орган дознания, дознаватель, следователь проводят в ходе доследственной проверки, до возбуждения уголовного дела: получение образцов для сравнительного исследования (ст. 202 УПК РФ); изъятие документов и предметов в порядке, установленном УПК (ст. 183 УПК РФ); назначение и производство судебной экспертизы (гл. 27 УПК РФ); осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов (ст. ст. 176 — 178, 180 УПК РФ); освидетельствование (ст. ст. 179, 180 УПК РФ). Если в ходе следственного или судебного действия производилось фотографирование, киносъемка, аудио-, видеозапись, составлялись чертежи, планы, схемы, слепки следов и т.п., то они прилагаются к протоколу и являются составной частью соответствующего вида доказательства. Во всех данных случаях процессуальным источником будут являться протоколы следственных действий, а также заключения экспертов.

23. Кроме того, в качестве сведений выступают и сведения, которые получены в результате проведения иных процессуальных действий, перечень которых предусмотрен также в ч. 1 ст. 144 УПК РФ. Речь идет о сведениях, которые получены в результате иных процессуальных действий, проведенных в ходе доследственной проверки в соответствии с требованиями ч. ч. 1 и 1.1 ст. 144 УПК РФ. К ним относится истребование документов и предметов; направление требований о производстве документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлечение к участию в этих действиях специалистов. Кроме того, иные процессуальные действия предусмотрены и в других статьях УПК РФ. Так, к примеру, ст. 142 УПК РФ предусматривает, что заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменной, так и в устной форме, при этом устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном ч. 3 ст. 141 УПК РФ. Во всех данных случаях процессуальным источником видов доказательств выступают приобщенные к материалу доследственной проверки документы, предметы, акты проверок, ревизий, исследований, протоколы процессуальных действий.

Статья 86 УПК РФ. Собирание доказательств (действующая редакция)

1. Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом.

2. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

3. Защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 86 УПК РФ

1. Собирание доказательств — элемент процесса доказывания, включающий обнаружение, изъятие и фиксацию доказательств. В ком. статье выделено три группы участников судопроизводства, которые пользуются различными способами собирания доказательств. Первую группу составляют лица, ведущие уголовный процесс: дознаватель, следователь и суд. Ввиду отсутствия у прокурора по УПК РФ (в ред. ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ) права участвовать в проведении следственных действий на предварительном расследовании и принимать дело к своему производству собирание им доказательств возможно лишь в форме участия в судебных стадиях процесса. При этом прокурор не проводит здесь следственные действия (это прерогатива суда), а лишь принимает в них участие в качестве государственного обвинителя, а также может истребовать и представлять суду документы на основании ч. 4 ст. 21, а также дополнительные материалы в суд кассационной инстанции (ч. 5 ст. 377). Обращает на себя внимание то обстоятельство, что суд назван в числе субъектов собирания доказательств. Однако все доказательства делятся на уличающие и оправдывающие (ч. 1 ст. 332), поэтому, собирая доказательства, суд до некоторой степени рискует встать на обвинительные или оправдательные позиции — в зависимости от того, какого рода доказательства он преимущественно собрал. Однако суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, он призван лишь создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15). В связи с этим полномочия суда по собиранию доказательств следует толковать ограничительно. Активность суда в этой сфере должна носить лишь субсидиарный характер по отношению к сторонам обвинения и защиты (см. об этом пункт 2 ком. к ст. 15). Способами собирания доказательств, которыми могут пользоваться участники процесса, включенные в данную группу, являются следственные действия и иные процессуальные действия. К числу иных процессуальных действий относятся: направление следователем, дознавателем и органом дознания требований, поручений и запросов, которые обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21). В отличие от следственных действий эти способы не вполне обеспечены возможностью принудительного исполнения. Денежное взыскание, которое может быть наложено за неисполнение процессуальных обязанностей, предусмотрено только для участников уголовного судопроизводства (ст. 117) и не распространяется на других лиц, которые не исполняют названные требования поручения и запросы. Хотя суд не назван в ст. 21 в числе тех, кто может направлять запросы, требования и поручения, такое его право предусмотрено в других статьях УПК. Так, например, согласно ч. 7 ст. 115 руководители банков и иных кредитных организаций при наложении ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства и иные ценности обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда. Толкование закона должно учитывать, что законодатель исходит из принципа полноты судебной власти. Так, согласно ст. 6 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Отсюда следует вывод — по аналогии с ч. 4 ст. 21 УПК РФ суд также может делать и запросы о предоставлении ему необходимых сведений, обязательные для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

2. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять лишь письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2 ком. статьи). Таким образом, эти участники судопроизводства собирают не доказательства, а предметы и документы, которые могут быть лишь представлены ими дознавателю, органу дознания, следователю и суду для приобщения к материалам уголовного дела в качестве доказательств. Напротив, согласно ч. 3 ком. статьи защитник вправе собирать именно доказательства. Способами для этого служат: получение предметов, документов и иных сведений; опрос лиц (в том числе специалистов) с их согласия; истребование документов от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы или их копии. В соответствии с принципом равенства сторон сведения, собранные защитником, сразу должны становиться доказательствами, так же как и сведения, собираемые его процессуальными противниками — следователем, органом дознания, дознавателем. Вместе с тем, по смыслу ч. 2 ст. 159 в ходе предварительного расследования следователь и дознаватель фактически имеют возможность отказать в удовлетворении соответствующего ходатайства защитника, если сочтут, что обстоятельства, об установлении которых ходатайствует защитник, не имеют значения для данного уголовного дела. Однако по окончании предварительного расследования и ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь обязан выяснить, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты (ч. 4 ст. 217). В обвинительном заключении указывается перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (п. 6 ч. 1 ст. 220). Кроме того, к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения (ч. 4 ст. 220). Важно отметить, что следователь и прокурор не вправе дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, если речь идет о списке свидетелей со стороны защиты. Это говорит, во-первых, о том, что формирование списка не есть продукт деятельности следователя; во-вторых, данный запрет указывает на то, что закон признает формирование списка доказательств со стороны защиты ее исключительным правом, которое она реализует по собственному усмотрению. Следователь не вправе отказать защите во включении и в этот список указания на тех или иных свидетелей или доказательства. Примечательно, что в дальнейшем суд также не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ч. 4 ст. 271). Таким образом, защитник имеет практическую возможность добиться допроса ранее опрошенных им лиц в судебном разбирательстве, даже если следователь и дознаватель отказали ему в этом на предварительном расследовании.

Представляется, что письменные объяснения, полученные в результате опроса, также могут быть представлены следователю, дознавателю и в суд в качестве иных документов (ст. 84). Это, конечно, не исключает, а предполагает в дальнейшем допрос этих лиц как свидетелей, но не потому, что их объяснения не являлись доказательствами, а потому, что письменные объяснения есть не что иное, как производные доказательства. В силу же принципа непосредственности исследования доказательств при наличии доказательств производных необходимо стремиться к получению первоначальных доказательств, каковыми в данном случае будут являться устные показания тех лиц, которые ранее дали письменные объяснения. Иногда некоторые следователи и судьи отказывают в приобщении к материалам дела письменных объяснений, полученных защитником, мотивируя это тем, что УПК называет лишь такое действие, как опрос защитником лиц с их согласия (п. 2 ч. 3 ст. 86), но ничего не упоминает о получении от тех же лиц письменных объяснений. Подобная позиция неправомерна. Во-первых, она не учитывает, что если закон предусмотрел какой-либо способ собирания доказательств, то он предполагает и то, что доказательственные сведения будут иметь соответствующую форму. Во-вторых, согласно п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК защитник вправе использовать любые не запрещенные Кодексом средства и способы защиты, а значит, и письменные объяснения, ибо запрета на них ни УПК, ни какой-либо другой закон не содержат. Что касается других доказательств (предметов и документов), полученных защитником и представленных им для рассмотрения в судебном разбирательстве, то по смыслу закона они (при условии их допустимости) также должны быть приобщены следователем (дознавателем) к материалам дела и направлены в суд наряду с доказательствами обвинения.

3. Получаемые защитником предметы и документы, иные сведения должны отвечать требованиям допустимости доказательств. Так, должен быть известен, зафиксирован и проверяем их первоисточник; они должны быть получены только тем защитником, который допущен к участию в данном уголовном деле; лица, у которых получены сообщения в порядке опроса, должны быть информированы о том, что эти данные необходимы для представления в качестве судебных доказательств. Опрос лиц производится только с их согласия. Адвокат не вправе опрашивать уже допрошенных дознавателем, органом дознания, следователем или судом лиц с целью склонить их к отказу от показаний или их изменению. Защитник не может производить или использовать результаты негласных действий, которые можно квалифицировать как оперативно-розыскные, поскольку право на проведение ОРД в силу ст. 13 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» принадлежит только подразделениям определенных государственных органов. Вместе с тем защитник вправе воспользоваться помощью лиц, занимающихся частной детективной (сыскной) деятельностью в соответствии с Законом РФ от 11.03.1992 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».

К ВОПРОСУ О ПОЛНОМОЧИЯХ ЗАЩИТНИКА ПО СОБИРАНИЮ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Данное положение нашло свое дальнейшее развитие в уголовно-процессуальном законодательстве, подтверждая тем самым, что современная концепция российского уголовного судопроизводства основывается на принципе состязательности сторон и ориентирована на усиление защиты конституционных прав и законных интересов участников процесса, ужесточение правовых требований к допустимости доказательств.

Во все времена традиционным и характерным для состязательной конструкции процесса являлось выделение трех основных процессуальных функций: обвинения, защиты и разрешения дела, а обязательными элементами состязательности являются: а) отделение обвинения от суда; б) процессуальное положение обвинения и защиты как сторон; в) процессуальное равенство сторон; г) активное, самостоятельное положение суда по отношению к сторонам(1).

Как справедливо отмечал Р. Д. Рахунов, «главное в защите — это оказание юридической помощи подзащитному, представление суду таких данных, которые опровергают обвинение или смягчают ответственность подсудимого»(2). Именно поэтому по большинству уголовных дел бремя поиска и представления этих данных ложится на плечи защитника.

В соответствии с ч. 1 ст. 49 УПК РФ защитник — это лицо, осуществляющее в установленном Уголовно-процессуальным кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Участие защитника в уголовном процессе регламентировано ст.ст. 49—53 УПК РФ.

В соответствии со ст. 53 УПК РФ защитник в уголовном судопроизводстве наделен обширными полномочиями. УПК РФ, предоставляя защитнику широкие возможности для участия в производстве по уголовным делам, усилил и его роль в доказывании. Однако и по сей день один из давних дискуссионных вопросов теории и практики российского уголовного процесса — вопрос о наделении защитника правом собирания доказательств — остается весьма спорным и актуальным.

Ряд юристов с удовлетворением констатируют, что УПК РФ (ст. ст. 53, 86) предоставляет адвокату— защитнику возможность самостоятельно собирать доказательства по уголовному делу(3). Подобное суждение, на наш взгляд, вряд ли может считаться состоятельным, поскольку собирание доказательств представляет собой их поиск, обнаружение, истребование, представление и последующее процессуальное оформление (закрепление) в установленном законом порядке. Тем самым здесь неразрывно связаны познавательная и удостоверительная стороны доказывания. И именно поэтому мы считаем, что собирание и представление доказательственной информации защитником происходит в достаточно специфических условиях и нуждается в более углубленном исследовании.

В ранее действовавшем уголовно-процессуальном законе защитник наделялся только лишь правом представления доказательств (ч. 2 ст. 51, ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР). Роль защитника при этом сводилась к заявлению ходатайств о производстве тех или иных следственных действий либо о приобщении к уголовному делу документов или предметов. Фактические данные, полученные по уголовному делу, на стадии

предварительного расследования или судебного разбирательства становились доказательствами только после процессуальных действий следователя, дознавателя или судьи, т. е. защитник просил, а следователь, дознаватель или судья решали, быть доказательству или не быть. Таким образом, следователь, дознаватель или судья собирали доказательства, а иные участники, в частности защитник, содействовали этому. Поэтому никто и не утверждал, что по УПК РСФСР защитник имел право на самостоятельное собирание доказательств.

В УПК РФ законодатель закрепил право защитника не только представлять, но и собирать доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном ч. 3 ст. 86 УПК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ). Согласно данной норме защитник вправе собирать доказательства путем:
получения предметов, документов и иных сведений;
опроса лиц с их согласия;
истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Поскольку в ст. 86 УПК РФ, озаглавленной «Собирание доказательств», прямо говорится о собирании доказательств защитником наряду с органами уголовного преследования и судом, то некоторые ученые и практики позволяют себе делать вывод, что защитник действительно наделен правомочиями в основной части доказывания — собирании доказательств. Например, по мнению Е. Б. Мизулиной, наделение защитника полномочиями по собиранию доказательств служит одной из гарантий принципа состязательности(1). Однако, по нашему мнению, такой вывод является поспешным, поскольку объявить право и гарантировать его реализацию — не одно и то же. Необходимо уяснить, насколько данное положение уголовно-процес-суального закона обеспечено реальным механизмом его применения.

Сегодня в юридической литературе учеными и практиками все чаще высказывается мнение о «полуступенчатости» права защитника по собиранию и представлению доказательств. Так, ряд авторов единодушны в том, что идея формирования состязательного уголовного процесса не была реализована законодателем в должной мере(2), о чем свидетельствуют положения действующего УПК РФ.

С одной стороны, в ч. 3 ст. 86 УПК РФ законодатель перечисляет, что именно признается доказательствами, право собирать и представлять которые предоставлено защитнику, а с другой — в ч. 2 ст. 74 УПК РФ в перечень доказательств по уголовному делу не включает пункт о признании представленных адвокатом сведений в качестве доказательств.

Мы полагаем, что уголовно-процес-суальный закон не дает защитнику права самостоятельно собирать именно доказательства. Поскольку одной из ключевых здесь выступает норма ст. 74 УПК РФ, то, исходя из общепринятого понимания доказательства как единства содержания и формы, единства сведений и их источников, право защитника собирать доказательства можно подвергнуть сомнению. Жесткий перечень видов доказательств закреплен в ч. 2 ст. 74 УПК РФ. В качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Следовательно, только эти семь источников процессуальной информации являются доказательствами по уголовному делу. Исчерпывающий перечень доказательств, установленный уголовно-процес-суальным законом, не содержит ни «опросов лиц», ни «предметов и документов», собранных защитником на основании ч. 3 ст. 86 УПК РФ(3).

Кроме того, необходимо отметить, что доказательства должны соответствовать целому ряду требований уголовно-процессуального закона, и одно из этих требований — законность способа получения доказательства. Как правильно отмечает Б. С. Тетерин, «законность способа получения доказательств является неотъемлемой частью самого понятия доказательства»(1).

Собирание доказательств согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий. Таким образом, исключительной компетенцией на производство следственных (и судебных) действий обладает лишь орган, осуществляющий производство по делу в соответствующей стадии(2). Из положений УПК РФ следует, что законодатель рассматривает доказательства как сведения, полученные уполномоченным должностным лицом процессуальным путем, т. е. путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ, в форме, указанной в ч. 2 ст. 74 УПК РФ.

Для защитника законодатель предусмотрел полномочия по осуществлению трех мер, упомянутых в ч. 3 ст. 86 УПК РФ, однако ни одна из них следственным действием не является. Иными словами, получаемая защитником информация априори не может признаваться доказательством, поскольку принципиально отличается от доказательств в части субъектов, осуществляющих поиск и познание, методов осуществления указанных действий и источников получения сведений.

Таким образом, анализ действующего уголовно-процессуального законодательства позволяет прийти к выводу о том, что ч. 3 ст. 86 УПК РФ не наделяет защитника правом собирать доказательства.

Законодатель сам осторожно говорит о «получении предметов, документов и иных сведений» (п. 1 ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Уже то, что совершенно справедливо с точки зрения теории доказательств говорится о получении предметов, документов и иных сведений, т. е. информации, а не доказательств, подтверждает сказанное. Действительно, полученные защитником сведения не могут сразу же войти в систему доказательств по уголовному делу, поскольку они не обладают процессуальным статусом. Так же сконструирован и п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ: «опрос лиц с их согласия». Таким способом собранные защитником сведения это тоже всего лишь информация, которая без соответствующего процессуального оформления лишена признака достоверности. А чтобы оперировать в уголовном процессе доказательствами, необходимо закрепить полученные сведения надлежащим процессуальным путем на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона. Ведь только после уголовно-процессуального собирания обнаруженные защитником носители информации приобретают качество источников доказательств, а сами сведения становятся процессуальным доказательством.

По мнению Ю. П. Гармаева, «показания лиц, опрошенных защитниками, предметы, документы и иные сведения могут по своему содержанию являться доказательствами (ч. 1 ст. 74 УПК РФ), но сами по себе, вне их процессуального оформления судом, прокурором, следователем или дознавателем, не могут быть признаны допустимыми доказательствами»(3).

На наш взгляд, верную позицию в этом вопросе также занимает С. А. Шейфер, который указывает, что «признать представленный объект доказательством, ввести его в дело, т. е. включить в систему уже собранных доказательств — это исключительная прерогатива органа расследования, прокурора и суда. Принятие решения о приобщении предмета или документа к делу в сущности представляет собой акт закрепления доказательства, завершающий момент собирания (формирования) доказательства. Пока такое решение не принято — доказательства еще не существует. Оно еще “не собрано”, не сформулировано»(4).

То что в ч. 3 ст. 86 УПК РФ речь идет не о собирании и представлении защитником доказательств, а о собирании и представлении документов и предметов для приобщения к уголовному делу в качестве доказательств, справедливо отмечает Н. П. Царева(1), и мы разделяем ее точку зрения. Тем более что данное положение уголовно-процессуального закона воспроизводит способы собирания адвокатом информации в пользу своего подзащитного, установленные ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ, согласно которой адвокат вправе:

«1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката;

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации».

Следовательно, деятельность защитника по реализации полномочий, предусмотренных ч. 3 ст. 86 УПК РФ, ни с точки зрения полученных результатов, ни с точки зрения методов ее осуществления нельзя считать собиранием доказательств. Поэтому до признания представленных сведений, документов и предметов доказательствами они не имеют такого статуса. На это справедливо указывает Ю. И. Стецовский: «Собирать доказательства разрешается в пределах процессуальной формы и только лицу, производящему дознание, следователю, прокурору, суду»(2).

Полагаем, что только представленные защитником справки, характеристики, иные документы, истребованные от органов государственной власти и прочих организаций в рамках п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, которые согласно ст. 84 УПК РФ обладают процессуальной формой, могут быть приобщены в качестве доказательств по уголовному делу, поскольку субъект доказывания имеет реальную возможность подвергнуть их проверке на предмет относимости и достоверности и сделать их дальнейшее использование в качестве доказательств допустимым.

По мнению Б. И. Пинхасова, в случае представления документа участником уголовного судопроизводства, имеющим такое право, необходимо допросить владельца подобного документа(3). Между тем необходимо отметить, что в современных условиях подобное суждение не может считаться состоятельным, поскольку согласно п. 2 ч. 2 ст. 56 УПК РФ адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, не может быть допрошен в качестве свидетеля. Тем самым уголовно-процессуальный закон запрещает получение показаний у защитника, принимающего участие в уголовном деле, в случаях когда защитник и его подзащитный не заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. Данное положение нашло подтверждение в решении Конституционного Суда Российской Федерации, который определил, что п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ «не служит для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения впоследствии правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию»(4). А в остальных случаях, по нашему мнению, существует возможность допросить

в качестве свидетеля, например, исполнителя представленной справки, характеристики, иного документа и только в том случае, если этому лицу могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 56 УПК РФ).

Нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что защитник, исходя из требования п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, вправе собирать и представлять доказательства для оказания юридической помощи. Однако п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ отсылает к ч. 3 ст. 86 УПК РФ, регламентирующей собирании доказательств. В ней уже нет ссылок и указаний на цель, которая стоит перед защитником. А раз так, защитник вправе в пределах предоставленных ему полномочий не только оказывать юридическую помощь своему подзащитному, но и осуществлять функции защиты в полном объеме: смягчение ответственности подзащитного; установление его невиновности либо меньшей виновности.

На основании вышеизложенного мы приходим к выводу о том, что в уголовном судопроизводстве в силу предоставленных полномочий (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ и п. 3 ч. 3. ст. 86 УПК РФ) защитник вправе собирать и представлять предметы, документы, иные сведения, а также справки, характеристики и иные документы органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые, по его мнению, могут стать доказательствами, оправдывающими или смягчающими вину его подзащитного.

Упк доказательства могут быть представлены