Военная подготовка в москве 2014

Военная подготовка

  • Главная
  • /
  • Студентам
  • /
  • Военная подготовка

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

  • Факультет военного обучения является структурным учебным подразделением МГУ имени М.В. Ломоносова и осуществляет обучение граждан России по программе военной подготовки офицеров запаса по 10 военно-учетным специальностям в процессе их обучения в университете по основной образовательной программе.
  • Военная подготовка проводится в течение пяти семестров и состоит из теоретического и практического курсов обучения в университете (450 часов аудиторных занятий) и учебного сбора в войсках (144 часа учебного времени).
  • Допуск граждан к военной подготовке на факультете военного обучения, осуществляется по конкурсному отбору, который включает:

— предварительный отбор (проводится в октябре – ноябре года, предшествующего началу военной подготовки);

— основной отбор (проводится в декабре года, предшествующего началу военной подготовки).

  • В качестве кандидатов для конкурсного отбора рассматриваются граждане РФ в возрасте до 30 лет, обучающиеся по очной форме обучения в МГУ, состоящие на воинском учете и отвечающие всем требованиям, установленным для граждан, поступающих на военную службу по контракту.
  • Предварительный отбор начинается на факультете, осуществляющем обучение по основной образовательной программе, где формируются списки граждан, способных в процессе освоения основной образовательной программы пройти обучение по программе военной подготовки офицеров запаса и имеющих по результатам двух последних семестров средний балл освоения дисциплин основной образовательной программы 3,5 и выше (утверждаются деканом факультета).
  • Граждане, допущенные деканатом основного факультета для участия в конкурсном отборе, по направлению начальника военной кафедры проходят медицинское освидетельствование военно-врачебной комиссией и профессиональный психологический отбор в военном комиссариате по месту воинского учета.
  • Основной отбор проводится конкурсной комиссией Министерства обороны РФ в ходе, которого изучаются результаты предварительного отбора кандидатов, уровень их образовательной и физической подготовленности, а также степени мотивации к военной службе.

К основному отбору допускаются кандидаты:

— признанные военно-врачебными комиссиями военных комиссариатов годными к военной службе или годными к военной службе с незначительными ограничениями;

— прошедшие профессиональный психологический отбор с результатами первой, второй и третьей категорией профессиональной пригодности;

— допущенные контрольными органами к сведениям, составляющим государственную тайну.

  • Уровень физической подготовленности кандидатов проверяется и оценивается специалистами по физическому воспитанию и спорту университета.
  • Преимущественным правом при прохождении основного отбора при прочих равных условиях пользуются кандидаты из числа:

— детей, оставшихся без попечения родителей;

— членов семей военнослужащих;

— граждан, прошедших военную службу по призыву.

  • Граждане, прошедшие конкурсный отбор, заключают с Министерством обороны РФ договор об обучении по программе военной подготовки офицеров запаса и приказом ректора допускаются к военной подготовке.

ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА НА ФМП

  • Изъявившие желание обучаться на факультете военной подготовки должны до 10 октября подать в учебную часть факультета заявление на имя ректора о допуске к участию в конкурсном отборе. В заявлении указывается Ф.И.О., дата рождения, курс, учебная группа, специальность, военный комиссариат, где состоит на воинском учете и адрес места жительства.
  • Ежегодно в среднем 25-35 студентов ФМП рекомендуются для обучения на факультете военной подготовки.
  • Они проходят обучение по военно-учетной специальности 093500 – «Организация психологической борьбы».
  • Обучение начинается с 3 семестра 2 курса и проходит в течение 2,5 лет.

Студентам, окончившим университет и прошедшим полный курс военной подготовки, учебный сбор и итоговую аттестацию по военной подготовке, в установленном порядке присваивается воинское звание офицера при зачислении в запас.

Образование

В соответствии с Федеральным законом 2014 года № 246-ФЗ с сентября 2014 г. на военных кафедрах при гражданских вузах организовано обучение граждан по программам военной подготовки сержантов и солдат запаса.

Замысел системы военной подготовки студентов – предоставить молодым людям, получающим высшее образование в вузах страны, право самостоятельно выбрать один из способов исполнения конституционного долга по защите Отечества.

Для предоставления возможности максимальному количеству граждан участвовать в данном виде военной подготовки Минобороны России проводится работа по расширению географии указанной подготовки студентов.

Военное обучение студентов вузов, при которых военных кафедр не имеется, проводится в качестве эксперимента в высшем военно-учебном заведении и на военной кафедре другого вуза;

В настоящее время (с апреля по сентябрь 2016 г.) Минобороны России со студентами, завершающими обучение по программам военной подготовки сержантов и солдат запаса, проводятся первые учебные сборы (продолжительностью 30 дней). По завершении сборов проводится государственная итоговая аттестация обучаемых и их приведение к Военной присяге. При зачислении в запас студентам присваиваются воинские звания «сержант» и «рядовой»

Все за сегодня

Война и ВПК

Мультимедиа

В российских школах возобновляют военную подготовку

Попытки возродить всеобщее военное обучение советской эпохи в школах отражает общенациональную ностальгию по тем временам, когда военный патриотизм был главной составляющей российской идентичности

Москва — Обычные российские школьники — они подначивают друг друга, хихикают, смотрят в экраны своих смартфонов, и в то же время бросают взволнованные взгляды в сторону ветеранов в военной форме, которые будут ставить им оценки, сидя неподалеку на сцене. Затем, по команде сержанта-инструктора по строевой подготовке (их одноклассника), они выстраиваются, производят расчет и энергично маршируют аккуратными шеренгами, распевая советские строевые песни.

Такие состязания по военной строевой подготовке, когда-то являвшиеся неотъемлемой частью советской школьной программы, вновь проводятся в российских школах, таких, как московская школа номер 1465. В прошлом месяце она впервые устроила смотр строя и песни с участием 10-ти школьных отрядов, одетых в одинаковую форму на манер военной, которые состязались за награды, врученные победителям улыбающимися ветеранами войны.

Хотя все это выглядело весьма благонравно, такие состязания стали неотъемлемой частью неоднозначных усилий по возрождению в российских школах всеобщей кадетской подготовки, которая существовала в советские времена. Данные усилия всецело поддерживает Русская православная церковь, которая после многолетнего упадка сегодня вновь играет очень заметную и важную роль в России.

Такое возрождение военной подготовки активно осуществляется по всей стране. Ее сторонники, такие как директор школы 1465 Артур Луцишин, утверждают, что российскому обществу надо устранить разрыв с армией, возникший после распада Советского Союза. По его словам, цель не в том, чтобы готовить детей к войне, а в создании здоровой связи между российским населением и его вооруженными силами, а также в восстановлении престижа воинской службы.

«Мы пытаемся сделать из этих детей не солдат, а просто хороших граждан, любящих свою страну, — говорит Луцишин. — Последние 15 лет или около того мы постепенно возвращаем себе понимание того, что у нас великая страна. Не страна, проигравшая в холодной войне, а страна, равная всем остальным. Это очень хорошо, что наше государство уделяет больше внимания патриотическому воспитанию».

Военно-патриотическое воспитание

Эта мысль вторична для судьи соревнований капитана первого ранга в отставке Александра Косева (так в тексте, фамилия судьи Косов — прим. пер.), который много лет прослужил в советском военно-морском флоте. По его словам, он в своем преклонном возрасте с гордостью наблюдает за тем, как российская армия ставит в тупик Запад своими грамотными и умелыми действиями в Крыму и в Сирии. И он с удовольствием судит этот первый для него строевой смотр.

«Это помогает готовить детей к жизни, — говорит ветеран. — Это физическая подготовка, она делает их сильнее, увереннее в себе».

Критики утверждают, что эмоциональным мерилом, лежащим в основе кадетского движения, является ностальгия по СССР, ставшая результатом напряженности в отношениях с Западом и экономических неурядиц внутри страны. Но такая тоска по прошлому это не самое лучшее, говорит независимый военный эксперт Александр Гольц.

«СССР был особой страной, в которой идея патриотизма была прочно связана с военной подготовкой. Нельзя стать патриотом, если не знаешь, как стрелять из автомата Калашникова, — рассказывает он. — В путинскую эпоху мы увидели полное возрождение такого военно-патриотического воспитания».

«Цель состоит в том, чтобы сделать его всеобщим, для всех», — добавляет Гольц.

Жизнь российского солдата

Капитан первого ранга Косев и другие говорят, что российские вооруженные силы прошли через суровые испытания после распада Советского Союза, и что их невзгоды стали отражением краха общества и утраты национальной гордости.

Поражение хваленой Советской Армии в Афганистане, которое она потерпела от пользовавшихся американской поддержкой моджахедов, стало первым из многих ударов, пришедшихся на 1980-е и 1990-е годы. Они ускорили утрату веры в спотыкавшееся советское государство и в возникшую впоследствии российскую армию. Что еще хуже, новая армия оказалась втянутой в политические конфликты на закате СССР. Она участвовала в провальной попытке ГКЧП захватить власть в 1991 году, а затем в 1993-м в обстреле мятежного российского парламента по приказу тогдашнего президента Бориса Ельцина.

«Это полностью подорвало репутацию новой российской армии в обществе, когда ее первой военной победой стала победа над собственным парламентом», — говорит военный ветеран Виктор Баранец, 33 года прослуживший в рядах вооруженных сил, а в 1990-е годы занимавший должность официального представителя Министерства обороны.

«Рейтинг армии в те дни был как никогда низок, — отмечает Баранец, ныне работающий военным обозревателем в „Комсомольской правде“. — Когда мы выходили на улицы Москвы в форме, над нами насмехались, нас высмеивали, даже забрасывали яйцами и помидорами. Ситуация настолько ухудшилась, что мы получили приказ приходить на службу в гражданской одежде. А денежное довольствие у офицера было как у уборщицы».

Жизнь у сотен тысяч молодых людей, которых призывали в российскую армию обычно на три года, была намного хуже. В этой обветшавшей, слабо финансируемой развалине, слабо напоминавшей былую Советскую Армию, солдаты часто недоедали, постоянно подвергались физическим издевательствам, которые называли дедовщиной, а коррумпированные генералы использовали их как дешевую рабочую силу. Еще несколько лет назад дезертирство было настоящей эпидемией в российской армии, а уклонение от призыва превратилось практически в норму.

Военная гордость

Ситуация начала меняться после войны России с соседней Чечней в 2008 году, которая хоть и принесла Москве победу, но выявила серьезнейшие недостатки и изъяны в армии. Были проведены масштабные реформы, оптимизировавшие вооруженные силы и сделавшие их профессиональными. Призыв был сокращен до одного года, офицерам подняли денежное довольствие, стали давать квартиры, и по мнению многих, дисциплина в армии намного улучшилась.

«Все больше и больше молодых людей начинают понимать, что военная карьера является хорошим выбором», — говорит президент Академии военных наук Махмут Гареев. Но несмотря на рост патриотических настроений, добавляет он, «200 тысяч молодых людей по-прежнему уклоняются от военной службы».

Что самое важное, российские военные начали одерживать победы — сначала в Чечне, затем в Грузии, после этого в Крыму, а теперь и в Сирии. Согласно опросам общественного мнения, на которые ссылается военный эксперт Баранец, доверие общества к российским вооруженным силам выросло с 12% в начале 1990-х до 86% сегодня.

Расистские мотивы резни в Тролльхеттане

Школа: три темы, о которых спорят больше всего

Вы говорите по-немецки?

Der Spiegel 31.08.2015
Трудно судить о реакции общества на возрождение программ всеобщей кадетской подготовки в школах, но предложение губернатора центральной Тульской области о введении данной системы нашло поддержку у 90% респондентов, участвовавших в организованных местными СМИ опросах. Об этом сообщило государственное информационное агентство «РИА Новости».

Критик Гольц утверждает, что возвращение военно-патриотического воспитания в школы имеет целью не только физическую подготовку молодежи и возрождение гордости за страну. По его словам, она должна стать основой российского общества.

«Есть старый анекдот. Почему солдаты поднимаются по карьерной лестнице? Потому что никому не разрешают уйти с нее. Это своего рода насаждение единства для всей страны, означающее, что несогласные автоматически превращаются во врагов, — говорит Гольц. — Это также означает, что в оправдание всего этого у нас постоянно должны быть внешние враги. И вот так, шаг за шагом, маршируя в ногу, мы возвращаемся в осажденную крепость».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Сергей Шойгу предложил президенту повысить мобилизационные навыки губернаторов и мэров

Министр обороны России Сергей Шойгу предложил президенту Владимиру Путину обязать руководителей регионов проходить обязательную подготовку в Академии Генштаба. Собеседник «Ъ» в Минобороны пояснил, что губернаторам предстоит освоить «минимальные азы» управления регионом в момент мобилизации на случай войны: при этом речь идет исключительно о теоретической подготовке. Сами губернаторы и мэры готовы учиться военному ремеслу, поскольку «военно-политическая ситуация» в мире «не оставляет вопросов», для чего это нужно. Эксперты поясняют, что Сергей Шойгу действует в соответствии с «планом обороны страны, который утвержден президентом».

Сергей Шойгу на совещании по вопросам оборонно-промышленного комплекса предложил президенту обязать губернаторов и мэров проходить обязательную двухнедельную подготовку в Академии Генштаба по управлению субъектом в момент мобилизации. «Это же касается и федеральных органов исполнительной власти»,— добавил он. Эту обязанность для губернаторов и мэров господин Шойгу предложил закрепить поправками к закону или указом президента.

Поводом для инициативы министра обороны стали результаты сентябрьских учений «Восток-2014» (проходили в 13 регионах). Тогда господин Шойгу пожаловался на сахалинского губернатора Александра Хорошавина, заявив, что он «проявил неготовность к работе в условиях военного времени» и не сумел обеспечить своевременный призыв запасников (см. «Ъ» от 24 сентября). По словам источника «Ъ» в Генштабе, среди проштрафившихся был не один губернатор: «Региональные власти зачастую не осознают важности военных учений, предпочитая спускать поступающие указания (Минобороны.— «Ъ») на тормозах, поскольку просто не знают, что и как делать».

Собеседник «Ъ» пояснил, что в академии Генштаба губернаторам и мэрам предстоит освоить «минимальные азы» управления регионом в момент мобилизации на случай войны, при этом речь идет о теоретической подготовке, на практике эти знания будут отрабатываться во время военных учений. Глава комитета Госдумы по обороне Владимир Комоедов (КПРФ) назвал предложение министра обороны «мудрым и совершенно правильным»: «Россия не Швейцария и не Франция. Это громадная страна». По его словам, «есть мобилизационные задания для территорий, для промышленности». И главы субъектов, среди которых «много молодых», должны «знать, как распорядиться этим ресурсом».

Президент проконтролировал восточные учения с юга

Глава Ненецкого автономного округа Игорь Кошин инициативу Минобороны объяснил «необходимостью прийти к единой сбалансированной позиции по всем внешним факторам, угрожающим безопасности страны». Он считает важным такую учебу, учитывая «геополитические интересы страны и то, что главы субъектов разделяют ответственность вместе с президентом за сохранение позиций РФ на международном уровне». «Приказы не обсуждаются, они исполняются, тем более что Калининградская область — форпост России,— заявил «Ъ» калининградский губернатор Николай Цуканов.— Главы регионов в случаях обострений несут определенную ответственность. Если закрепить ее получением дополнительных знаний, это только пойдет на пользу». Избранный 9 октября главой Севастополя вице-адмирал запаса Сергей Меняйло сказал «Ъ», что, будучи на военной службе, он сам «организовывал такие курсы» для чиновников. Несмотря на то что у него «много опыта в этой сфере», губернатор готов «обновить знания», «если президент посчитает, что это необходимо».

«Если президент примет такое решение, Александр Худилайнен адекватно на него отреагирует. Он выпускник Военно-механического института и внимательно относится к предложениям в военно-организационной сфере»,— заявил «Ъ» советник главы Карелии, бывший заместитель командующего федеральными силами на Северном Кавказе полковник запаса Борис Подопригора. Он считает, что направлять губернаторов в военную академию нужно обязательно. По мнению господина Подопригоры, «касающаяся России военно-политическая ситуация в Восточной Европе, на Украине и в Молдове, события в натовском блоке не оставляют вопросов, для чего нам сейчас так сильно укреплять мобилизационные силы». Ставропольский губернатор Владимир Владимиров считает, что военная подготовка нужна главам «вне зависимости от текущей повестки». «Ставрополье — регион стратегический, южный форпост РФ. В нашем активе традиции казачества, патриотическое воспитание. Это позволило краю уже трижды стать победителем конкурса Минобороны по призыву»,— говорит он.

В свою очередь, глава администрации губернатора Санкт-Петербурга генерал-майор Александр Говорунов на вопрос «Ъ», нужна ли подготовка в Генштабе губернатору генерал-лейтенанту Георгию Полтавченко, отметил, что «нет предела усовершенствованию». «Есть железное правило: если хочешь жить в мире, нужно уметь защищать свою страну»,— заявил «Ъ» архангельский губернатор Игорь Орлов. По его словам, «в бумажной текучке сложно изучить правила, набор действий мобилизации, а спецобучение позволит это сделать».

Ряд губернаторов заявили «Ъ», что постоянно находятся в боевой готовности. Так, калининградское правительство и депутаты облдумы ежегодно в полном составе проходят военные сборы, учатся управлять военной техникой. Господин Говорунов сообщил «Ъ», что в Санкт-Петербурге проверяется система оповещения, «поддерживаются в рабочем состоянии громкоговорители на улицах и в полной готовности места для управления городом вне Смольного, отрабатывается взаимодействие всех служб, имитирующее боевые тренировки».

Как импорт выводят из обороны

Орловский губернатор Вадим Потомский заявил «Ъ», что имеет «базовое военное образование», но дополнительная подготовка «никогда не будет лишней»: «Я бы хотел вспомнить зенитно-ракетные комплексы, которые когда-то знал на отлично». Не против дополнительной подготовки и мэр Воронежа Александр Гусев. Он напомнил «Ъ», что в 2010 году координировал борьбу с лесными пожарами в регионе. Глава Элисты Вячеслав Намруев сказал «Ъ», что «внешнеполитическая ситуация сегодня настолько серьезна, что мобилизация необходима, особенно для высшего политсостава». «В Российской армии совершенно новое вооружение. А нам надо знать, сколько большегрузных машин для перевозок мы можем выделить, сколько бульдозеров»,— говорит он. «Мэры должны быть готовы ко всему, поэтому я бы стопроцентно нашла в такой учебе что-то полезное»,— заявила «Ъ» мэр Петрозаводска Галина Ширшина.

Сергей Шойгу действует в соответствии с «планом обороны страны, который утвержден президентом в 2013 году», сказал «Ъ» эксперт Центра военно-политических исследований Виктор Мураховский. План «касается не только военного ведомства, но и еще около 50 госструктур, включая местные администрации», которые несут нагрузку в мобилизационных мероприятиях «на случай войны». Но нынешние управленцы, по словам эксперта, «не имеют об этом даже теоретических представлений». В отличие от советских времен, специальный курс о «мобилизационной подготовке» сейчас не предусмотрен «ни в Академии госслужбы, ни в иных учебных заведениях, которые готовят кадры управленческого звена». Этот пробел, по мнению господина Мураховского, восполнят «курсы в академии Генштаба».

Господин Шойгу вчера также заявил о необходимости вернуть в правила строительства и ремонта автодорог нормы об оборудовании площадок «для их применения в особый период в качестве военных аэродромов». Министр отметил, что сейчас есть необходимость их вернуть.

Как избежать военных сборов, если вы старшеклассник

В старших классах советских школ существовал предмет НВП — начальная военная подготовка. Школьники и школьницы собирали и разбирали автоматы, учились перевязывать раненых, маршировать и надевать противогаз. А мальчиков еще и отправляли на сборы.

В 1990-х годах фрагменты НВП перекочевали в состав ОБЖ, причем в наследство ОБЖ достались и преподаватели НВП — вышедшие в отставку военные. Шло время, издавались и дополнялись приказы об организации школьного образования, но пункт о военных сборах для старшеклассников так или иначе сохранился. Необходимость и обязательность их, впрочем, не раз ставилась под сомнение. Поводом для дискуссий, как правило, становились несчастные случаи на сборах.

Сейчас многим десятиклассникам и их ровесникам, которые учатся в колледжах, приходится участвовать в военных сборах. Правозащитники говорят, что первые задокументированные случаи отказа от сборов по убеждениям появились более двух лет назад, но вопрос о том, как на законных основаниях избежать этого мероприятия, волновал граждан РФ и раньше. «Афиша Daily» решила узнать, как проходят военные сборы в школе, можно ли от них отказаться и какие у такого решения бывают последствия.

Планировалось, что мы будем проходить военные сборы в конце мая 2016 года вместо последней учебной недели десятого класса. Нас информировали о сборах за пару недель. К тому времени у меня уже сложились четкие антимилитаристские убеждения, поэтому я знал, что на сборы не пойду. Если бы мне не удалось решить этот вопрос законным путем, я бы нашел способ избежать их (заболеть, например, или не пойти и получить два по ОБЖ). А не пошел я, потому что считаю ужасным, что уже в школе происходит милитаризация, по сути, еще детей. Также я убежден в высшей ценности человеческой жизни, следовательно, я никогда не смогу убить. Помимо прочего, я противник вертикальной системы: считаю неприемлемым то, что я должен беспрекословно выполнять чьи-то приказы, служить кому-то. Мне это кажется унизительным. Сборы призваны не столько научить основам обороны и физически подготовить юношей к службе в армии, сколько воспитать их «военно-патриотически», показать военную службу в положительном ключе. Что-то похожее и написано в Инструкции, в соответствии с которой проводятся сборы.

Когда я стал искать информацию о том, как не идти на сборы, я наткнулся на статью правозащитницы Елены Поповой в ЖЖ, где был образец заявления об отказе. Заявление я подал в конце апреля. В этот же день у меня состоялась беседа с завучем: я ей рассказал, что в будущем буду подавать заявление на альтернативную гражданскую службу. Завуч убеждала меня, что мне нужно будет доказать свои убеждения, рассказывала, как долго будет проходить альтернативная служба. Поддержала мое решение только одна учительница, за что я ей очень благодарен, и моя, так сказать, дама сердца. Мама считала, что я зря отказываюсь, потому что там я бы научился стрелять — мало ли что пригодится в жизни. Однако она уважает мой выбор.

Спустя несколько дней меня попросили прийти к директору с законным представителем. Она провела небольшую беседу со мной и моей мамой: оказалось, что позиция директора такая же, как и у остальных. Главное, что в итоге от сборов меня все-таки освободили.

Сборы я должен был проходить в мае 2014 года, когда учился в десятом классе школы в Каменске-Уральском. В феврале нас всем классом водили на первоначальную постановку на воинский учет. Когда я узнал о предстоящих сборах, я был в шоке: что, это серьезно есть? Советский Союз какой-то. Первая мысль: наверное, заболею, с чего я вам что-то должен? Я думал, что можно не ехать, только заболев. То, что отказаться от сборов можно по убеждениям, я узнал позже.

Мама отнеслась к моему нежеланию идти на сборы спокойно: ну не хочешь и ладно, в армию ты все равно не пойдешь. Врач выписал мне справку на основании ВСД, я отдал ее классному руководителю. Подумал, что лучше буду в это время готовиться к ЕГЭ.

Одноклассники говорили, что на сборах было весело. Я отвечал: «Окей, вам весело, мне не весело, я не хочу этой фигней страдать». У меня уже тогда было внутреннее неприятие: это какие-то армейский штучки, ограничение моей свободы. Спасибо, не надо.

Мои одноклассники каждый день ездили на автобусе в воинскую часть в Травянке, притом сами платили за дорогу. Из положительного на сборах — никто их не бил. Из отрицательного — за ними там почти никто не следил. Все-таки десятый класс, несовершеннолетние, за них же должны нести ответственность.

Осенью в школе проходит День здоровья — вроде бы причем здесь милитаризм, а там постоянно стреляли из винтовки.

Весной, когда я учился на первом курсе направления юриспруденция СПбГУ, я пошел на встречу проекта «Движение сознательных отказчиков от военной службы» и с тех пор работаю в этой организации, консультирую призывников. Если говорить именно об отказах от военных сборов в школе по убеждениям совести, то этот способ используют единицы. Все считают, что проще заболеть, чем ругаться с директором. Да, все воспринимают это как ругань. Боятся последствий. Боятся, что им испортят аттестат.

Военные сборы проходили в мае 2014 года, когда я был в десятом классе, и нас предупредили о них за месяц. Я не очень хотел ехать, так как считал военную подготовку тупостью и пропагандой призывного рабства. Нам говорили, что призыв — это хорошо и что каждый мужчина обязан пройти армию. Использовались классические уловки вроде необходимости отдать долг родине, сопоставления родины и матери и так далее. На ОБЖ я отказывался разбирать оружие и маршировать. Учитель был адекватным человеком и не заставлял меня делать то, что я не хотел. Но я решил, что прогулять уроки и побегать на природе — это приемлемо, и поехал на сборы.

Они длились пять дней. Первые три дня сборы проходили на школьной спортивной площадке и спортивной площадке в лесу, на четвертый день было занятие на военной кафедре КХТИ (Казанский национальный исследовательский технологический университет. — Прим. ред.). В пятый день должны были пройти стрельбы из автоматов Калашникова на полигоне танкового училища в пригороде. Руководил сборами учитель ОБЖ, а на военной кафедре командовали их преподаватели.

В первые три дня не было ничего особенного: просто играли в футбол, волейбол, бегали по стадиону, подтягивались и отжимались. Мы ночевали дома и приходили в школу как на обычные уроки. На кафедре КХТИ нас усадили в класс, прочитали лекцию по военной истории и истории университета. Потом вывели на плац, который был на закрытой территории, и объявили начало занятия по строевой подготовке. Я ушел с построения, потому что меня взбесил тот факт, что я еще гражданский, а меня уже изолировали и мною уже командуют. Участвовать в стрельбах на следующий день я тоже отказался. Учитель и директор были, мягко говоря, недовольны моим решением, но учитель в итоге заступился за меня.

Вообще, я интересуюсь военной историей. Когда я стал в ней нормально разбираться, у меня сформировались пацифистские убеждения, ибо я понял, что война — это зло, а для нашей страны наша жизнь (жизни мужчин, что защищали страну) не стоит ничего.

Я учусь в коммерческом колледже и должен был пройти сборы в апреле 2016 года. В отличие от школы нам приходится платить за сборы — около 2250 рублей. Мне не хотелось на сборы. Я готовлюсь проходить альтернативную гражданскую службу, и у меня не было желания платить за то, что мне совершенно не нужно.

В одно время с тем, как начали раздавать договоры, я написал заявление об отказе на имя директора колледжа, в отделы образования по городу, субъекту, в отдел военного комиссариата, губернатору и уполномоченному по правам человека по области. Из военного комиссариата, колледжа и уполномоченного пришли ответы — о том, что от сборов отказаться нельзя. В учебной части мне сказали, что если я пропускаю сборы, то не смогу получить диплом об окончании учреждения. После долгого разговора они подключили еще и психолога колледжа, но мы в итоге ни к чему не пришли. Даже то, что я во время сборов официально был на больничном, мне не помогло.

В конце учебного года преподаватель по ОБЖ отказался выставлять мне оценку, сославшись на то, что я пропустил сборы, и сказал самому разбираться в учебной части. Там сказали что-то вроде: «Мы тебя предупреждали». Вместе с правозащитницей Еленой Поповой я составил жалобу на преподавателя и отправил ее в местные органы по образованию. Пришел ответ, что в действиях колледжа ничего противозаконного нет. На этом я решил закончить. В колледже сошлись на варианте, более-менее устраивающем обе стороны: я перевожусь на заочную форму обучения, что позволит мне избежать сборов.

За это время у меня сложилось убеждение, что законным путем сейчас от сборов никак не отказаться. Мне кажется, все успешные истории об отказах школьников участвовать в сборах объясняются тем, что их просто прикрывали руководители.

Об обязательности сборов

Есть совместный приказ Министерства обороны и Министерства образования от 2010 года, в соответствии с которым все молодые люди — десятиклассники и учащиеся колледжей — обязаны посетить пятидневные учебные сборы. Степень рьяности выполнения приказа, однако, не везде одинаковая, потому что вывезти детей куда-то — это очень хлопотно. Где-то военные сборы обязательны, где-то их может вовсе не быть.

Об отказе от военных сборов

Отказ от военных сборов в школе не массовое явление. Количество таких случаев за год я могу пересчитать по пальцам одной руки, но это не значит, что это не играет никакой роли. Здесь уместна параллель с прохождением альтернативной гражданской службы: мало людей пользуются правом на АГС, но закон об АГС имеет колоссальное моральное и правовое значение — он расширяет правовое пространство защищенности и свободы человека. Поэтому мне кажется очень важным то, что делают сегодня немногие молодые люди, которые подают заявления об отказе от сборов. Это пример того, что так делать можно.

О форме и сроках подачи заявления

Может быть несколько типов заявлений: заявление от самого человека, заявление от родителей и, как мне кажется, самый удачный вариант — коллективное заявление, например, от нескольких мальчиков или от нескольких семей. Мы заметили, что они оказывают более сильное давление. Заявление можно подать в любой момент, но лучше не делать этого слишком рано, скажем, за полгода до сборов, чтобы не было психологического давления со стороны учителя ОБЖ и администрации школы.

О том, куда писать заявление об отказе

Мне кажется логичным отправить заявление от отказе от сборов во все органы, которые принимают участие в их организации, и их начальству и указать всех адресатов в шапке письма. Если мы отправляем какому-то одному должностному лицу, начинается перекладывание ответственности. Когда вы пишете целому ряду должностных лиц, вы таким образом ставите в известность всю систему — и они должны будут найти кого-то, кто будет давать ответ по существу.

Я бы писала начальнику отдела военного комиссариата по тому району, где молодой человек состоит на первоначальном воинском учете или где он, скорее всего, будет стоять по достижении 18 лет. Дальше — начальству этого отдела — военному комиссару субъекта РФ.

Это же совместный приказ Министерства обороны и Министерства образования, так что я бы писала и директору школы, и — обязательно — начальству директора — в органы исполнительной власти по району и по субъекту, которые занимаются образованием.

Еще можно отправить заявление уполномоченному по правам человека в вашем регионе или — вместо него — уполномоченному по правам ребенка.

О содержании заявления

Читаем в Инструкции, зачем проводятся эти сборы. Это не спортивное соревнование, не олимпиада, там очень четко написано, что это подготовка к военной службе. Да, это в рамках предмета ОБЖ. Если человек говорит, что не может проходить военную службу в силу своих убеждений, то подготовка к военной службе тоже же им противоречит. Это логично. Чего я прошу? Освободить меня от сборов. Читаем, какие могут применяться меры, если человек не участвовал в сборах без уважительных причин. Ему выставляют оценку «неудовлетворительно». Мы просим не выставлять такую отметку, потому что полагаем, что неучастие в сборах по идейным убеждениям — это уважительная причина.

В Инструкции написано, что к сборам привлекаются «все граждане, обучающиеся в образовательных учреждениях и в учебных пунктах, за исключением имеющих освобождение от занятий по состоянию здоровья», то есть там ничего не говорится про освобождение от занятий по идеологическим причинам. Единственное — «по религиозным мотивам» можно отказаться от участия в стрельбе.

Но Инструкция не может ограничивать жизнь человека — она может ограничить только деятельность должностного лица. И конечно же, человек может отказываться от службы не только из-за соображений религии. Во второй главе Конституции РФ, которая является пересказом Всеобщей декларации прав человека, в Пакте о гражданских политических правах, предусмотрено право человека на свободу совести и право на убеждения.

Можно ссылаться на статью 18 Всеобщей декларации прав человека, статью 18 Международного пакта о гражданских и политических правах и статью 9 Европейской конвенции о правах человека — это о праве на свободу совести. Также можно сослаться на Конвенцию о правах ребенка, где отмечено, что ребенок имеет право иметь убеждения. Они могут быть даже отличными от убеждений родителей. Необязательно ссылаться на международное законодательство. Я это советую скорее, чтобы человек понимал, что за ним есть некая правовая позиция. Право на отказ от обязательной военной службы по убеждениям совести стало общепризнанным правом человека, которое напрямую связывается с правом на свободу совести и убеждений (образец заявления об отказе от сборов можно найти здесь.— Прим. ред.)

О действиях после подачи заявления

Что еще делать в сложной ситуации? Когда учителя угрожают, что наставят двоек, можно официально запросить выписку текущих оценок по определенным предметам. Это нужно на тот случай, если ученику потом вместо пятерок пририсуют двойки и колы и скажут, что, вообще-то, он был неуспевающим и сборы тут ни при чем. Понятно, что это гипертрофированная ситуация, но можно сделать это, чтобы исключить возможность фальсификации.

Ответ на заявление, по всей вероятности, не будет решением всего. Не надо отчаиваться, если он будет ни о чем, если там перечисление строчек из федерального законодательства или Инструкции. Бывает ответ в том духе, что вы должны пройти сборы. Бывают ответы с явно неправовыми вещами. Среди этих ответов рано или поздно встретится тот, где будет рациональное зерно, за которое мы можем зацепиться и двигаться дальше.

В Инструкции написано, что при уважительной причине пропуска сборов «организуются теоретическое изучение материалов учебных сборов и сдача зачетов». Я сталкивалась с ситуацией, когда молодому человеку предложили сдать реферат по теме, связанной со сборами. Ну он благополучно нашел материал в интернете, скомпоновал и сдал его, на этом его теоретическое обучение закончилось. Был и такой случай, что старшеклассник просто посещал занятия в школе во время сборов.

Военная подготовка в москве 2014