Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 октября 1998 г. N 6202/97 Договор купли-продажи акций, заключенный между банком и ЗАО, прикрывал залог акций, за счет которого банк вправе был получить удовлетворение в случае невозврата в срок кредита. Согласно статье 170 ГК РФ притворная сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку, является ничтожной. Судебные акты по делу подлежат отмене, иск ЗАО об истребовании неосновательно приобретенных акций — удовлетворению

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ
от 6 октября 1998 г. N 6202/97

См. также постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 мая 2001 г. N 7598/00

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение от 03.04.97, постановление апелляционной инстанции от 05.06.97 Арбитражного суда города Москвы по делу N 67-159 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 06.08.97 по тому же делу.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Закрытое акционерное общество «Промышленно-инвестиционная компания «Евроресурсы» (далее — компания) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к акционерному коммерческому банку «Диамант» (далее — банк) об истребовании неосновательно приобретенных акций.

Решением от 03.04.97 в иске отказано, поскольку акции приобретены банком на основании договора купли-продажи.

Постановлением апелляционной инстанции от 05.06.97 решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 06.08.97 решение и постановление оставил без изменения.

В протесте Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается названные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум считает, что решение и постановления подлежат отмене, а исковые требования — удовлетворению.

Согласно договору купли-продажи от 04.03.96 N 403/96.1 компания обязалась продать, а банк — купить за 500 000 000 рублей 977 641 акцию акционерного общества открытого типа «Нижневартовскнефтегаз» номинальной стоимостью 1 000 рублей каждая. Право собственности банка на акции возникает с момента регистрации его в реестре владельцев акций, после чего он обязан их оплатить.

Договор исполнен сторонами: банк зарегистрирован владельцем акций 13.03.96, сумма за акции перечислена компании мемориальным ордером от 01.04.96 N 99.

Одновременно стороны заключили договор купли-продажи от 04.03.96 N 403/96.2, по которому те же акции и в том же количестве подлежали обратному выкупу компанией у банка после 06.05.96 за 700 000 000 рублей. Этот договор в одностороннем порядке расторгнут банком в соответствии с пунктом 6.1 в связи с тем, что до указанного срока компания не перечислила денежные средства за акции.

Оба названных договора стороны определили в качестве неотъемлемой части договора о предоставлении кредитной линии от 14.03.96 N 7-KB. Согласно последнему договору банк предоставлял компании кредитную линию в сумме, не превышающей 3 000 000 долларов США, до 29.04.96. В обеспечение возврата кредита компания обязалась передать в собственность банка указанные акции на основании договора купли-продажи с правом обратного выкупа (пункт 1.4), которого компания лишалась в случае непогашения в срок задолженности по ссуде и процентам (пункт 4.1).

Мемориальным ордером от 14.03.96 N 2 банк зачислил на валютный счет компании 3 000 000 долларов США во исполнение договора о предоставлении кредитной линии. Компания использовала из них 500 000 долларов США, которые возвратила банку 16.05.96.

Изложенное указывает, что все три договора взаимосвязаны между собой. Суды без достаточных оснований придали каждому из них самостоятельное правовое значение. Не оценив юридической силы договора купли-продажи от 04.03.96 N 403/96.1, они признали его основанием возникновения у банка права собственности на приобретенные акции.

Компания ссылается на то, что ее и банка волеизъявление было направлено на залог акций.

То, что стороны не имели в виду передавать акции в собственность друг друга на основании договоров купли-продажи, подтверждается следующими обстоятельствами: ссылкой в договоре о предоставлении кредитной линии на обеспечительный характер продажи акций с правом обратного выкупа; установлением продажной цены акций ниже их номинальной стоимости; правом обратного выкупа акций по наступлении срока погашения кредита и исполнения обязательств по его возврату.

Таким образом, договор покупки акций банком у компании прикрывал залог акций, за счет которого банк вправе был получить удовлетворение в случае невозврата в срок кредита.

Согласно статье 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку, является ничтожной.

Договор купли-продажи от 04.03.96 N 403/96.1 как ничтожный вследствие притворности не мог породить у банка право собственности на акции.

Стороны вправе были обеспечить исполнение кредитных обязательств залогом акций, поэтому признание судом ничтожным условия об обеспечительном характере купли-продажи акций в договоре о предоставлении кредитной линии необоснованно.

Учитывая, что стороны имели в виду залог, к сделке с акциями в силу пункта 2 статьи 170 Кодекса должны применяться правила о залоге.

Удерживать акции в качестве залога банк не вправе, поскольку кредит компанией возвращен.

Следовательно, у банка не имеется установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований для сбережения акций как неосновательно приобретенных в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит удовлетворению, а состоявшиеся по делу судебные акты — отмене как незаконные и необоснованные.

По-видимому, в источнике документа пропущена строка

Уплаченные за акции 500 000 000 рублей следует возвратить банку.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187-189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение от 03.04.97, постановление апелляционной инстанции от 05.06.97 Арбитражного суда города Москвы по делу N 67-159 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 06.08.97 по тому же делу отменить.

Обязать акционерный коммерческий банк «Диамант» возвратить закрытому акционерному обществу «Промышленно-инвестиционная компания «Евроресурсы» 977 641 акцию акционерного общества открытого типа «Нижневартовскнефтегаз» номинальной стоимостью 1 000 неденоминированных рублей каждая, переданных по договору купли-продажи от 04.03.96 N 403/96.1

Взыскать с закрытого акционерного общества «Промышленно-инвестиционная компания «Евроресурсы» в пользу акционерного коммерческого банка «Диамант» уплаченные за акции 500 000 деноминированных рублей.

Председатель Высшего Арбитражного Суда

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Правовой режим приобретения акционерным обществом собственных акций

(Могилевский С. Д., Егорова М. А.) («Гражданское право», 2013, N 1) Текст документа

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ПРИОБРЕТЕНИЯ АКЦИОНЕРНЫМ ОБЩЕСТВОМ СОБСТВЕННЫХ АКЦИЙ

С. Д. МОГИЛЕВСКИЙ, М. А. ЕГОРОВА

Могилевский Станислав Дмитриевич, декан юридического факультета им. М. М. Сперанского Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, заведующий кафедрой предпринимательского и корпоративного права, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

Егорова Мария Александровна, доцент кафедры предпринимательского и корпоративного права юридического факультета им. М. М. Сперанского Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, кандидат юридических наук.

В статье анализируются правовые последствия приобретения акционерным обществом собственных акций. Выявляется правовая природа сохранения оборотоспособности акций при их приобретении эмитентом, которая связывается со сложной правовой сущностью акции как объекта гражданских прав.

Ключевые слова: хозяйственное общество, ценные бумаги, абсолютные, корпоративные и обязательственные права, акции хозяйственного общества, совпадение должника и кредитора в одном лице, прекращение обязательств.

Legal regime of the joint stock company purchasing its own shares S. D. Mogilevsky, M. A. Egorova

The article analyzes legal consequences of a joint stock company purchasing its own shares. It reveals the legal nature of saving the turnover of shares at their purchase by the issuer that is associated with legal nature of the share as the object of civil right.

Key words: economic entity, securities, absolute, corporate and contractual rights, shares of economic entity, the debtor and creditor in one person, termination of obligations.

Возможность приобретения ценных бумаг их эмитентами в ряде случаев предусматривается законодательством. Наиболее ярким примером этой ситуации может служить приобретение акционерным обществом собственных акций. Отечественное гражданское законодательство предусматривает несколько оснований для приобретения собственных акций акционерным обществом. В исключительных случаях временно акции общества могут оказаться на его балансе (в его собственности): 1) неоплаченные акционерами акции — до момента реализации акций, но не позднее одного года после их приобретения обществом (ч. 4, 5 п. 1 ст. 34 ФЗ об АО) ; 2) приобретенные акционерным обществом — до момента их погашения, которое осуществляется при их приобретении, или до момента реализации акций, но не позднее одного года после их приобретения обществом (гл. IX, ст. 72, ФЗ об АО); 3) выкупленные акционерным обществом по требованию акционеров — до момента их погашения, которое осуществляется при их приобретении, или до момента реализации акций, но не позднее одного года после их приобретения (выкупа) обществом (гл. IX, ст. 75, п. 6 ст. 76 ФЗ об АО). В. В. Долинская отмечает, что «нарекания вызывает несовпадение терминологии, за которым… стоит неоднозначная квалификация прав акционерного общества: ч. 4, 5 п. 1 ст. 34 ФЗ об АО — к обществу переходит право собственности; ст. 72, 73 ФЗ об АО — общество приобретает акции; ст. 76 ФЗ об АО — общество выкупает акции; акции поступают в распоряжение общества» . В любом случае, акции переходят в собственность их эмитента вне зависимости от того, что является основанием этого перехода — норма закона, гражданско-правовая сделка или судебное решение. ——————————— Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — ФЗ об АО) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1. См.: Майфат А. В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования: Монография. М., 2006. С. 134; Кузнецова Л. В. Спорные вопросы прекращения обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице // Вестник ВАС РФ. 2008. N 11. С. 21.

Правовой режим приобретения обществом собственных акций имеет несколько особенностей. Во-первых, это правовые последствия возвращения акций их эмитенту. Различные правовые системы по-разному решают этот вопрос. Во Франции приобретенные юридическим лицом облигации аннулируются без права последующей эмиссии; в Великобритании и Нидерландах погашение ценных бумаг также возможно, но только в случаях, предусмотренных уставом компании; в США и Германии выкупленные ценные бумаги могут быть в дальнейшем вновь размещены компанией. В других странах при отсутствии прямого императивного запрета на приобретение собственных ценных бумаг обществом существуют специальные ограничения. Например, в Италии, Испании и Бельгии такой выкуп возможен только за счет прибыли или свободных ресурсов компании . Отечественный законодатель предусматривает два варианта возможного развития событий при приобретении акций их эмитентом: 1) погашение акций, что фактически соответствует их окончательному выводу из гражданского оборота и аналогично уничтожению имущества (поскольку в соответствии со ст. 128 ГК РФ ценные бумаги, а именно таковыми и являются акции, признаются разновидностью вещей); 2) реализация акций, практически означающая их возмездное отчуждение в пользу иных лиц и возвращение ценной бумаги в гражданский оборот. ——————————— См.: Комментарий к Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» (постатейный) / С. М. Айзин, О. М. Оглоблина, С. В. Соловьева и др.; Под ред. М. Ю. Тихомирова. 4-е изд., перераб. и доп. // СПС «КонсультантПлюс» (автор комментария — С. В. Соловьева).

Во-вторых, Законом предусматривается некоторый период времени, в течение которого акции сохраняют свою оборотоспособность. В течение этого периода акции фактически оказываются временно изъятыми из обращения и находятся в собственности их эмитента. Подобное положение практически аналогично возврату векселя основному должнику (векселедателю-трассанту). Длительность этого периода в соответствии с Законом не может составлять более одного года (п. 1 ст. 34 ФЗ об АО). Необходимость в установлении такого срока связана в первую очередь с тем, что законодатель лишь устанавливает отсрочку в наступлении последствий, связанных с выводом акций из оборота (погашением) или, напротив, с их возвращением в гражданский оборот (реализация третьим лицам), предоставляя обществу право распорядиться перешедшими к нему долями с тем, чтобы избежать уменьшения уставного капитала . ——————————— Кузнецова Л. В. Спорные вопросы прекращения обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице // Вестник ВАС РФ. 2008. N 11. С. 22 — 23.

В литературе отсутствует единый подход к решению вопроса о сохранности акций, приобретенных обществом, поскольку существует достаточно распространенное мнение, что при возврате акций в собственность они прекращают свое существование в результате совпадения должника и кредитора в одном лице. Сторонницей этой концепции является Л. В. Кузнецова, которая, исследуя правовую природу «корпоративного правоотношения организационно-обязательственного характера», приходит к заключению, что «приобретение обществом собственных акций или долей влечет за собой безусловное прекращение прежде всего обязательственной составляющей корпоративных правоотношений в силу положений ст. 413 ГК РФ» . Такой вывод автор делает, исходя из дифференциации в корпоративном отношении организационного элемента, в том числе права на участие в управлении делами общества и получение информации о его деятельности ; и обязательственного элемента, включающего правоотношения, связанные с выплатой дивидендов (распределением прибыли) или получением сообразной части имущества при ликвидации хозяйственного общества. Связывая возможность прекращения обязательства только с наличием обязательственной связи, она в итоге приходит к заключению, что совпадение должника и кредитора также распространяется и на организационной элемент правоотношения, в результате чего любые правоотношения при приобретении акций их эмитентом, по ее мнению, прекращаются в результате confusio (совпадения должника и кредитора в одном лице). Обязательства с участием третьих лиц, приобретающих права на акции (доли) общества, должны расцениваться как новые, и новыми также должны признаваться продаваемые акции общества. ——————————— В. В. Бациев более точно характеризует данный элемент правоотношения как «корпоративные права» (см.: Бациев В. В. Практический комментарий отдельных положений главы 26 Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательства (за исключением положений о зачете) // Арбитражные споры. 2007. N 4. С. 18). Синенко А. Ю. Эмиссия корпоративных ценных бумаг: правовое регулирование, теория и практика. М.: Статут, 2002. С. 148.

Однако далее автор признает, что автоматического прекращения правоотношений все же произойти не может по той причине, что основанием для погашения обязательств все-таки является дополнительная сделка — решение органами управления общества о погашении акций и что такое «погашение» никак не связано с прекращением обязательств между участником и хозяйственным обществом. Возникает вопрос: какова судьба акций, приобретенных эмитентом, в течение одного года после их приобретения в случае, если они не погашены на основании решения органов управления юридического лица или не реализованы третьим лицам? Уже сама возможность реализации приобретенных эмитентом акций, которые как объекты гражданских прав возникают с момента государственной регистрации их выпуска, после чего в их отношении могут совершаться различные гражданско-правовые сделки (в том числе и приобретение и выкуп их самим обществом), свидетельствует о том, что их существование не прекращено, а их оборотоспособность временно приостановлена. Собственные акции общества, оказавшиеся у него по установленным законом основаниям, не перестают выступать в обороте в качестве объектов гражданских прав. С этим соглашаются даже сторонники отождествления момента возникновения акций и момента их приобретения, указывая, что в данном случае «на уровне закона закрепляется приостановление существования прав из бумаги, но сам объект права (ценная бумага) не исчезает по причине совпадения кредитора и должника в одном лице» . В данном случае точнее было бы говорить не о «приостановлении прав», что достаточно сложно даже теоретически себе представить не только в отношении относительных, но также и в отношении абсолютных прав, а о приостановлении возможности реализации прав, удостоверенных ценной бумагой, по причине экономической нецелесообразности, свойственной confusio как способу прекращения обязательства. Таким образом, права и обязанности по собственным акциям, приобретенным обществом, сохраняют свою оборотоспособность, но тем не менее временно изымаются из оборота вплоть до момента осуществления дополнительной сделки в виде решения компетентного органа управления общества, направленной либо на их погашение, либо на их отчуждение третьим лицам. ——————————— См.: Бациев В. В. Указ. соч. С. 19.

В случаях, когда приобретение или выкуп обществом собственных акций осуществляется при отсутствии обязанности по их погашению, прекращение удостоверенных акциями имущественных прав в момент приобретения акций обществом не происходит. Следовательно, и прекращение корпоративных правоотношений наступает не в момент приобретения обществом доли, а в момент ее погашения в результате реализации решения об уменьшении уставного капитала . В литературе в отношении других ценных бумаг — облигаций — отмечается, что правовой режим ценных бумаг вообще и облигаций в частности включает ряд специальных правил, которые изменяют общий порядок исполнения и перенесения обязательств. В связи с этим, поскольку право требования, вытекающее из ценной бумаги, сливается с правом собственности на эту ценную бумагу («право овеществляется в бумаге»), оно становится все менее зависимым от личности кредитора. В результате стало возможным появление ценных бумаг на предъявителя, поэтому приобретение эмитентом собственных облигаций на вторичном рынке без намерения прекратить облигационное обязательство не приводит к совпадению кредитора и должника в одном лице . ——————————— Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: В 3 т. / И. В. Бандурина, А. В. Демкина, Л. Г. Ефимова и др.; Под ред. П. В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011. Т. 2. С. 254 (автор комментария — Л. Г. Ефимова). Если абсолютный характер вещного правоотношения не вызывает сомнений и является хрестоматийным примером абсолютного правоотношения, то взгляд на корпоративное правоотношение как разновидность абсолютного правоотношения до настоящего времени является предметом острых научных дискуссий. В пользу признания корпоративных отношений в качестве абсолютных правоотношений, в частности, высказывались Р. С. Фахрутдинов (см.: Фахрутдинов Р. С. Правовые проблемы уступки доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 11 — 14) и Р. Р. Ушницкий (см.: Ушницкий Р. Р. К дискуссии о правовой форме корпоративного правоотношения // Предпринимательское право. 2011. N 4. С. 2 — 3). Представляется, что именно абсолютный характер корпоративного отношения определяет всю специфику правового регулирования этой группы отношений, а также детерминирует необходимость наличия автономного правового аппарата гражданско-правовой защиты, существенно отличающегося от способов защиты вещных и обязательственных прав участников гражданского оборота.

Следует отметить, что отношения, складывающиеся при приобретении акций, имеют сложный состав. Акция по смыслу ст. 128 ГК РФ в обороте предстает как разновидность вещи (имущества). В соответствии с этим собственник в отношении акций обладает всей совокупностью правомочий права собственности, т. е. является субъектом вещного правоотношения. Но эти же акции обеспечивают возможность участия ее собственника в корпоративном правоотношении, содержание которого составляют: 1) право членства в обществе; 2) право управления делами общества; 3) право на получение информации о деятельности общества. Кроме того, собственник акции имеет право на выплату дивидендов, распределение прибыли общества, а также на получение части имущества общества при его ликвидации. Данные правомочия представляют собой права требования в обязательственном правоотношении. Сложная правовая природа акции, которая одновременно опосредует участие одного и того же субъекта как в абсолютных (вещном и корпоративном) , так и в относительном (обязательство) правоотношениях, и является основанием для невозможности прекращения этих правоотношений при совпадении in una persona эмитента акций (хозяйственного общества) и его приобретателя (того же хозяйственного общества), ибо правовая сущность совпадения должника и кредитора действует только в отношении обязательственной связи, а для прекращения абсолютного правоотношения необходима дополнительная правопрекращающая сделка, в качестве которой в данном случае выступает решение компетентных органов юридического лица о погашении акций или об их реализации. ——————————— Синенко А. Ю. Указ. соч. С. 148.

В литературе отмечается, что акции, приобретенные их эмитентом, находятся в «замороженном» состоянии, состоянии временного «омертвления» прав . Более точно было бы говорить о временном изъятии приобретенных обществом собственных акций из оборота. Необходимость такой меры кроме теоретических оснований имеет достаточно веские практические причины. Без использования механизма временного изъятия акций из обращения прекращение существования акции в результате ее выкупа эмитентом может повлечь уменьшение уставного капитала на сумму ее номинальной стоимости. С другой стороны, механизм приобретения (выкупа) акций самим обществом является важным средством корпоративной защиты интересов участников общества, особенно миноритарных акционеров. Поэтому вместо установления прямого запрета на всякое приобретение обществом размещенных ранее акций в целях сохранения уставного капитала общества законодатель предпочел использовать механизм сохранения акций в виде «квазиакций» с номинальной стоимостью и возможностью последующего возобновления их полной оборотоспособности при отчуждении третьим лицам, что позволяет эмитенту сохранить правовые механизмы воздействия на структуру собственного акционерного капитала. Кроме того, сохранение акций в виде ограниченно оборотоспособных ценных бумаг позволяет существенно снизить риски злоупотреблений со стороны исполнительных органов юридического лица. ——————————— См.: Гамзин Ю. Купить свои акции // ЭЖ-Юрист. 2006. N 38. См.: Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации / О. Р. Зайцев, А. А. Маковская, Л. А. Новоселова и др.; Под ред. Л. А. Новоселовой, М. А. Рожковой. М.: Статут, 2009. Вып. 9. С. 68. См.: п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Вестник ВАС РФ. 2004. N 1.

В связи с этим возникает вопрос: насколько ограничена оборотоспособность акций, приобретенных их эмитентом? Наиболее ярко этот вопрос может быть освещен на примере правового режима залога таких акций. В литературе мнения диаметрально различны. Одни полагают, что залог акций, приобретенных акционерным обществом, невозможен . Другие, напротив, придерживаются позиции, согласно которой залог возможен, обосновывая это тем, что договор залога относится к договорам, предполагающим реализацию имущества — предмета залога, а также ссылаясь на то, что в ч. 2 п. 3 ст. 72 ФЗ об АО не сказано о том, что в отношении акций возможно заключение только лишь договора купли-продажи, более того, этот договор может быть заключен по истечении года с даты приобретения акций. Следовательно, в течение указанного года общество может распоряжаться акциями и иным образом, в том числе путем передачи в залог . ——————————— См., напр.: Постановление Президиума ВАС РФ от 1 февраля 2000 г. N 5784/99; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 7 августа 2008 г. по делу N А29-6670/2007 // СПС «КонсультантПлюс». См.: Постановление ФАС Московского округа от 12 июля 2006 г. N КГ-А41/6060-06 // СПС «КонсультантПлюс».

Если исходить из того, что практический смысл ограничения оборотоспособности акций, приобретенных их эмитентом, заключается в сохранении уставного капитала и представляет собой один из способов защиты корпоративных прав, то вполне естественно предположить, что перечень возможных вариантов действий общества в отношении приобретенных им собственных акций представлен в Законе в виде закрытого перечня, а именно общество имеет только две возможности распоряжения приобретенными собственными акциями — их погашение или их реализацию третьим лицам. Допустить иное — означало бы нарушить требования закона (ст. 34, 72, 76 ФЗ об АО). В силу этих норм указанные акции, пока они находятся на балансе общества, не участвуют в голосовании, не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляются дивиденды, т. е. общество не может осуществлять право пользования ими . Данные нормы с учетом правовой сущности данного вида отношений следует квалифицировать в качестве императивных. Этого же подхода придерживается Пленум ВАС РФ, который указал, что общество не вправе передавать находящиеся в его собственности акции в залог, отчуждать их безвозмездно или по цене более низкой, чем указана в Законе (ниже номинальной стоимости). Сделки, заключенные обществом с нарушением указанных ограничений, являются ничтожными. Потребность гражданского оборота в стабильности уставного капитала общества, являющегося гарантирующим элементом обеспечения требований должников общества на случай его возможной несостоятельности и последующей ликвидации, объясняет возможность реализации акций, приобретенных эмитентом, даже после пропуска установленного законом срока их ограниченной оборотоспособности. В этом случае пропуск обществом срока для реализации собственных акций не влечет недействительности сделки по их продаже. ——————————— См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23 июля 2009 г. по делу N А53-8378/2008-С1-21 // СПС «КонсультантПлюс».

В-третьих, еще одной составляющей правового режима приобретения собственных акций акционерным обществом является возможность сохранения акций в качестве потенциально оборотоспособной вещи в период ее пребывания в собственности эмитента, которую Закон связывает с рядом ограничений, установление которых необходимо в первую очередь в целях защиты прав участников хозяйственного общества-эмитента. Прежде всего согласно ст. 72 ФЗ об АО общество вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания акционеров об уменьшении уставного капитала общества путем приобретения части размещенных акций в целях сокращения их общего количества только в случаях, если это предусмотрено уставом общества. Если такое право не предусмотрено уставом общества, корпорация в принципе не имеет права на выкуп собственных акций даже в случае, если имеется решение компетентных органов управления юридического лица. Другим ограничением для приобретения акций является установление лимита объема приобретаемых обществом акций от общего объема их эмиссии. В соответствии с ч. 2 ст. 72 ГК РФ общество не вправе принимать решение о приобретении им собственных акций, если номинальная стоимость акций общества, находящихся в обращении, составит менее 90% от уставного капитала общества. Таким образом, в целях сохранения структуры юридического лица закон устанавливает границу объема возможного ограничения оборотоспособности акций общества — 10%. Установление такого ограничения связано с возможностью выхода общества из-под контроля управления его участников. При отсутствии такого ограничения общество имело бы возможность приобрести весь объем своих акций, что практически привело бы к парализации его деятельности и потенциально могло бы полностью дестабилизировать гражданский оборот. Поэтому все сделки, заключение которых привело или может привести к снижению общего количества акций, находящихся в обращении, до уровня ниже 90%, следует считать ничтожными как не соответствующие требованиям закона (ст. 168 ГК РФ). При этом не имеет значения, на какое количество акций эти сделки совершены. Статья 73 ФЗ об АО устанавливает ограничения, связанные с моментом приобретения размещенных обществом акций, которые различны для обыкновенных и для привилегированных акций. Кроме того, ч. 1 ст. 34 ФЗ об АО регламентирует ограничения на размер приобретаемых акций, которые также связаны с потребностью сохранения общего уставного капитала. В случае если рыночная стоимость акций ниже их номинальной стоимости, эти акции должны быть реализованы по цене не ниже их номинальной стоимости. В случае если акции не будут реализованы обществом в течение одного года после их приобретения, общество обязано в разумный срок принять решение об уменьшении своего уставного капитала путем погашения таких акций.

Залог акций

АО выдает заем физику-акционеру под залог акций этого же АО. Через некоторе время заем не возвращается.

Стороны договорились, что физик-акционер отдает АО (залогодержателю) акции в счет долга. Оформляется передаточное распоряжение.

Получается АО приобретает свои собственные акции на баланс.

Как тут быть со ст.72 ФЗ АО. Получается нарушение закона?

В данном случае мы нарушаем права других акционеров?

Исходя из этого АО не имеет право брать свои собственные (ранее размещенные акционерам) акции в залог?

Ответы юристов (1)

Добрый день, Ирина.

Пункт 2 ст. 72 ФЗ «Об акционерных обществах» устанавливает, что общество, если это предусмотрено его уставом, вправе приобретать размещенные им акции по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества, если в соответствии с уставом общества совету директоров (наблюдательному совету) общества принадлежит право принятия такого решения.

Общество не вправе принимать решение о приобретении обществом акций, если номинальная стоимость акций общества, находящихся в обращении, составит менее 90% их уставного капитала общества.

При этом во внимание принимаются все сделки, поскольку при покупке обществом акций у своих акционеров 90% их общего количества должно оставаться в обращении.

Акции, приобретенные обществом, не предоставляют права голоса, они не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляются дивиденды.

Такие акции должны быть реализованы по цене не ниже их рыночной стоимости не позднее одного года с даты их приобретения.

Решением о приобретении акций должны быть определены категории (типы) приобретаемых акций, количество приобретаемых обществом акций каждой категории (типа), цена приобретения, форма и срок оплаты, а также срок, в течение которого осуществляется приобретение акций.

Если иное не установлено уставом общества, то оплата акций при их приобретении осуществляется деньгами. Срок, в течение которого осуществляется приобретение акций, не может быть менее 30 дней.

Цена приобретения обществом акций определяется в соответствии со ст. 77 указанного закона.

Каждый акционер — владелец акций определенных категорий (типов), решение о приобретении которых принято, вправе продать указанные акции, а общество обязано приобрести их.

Таким образом, возможность приобретения своих акций закреплена в законе об АО. Однако, как показано выше, в соответствии с определенной процедурой.

Рассматриваемый вами способ приобретения акций, через залог, фактически прикрывает собой сделку купли-продажи акций, и в порядке п.2 ст.170 ГК РФ представляет собой притворную сделку, а значит ничтожную, не имеющую правовых последствий.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна.

К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.
Учитывая то, что происходит приобретение акций, нарушен порядок такого приобретения, а с учетом того, что задеты интересы третьих лиц (иных акционеров), данная сделка в порядке п.2 ст.168 ГК РФ также является ничтожной сделкой.

Представляется, что любой акционер вправе обратиться с иском о применении последствий ничтожности указанной сделки. Кроме того, если обществу были причинены убытки, потребовать от виновных лиц их возмещения в порядке ст.71 ФЗ «Об АО».

На практике достаточно сложно оценить вероятность подачи такого иска, особенно если акции были приобретены по рыночной цене и впоследствии реализованы третьим лицам.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Залог приобретаемых акций

Банк ВТБ готов выделить китайской компании CEFC («Хуасинь») кредит на покупку пакета акций компании «Роснефть» под залог приобретаемых бумаг, рассказал в интервью «Интерфаксу» первый заместитель президента — председателя правления ВТБ Юрий Соловьев.

«Если компания CEFC захочет взять у нас деньги, мы готовы, условия мы им дали, у них есть выбор — они могут брать у нас, могут брать еще у кого-то. Решение остается за компанией CEFC», — подчеркнул Соловьев.

По его словам, ВТБ готов принять на себя такой риск, так как банку комфортно работать с акциями «Роснефти».

«Нам очень комфортно с таким инструментом, как акции «Роснефти», очень комфортно с фундаментальной стоимостью акций «Роснефти» и уровнем развития компании, уровнем ее благонадежности и фундаментальной ценности в долгосрочной перспективе, поэтому мы готовы кредитовать под ее акции стратегических покупателей», — пояснил первый замглавы ВТБ.

В начале сентября консорциум, в который входят швейцарская Glencore и катарский инвестфонд QIA, объявил о продаже CEFC большей части принадлежащего ему пакета акций «Роснефти». В середине октября условия сделки были уточнены — в обмен на €3,9 млрд и примерно $4,6 млрд CEFC должна стать владельцем 14,16% акций «Роснефти», после чего Glencore и QIA сохранят доли в капитале «Роснефти» в размере 0,5% и 4,8% соответственно.

По данным Reuters, $4 млрд CEFC планирует выплатить из собственных средств, а еще $5 млрд занять, при этом в качестве возможного кредитора был назван ВТБ. 13 октября глава ВТБ Андрей Костин заявил, что банк может предоставить кредит китайской компании CEFC для покупки доли «Роснефти».

«Мы готовы это сделать, если такой интерес есть, потому что это достаточно интересная сделка», — сказал Костин.

«Роснефть» объяснила участие ВТБ в сделке по приватизации пакета акций компании

Представитель нефтяной компании Михаил Леонтьев заявил, что участие ВТБ «позволило избежать волатильности на рынке»

Москва. 17 января. INTERFAX.RU — Участие ВТБ в сделке по приватизации 19,5% акций «Роснефть» позволило избежать волатильности на рынке. «В рамках сделки все цели были достигнуты полностью, но в ходе нее решались самые разные зачади, в частности, надо было избежать различных эксцессов», — сообщил «Интерфаксу» пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев.

«Такая последовательность объясняется тем, что в частности, одной из задач было избежание волатильности на валютном рынке», — пояснил он.

В декабре было подписано соглашение о покупке консорциумом инвесторов в составе суверенного фонда Катара (Qatar Investment Authority, QIA) и швейцарского трейдера Glencore 19,5% акций «Роснефти» у госхолдинга «Роснефтегаз» за 692 млрд рублей (10,2 млрд евро). QHG Shares Pte. Ltd., зарегистрированное в Сингапуре, получило право распоряжаться 19,5% акций НК «Роснефть».

Ранее газеты «Ведомости» и РБК написали со ссылкой на документы нового акционера «Роснефти», что 15 декабря ВТБ выдал сингапурской QHG Shares Limited (СП Glencore и QIA) кредит на 692 млрд руб. (10,2 млрд евро) под залог приобретаемых акций российской НК. Уже 22 декабря права требования по кредиту вместе с обеспечением перешли к самому «Роснефтегазу». Консорциум Glencore и QIA 3 января стал владельцем доли в «Роснефти». «Роснефтегаз» снял залог с акций. На каких условиях ВТБ выдавал кредит и за сколько у него выкупал права требования «Роснефтегаз», в документах не говорится.

Залог приобретаемых акций