Усыновление в Украине.

Мифы о международном усыновлении

Ошибочно считать, что иностранцы усыновляют всех украинских детей подряд, и они готовы лечить самых больных и воспитывать самых трудных, но им часто ставят палки в колеса. Итак, миф первый – сегодня много разговоров о том, что в Украине сложная система усыновления. Но с юридической точки зрения – это неправда. Процедура усыновления сложна психологически. Можно только представить себе состояние человека, когда перед ним лежит несколько фотографий детей, и из них надо выбрать того единственного, который станет тебе завтра родным.

Что касается иностранцев, то с того момента, как у них появилось желание усыновить ребенка, потенциальные родители должны пройти около пятнадцати этапов, в числе которых сбор документов, их легализация в посольстве Украины, ознакомление с банком данных детей и так далее. Любой иностранный гражданин обязан получить согласие Государственного департамента на усыновление. При этом в Украине процедура межгосударственного усыновления почти самая простая из всех стран мира.

Миф второй – иностранцы усыновляют больных детей.

«Я недавно расписала анкеты детей, которых мы вывели из банка данных, – говорит Людмила Волынец, директор Департамента по усыновлению и защите прав ребенка. – Я также просмотрела заявления иностранцев, которые просят о повторном приеме в Департаменте в связи с выбором ребенка. По анкетам детей видно, что среди сегодняшних кандидатов нет ни одного здорового ребенка. Среди диагнозов малышей: перинатальное повреждение центральной нервной системы, пуповинная грыжа, гепатит С, гипертрофия первой степени, синдром подвижных нарушений, психические отклонения. У каждого ребенка минимум три диагноза, а максимум – девять-одиннадцать. Понимаете, есть о чем думать, глядя в глаза этим детям. С другой стороны, есть вот те заявления иностранных граждан о повторном приеме. В них написано: «Просим назначить повторную встречу, чтобы найти ребенка, который соответствовал бы нашим пожеланиям», «Нам показали шесть анкет детей с тяжелыми проблемами, которые неизлечимы. Очень хотим стать родителями девочки двух с половиной лет, у которой излечимые болезни», «Встретились с ребенком, провели дополнительное обследование и выяснилось, что ее медицинские пороки такие большие, что мы не можем удочерить ее, так как у нас нет денег на ее лечение», «Мы не можем усыновить ребенка, так как лечение, необходимое ребенку, более сложное и дорогое, чем мы предполагали сначала». И подобных заявлений много. А это означает, что люди, просмотрев анкеты и познакомившись с ребенком, сказали, что они не будут брать в семьи больного ребенка».

(Все это конечно «опорачивает» иностранцев, но они готовы взять ребенка, которого с ходу надо будет лечить. Обнако, так как у них нет фиктивно бесплатного лечения, они реально смотрят на вещи)

При этом у нас сумасшедшая очередь иностранцев на усыновление. Но получается, что того, что они ищут, у нас в Украине нет. Статистика говорит о другом: только 1% иностранцев усыновили ребенка с серьезной патологией в развитии. И это скорее исключение, чем правило.

Еще один миф – иностранцы желают усыновить взрослых детей. Случаев, когда граждане других стран специально выходят на взрослого ребенка, мало. Это скорее последствие оздоровления детей за границей.

К тому же в Украине дети часто сиротеют не по одному. И с этим связан еще один миф – иностранцы берут в семьи всех братьев и сестер. Но на самом деле, по словам Людмилы Волынец, в каждом втором случае возникает проблема разлучения братьев и сестер. Ведь 85% из 30 тысяч имеют братьев и сестер, и скорее трех или четырех.

( Я понимаю иностранцев, которые побаиваются взять взрослого ребенка- он приедет в чужую страну в том возрасте, когда уже, возможно, не сможет адаптироваться ни к языковым ни к социальным условиям)

(И на счет братьев-сестер – тоже понятно, количество детей, особенно с проблемами развития, способно пробить брешь в бюджете, а не все иностранцы готовы пойти на смену материального положения в связи в появлением детей в доме, это кроме психологических и т.д. сложностей)

Законодательные противоречия

Согласно конвенции ООН и другим международным документам, любое государство настроено, чтобы сироты оставались на воспитании в своей стране. Во-первых, это по-человечески. Во-вторых, патриотично по отношению к демографическому развитию Украины. Иначе тема всех мер по поддержанию рождаемости при таких сумасшедших темпах усыновления за границу оказываются более чем дискуссионной. Мы стимулируем рождаемость, выплачиваем все большие пособия при рождении малыша, и при этом не можем защитить сирот.

(что-то защита сирот как-то своеобразно звучит: типа- хоть они и не нужны оказались, но мы их не отдадим- пусть тут живут, выростают, работают… если выростут… а иностранцы забирают у нас будущие рабочие руки… б-р-ррр)

«Система национального усыновления нуждается в поддержке. Сегодня в Верховной Раде зарегистрировано больше десяти законопроектов, касающихся усыновления, – говорит директор Департамента по усыновлению и защите прав ребенка. – Сам Президент в этом году подал два законопроекта. Один из них предлагает ввести новый вид социальной помощи семьям, которые усыновили детей, независимо от возраста ребенка (будь ему несколько месяцев или 13-14 лет). Все они имеют право на помощь в том же размере, как и семьи при рождении первого ребенка (на сегодняшний день это 12,5 тысячи гривен. – Авт.). Кроме того, законопроектом предусмотрены ежемесячные выплаты в размере одного прожиточного минимума. Но денежные вопросы – повод для дебатов. Мы считаем, что, с одной стороны – это гуманно по отношению к ребенку, с другой – если мы все законы измеряем в денежном эквиваленте, то поддержка семьи с усыновленным ребенком – программа экономии государственного бюджета. Если приняты соответствующие законы, то на одного усыновленного ребенка государство будет тратить двенадцать прожиточных минимумов в год – 6 тысяч гривен. А если он будет воспитываться в интернате, то сумма составит 28-30 тысяч ежегодно.

(с ума сойти, я даже не знала, что государству настолько выгодно усыновление, но оно, все равно, почти ничего не доводит до конца)

Также с принятием этого законопроекта мы рассчитываем и на увеличение случаев национального усыновления с двух тысяч до трех с половиной».

(и это цифры? при том, что иностранцы на усыновление выстраиваются в очереди? А наши, значит, буду спешить усыновить ребенка, потому что государству это удобно? Чего-то я в этой жизни или политике не понимаю)

Куда исчезли украинские сироты

30 сентября – всеукраинский день усыновления. К этому дню мы хотели подготовить серию материалов о взрослых детях, которые все еще надеются найти себе родителей.

Обзвонили немало детских домов.

Оказалось, что найти взрослого сироту в столице – проблема. Несколько детдомов уже реорганизовано, определенное количество специализируется исключительно на малышах. Понятно, что младенец пользуется большим «спросом» при усыновлении, чем взрослый ребенок. 90% детей из базы усыновление сейчас – подростки, дети с тяжелым диагнозом.

Декабрь 2014 года, интернат «Малятко». Меньше чем два года назад здесь воспитывалось 150 детей разного возраста.

Детдом готовился к Новому году, все были хоть и озабоченные, но в приподнятом настроении. Психология у нас такая, что даже взрослые перед 31 декабря и Николаем уверены — их ждет нечто замечательное. Что уж говорить о детях.

Дети увидели, что в интернате гости и глаза загорелись. Уже слишком взрослые, чтобы бросаться, обнимая за колени: «Ты моя мама? Ты меня заберешь?».

Но надежда. Яркая вспышка. Потом: «А, опять делегация. » И разочарование. В тридесятый танцевать подготовленную сценку, показывать картинки, рассказывать стишки. Малятко – интернат относительно богатый, сюда часто наведывались делагации и должностные лица, дарили вкусности, одежду и планшеты.

Но разве сиротский хлеб менее горький, когда заедаешь его конфетами? Лидия Степановна им может и как мама, но разве называешь маму по имени и отчеству. Дети хотели в семью.

Так вот, через неполных два года, накануне дня усыновления, у нас был настоящий праздник, когда директор «Малятко» Лидия Литвиненко сообщила, что у нее детей на усыновление не осталось. Зимой 2014 были, а сейчас в интернате 3 15 у всех есть или родители, или опекуны, или готовятся документы.

«Некого усыновлять, — рассказывает Литвиненко. – Кто вырос и уехал, многих забрали в детдома семейного типа, те, кто у нас остался – здесь временно или с очень тяжелыми болезнями. Двенадцатый интернат закрыли, 24-й закрыли, мы вот остались. Не нужны видимо более детдома».

Говоря о закрытии детских домов, Литвиненко не преувеличивает. Согласно статистическим данным Министерства образования и науки, в течение последних пяти лет сеть интернатных учреждений для детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, существенно уменьшилась. В частности, количество детских домов с 2011 по 2016 годы уменьшилось на 63% и на 69% – детей у них и составляло:

— в 2011 году – 113 учреждений (4 771 воспитанник);
— в 2016 году – 42 учреждения (1 490 воспитанников).

За период с 2011 по 2016 годы сеть школ-интернатов для детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, уменьшилось на 70 процентов и 79 процентов – учащихся в них:

— в 2011 году – 77 учреждений (10 135 учащихся);
— в 2015 году – 23 заведения (2 078 учащихся).

Опустевшее «Малятко» занимается сейчас обучением-реабилитацией детей с нарушениями развития. Накопили опыт еще когда были большим приютом, а сейчас лечат и семейных деток.

Другого детдома в Киеве, где можно было бы пообщаться со взрослыми детьми, которые ждут усыновления, в КГГА предложить не смогли.

Неужели в Киеве больше нет одиноких детей? А по всей Украине сколько их? И если в стране так мало сирот, то почему у нас до сих пор так много детских домов?

От 7 до 17 тысяч сирот

Это скриншот с портала «Сиротству нет» всеукраинской базой детей, которые ждут усыновления. Здесь, на сайте, более 9 тысяч детских анкет. То есть 9 тысяч детей, которые еще не нашли семью. Можно забить параметры (возраст, пол, наличие братьев и сестер) и найти себе ребенка. Правда, в Украине запрещается обращаться напрямую в детские дома, с целью выбрать ребенка для усыновления, но то такое. База может быть вспомогательным средством.

По данным (на январь 2016 года) департамента по вопросам защиты прав детей и усыновления Министерства социальной политики, усыновленными могут быть около 18 тысяч детей. При этом в Украине проживает 73 182 детей-сирот.

По данным «количественных показателей в отношении детей, которые находятся на местном учете по усыновлению службы по делам детей регионов«, по состоянию на 30.06.2016 в Украине на местном учете по усыновлению находится 17609 детей.

Теперь уберем от этого количества 11533 деток, которые находятся на учете, но при этом устроены в семейные формы воспитания: под опеку или в детдом семейного типа, к родственникам, и тому подобное. Очень часто дети, попав в детдом семейного типа чувствуют себя как в семье и ни в какое усыновление больше не рвутся Остается около 5,5 тысяч сирот, не пристроенных никуда кроме интерната.

По данным альянса «Украина без сирот» в интернатах проживает около 7 тысяч детей, которые подлежат усыновлению. Львиная доля из них – именно подростки, потому что примерно каждый восьмой усыновитель хочет взять в семью ребенка старшего школьного возраста.

Относительно динамики усыновления, видно, что в последние годы она падает.

По результатам деятельности служб по делам детей в течение 2011-2015 гг. гражданами Украины было усыновлено 9 053 детей (в 2011 г. – 2 114, в 2012 г. – 2 016, в 2013 г. – 1 843, в 2015 г. – 1 489).

В течение 8 месяцев текущего года в Украине было усыновлено 1 210 детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, из них украинцами — 964, что на 52 ребенка больше, чем за аналогичный период, а иностранцами — 246 детей.

Общественные активисты объясняют это уменьшением количества сирот, которые подлежат усыновлению, а не желающих взять ребенка. Как сообщили depo.ua в Минсоцполитики, еще в 2012 году количество детей, которые могут быть усыновленными составляла почти 26 тысяч детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки.

«Как положительную тенденцию следует отметить, что на протяжении последних лет в Украине растет количество семей, которые принимают решение усыновить ребенка-сироту или ребенка, лишенного родительской опеки. Более 1 800 кандидатов в усыновители находятся на учете в службах по делам детей, однако, для 80 % из них наиболее желанными относительно усыновления есть дети до 5-6 лет, без братьев/сестер, а также без проблем со здоровьем» — сообщают в министерстве.

Как родители «делают» новых сирот

Почему же тогда, если сирот стало меньше, детей в некоторых детских домах стало больше? Есть и детдома, в которых детей много, но брать на усыновление все равно некого.

По словам представителя «Украины без сирот» Светланы Харченко, из 104 тысяч детей, проживающих в украинских интернатах, около 96 тысяч не имеют статуса сирот. Забрать их в приют нельзя, имеют родителей. Которые сами же их туда и отдали.

«Интернаты занимаются ректрутингом в бедных селах. Предлагают многодетным родителям, которым трудно, забрать ребенка к себе. Это им выгодно, потому что интернаты получают на детей деньги», — объясняет Харченко.

По мнению общественных активистов это ужасная практика. Образование и социализация в интернатах нулевая, дети оттуда выходят не самостоятельными, запуганными и не мотивированными.

Директора детдомов, с которыми общались журналисты depo.ua на условиях анонимности, потому что не хотят себе лишних хлопот, наоборот сетуют на детдома семейного типа, говоря, что туда детей набирают часто для того, чтобы получать на них деньги и иметь помощь по хозяйству. Используют детский труд.

Понятно, что обе стороны заинтересованы, и идеальное развитие событий для ребенка – попасть не в государственный приют или частный, а в настоящую семью, дружную и уютную.

КАК УСЫНОВИТЬ РЕБЕНКА

Усыновить ребенка непросто. Очень много беготни, но не меньше украинцу приходится побегать, чтобы, к примеру, легализовать здание. А это жизнь ребенка. В общем, по нашим подсчетам, процедура может занять около полугода.

Итак, первые шаги.

Собрать следующие документы:

— копия паспорта или иного документа, удостоверяющего личность;

— справка о заработной плате за последние шесть месяцев или копия декларации о доходах за предыдущий календарный год, заверенная органами ГФС;

— копия свидетельства о браке, заключенный в органах регистрации актов гражданского состояния, если заявители находятся в браке;

— заключение о состоянии здоровья каждого заявителя;

— удостоверенное нотариально письменное согласие второго из супругов на усыновление ребенка (если усыновителем ребенка является один из супругов);

— справка о наличии или отсутствии судимости для каждого заявителя, выданная территориальным центром по предоставлению сервисных услуг МВД;

— копия документа, подтверждающего право собственности или пользования жилым помещением.

Обратиться с письменным заявлением в службу по делам детей по месту жительства, чтобы взяли на учет кандидатов в усыновители

Специалисты ССД в 10-дневный срок должны проверить ваши документы и обследовать ваши жилищные условия. Потом ССД составляет вывод, что вы соответствуете нормам, имеете правовые основания для усыновления и вас ставят на учет потенциальных усыновителей.

Далее вы проходите курс подготовки по воспитанию детей (так называемые курсы родителей).

Специалист по усыновлению в вашем районе поможет вам найти ребенка. Вы можете искать и самостоятельно, в том числе, в других областях, обращаясь в районные ССД. Обращаться к директорам интернатов при этом запрещается.

Когда вы выберете ребенка, ССД выдаст вам направление для установления контакта с ребенком. С этим направлением и своими документами вы обращаетесь к ССД по месту пребывания ребенка.

Опять же, со специалистом этого ССД вы впервые посещаете ребенка. В дальнейшем вам позволят общаться уже наедине, чтобы лучше узнать друг друга.

Если все сложилось, надо обратиться к ССД по месту расположения заведения, где проживает ребенок, с заявлением о том, что вы хотите усыновить ребенка.

Орган опеки готовит в 10-дневный срок заключение, изучает, согласен ли ребенок и руководитель органа опеки, где он живет. Затем вы готовите иск в суд об усыновлении, и суд принимает решение об усыновлении.

После этого вы можете забрать дочку или сына домой. Раз в три года к вам будут наведываться проверяющие

Также в службе по делам детей и семьи исполнительного органа Киевского городского совета мы узнали, что:

Граждане, которые проживают в арендованном помещении, могут быть усыновителями, но они должны предоставить договор об аренде жилья.

Усыновить ребенка вы имеете право, если вам уже исполнился 21 год, но при этом в 21 год вы не имеете права взять 15-летнего ребенка – как сообщили, усыновителем может быть лицо, старше ребенка, которого оно желает усыновить, не менее чем на пятнадцать лет

Если женщина или мужчина не в браке, она (он) также имеет право усыновить ребенка.

Не гражданин Украины имеет право усыновить маленького украинца, но только если он старше 5 лет.

Больше новостей о событиях в Украине и мире читайте на Depo.Жизнь

Усыновление ребенка в украине анкеты детей

Имя ребенка Настя
Год рождения 1997
пол Жіноча
Место проживания Донецька область
Код анкети 0030515

Служба у справах дітей Донецької обласної державної адміністрації: (062)304-82-71; (062)304-18-62; (062)304-07-26.

  • droid
  • 14-03-2011, 12:56
  • 14578

Имя ребенка Божена
Год рождения 1995
пол Жіноча
Место проживания Донецька область
Код анкети 0029308

Служба у справах дітей Донецької обласної державної адміністрації: (062)304-82-71; (062)304-18-62; (062)304-07-26.

  • droid
  • 14-03-2011, 12:53
  • 13378

Имя ребенка Христина
Год рождения 1996
пол Жіноча
Место проживания Донецька область
Код анкети 0034549

Служба у справах дітей Донецької обласної державної адміністрації: (062)304-82-71; (062)304-18-62; (062)304-07-26.

  • droid
  • 14-03-2011, 12:51
  • 7458

Имя ребенка Оля
Год рождения 1999
пол Жіноча
Место проживания Донецька область
Код анкети 0031408

Служба у справах дітей Донецької обласної державної адміністрації: (062)304-82-71; (062)304-18-62; (062)304-07-26.

  • droid
  • 14-03-2011, 12:47
  • 6517

Имя ребенка Костя
Год рождения 1997
пол Чоловіча
Место проживания Луганська область
Наявність братів або сестер Олександр, 2001 (0077847)
Код анкети 0077846

Служба у справах дітей Луганської обласної державної адміністрації: (0642)58-58-66; (0642)58-40-92.

  • droid
  • 14-03-2011, 12:40
  • 7031

Имя ребенка Денис
Год рождения 1997
пол Чоловіча
Место проживания Львівська область
Наявність братів або сестер Олег, 1995 (0083431)
Код анкети 0083430

Служба у справах дітей Львівської обласної державної адміністрації: (0322) 35-44-56.

  • droid
  • 14-03-2011, 12:37
  • 3620

Имя ребенка Марія
Год рождения 1994
пол Жіноча
Место проживания Львівська область
Код анкети 0083438

Служба у справах дітей Львівської обласної державної адміністрації: (0322) 35-44-56.

  • droid
  • 14-03-2011, 12:35
  • 2494

Имя ребенка Марта
Год рождения 1994
пол Жіноча
Место проживания Львівська область
Код анкети 0083379

  • droid
  • 14-03-2011, 12:33
  • 2704

Имя ребенка Олег
Год рождения 1995
пол Чоловіча
Место проживания Львівська область
Наявність братів або сестер Денис, 1997 (0083430)
Код анкети 0083431

Служба у справах дітей Львівської обласної державної адміністрації: (0322) 35-44-56.

  • droid
  • 14-03-2011, 12:30
  • 2858

Имя ребенка Василь
Год рождения 1998
пол Чоловіча
Место проживания Львівська область
Код анкети 0083747

«Тетя, вы немножко старенькая»

«ФАКТЫ» поинтересовались у педагогов, психологов и потенциальных родителей, правы ли депутаты, принявшие закон об упразднении максимальной разницы в 45 лет между усыновителями и усыновляемыми детьми

— Я в шоке! — так эмоционально прокомментировала закон кандидатка в усыновительницы 35-летняя Ольга Кулик, которую я встретила в Государственном департаменте по усыновлению и защите прав ребенка Министерства по делам семьи, молодежи и спорта. (Само руководство департамента новый закон почему-то не комментирует). — Разрешать брать младенцев и в пятьдесят, и в шестьдесят — это значит пойти против природы. Женщины не рожают в шестьдесят! Усыновить маленького, через десять лет умереть и оставить ребенка сиротой? По-моему, это преступление.

«Маленьких детей и так мало. А тут еще пенсионеры набегут!»

Ольга от волнения вытирает пот. Она хочет удочерить девочку до трех лет.

— Конкуренция здесь огромная, — хмуро сообщает молодая женщина. — Раньше как было? Тебе 55? Минус 45 (максимально допустимая разница в возрасте. — Авт.), значит, иди бери 10-летнего ребенка. А можешь взять кого-то и постарше. Младше — по правилам нельзя. И вдруг новый закон! Маленьких детей и так мало. А тут еще пенсионеры набегут! Расхватают малышей и что потом будут с ними делать? Имея столько болячек!

Авторы законопроекта — народные депутаты Эдуард Павленко, Петр Цыбенко и Юрий Крук считают: возраст в этом деле не главное. Человек и в 30, и в 40 лет может оказаться не готов к усыновлению по своим моральным или физическим качествам. А вот в 50-60, приобретя жизненный опыт, статус и материальное благополучие, — вполне. К тому же возрастной ценз, который лишал человека старше 45 лет права усыновить новорожденного ребенка, по мнению авторов законопроекта, был дискриминационным.

Вообще-то, данную норму (максимально допустимую разницу в возрасте 45 лет между усыновителем и усыновляемым ребенком) внесли в Семейный кодекс Украины в 2008 году. Говорят, после того, как в аграрных районах страны начали усыновлять детей «пачками», чтобы те работали на приемных родителей в сельских угодьях.

*В семье пенсионерки Тамары Голубятниковой, усыновившей младенца 13 лет назад, есть материальные трудности, но у мамы с сыном Славой любовь и взаимопонимание

— Цифра «45» стала для многих непреодолимым препятствием, — говорит переводчик Георгий Фортуньев, который больше десяти лет выступает доверенным лицом иностранных граждан, усыновляющих детей в Украине. — Супругам, к примеру, пятьдесят пять, одному из усыновляемых братьев 12, а второму восемь. Все! Разница родителей со вторым ребенком в 47 лет делала невозможным усыновление братьев вообще.

Или такая ситуация. Женщине 40, ее мужу 60. Она, по закону, может взять малыша, а ее муж — уже нет. Так иностранцы научились обходить этот закон. Ребенка усыновляла только супруга, потом они приезжали в Америку, где возрастные ограничения отсутствуют, и там уже проходило доусыновление приемным отцом. Наши украинские пары, знаю, тоже выкручивались как могли. Обычно супруги разводились, и женщины усыновляли детей как одинокие мамы.

По словам народного депутата Эдуарда Павленко, именно для ликвидации искусственных препятствий при усыновлении детей и был написан этот закон. Тем не менее Уполномоченный Президента Украины по правам ребенка Юрий Павленко заявил, что новая законодательная норма нарушает права ребенка. Ведь прежняя разница в сорок пять лет сохраняла естественный ход вещей: последовательность поколений, возможность создания условий для получения усыновленными детьми высшего образования, защиту от риска повторного сиротства. Он ссылался на опыт европейских стран, которые ввели более жесткие возрастные ограничения для усыновителей. Например, в Болгарии, Греции, Исландии, Македонии, Венгрии максимальный возраст усыновителя составляет 45 лет, в Нидерландах — 42 года, в Хорватии — 35.

Юрий Павленко посетовал, что теперь шансы детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, старше пяти лет (а таких в Украине из 28 тысяч — 95 процентов) на усыновление значительно уменьшились.

Об этом же говорил и глава Киевской городской службы по делам детей Николай Кулеба.

— Я категорически против таких нововведений, — сказал он. — У нас проблемы с устройством не маленьких детей, а больших. И специалисты, знакомые с детской тематикой, и многие депутаты в сессионном зале были против принятия этого закона.

«Это должны быть красивые, умные, богатые родители с домом и автомобилем»

— Если раньше приходила 50-60-летняя женщина, которой вдруг захотелось реализовать свой материнский инстинкт и взять младенца, у нас были законные основания ей отказать, — продолжает Николай Кулеба. — Теперь этой возможности мы лишены.

Да, такая кандидатка в усыновительницы может хорошо выглядеть и обладать нормальным здоровьем. Но, учитывая то, что уровень жизни сегодня невысокий и многие люди с трудом доживают до 70 лет, совершенно очевидно, что перспективы у детей, которых усыновляют пожилые родители, гораздо хуже, чем у детей с молодыми усыновителями. Да взять хотя бы психологический аспект. Ведь ребенок будет стесняться таких родителей, переживать эмоциональную травму. К тому же он, еще сам не окрепнув, уже будет вынужден заботиться о постаревших и болеющих родителях.

— Но разве детям действительно важно, какого возраста их родители? Особенно если нет никаких? — спрашиваю у 52-летнего директора Криворожской школы-интерната № 9 Александра Кутаева.

— Моему сыну пять лет, — говорит Александр Кутаев. — Он меня обожает. Даже несмотря на то, что в детском саду иногда говорят: «Смотри, вон твой дедушка пришел!» Но это ребенок биологический. У детей-сирот другая психология. Своих родителей они любят безусловно, какими бы те ни были, и очень хотят вернуться в родную семью. А вот приемных. Здесь совсем другая шкала. Включается механизм выживания, и дети в своих анкетах выставляют список требований к усыновителям: «Это должны быть красивые, умные, богатые родители с домом и автомобилем».

— То есть мы заблуждаемся, думая, что детдомовцы с благодарностью примут любого, кто позовет их в семью?

— Еще как. Такие дети по-деловому могут спросить возможных усыновителей, сколько вы получаете, дом у вас или квартира, много ли телевизоров можно купить на вашу зарплату и сколько вам лет. Заметят малейшие морщинки и небрежность в одежде, а если вы им не понравитесь физически, могут даже не подойти.

Однажды к одному из моих шестилетних воспитанников приехала 46-летняя усыновительница. Ребенок принял подарки, съел все конфеты, посидел у потенциальной мамы на коленях, а потом cказал: «Тетя, вы. немножко старенькая!» Разница в возрасте у них, между прочим, была еще не критическая — 40 лет. Поэтому усыновители должны знать: дети тянутся к молодым усыновителям, так же, как и к молодым воспитателям. Кстати, и поэтому тоже нужно не откладывать усыновление «на потом».

— Сегодня усыновители пенсионного возраста должны быть готовы к тому, что могут быть отвергнуты «более молодыми» детьми, которые стали доступны им по новому закону, — делится своими мыслями директор одного из детдомов Запорожской области (фамилию она попросила не называть). — Если это не младенцы, конечно. Сироты абсолютно спокойно отказывают усыновителям, которые не соответствуют их мечтам.

Мы это уже проходили — было время, когда ограничений по возрасту в кодексе не было. К нашему семилетнему воспитаннику приехали 60-летние усыновители из Италии. Мальчик хотел активного общения, а они устало сидели в беседке, вытянув ноги. В итоге ребенок отказался с ними ехать. Потом стало известно: усыновители вернулись на родину, и буквально через несколько дней потенциальный папа умер. То есть дитя могло осиротеть дважды!

Поэтому прежний закон, где существовала норма в 45 лет, максимально точно отражал и настроения детей, и риски, связанные с усыновлением сирот людьми старшего возраста.

«Если мужчина в 70 лет может зачать ребенка, почему мы должны отказывать в усыновлении младенца 60-летнему?»

А вот директор Бучанской специализированной школы-интерната в Киевской области Михаил Наконечный, отец четверых детей и дед пяти внуков, убежден: важен не так возраст, как «качественное» состояние кандидата в усыновители.

— Если мужчина в 70 лет может зачать ребенка, то почему мы должны отказывать в усыновлении младенца 60-летнему? — недоумевает Михаил Петрович. — Если мужчина здоров — физически, психологически и морально, почему нет? Ну что это был за подход, лишающий мужчин и женщин старшего возраста счастья воспитывать усыновленного ребенка с пеленок? Так мы дойдем до того, что запретим инвалидам рожать, а некрасивым людям вообще ходить по улицам.

Михаил Петрович считает, что для усыновителей возраст 50-60 лет как раз огромный плюс. Ведь легкомысленные, душевно незрелые люди утруждать себя усыновлением не будут.

— Новая законодательная норма — вполне здравое решение, которое, на мой взгляд, увеличит количество усыновлений, — считает переводчик Георгий Фортуньев. — Она несет много позитивного. Но и негативного тоже, ведь в усыновители могут попасть и случайные люди. Это существенно усложнит жизнь служб по делам детей. В Украине, к сожалению, нет таких институтов или агентств, которые играли бы роль фильтров на пути к усыновлению. Социальные службы принимают решение «на глазок». В отличие, скажем, от Америки, где в специальных агентствах кандидаты проходят тщательное предварительное тестирование, которое может растянуться на долгие месяцы.

— С украинскими усыновлениями понятно. После принятия нового закона прогнозируется резкий крен в сторону усыновления детей до пяти лет. А как отразится новая норма на иностранных усыновлениях?

— Положительно! В апреле 2011 года Верховная Рада запретила иностранцам усыновлять украинских детей младше пяти лет. Хорошо. Иностранцы переориентировались на детей старше пяти. Но 55-60-летние родители, учитывая прежнюю норму — разницу в возрасте не больше 45 лет, могли взять только 10-15-летних детей. Теперь они могут усыновлять уже ВСЕХ детей старше пяти лет. И сделают это с радостью. Лишь бы предлагали. Ведь в интернатах есть прекрасные дети. Но гражданам других стран их не показывают. Берегут для своих. А свои почему-то не приходят.

— Я могу понять противников нового закона: они беспокоятся о детях-школьниках, которых раньше хоть усыновляли родители зрелого возраста, — говорит психолог, доцент Киевского национального университета имени Шевченко, член Европейской Ассоциации психотерапии Инна Дидковская. — Но если человек не хочет усыновлять ребенка старше пяти лет, а закон обязывает это делать и у приемного родителя нет выбора, будет ли он потом любить своего приемного сына или дочь? Возможно ли вообще законодательно регулировать такие тонкие материи? Или для начала лучше изменить менталитет украинцев, которые все как один стремятся взять сироту до трех — пяти лет?

Об этом же говорил и Уполномоченный Президента Украины по правам ребенка Юрий Павленко, отметивший, что в Украине необходимо формировать культуру усыновления сирот старшего возраста, а не создавать ажиотажные очереди для усыновления младенцев.

Заканчивая статью, я вспомнила два положительных эпизода «возрастного» усыновления. За историей 76-летней херсонской пенсионерки Тамары Голубятниковой, усыновившей младенца, «ФАКТЫ» следят уже 11 лет. В семье есть материальные трудности, но у мамы с сыном любовь и взаимопонимание. История 80-летней Эльвины Войцеховской из Белой Церкви, удочерившей семилетнюю девочку, тоже долгие годы не сходила со страниц украинских газет.

«Вот что я вам скажу, — говорила Эльвина Войцеховская в одном из интервью. — Старики умирают, а дети растут. Чем старше детки становятся, тем меньше у них возможностей обрести семью. Поторопитесь спасти и тех, кто стареет, и тех, кто ждет родителей. Расскажите всем, как мы счастливы. »

Личный опыт: Усыновление ребенка

80000 человек – это население города Кристианстад в Швеции. Это количество людей, проживающих в Мукачево. Это ровно половина жителей города Мелитополь. И это количество детей в Украине, у которых нет семьи. Детей, которые по разным причинам живут в детских домах и приютах. Это один из самых высоких показателей в Европе. И от этого опускаются руки.

Мы поговорили с Валентиной Ивановной — женщиной, которая усыновила мальчика и может рассказать обо этом честно.— С чего все началось?

— Еще когда я училась в институте, то принимала участие в акции по работе с трудными подростками – мы, вместе с отрядом милиции, патрулировали по вечерам. Я об этом забыла лет на 15, но очевидно – желание чем-то помочь у меня не просто так возникло из ниоткуда. Я всегда хотела помогать.

— Как нашелся повод?

— В 2010 году мы с семьей попали в Тернополь. На Западной Украине все по-другому – там очень много людей помогает детям-сиротам, это тема на слуху и благодаря этому, возможно, со временем начинаешь больше задумываться о проблеме. Поэтому когда я чисто случайно увидела объявление в газете о том, что можно подарить ребенку из детдома праздник в домашней атмосфере – то заинтересовалась и узнала, что существует фонд, организованный бывшими воспитанниками интернатов, которые помогают сиротам. И я туда обратилась.

— Речь шла о том, чтобы забрать ребенка из детдома домой на праздники?

— Да, на несколько дней. Я заполнила анкету и начала ждать. Есть один минус подобных акций – кто-то делает это для того, чтобы реально помочь, а кто-то для того, чтобы рассказать об этом и повысить свой статус. Очень многие пишут о такой практике, показывают фотографии. Для меня речь шла даже не о том, чтобы подарить ребенку что-то ценное, а показать, как все происходит дома.— Фонд организовали выходцы из интернатов – какие они?

— Меня очень удивили эти дети, молодые люди. Мало того, что они все сироты, так еще и с физическими недостатками. Психологически это было очень сложно для меня. Я поняла, какая огромная пропасть между детьми из семей и интернатов. Ребята из детдомов не адаптированы ни к чему реальному, они не знают, как жить в социуме. Дети часто психически, психологически сломлены. В среде детского дома своя борьба и своя не очень красивая жизнь. Это свои правила, отличные от общественных. Бывает, дети попадают в семью, а потом их возвращают обратно – это еще хуже. Хорошо, если есть внутренний стержень и какие-то духовные силы с этим справиться. Но очень многие не могут, и это выливается в наркоманию, проституцию, преступность.

— 8 сентября был принят законопроект о наставничестве. Проблема адаптации детей из интернатов вышла, наконец, на государственный уровень. Теперь каждый взрослый человек может стать наставником для подростка из детдома, помочь ему влиться в общество. Вы думали о чем-то подобном?

— Я не знала, что есть уже такая инициатива. Да, я хотела взять над ребенком шефство. Я сама воспитала двоих детей и до сих пор они имеют опору и поддержку. А дети из детдома вообще не имеют никакой поддержки, поэтому моя основная цель участия в этой акции была помощь этому ребенку в будущем. Не усыновить, а помочь с адаптацией потом, помочь с выбором института, например.— У вас получилось это сделать?

— Честно говоря, нет, я пожалела о своем энтузиазме. Дети из детдома в каждой семье видят надежду. Мы взяли мальчика 12 лет на период каких-то затяжных праздников, 6 дней. Нужно сказать, что дети цепляются руками и ногами за каждый шанс – и если для одних детей это просто возможность получить подарки, то для других – остаться в семье. Они очень хорошие психологи – просто гении психологии. И вот этот мальчик, которого мы взяли, Юра, — он старался стать незаменимым за эти дни. Это не то, что правая рука – это правая нога и вообще вместо меня все мог делать. Мы ходили гулять, а он рассказывал – вот в этом доме меня брала семья, в том доме – другая. Он рассказывал, что одна семья подарила ему футбольную форму, другая – мяч. У меня он попросил мобильный телефон. Мы общались с нашими родственниками, моими коллегами, ходили на каток – я старалась показать ему всего и побольше. Но когда прошло 6 дней, я очень хотела, чтобы он уже уехал. Я устала от назойливости, хоть это, возможно, звучит жестоко. После он постоянно всем звонил и давил на жалость – меня побили, у меня забрали телефон, а когда вы меня заберете и так далее. И я поняла, почему одних детей постоянно берет одна и та же семья, а вот Юра все время по разным семьям ходил. Где-то полгода я отходила от этого опыта и уже на Рождество не думала брать никакого ребенка на праздники.

— Но что-то произошло потом…

— Да, мне перезвонили из той же организации и сообщили, что есть ребенок на усыновление. Когда я заполняла документы, то упоминала, что хотела бы взять ребенка, и вот он появился. Этот ребенок был пока в приюте – первое учреждение, куда дети попадают из семьи, до того, как они переходят в детдом. Мальчику было 4 года – я подумала, что 4 года это как-то адекватнее, чем 12, и пришла.

— Вы смогли пообщаться с ребенком?

— Вообще, в приют никого не пускают, но так как мы помогали вещами, подарками и материально, то я туда попала и увидела этого ребенка. По развитию ребенок не умел того, что делают дети в 4 года. Он попал из семьи, где мама пила, а папа отказался от ребенка еще в момент беременности. С ним никто не занимался и даже не разговаривал.— Вы сразу поняли, что хотите его забрать?

— Когда я пришла во второй раз, он был болен. Я обратилась к директору, чтобы помочь лечить ребенка, ведь я понимаю – на двух нянечек такое количество детей, никакого ухода быть не могло. Директор сказал, что если я и дальше планирую заниматься этим ребенком, то нужно написать заявление на опеку на тот период, пока будут готовиться документы. Так я и сделала.

— Сколько времени уходит на подготовку документов?

— С того дня и до решения суда – прошло полгода. Это не просто – взять ребенка. Нужно пройти курсы, сдать анализы, доказать, что мы можем ребенка содержать, плюс возраст – после 45 лет уже поздновато. Вроде бы никто и не препятствует, но оформить все сложно. Если это усыновление – то семья получает одноразовую помощь и все. Социальные работники потом должны раз в год приезжать и проверять, как живет ребенок. Но за 5 лет к нам никто еще не приехал. Опекуны – это люди, которые каждый месяц получают материальную помощь и государство контролирует распределение этих денег. Первое время мы оформили опекунство, и я каждые две недели писала отчеты, к нам приезжали соцработники и проверяли.

— То есть, вы не думали сразу усыновлять ребенка, а планировали его опекать?

— Причина, почему я оформляла опекунство сначала – я до последнего надеялась, что его мама возьмет себя в руки. Я общалась с ее духовным отцом и со всеми знакомыми – она была хорошим человеком, но после рождения сына не смогла справиться с алкоголизмом.

— Как вы решились на усыновление?

— Когда мы переезжали в Киев, наши документы на опекунство не хотели принимать. Этот процесс длился очень долго, мы устали и поняли, что не хотим иметь с этим больше дела, хоть и получали на то время от 2500 до 3000 грн. Это были нужные деньги, но мы решили оформить усыновление и не иметь больше дела с бюрократией.

— Как вел себя ребенок, когда вы его забрали?

— Женя часто вспоминал маму. Когда мы забирали его, он уже три месяца находился в приюте. Он постоянно плакал. Первые две недели я была в отчаянии. Было очень сложно. Но я понимала, что это ребенок, а я взрослый человек. И у меня должно получиться.

— Вы сразу же начали его развивать?

— Женя не знал элементарных вещей. Он не знал даже, что такое шкаф. Ел груши с огорода, когда был голоден. У него была не жизнь, а выживание. Но за период с 4 до 6 лет он полностью догнал своих сверстников в развитии.— Вам не было страшно столкнуться с какими-то трудными качествами в ребенке?

— У таких детей очень развита ложь во благо. Нужно проверять абсолютно каждое слово. Женя у нас уже 5 лет, но все еще нужно быть очень внимательным. Пока не сформируется характер, нужно постоянно быть начеку. Эти дети не понимают, что такое доверие. Если ты делаешь вид, что доверяешь, они это воспринимают как сигнал о том, что нужно что-то сделать исподтишка.

— Например, дома начали вещи исчезать. Не те вещи, которыми постоянно пользуешься, а какие-то незаметные. Например, второй комплект ключей от машины, румяна, печать, карточка, ручки, блокноты. Дети часто хотят посмотреть на вещи взрослых, но обычные дети смотрят и кладут на место, а Женя все это спрятал и создал свой мир, о котором он мечтал. Мир, где у него есть машина и деньги на карточке, есть печать. То есть, мотивы здесь не злые и не преступные, но такое случается. И ситуация, пусть не в такой степени, но повторяется. Есть еще проблема – он никогда в жизни не признается, если что-то сделал не так.

— Сейчас он вспоминает о своей прошлой жизни?

— Я не очень хорошо помню, что со мной происходило до 4 лет. А Женя – очень четко. Я его однажды спрашивала, хотел бы он вернуться в тот время и увидеть маму. Сказал, что нет, но он бы хотел забрать своего робота. Однажды он сказал: «То была моя прошлая жизнь, я не хочу о ней вспоминать». Его мама умерла в прошлом году. Но я думаю, что мы все-таки поедем, и я покажу ему дом, где он жил когда-то. Даже если бы он принял решение помогать матери – я бы его не осудила.— Сейчас вы относитесь к нему, как к родному сыну?

— Очень многие и не знают, что это приемный ребенок, но он на нас даже похож. Но я вкладываю в него все то же, что когда-то вложила в собственных детей. Единственное отличие, которое я замечаю — когда я смотрю на то, что делают мои дети – вспоминаю себя в их возрасте, а когда смотрю на Женю – вспоминаю то, что знаю о его матери.

— Многие семьи берут несколько детей из детдомов. Исходя из вашего опыта – смогли бы вы взять еще одного ребенка?

— Я бы могла усыновить еще одного ребенка, но вложила бы в него уже в 6 раз меньше. Это очень большая ответственность. И оглядываясь назад, я понимаю, насколько было тяжело. Чужих детей, увы, воспитывать намного сложнее, чем своих. Но это более, чем реально.

Усыновление ребенка в украине анкеты детей